Договор дарения под условием: Договор дарения под условием: может ли даритель указать в дарственной отлагательные или отменительные требования и допустимо ли встречное обязательство одаряемого по сделке на основании ГК РФ

Содержание

Договор дарения: учитесь дарить правильно

Договор дарения: учитесь дарить правильно

Договор дарения является одним из распространенных способов передачи права собственности на недвижимость. Но бывает и так, что граждане, решившие подарить свою квартиру родственникам, попадают в печальный список оказавшихся на улице дарителей. Каждый думает, что с ним такого точно не произойдет, уж его-то родственники люди честные, никогда так не поступят. К сожалению, очень часто люди потом винят себя в излишней наивной вере в порядочность. Потом, когда уже слишком поздно…

Гражданский кодекс Российской Федерации позволяет оформить договор дарения недвижимого имущества в простой письменной форме или у нотариуса. Зачастую люди выбирают простую письменную форму, не догадываясь о последствиях такой сделки. Многие не знают, например, о том, что как только переход права собственности регистрируется в Росреестре, все права на объект недвижимости переходят к новому собственнику. И по закону он имеет полное право распоряжаться квартирой по своему усмотрению: выселить предыдущего собственника, сдать или продать квартиру.

Пожилые люди в большинстве своем далеки от юридических вопросов и искренне полагают, что, подарив квартиру, смогут остаться в ней жить. Часто они путают дарственную и завещание. Иногда дарение совершают вместо завещания, когда хотят, по каким-либо причинам, лишить недостойных, по мнению наследодателя, родственников права на обязательную долю в наследстве. Бывает, пожилые люди и вовсе подписывают бумаги, не читая их. Иные осознают последствия сделки, но твердо уверены в порядочности своих родственников и убеждены, что те, в благодарность за подарок позволят им спокойно проживать в квартире, которая стала предметом дарения. К сожалению, случаи, когда ожидания не оправдываются, не редкость.

Для того чтобы не попасть в ловушку собственной неосведомленности, можно обратиться к нотариусу. В его обязанности входит подробное объяснение сути заключаемого договора и всех последствий сделки. Некоторые после посещения нотариуса отказываются от идеи заключать договор дарения и выбирают другой способ передачи недвижимости родственнику. А как же поступить, если хочется подарить, но не хочется искушать судьбу и рисковать?

Недавно на сайте Федеральной нотариальной палаты появился очерк о 98-летней москвичке Екатерине Ильиничне (имя изменено), которая обратилась в одну из нотариальных контор для того, чтобы передать имеющуюся у нее двухкомнатную квартиру в центре столицы своему внуку по договору дарения. Екатерина Ильинична хотела иметь возможность и далее проживать в своей квартире, при этом иметь гарантии того, что внук не выселит ее после того, как станет полноправным собственником. Поэтому вместе с договором дарения был подписан договор безвозмездного пользования, который заключался под отлагательным условием и вступил в силу с момента государственной регистрации перехода права собственности на переданную в дар квартиру на имя внука

Нотариус Москвы Екатерина Лексакова рассказала о нюансах заключения договора дарения и объяснила, как организовать дарение так, чтобы не остаться без крыши над головой на примере опубликованной истории.

Согласно ГК РФ договор дарения не может содержать условие о наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства. Вместе с тем, инструментарий гражданского законодательства позволяет в соответствии с положениями о свободе договора заключить договор, содержащий элементы различных договоров — в данном случае дарения и последующего безвозмездного пользования с отлагательным условием. Росреестр регистрирует переход права и, согласно законодательству, правовую экспертизу нотариального удостоверенного акта не производит. Ответственность за удостоверенный договор лежит на нотариусе. «Отлагательное условие, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит — в данном случае государственная регистрация перехода права собственности на квартиру. Объект (в данном случае квартира) может быть передан по договору безвозмездного пользования только после регистрации права собственности. Указание на срок в договоре позволяет использовать нормы, защищающие того, кому в пользование передано имущество и гарантировать невозможность расторжения договора», — комментирует Екатерина Лексакова.

Формально, по закону, это возможно — список причин перечислен в ст.698 ГК РФ: ссудодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора безвозмездного пользования в случаях, когда ссудополучатель:

· использует вещь не в соответствии с договором или назначением вещи;

· не выполняет обязанностей по поддержанию вещи в исправном состоянии или ее содержанию;

· существенно ухудшает состояние вещи;

· без согласия ссудодателя передал вещь третьему лицу.

«Реально же, в случае, когда в одном договоре прописано и дарение, и безвозмездное пользование между бабушкой 98 лет и внуком, понятно, что доказывание факта ухудшения переданной квартиры без его согласия или иных фактов, влекущих за собой досрочное расторжение будет, по меньшей мере, затруднительным до его практической невозможности (не юридической)», — поясняет Екатерина Олеговна.

Ренту стороны заключать не предполагали, не было необходимости — у Екатерины Ильиничны высокая пенсия, также имеются денежные накопления. Квартиру женщина хотела именно подарить. Ведь квартира в самом центре столицы — это дорогой актив, и никакими ежемесячными переводами неких сумм стоимость собственнику в столь преклонном возрасте компенсирована быть не может. Договор купли-продажи тоже не подходил, так как о возмездном отчуждении речи не было. Екатерина Ильинична хотела по закону, с отражением прав каждой из сторон, проживать в своей уже бывшей квартире, не будучи ничем и никем стесненной в пользовании ею.

Переход права собственности по конкретному договору был произведен Росреестром в трехдневный срок, согласно нормативному сроку для нотариально удостоверенных сделок, поданных на регистрацию на бумажном носителе.

Сейчас новый собственник — внук Екатерины Ильиничны, занялся хозяйством. Он производит замену окон и делает ремонт для передачи в пользование квартиры своей бабушке. Внук Екатерины Ильиничны занимается благоустройством квартиры с благодарностью и уверенностью в завтрашнем дне, подкрепленной зафиксированными договоренностями.

Законность договора дарения с условием о праве проживания дарителя

В юридической доктрине и в судебной практике отсутствует единообразный подход к квалификации договора дарения недвижимого имущества, содержащего условие о праве пользования прежним собственником подаренным жилым помещением после состоявшегося перехода права собственности.

Согласно п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречного исполнения такой договор уже нельзя квалифицировать как договор дарения.

Таким образом, ключевой вопрос в данном случае: является право проживания прежнего собственника встречным обязательством или же условием, на котором имущество передается в дар?

Как показывает практика, у судов в настоящее время нет единообразной позиции по данному вопросу. Так, Московский городской суда в апелляционном определении от 12.01.2017 № 33-1137/17 установил, что предоставление дарителю такого права (проживания) не является встречным исполнением со стороны одаряемого, а представляет собой условие, на котором квартира передается в дар. Даритель имеет право проживать в подаренной квартире и при последующей ее продаже.

Также ст. 157, п. 1 ст. 432 ГК РФ разрешают согласовывать в договоре такое существенное условие, как право дарителя на проживание (как на определенный срок, так и бессрочно (сделка, совершенная под условием)).

Однако в судебной практике встречается и кардинально противоположный подход, согласно которому договор дарения с условием о праве пользования помещением прежним собственником признается мнимым или притворным, поскольку такое условие свидетельствует о том, что воля дарителя на самом деле не была направлена на безвозмездную передачу жилья в собственность одаряемому. То есть такое условие расценивается как встречное исполнение.

При разрешении споров суды обращают внимание на то, следует ли из договора дарения условие о том, что передача имущества в дар поставлена в зависимость от сохранения права проживания дарителя в отчуждаемом имуществе. Если такая зависимость есть, то такой договор не будет признан дарением и к нему будут применяться правила о недействительности сделки.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что действительность договора дарения с условием о права проживания дарителя в отчуждаемом имуществе зависит в первую очередь от его содержания.  Судебная практика по данному вопросу не однозначна и может зависеть в том числе от позиции конкретного судьи.

что такое, как оформить, условия заключения


Договор дарения под отлагательным условием образец

Также существует такая категория как завещательный отказ (если она Вам покажется подходящей): завещатель вправе возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности (завещательный отказ)

Рекомендуем прочесть: Как Перевести Нежилое Помещение В Жилой Дом

Договор дарения с условием

Добрый день, Валерия! Такие условия в договоре дарения предусмотреть нельзя, так как они будут противоречить действующему законодательству, а соответственно, с точки зрения закона, будут ничтожны. Гражданским кодексом предусмотрены лишь два вида условий в договоре — отлагательные, то есть когда наступление прав и обязанностей по договору зависит от наступления каких-либо обстоятельств, или отменительные, когда прекращение прав и обязанностей зависит от наступления обстоятельств. В вашем случае можно предложить лишь одно — в соответствии со ст. 578 ч. 4 предусмотреть договором дарения отмену дарения, если даритель (бабушка) переживёт одоряемого (сына).

Спасибо за ответ.Бабушка хочет чтоб сын пользовался недвижимостью в данное время пожизненно,но после его смерти чтобы недвижимость досталась только детям.То,что он сам добровольно потом напишет дарственную своим детям,гарантии нет,и всего скорее его вторая жена этого не допустит.А бабушка хочет чтобы потом только внукам досталось.

Обещание дарения

  1. Надлежащий субъектный состав, поскольку дарение — это двусторонняя сделка. В ней участвует даритель и одаряемое лицо. Ими могут быть как физические, так и юридические лица. Они могут выступать самостоятельно, либо через законных представителей. Следует учитывать, что дарителями не могут быть недееспособные и малолетние лица, а одаряемыми — люди, занимающие посты на госслужбе (разумеется, если дарение связано с его деятельностью — это требование ст. 575 ГК РФ).
  2. Безвозмездность — обязательный признак любого дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ). При его отсутствии сделка будет считаться недействительной, и рассматриваться в качестве притворной (п. 2 ст. 170 ГК РФ).
  3. Должно присутствовать явное намерение дарителя на совершение сделки в будущем, т.е. передачи вещи либо права иному лицу, либо освободить его от имущественной обязанности.
  4. Указание на конкретную вещь или имущественное право (т.е. необходимо четко прописать все индивидуальные признаки дара).
  5. Совершение дарственной в простой письменной форме (п. 2 ст. 574 ГК РФ). Несоблюдение формы договора влечет его ничтожность (т.е. он не порождает никаких правовых последствий для сторон).

Статья 572. Договор дарения

Договор дарения

Эти правила могут применяться в тех случаях, когда на стороне дарителя выступает физическое лицо, поскольку лишь к гражданам применимы такие понятия, как «имущественное» или «семейное положение», «состояние здоровья», «уровень жизни»;. Соответственно, юридические лица, РФ, ее субъекты, муниципальные образования, выступая в договоре в качестве дарителей, правом на односторонний отказ от его исполнения не обладают.

Рекомендуем прочесть: Льготы ветеранам афганской войны

Отлагательные и отменительные условия договора дарения

В пункте 2 ст. 572 ГК РФ речь также идет о прекращении права собственности одаряемого по инициативе дарителя. Согласно п. 2 ст. 578 ГК РФ даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.

Действительно, в чем состоит интерес дарителя? В комментариях к п. 2 ст. 578 ГК РФ отмечается, что намерение дарителя состоит в том, чтобы не только увеличить имущество одаряемого, но и «отдать вещь в надежные руки»*(395). В случае применения п. 2 ст. 578 ГК РФ, интерес дарителя состоит в том, чтобы обеспечить сохранность вещи, имеющей для него большую неимущественную ценность.

Существенные условия договора дарения

Часто имущество целиком или его часть дарится детям, которые не достигли совершеннолетия. В принципе, схема составления такого договора типичная. Одно только отличие. Договор дарения несовершеннолетнему может быть подписан не самим одаряемым, а его родителями или законными представителями (опекунами, приемными родителями, усыновителями).

  1. Законные представители малолетних граждан (которым не исполнилось 14 лет) или недееспособных в качестве дарителя. Эта норма существенно защищает имущественные права ребенка.
  2. В качестве одариваемых не могут быть работники медицинских учреждений и больниц, воспитательных заведений, органов социальной защиты и некоторых других учреждений в том случае, если дарителем желает выступить гражданин, который находится на лечении, воспитании или содержании в данном учреждении. При этом ограничения накладываются не только на самих граждан, но и на их супругов или родственников.
  3. Не могут выступать в качестве одаряемых госслужащие и служащие органов муниципальных образований, если есть прямая связь с их должностными или служебными обязанностями. Это может быть расценено как использование своего служебного положения в корыстных целях.

Договор дарения – существенные условия

  • информации относительно всего имущества, передающегося в дар;
  • официального подтверждения прав дарителя – собственника на своё имущество;
  • гарантией освобождения ото всех обязательств имущественного толка.

Существенные условия дарения представляются ещё и теми требованиями, согласно содержанию которых, по заявлению от дарителя (либо одаряемого лица), должны быть достигнуты конкретные договорённости.

17 Июн 2021 uristlaw 292

Поделитесь записью

    Похожие записи
  • Как узнать за что наложен арест судебными приставами
  • Сумма Материнский Капитал В 2021 Году За Второго Ребенка
  • Ишимия Сосудов Головного Мозга Положен Больничный?

Договор дарения с условием

Контракт составляется в бумажном виде и не подлежит обязательному нотариальному заверению. Заверение нотариуса позволяет подтвердить дееспособность и факт добровольности заключения соглашения. Также наличие дубликата у нотариуса позволит быстро восстановить утерянный документ.

  1. Гражданские паспорта обоих сторон.
  2. Если акт дарения составляется на лицо, не достигшее 18-летнего возраста, то свидетельство о его рождении.
  3. Документация на квартиру, аргументирующая права владельца на недвижимость (свидетельство о госрегистрации).
  4. Документ, свидетельствующий о наличии зарегистрированных людей на указанной жилплощади (выписка из домовой книги).
  5. Кадастровый паспорт и дополнительные технические документы на недвижимость, в которых отражена цена, планировка жилплощади.
  6. Справка из ИФНС о неимении задолженностей по налогам.
  7. Справка из ЕГРП или управления жилищным фондом, доказывающая госрегистрацию владельца жилплощади.
  8. Согласие супруга на совершение сделки дарения, которое должно быть предоставлено в рукописной форме.
  9. Если акт дарения происходит с участием лиц, не достигшим 18-летнего возраста, то потребуется письменное разрешение из госорганов исполнительной власти, отвечающих за них на данный момент.
По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса. Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности. Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно. Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

Правовое регулирование договора дарения в ГК существенно отличается от регулирования этого договора в ГК 1964. В последнем дарению были посвящены две статьи (256 и 257), договор рассматривался как реальный и считался заключенным в момент передачи имущества. Комментируемая статья предусматривает, кроме реального, также договор, по которому одна сторона (даритель) обязуется передать другой стороне (одаряемому) дар в будущем. Кроме вещей, объектом договора могут быть имущественные права. Договором дарения также названо освобождение от имущественной обязанности и обещание освободить от такой обязанности другую сторону — как в отношении самого дарителя, так и в отношении третьего лица (см. также ст.576 и комментарий к ней). Таким образом, момент заключения договора дарения может не совпадать с переходом права собственности. Тогда он вызывает обязательственное правоотношение, содержанием которого является обязанность дарителя обогатить одаряемого за счет уменьшения своего имущества. Дарение является договором, т.е. двусторонней сделкой, основанной на взаимном соглашении. Оно предполагает согласие одаряемого принять предложенное ему имущественное право. Этим признаком дарение отличается от прощения долга, которое в соответствии со ст.415 ГК относится к односторонним сделкам. ГК не признает возможности дарения на случай смерти. Распоряжение о передаче имущества после своей смерти оформляется завещанием, от которого дарение отличается тем, что имущество передается при жизни дарителя, а значит, имущество дарителя уменьшается, тогда как завещание не отражается на имущественных правах при жизни лица. Кроме того, завещание может быть отменено и изменено в любое время, а дарение, как правило, безвозвратно (см. ст.578 и комментарий к ней). Дарение является договором, а завещание — односторонней сделкой. Однако если дарение совершается с целью лишить наследников их законного права на обязательную долю, то как всякая притворная сделка (ст.170 ГК) договор дарения может быть признан недействительным. Сторонами договора являются даритель и одаряемый. Первый добровольно лишает себя определенного имущества, второй — приобретает эти права. Если предметом договора является вещь, то одаряемый приобретает на нее право собственности. Когда стороны договариваются о передаче вещи в будущем или о передаче прав, или отказе дарителя от права (освобождении одаряемого от имущественной обязанности), то одаряемый приобретает обязательственное требование к дарителю. Если предметом дарения является вещь, но передача ее в момент заключения договора невозможна, она может быть заменена долговым (заемным) обязательством о передаче вещи в обусловленный срок. Дарение — гражданско-правовой договор, поэтому даритель и одаряемый должны быть дееспособными. За недееспособных лиц сделки совершаются их законными представителями. Исключение составляет норма ст.28 ГК, согласно которой малолетние, т.е. дети от 6 до 14 лет, могут выступать в качестве одаряемых, поскольку они вправе совершать самостоятельно сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации. Несовершеннолетние от 14 до 18 лет вправе самостоятельно совершать договор дарения и выступать в качестве дарителя в пределах заработка, стипендии и иных полученных ими доходов, но они не могут распоряжаться вещами, принадлежащими им на праве собственности. Для этих сделок и для приобретения по договору дарения имущества они должны получать согласие законных представителей (ст.26 ГК). Ведь дарение может причинить вред их здоровью, иметь скрытые долги, превышающие стоимость дара, повлиять на дальнейшие поступки несовершеннолетних и т.п. Для некоторых лиц законом установлены запреты и ограничения дарения (см. ст.575, 576 и коммент. к ним). Закон не ограничивает совершение договора дарения между супругами. Предметом договора дарения могут быть вещи — движимые и недвижимые, а также различные имущественные права, которыми даритель вправе распорядиться (обязательства одаряемого). Вещи, изъятые из оборота, не могут быть предметом дарения. Вещи. на владение и пользование которыми нужно иметь разрешение (лицензию), могут быть предметом договора, если одаряемый получит такое разрешение. Предмет дарения должен быть в договоре четко обозначен. Обещание подарить неопределенную вещь не имеет правового значения. Обещание освободить одаренного от долга тоже должно содержать четкое определение этого долга и намерений дарителя. Характерным для договора дарения является его безвозмездность. Побудительные причины, мотивы дарителя (чувство благодарности к одаряемому или иные личные побуждения) не имеют значения. Не исключает безвозмездности возложение на одаряемого определенных обязательств, связанных с использованием вещи, и др. условия. Иногда дарение имеет специальное назначение, например, при выделении приданого невесте. При встречных обязательствах одаряемого в отношении дарителя — передать вещь, оказать услугу — договор не признается дарением, а будет определяться нормами, относящимися к договору мены, бытовому подряду или др., в зависимости от условий договора. Как и иные сделки, договор дарения допустимо заключать под условием, которое может использоваться как поощрительная мера, стимулирующая одаряемого к определенному поведению (например, успешному завершению учебы), или зависит от определенного обстоятельства (например, свадьбы). Такие условия не порождают обязанность одаряемого перед дарителем. Ибо тогда договор дарения утратил бы свой односторонний характер. Значение условий заключается в том, что они являются необходимой предпосылкой вступления в силу обязательств дарителя. Условие может быть отлагательным и отменительным (ст.157 ГК). К последнему относится условие, указанное в п.4 ст.578 (см. коммент.) Если условие незаконно, недействителен и договор дарения.
<< Назад

ОглавлениеВперед >>

Отлагательные и отменительные условия договора дарения

Допустимость отлагательных условий в консенсуальном договоре дарения признается в литературе. По мнению М.Г.Масевич, условия допускаются, так как могут использоваться для поощрения одаряемого к определенному поведению*(364), А.Л. Маковский, В.В. Витрянский считают, что консенсуальный договор дарения может быть совершен под отлагательным условием*(365). Но допускается ли отлагательное условие дарения, заключаемого посредством передачи вещи одаряемому? Этот вопрос неразрывно связан с характеристикой дарения, совершаемого посредством передачи вещи одаряемому. В российской науке гражданского права высказаны три мнения о природе дарения. Первое состоит в том, что дарение — одно из оснований приобретения субъективных прав (не только вещных, но и обязательственных). Оно было высказано Д.И. Мейером*(366), а в современной литературе отчасти поддержано Р.А. Максоцким*(367). Другое мнение состоит в том, что дарение — это основание приобретения права собственности (К.П. Победоносцев)*(368). В современной цивилистике оно продолжено М.И. Брагинским и В.В. Витрянским*(369), которые подчеркивают, что договор, заключаемый посредством передачи дара одаряемому, не влечет возникновения обязательства. Третье мнение состоит в том, что, несмотря на различия между реальным и консенсуальным договорами дарения, и тот, и другой составляют основания обязательства*(370).

Отсутствие обязательства в случае заключения договора дарения посредством передачи дара одаряемому, а также направленность воли собственника на безвозмездную передачу вещи позволяют считать дарение, совершаемое посредством передачи дара одаряемому, вещной сделкой (а в случае, если предмет дарения — имущественные права или освобождение от обязанности, дарение можно считать распорядительной сделкой). Вещная сделка непосредственно, т.е. независимо от обязательства, влечет переход к приобретателю вещного права. Но момент возникновения вещного права у приобретателя вещи по договору определяют стороны.

Согласно ст. 223 ГК РФ право собственности к приобретателю движимой вещи по договору переходит в момент передачи вещи лишь в том случае, если иное не предусмотрено договором. Нормы о дарении не содержат никакой императивной нормы о моменте перехода права собственности на движимую вещь к одаряемому. Следовательно, договор дарения, заключаемый посредством передачи дара одаряемому, может включать в себя отлагательное условие. В этом случае с момента передачи дара до момента перехода к одаряемому права собственности одаряемый является титульным владельцем вещи. Риск случайной гибели вещи, если иное не предусмотрено договором, остается на собственнике, так как собственник несет риск случайной гибели или случайного повреждения имущества (ст. 211 ГК РФ).

Проблему применения ст. 157 ГК РФ к договору дарения составляет дарение под отменительным условием. В этой проблеме можно выделить три вопроса: (1) допускаются ли отменительные условия договора дарения? (2) как соотносятся отменительное условие дарения и отмена дарения? (3) каковы последствия наступления отменительного условия?

По вопросу о допустимости дарения под отменительным условием высказаны два противоположных мнения. А.Л. Маковский считает эти условия недопустимыми, отмечая исчерпывающий перечень оснований, по которым возможна отмена дарения (п. 2 ст. 577, ст. 578 ГК РФ)*(371). В.В. Витрянский считает, что договор дарения может быть заключен под отменительным условием, которое может наступить до передачи дара одаряемому*(372). Поскольку в силу ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается по основаниям, предусмотренным договором, следует согласиться с мнением В.В. Витрянского о допустимости отменительных условий, которые могут наступить до передачи дара одаряемому.

Что же касается отменительных условий, которые наступят после передачи дара одаряемому, эти отменительные условия влекут прекращение права собственности и, следовательно, могут характеризоваться как противоречащие и праву собственности, и существу сделки.

Согласно п. 4 ст. 578 ГК РФ в договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого.

Можно ли считать п. 4 ст. 578 ГК РФ нормой, разрешающей сторонам включить в договор дарения отменительное условие? В дореволюционной цивилистике условие о возврате дара в случае, если даритель переживет одаряемого (ст. 976 т. X Свода законов гражданских Российской империи), оценивали в качестве отменительного условия дарения*(373). В науке римского права эту разновидность дарения тоже считают дарением под условием, и, кстати, она именуется «дарением на случай смерти»*(374).

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

С.Н. Соловых считает, что условие договора дарения о праве дарителя отменить дарение, если он переживет одаряемого, является отменительным условием и к нему применяются правила ст. 157 ГК РФ*(375). Противоположную точку зрения высказала Т.Н. Халбаева, которая отмечает: в п. 4 ст. 578 ГК РФ отсутствует указание на отменительное условие, так как отменительное условие предусматривается не нормою права, а непосредственно участниками сделки*(376).

Представляется необходимым согласиться именно с выводом С.Н. Соловых, так как в случае применения п. 4 ст. 578 ГК РФ право отмены дарения возникает не в силу прямого указания закона, а из соглашения сторон.

Согласно п. 4 ст. 578 ГК РФ договором может быть предусмотрено право дарителя отменить дарение, если он переживет одаряемого.

Представляется, что п. 4 ст. 578 ГК РФ имеет в виду обстоятельство (смерть одаряемого, наступившая раньше, чем смерть дарителя), которое наступает после передачи дара одаряемому, влечет прекращение права собственности одаряемого (имущество не включается в наследственную массу) и отвечает признакам отменительного условия. Поскольку при этом прекращение права собственности отменительным условием противоречит существу права собственности (ограничивая самостоятельность собственника и возлагая имущественные лишения на наследников одаряемого), потребовалось специальное разрешение законодателя, чтобы данное условие стало возможным.

В пункте 2 ст. 572 ГК РФ речь также идет о прекращении права собственности одаряемого по инициативе дарителя. Согласно п. 2 ст. 578 ГК РФ даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.

О.Н. Садиков верно отмечает, что отмена дарения по причине, указанной в п. 2 ст. 578 ГК РФ, предполагает, что одаряемому известно, какую ценность представляет для дарителя предмет договора.

Очевидно, только из отношений сторон, предшествовавших договору дарения, может следовать осведомленность одаряемого в том, что вещь «представляет для дарителя большую неимущественную ценность» (п. 2 ст. 578 ГК РФ)*(377). Можно признать, что опасность уничтожения вещи имеет сходство с отменительным условием, однако данное обстоятельство не влечет прекращения права собственности само по себе, а дает право в судебном порядке требовать отмены дарения.

При этом нужно учесть, что в русской дореволюционной доктрине*(378) проводилась классификация условий сделки на явно выраженные и подразумеваемые; под первыми понимались условия, предусмотренные договором, подразумеваемые условия определялись как условия, которые в договоре не выражены, но следуют из отношений сторон, предшествовавших заключению договора и из разумно понимаемых интересов сторон.

Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. При невозможности определить содержание договора исходя из буквального содержания слов и выражений выясняется действительная воля сторон с учетом цели договора. Коль скоро п. 2 ст. 578 ГК РФ позволяет учесть обстоятельства, не получившие отражения в тексте договора, вряд ли можно согласиться с дореволюционными цивилистами в их позитивном отношении к подразумеваемым условиям. Представляется, что наличие таких условий может повлечь нарушение прав и законных интересов сторон договора.

Итак, при толковании ст. 578 ГК РФ можно разграничить отмену дарения в силу указания закона (п. 1, 3 ст. 578 ГК РФ) и отмену дарения в силу указания договора (п. 4 ст. 578 ГК РФ и с определенными оговорками п. 2 ст. 578 ГК РФ). В пункте 4 ст. 578 ГК РФ содержится дозволение связывать дарения с отменительным условием «если даритель переживет одаряемого».

Таким образом, понятия отмены дарения и отменительного условия пересекаются, но не совпадают.

Понятие «отмена договора» недостаточно раскрыто в отечественной цивилистической доктрине. Причиной отмены дарения считают противоречие между мотивами и результатом дарения*(379), недостижение целей дарения (ст. 578 ГК РФ)*(380), отмечается связь отмены дарения с безвозмездностью сделки. По справедливому замечанию В.В. Витрянского, отмену дарения нельзя считать случаем расторжения договора, так как обязательство прекращено исполнением*(381).

А.М. Эрделевский считает условие договора дарения, о котором идет речь в п. 4 ст. 578 ГК РФ, соглашением о расторжении договора дарения с правом истребования исполненного по нему (п. 4 ст. 453 ГК РФ), заключенным под отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК РФ)*(382).

Е.А. Суханов использует термин «реституция дара»*(383). И.В. Елисеев полагает, что даритель, отменяя дарение, «фактически аннулирует договор как факт, повлекший юридические последствия»*(384).

Если принять точку зрения И.В. Елисеева, придется признать, что, коль скоро договор «аннулирован», то плоды и доходы, извлеченные в результате пользования предметом дарения, составляют неосновательное приобретение наследников одаряемого.

Обязанность одаряемого или наследников одаряемого возместить стоимость плодов и доходов, извлеченных в период до отмены дарения, не согласуется с целью дарения, поэтому с точкой зрения И.В. Елисеева вряд ли можно согласиться.

В литературе часто отмечается, что отмена дарения возможна лишь в том случае, если предмет дара сохранился в натуре. В.В. Витрянский отмечает, что при отмене дарения «реальный договор дарения, сопровождаемый передачей имущества, уже состоялся как юридический факт, а консенсуальный договор дарения прекратился в силу его надлежащего исполнения»*(385).

В таком случае что же прекращает отмена дарения? Очевидно, отмена дарения прекращает юридические последствия дарения, а именно — право собственности одаряемого.

Можно обратить внимание на юридические последствия отмены дарения: в случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения (п. 5 ст. 578 ГК РФ). Юридические последствия отмены дарения состоят в преемстве в праве собственности. Последствием применения нормы п. 3 ст. 578 ГК РФ будет являться возврат подаренной вещи в конкурсную массу должника (при условии, если вещь сохранилась в натуре к моменту отмены дарения), отмечает В.А. Химичев.

Таким образом, ст. 577 ГК РФ соотносится как специальная норма с общей нормой ст. 407 ГК РФ (обязательство прекращается по основаниям, предусмотренным законом или договором). А статья 578 ГК РФ соотносится как специальная норма со ст. 235 ГК РФ: право собственности прекращается по основаниям, предусмотренным в соответствии с законом.

Нужно заметить, что п. 4 ст. 578 ГК РФ, согласно которому в договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого, не предусматривает обращения в суд. Может возникнуть спор о том, имел ли даритель право отменить дарение; но в этом случае суд лишь подтверждает уже состоявшееся преемство в праве собственности. Показателен один из немногих случаев применения п. 4 ст. 578 ГК РФ.

М. обратилась в суд с иском к Управлению по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним Республики Калмыкия, требуя отмены дарения. Истица указала, что подарила своему сыну жилой дом и земельный участок, однако одаряемый умер. Истица ссылалась на п. 8 договора дарения, в котором было предусмотрено, что дарение отменяется в судебном порядке, если даритель переживет одаряемого, право собственности на дом и земельный участок должно быть возвращено в первоначальное положение. Суд первой инстанции удовлетворил иск об отмене дарения. Суд второй инстанции это решение отменил ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права и отметил, что п. 8 договора предусмотрено право дарителя требовать в судебном порядке отмены дарения, если даритель переживет одаряемого. Из смысла п. 4 ст. 578 ГК РФ следует, что М. вправе самостоятельно произвести отмену дарения без обращения в суд с последующей государственной регистрацией прав в порядке, предусмотренном ст. 16 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», условие договора о необходимости отмены дарения в судебном порядке противоречит закону, в связи с этим заявление М. не подлежало рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства*(386). Нельзя согласиться с выводом суда Республики Калмыкия. Из смысла п. 4 ст. 578 ГК РФ действительно следует, что дарение отменяется заявлением дарителя, однако спор о прекращении права собственности одаряемого подведомственен суду; в судебной защите нарушенного права не может быть отказано.

Смерть одаряемого, последовавшая раньше, чем смерть дарителя, является предпосылкой осуществления секундарного права: даритель заявляет об отмене дарения.

Отмену дарения можно определить как требование дарителя или наследников дарителя о прекращении права собственности одаряемого. Отмена дарения допускается только при наличии оснований, предусмотренных ст. 578 ГК РФ, и осуществляется в судебном порядке. В качестве исключения допускается отмена дарения посредством односторонней сделки — заявления дарителя в случае, если договором дарения предусмотрено право дарителя отменить дарение, если он переживет одаряемого.

Отмена дарения отличается от расторжения договора тем, что, во-первых, отмена дарения совершается после того, как обязательство из договора прекращено надлежащим исполнением; во-вторых, отмена дарения предполагает возвращение исполненного по договору.

Рассмотрим действие отменительного условия. Согласно п. 5 ст. 578 ГК РФ в случае отмены дара одаряемый возвращает вещь, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения.

В нотариальной практике возник вопрос о том, вправе ли одаряемый распоряжаться вещью. На этот вопрос следует ответить утвердительно, поскольку одаряемый является собственником, он осуществляет правомочие распоряжения по своему усмотрению. И.В. Елисеев полагает, что к одаряемому может быть предъявлено требование о возмещении вреда по нормам гл. 59 ГК РФ, если одаряемый произвел отчуждение вещи или права с целью избежать их возврата либо преднамеренно совершил иные действия, делающие возврат невозможным (например, уничтожил дар)*(387). С этим мнением сложно согласиться, так как оно повлечет сложное и в целом мало свойственное гражданскому праву выяснение умысла. М.Г. Масевич считает, что наследники одаряемого обязаны возместить стоимость вещи лишь в случае вины одаряемого в невозможности исполнения требования дарителя о возврате вещи*(388).

С этим мнением также сложно согласиться. Отмена дарения не является санкцией. Ее значение состоит не в том, чтобы покарать одаряемого (даже в случае бесхозяйственного обращения с вещью, обладающей большой неимущественной ценностью для дарителя).

Право на отмену дарения осуществляется дарителем для того, чтобы приобрести вещь в собственность. Мотивом дарения в данном случае является стремление одарить определенное лицо, но не наследников этого лица.

Поэтому нужно согласиться с мнением В.В. Витрянского, который считает, что независимо от вины одаряемого при невозможности возвратить вещь истребуется стоимость этой вещи иском из неосновательного обогащения*(389).

Отмену дарения можно поставить в один ряд с такими действиями, как расторжение договора и отказ от договора, так как это — действия, направленные на то, чтобы прекратить правоотношение. Отмена дарения может совершаться как в судебном (п. 1-3 ст. 578 ГК РФ), так и во внесудебном (п. 4 ст. 578) порядке. Отмена дарения отличается от расторжения договора и отказа от договора тем, что при расторжении договора стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 4 ст. 453 ГК РФ), при отмене дарения дар возвращается.

Понятие отмены дарения является видовым по отношению к общему понятию «отмена договора» (Rucktritt), известному германскому гражданскому праву. В мотивах к Гражданскому Уложению Германии цель отмены договора определили как восстановление положения, существовавшего до заключения договора*(390).

Отечественному гражданскому законодательству известны такие понятия, как отмена доверенности (ст. 188 ГК РФ), отмена завещания (ст. 1119 ГК РФ). При отмене доверенности аннулируются юридические последствия доверенности, при отмене завещания аннулируется свойство действия (завещания) как юридического (вернее, «потенциально-юридического») факта. Возвращаясь к мнению И.В. Елисеева о том, что при отмене дарения аннулируется договор как юридический факт, хотелось бы отметить — отмена доверенности прекращает юридические последствия односторонней сделки на будущее время, «аннулирования» юридического факта не происходит. Также не происходит «аннулирования» юридического факта и в случае отмены завещания, так как в случае недействительности последующего завещания наследование осуществляется в соответствии с прежним завещанием (п. 3 ст. 1130 ГК РФ).

При отмене дарения аннулируется договор как основание (титул) владения одаряемого.

По замечанию Т.И. Илларионовой, деяния лишаются режима титула либо непосредственно законом, либо в связи с признанием судом сделки недействительной, либо в связи с расторжением договора или отказом от договора, либо в связи с судебной констатацией того, что действие не может «породить» права*(391).

Отмена дарения касается и договора-сделки, и договора-правоотношения. Но в отличие, например, от французского законодательства отмена дарения как односторонняя сделка не имеет обратной силы и не влечет обязанности одаряемого (наследников одаряемого) возмещать плоды и доходы, извлеченные за период владения, не влечет недействительности сделок, совершенных одаряемым.

Отмена дарения влечет возникновение обязательства из неосновательного обогащения. Нормы гражданского законодательства о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (п. 3 ст. 1103 ГК РФ).

Кондикционное обязательство возникает не только в том случае, когда предметом дарения является вещь, и вещь сохранилась в натуре (п. 5 ст. 578 ГК РФ), или когда вещь уничтожена, но и в том случае, когда предметом дарения было имущественное право или исполнение обязанности дарителем перед третьим лицом за одаряемого, или прощение долга (ст. 572 ГК РФ). Любое другое решение приведет, в частности, к неравной защите кредиторов юридического лица или индивидуального предпринимателя, совершившего дарение в нарушение положений законодательства о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным (банкротом) (п. 3 ст. 572 ГК РФ): в случае дарения вещи стоимость вещи «вернется» в состав конкурсной массы, а в случае дарения имущественного права — нет.

Итак, в случае отмены дарения возникает обязательство из неосновательного обогащения, речь идет об основании приобретения, отпавшем впоследствии.

Сделки одаряемого, совершенные в период, предшествующий наступлению условия, действительны, даже если последствием этих сделок является невозможность последствий, поставленных в зависимость от условия. Согласно ст. 209 ГК РФ собственник владеет, пользуется и распоряжается вещью своей волей и в своем интересе. Закон не ограничивает правомочие распоряжения.

Если правомочие распоряжения не ограничено законом, то можно ли в договоре дарения предусмотреть обязанность одаряемого не распоряжаться предметом дарения?

Как отмечает В.П. Камышанский, судебное решение и договор нельзя рассматривать как самостоятельный источник ограничения права собственности. Договор может содержать ограничения права собственности, если это предусмотрено законом*(392).

Статья 307 ГК РФ не исключает обязательств, содержанием которых выступает обязанность бездействия. В то же время условия договора, устанавливающие обязанность собственника не распоряжаться вещью, могут оцениваться как ограничивающие дееспособность (ст. 22 ГК РФ) и поэтому недействительные (ст. 168 ГК РФ).

Кроме того, согласно ст. 209 ГК РФ собственник осуществляет распоряжение вещи по своему усмотрению и, согласно ст. 1 ГК РФ, гражданские права могут быть ограничены только на основании федерального закона. Наконец, запрет распоряжения как «самоограничение» собственника, наверное, противоречит нуждам оборота, ведь вещь в течение определенного срока не может быть предметом сделок.

Все эти соображения (подкрепленные отсутствием в законе указания о недопустимости распоряжения предметом дарения в период, предшествующий отлагательному условию) позволяют сделать вывод о том, что одаряемый распоряжается безвозмездно переданным имущество по своему усмотрению.

Условия сделки, ограничивающие право одаряемого распоряжаться вещью, недействительны как противоречащие ст. 209 ГК РФ.

Следовательно, неизбежен вопрос о том, нужны ли отечественному законодательству нормы п. 2, п. 4 ст. 578 ГК РФ?

Во-первых, они противоречат существу права собственности, поскольку чрезмерно стесняют свободу и самостоятельность собственника.

Право собственности — это наиболее широкое, наиболее полное право на вещь. В самом этом праве не заложено никаких пределов, которые могли бы его ограничить. Все ограничения возможны только «извне» и устанавливаются только законом. Прекращение права собственности по основаниям, предусмотренным не законом, а договором (как происходит в случае наступления отменительного условия, упомянутого в п. 4 ст. 578), противоречит сущности права собственности.

Во-вторых, эти отменительные условия нарушают интересы третьих лиц, так как, например, наследники одаряемого сталкиваются с исключением имущества из состава наследства (п. 4 ст. 578 ГК РФ).

Кроме того, есть опасность применения этих норм по аналогии закона к завещательным распоряжениям, договору купли-продажи и иным сделкам, направленным на приобретение права собственности. Попытки применить норму об отменительном условии дарения к завещанию имелись в дореволюционной цивилистике*(393). В современной нотариальной практике уже возник вопрос о применении нормы п. 4 ст. 578 ГК РФ по аналогии закона, правда, не к завещанию, а к договору ренты*(394).

В-третьих, сохранение норм п. 2 и п. 4 ст. 578 ГК РФ в российском законодательстве нецелесообразно еще и потому, что эти нормы фактически не защищают дарителя, которого они призваны защитить.

Действительно, в чем состоит интерес дарителя? В комментариях к п. 2 ст. 578 ГК РФ отмечается, что намерение дарителя состоит в том, чтобы не только увеличить имущество одаряемого, но и «отдать вещь в надежные руки»*(395). В случае применения п. 2 ст. 578 ГК РФ, интерес дарителя состоит в том, чтобы обеспечить сохранность вещи, имеющей для него большую неимущественную ценность.

Но право собственности одаряемого может быть прекращено по любому из оснований, предусмотренных законом, и в этом случае интерес дарителя обеспечить сохранность вещи, «представляющей для него большую неимущественную ценность», очевидно, не будет удовлетворен.

Следовательно, использование возможностей, предоставленных п. 2 ст. 578 ГК РФ, не позволяет дарителю эффективно защитить свой частный интерес, состоящий в том, чтобы обеспечить сохранность вещи, а законодатель, неэффективно защищая этот интерес, допускает противоречие между ст. 209 и п. 2 ст. 578 ГК РФ. Противоречие состоит в том, что обязанность собственника не допускать бесхозяйственное использование и обеспечивать сохранность таких вещей, как культурные ценности, жилые помещения, земельные участки, может быть установлена законом, а не договором, причем устанавливается в интересах общества в целом, а не каких-то конкретных лиц.

Нужно признать, что п. 2 ст. 578 содержит внутреннюю противоречивую конструкцию: право собственности соединяется с обязанностью обеспечить сохранность вещи в интересах определенного лица.

В литературе отмечается, что в п. 4 ст. 578 ГК РФ имеется ввиду отменительное условие, судя по которому «даритель намерен одарить именно одаряемого и никого другого, не желая увеличивать имущество правопреемников одаряемого»*(396). С.Н. Соловых верно отмечает намерение дарителя увеличить имущество строго определенного физического лица.

Но в отличие от права требования право собственности по своей сущности не может быть тесно связано с личностью управомоченного. Поэтому законодатель не только допускает противоречие между ст. 209 и п. 4 ст. 578 ГК РФ, но и не защищает п. 4 ст. 578 ни одну из сторон дарения, — даритель не вправе запретить одаряемому распоряжаться вещью.

Сказанное позволяет признать нецелесообразным сохранение в российском гражданском законодательстве норм о дарении под явно выраженным или подразумеваемым (п. 4 и п. 2 ст. 578 ГК РФ) условием.

Если рассмотреть п. 2 и 4 вместе, легко заметить, что устанавливаются признаки, свойственные узуфрукту.

Узуфрукт определялся в римском праве как право пользоваться чужой вещью и извлекать из нее плоды, сохраняя саму вещь неизменной (D. 7.1.1). Современное иностранное законодательство также указывает на такие признаки узуфрукта, как право пользования непотребляемой вещью, обязанность поддерживать вещь в неизменном состоянии, личный характер права. Вещь может быть обременена таким образом, чтобы лицо, в пользу которого установлено обременение, имело право извлекать выгоды от пользования вещью (п. 1 § 1030 ГГУ). Пользователь не вправе переделать либо подвергнуть вещь существенным изменениям (п. 1 § 1037 ГГУ).

Сходство п. 2 и п. 4 ст. 578 ГК РФ с понятием узуфрукта состоит в том, что, во-первых, право владеть и пользоваться вещью предоставлено определенному лицу, связано с личностью управомоченного, во-вторых, управомоченный обязан обеспечить сохранность вещи, в-третьих, право прекращается смертью управомоченного.

Узуфрукт является ограниченным вещным правом, он был известен дореволюционной доктрине. Конечно, если бы речь шла только о дарении, можно было бы сомневаться в целесообразности признания узуфрукта как нового, неизвестного современному российскому законодательству вещного права.

Но представляется, что в российском гражданском праве есть несколько задач, которые решаются при помощи понятия «узуфрукт», и совершенствование норм о дарении — только одна из этих задач.

Эти задачи можно только назвать, так как подробное их разрешение вышло бы за пределы работы.

Во-первых, понятие узуфрукта может быть использовано для характеристики вещного права пользования жилым помещением, возникающего из завещательного отказа (ст. 33 Жилищного кодекса РФ).

В Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе предлагалось ввести понятие жилищного узуфрукта*(397). Соглашаясь с этим понятием, жилищный узуфрукт можно определить как ограниченное вещное право, состоящее в возможности владеть и пользоваться жилым помещением наравне с собственником (если иное не предусмотрено законодательством), без выплаты собственнику вознаграждения за пользование.

Понятие узуфрукта позволит подчеркнуть цивилистическую, а не публично-правовую направленность нормы ст. 33 ЖК РФ и определить право пользования жилым помещением как вещное право.

Введение в российское законодательство понятия узуфрукта (который составляет ограниченное вещное право) позволит более эффективно, чем это делает сегодня ст. 578 ГК РФ, защитить интересы лица, безвозмездно предоставляющего имущество.

Институт узуфрукта, с одной стороны, позволит более эффективно выразить связь субъективного права с личностью управомоченного, с другой стороны — защитит интерес дарителя обеспечить сохранность определенной вещи. Поэтому предлагается заменить внутренне противоречивую конструкцию дарения под отменительным условием (п. 4 ст. 578 ГК РФ) институтом узуфрукта.

Для этого предлагается исключить из ст. 578 п. 2, 4 и дополнить Гражданский кодекс РФ гл. 19.1 «Узуфрукт», узуфрукт определить как ограниченное вещное право, предоставляющее управомоченному возможность извлекать плоды и доходы из пользования чужой непотребляемой вещью, разграничить «общегражданский» и жилищный узуфрукт и признать, что отменительные условия договора дарения допускаются только в том случае, если они наступают до передачи дара одаряемому.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Договор дарения с отлагательным условием образец

Анализ главы 32 ГК РФ , регулирующей процедуру безвозмездной передачи благ, предельно четко свидетельствует о том, что в узком общем понятии законодателя, сделка дарения совершается путем прямой передачи в пользу одаряемого некоего имущества, прав требования, выполнения за него его имущественных обязанностей или обещания совершения вышеуказанных действий в будущем. Вместе с тем следует понимать, что к дарению применимы не только специальные нормы главы 32 ГК — частные случаи заключения подобной сделки подтверждают, что такие договоры могут содержать и иные элементы и конструкции , характерные и для других гражданских договоров. Но, несмотря на отсутствие прямых запретов, применение далеко не всех из них всегда допустимо с точки зрения закона. Руководствуясь ст. Важно понимать, что применение таких условий будет оправдано лишь в консенсуальном договоре.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Договор дарения

Сам договор дарения, предполагает, что одна из сторон даритель безвозмездно отдает или же обязуется отдать другой стороне одаряемому какую-то вещь в собственность или требование к себе либо к третьему лицу.

Он является безвозмездным, так как даритель ничего не получает взамен от одаряемого. Если присутствует встречная передача вещи или права либо встречное обязательство, договор не может быть признан дарением. В таком случае применяются правила о притворной сделке, совершаемой для прикрытия другой сделки купли-продажи, мены и т. Так как у одаряемого никаких обязанностей не возникает, договор дарения является односторонне обязывающим. Также договор может быть консенсуальным или реальным.

В первом случае присутствует обещание подарить в будущем, которое необходимо ясно выражать и должно быть сделано в надлежащей форме. Также договор дарения может представлять собой условную сделку, если осуществляется пожертвование, то есть дарение вещи с условием использования ее в общеполезных целях. Сторонами договора дарения всегда выступают даритель и одаряемый.

Дарителя также можно назвать жертвователем при осуществлении пожертвования и благотворителем. Даритель, как правило, собственник передаваемой вещи. Дарители — физические лица должны обладать необходимым объемом дееспособности. Так, малолетние дети в возрасте 6 — 14 лет наделены правом на самостоятельное заключение договоров дарения согласие законных представителей не требуется , представляющих собой мелкие бытовые сделки или сделки по распоряжению средствами, которые предоставлены им законным представителем.

Несовершеннолетние 14 — 18 лет совершают дарение при условии письменного разрешения родителей усыновителей или попечителей. Исключением является дарение, носящее характер небольшой бытовой сделки, а также распоряжение своими доходами и средствами, которые предоставлены родителями усыновителями для какой-то конкретной цели или свободного распоряжения.

Обязанности дарителя, который обещал дарение, достаются его наследникам правопреемникам , если договором дарения не предусмотрено что-то иное. Одаряемого также именуют благополучателем, если присутствует пожертвование. Малолетним и несовершеннолетним в возрасте 6 — 18 лет можно самостоятельно быть одаряемыми, если договором дарения предусмотрено безвозмездное получение выгоды и не требуется нотариальное удостоверение или государственная регистрация.

В других случаях принимать имущество в дар от имени своего подопечного в возрасте до 14 лет имеют право опекуны, а на принятие дара подопечными в возрасте 14 — 18 лет дают согласие попечители. При обещании подарить что-то в будущем права одаряемого, которому дано обещание, к его наследникам правопреемникам не переходят, если что-то другое не предусмотрено договором.

В случае пожертвований одаряемым может быть как гражданин, так и лечебные, воспитательные учреждения, учреждения социальной защиты, а также государство, музеи, благотворительные, учебные и научные учреждения, фонды и иные учреждения культуры, религиозные и общественные организации, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

Для правильного оформления договора лучше воспользоваться образцом для заполнения. Как и в других договорах, указывается время и место заключения, паспортные данные сторон. Обе стороны должны подписать договор. Важнейшим существенным условием договора дарения считается его предмет.

Во многих случаях предметом дарения являются различные вещи. Среди вещей принято выделять обычные подарки, стоимость которых меньше пяти минимальных размеров оплаты труда МРОТ , и подарки имеющие небольшую стоимость. На подобные подарки не распространяются правила о запрете дарения, об отказе от выполнения договора дарения и об отмене дарения.

Если юридическое лицо дарит подарки стоимостью до пяти МРОТ, договор с дарителем может заключаться устно. Предметом дарения также может стать имущественное право требования к себе или к какому-то третьему лицу к примеру, даритель-автор передает одаряемому право получения авторского гонорара к издательству, которое опубликовало книгу дарителя или освобождение одаряемого от имущественной ответственности перед собой или каким-то третьим лицом.

В любом случае предмет договора дарения необходимо конкретизировать. Обещание подарить все свое имущество или какую-то его часть без указания конкретного предмета дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности признается ничтожным. При пожертвовании должно быть оговорено условие общеполезной цели использования подаренного. Обязательно должна быть указана общеполезная цель при пожертвовании гражданину.

Общей пользой предполагается неопределенное количество граждан, которые имеют право пользования пожертвованием. Если такое условие отсутствует, пожертвование имущества гражданину будет обычным дарением. В остальных случаях одаряемый использует пожертвованное имущество в соответствии с его прямым назначением.

Если юридическое лицо принимает пожертвование с установленным конкретным назначением, необходимо вести обособленный учет всех операций, связанных с использованием пожертвованного имущества. Когда использование пожертвованного имущества по указанному жертвователем назначению из-за изменившихся обстоятельств становится невозможным, его использование по другому назначению допускается только по согласию жертвователя. Если же гражданин-жертвователь умер или юридическое лицо — жертвователь ликвидировано, такое использование возможно по решению суда.

Если же использование пожертвованного имущества не соответствует указанному жертвователем назначению, то жертвователь, его наследники или иные правопреемники вправе потребовать отмены пожертвования.

Договор дарения может содержать условия порядка передачи имущества или ограничение в пользовании имуществом дарителя. Заключение консенсуального договора дарения возможно с отлагательным или отменительным условием.

Так, договор может иметь указание, что даритель имеет право на отмену дарения, если он переживет одаряемого. Поэтому смерть одаряемого раньше дарителя отменительное условие способна прекратить права и обязанности по дарению. В гражданском кодексе РФ предусмотрена определенная форма договора. Во многих случаях дарение совершается устно, если дар вручается одаряемому, происходит символическая передача например, вручение ключей либо вручаются правоустанавливающие документы.

Если в таких ситуациях договор дарения совершается в устной форме, он считается ничтожным. Письменная форма с государственной регистрацией используется при заключении договоров дарения недвижимости. Однако такой запрет не может распространяться на обычные подарки, стоимость которых не превышает пяти установленных законом МРОТ.

Одаряемый имеет право в любой момент до передачи ему дара отказаться от него. В таком случае договор дарения будет считаться расторгнутым. Следует иметь в виду, что отказ от дарения должен быть совершен в такой же форме, как и сам договор.

Так, если договор дарения имеет письменную форму, отказ от дара также должен быть произведен в письменной форме. В тех случаях, когда договор дарения был зарегистрирован, отказ от принятия дара также должен пройти государственную регистрацию.

Договор дарения, оформленный в письменной форме, предполагает право дарителя потребовать от одаряемого возместить реальный ущерб, который причинен его отказом от принятия дара. Дарителю предоставлено право отказа от исполнения договора обещания дарения в будущем, если:.

Даритель может отменить дарение по ряду оснований, предусмотренных в законе, если:. Если дарение отменено, одаряемый должен возвратить подаренную ему вещь, если она сохранилась ко времени отмены дарения. Даритель не имеет права отказаться исполнять договор и отменять дарение обычных подарков, имеющих небольшую стоимость.

Даритель должен отвечать за вред, который причинен здоровью, жизни или имуществу одаряемого-гражданина из-за недостатков подаренной вещи.

Однако прежде необходимо доказать, что недостатки вещи:. Таким образом, мы разобрались, что такое договор дарения, как и в какой форме они составляются. Вся Россия: 8 с 9. С какого момента движимое имущество перестает принадлежать дарителю? С момента подписания письменного договора или передачи имущества, если договор содержит обещание подарить движимое имущество в будущем? Ответ на ваш вопрос содержится в статье Гражданского кодекса РФ: Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи.

В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации. Задать вопрос юристу Отменить ответ. Советы юриста Вопрос-ответ Юридическая консультация Поиск. Содержание: Стороны договора дарения Основные разделы типового договора Предмет договора Форма договора дарения Договор дарения — права и обязанности сторон Образец договора дарения Скачать образцы договоров Также договор может быть консенсуальным или реальным.

Стороны договора дарения Сторонами договора дарения всегда выступают даритель и одаряемый. Основные разделы типового договора Типовой договор дарения содержит следующие основные разделы: Предмет договора Возмещение расходов Порядок вступления договора в силу Прочие условия договора Адреса и реквизиты сторон. Предмет договора Важнейшим существенным условием договора дарения считается его предмет.

Форма договора дарения В гражданском кодексе РФ предусмотрена определенная форма договора. Простая письменная форма договор дарения применяется, если: дарителем является юридическое лицо, а стоимость подарка движимого имущества больше пяти МРОТ; в договоре содержится обещание подарить движимое имущество в будущем.

Закон содержит в себе нормы, которые запрещают дарение: от имени малолетних детей и граждан, которые признаны недееспособными, их законными представителями; служащим органов муниципальных образований и государственным служащим в связи с их должностью или при исполнении ими служебных обязанностей; работникам воспитательных, лечебных и других подобных учреждений гражданами, которые находятся в них на воспитании, лечении, содержании, а также их супругами или родственниками; между коммерческими организациями.

Договор дарения — права и обязанности сторон Одаряемый имеет право в любой момент до передачи ему дара отказаться от него. Дарителю предоставлено право отказа от исполнения договора обещания дарения в будущем, если: после заключения договора состояние здоровья дарителя, его имущественное или семейное положение так изменилось, что при исполнении договора произойдет существенное снижение уровня жизни дарителя; одаряемым совершено покушение на жизнь дарителя, жизнь кого-нибудь из членов его семьи и близких родственников или умышленно причинены дарителю телесные повреждения.

Даритель может отменить дарение по ряду оснований, предусмотренных в законе, если: одаряемым совершено покушение на жизнь дарителя, жизнь членов его семьи, близких родственников или умышленно причинены дарителю телесные повреждения; обращением одаряемого с подаренной вещью создается угроза ее безвозмездной утраты, а для дарителя вещь представляет огромную неимущественную ценность; дарение, нарушающее положения закона о несостоятельности банкротстве совершил индивидуальный предприниматель или юридическое лицо за средства, связанные с его предпринимательской деятельностью, в течение полугода, которые предшествовали объявлению его банкротом; договором предусматривается право дарителя на отмену дарения в случае, когда он переживет одаряемого; использование пожертвованного имущества не соответствует указанному жертвователем назначению или используется по другому назначению без согласия на то жертвователя.

Однако прежде необходимо доказать, что недостатки вещи: были неявными скрытыми ; недостатки возникли до того, как вещь была передана одаряемому; даритель знал о недостатках и не предупредил о них одаряемого.

Задайте его юристу по телефону! Содержание: Стороны договора дарения Основные разделы типового договора Предмет договора Форма договора дарения Договор дарения — права и обязанности сторон Образец договора дарения Скачать образцы договоров.

Образец договора дарения с обязанностью передать дар в будущем с отлагательного обстоятельства

Договор дарения является одним из распространенных способов передачи права собственности на недвижимость. Но бывает и так, что граждане, решившие подарить свою квартиру родственникам, попадают в печальный список оказавшихся на улице дарителей. Каждый думает, что с ним такого точно не произойдет, уж его-то родственники люди честные, никогда так не поступят.

Как известно, стандартная конструкция сделки дарения носит безвозмездный и безусловный характер. Касаясь последней характеристики, следует понимать, что она не исключает возможности определения дарителем некоторых условий, а лишь ограничивает их применение рамками безвозмездности. Таким образом, очевидно, что применение в безвозмездной сделке отменительных и отлагательных условий , ставящих возникновение и прекращение обязательств в зависимость от обстоятельств, вполне допустимо.

Дарение осуществляется как посредством фактической передачи дара, осуществляемой здесь и сейчас, так и может быть совершено в будущем. Обещание дарения должно обладать установленными действующим гражданским законодательством РФ условиями действительности, чтобы в последующем такую сделку нельзя было признать незаконной. Помимо этого, обещание дарения обычно осуществляется под условием. Такое условие может быть отлагательным или отменительным, при этом в дарственной могут присутствовать и оба из них.

Обещание дарения

Мы: с одной стороны — Тимошенко Валентина Ивановна, проживаю в г.. Киеве, ул. Автозаводская, д. И, кв. Москва, ул. Цюрупы, д. Киев, ул.

Договор дарения под условием (отлагательным или отменительным)

Когда говорят о договоре дарения с обременением, обычно имеют в виду предоставление в дар жилья с правом дарителя пожизненно проживать в нем. Заключение такой сделки вполне законно. Возмездным условие о пожизненном проживании договор не делает, так как не предполагает ни передачи имущества, ни выплаты денег, ни предоставления услуг или выполнения работ взамен. Иными словами, не соответствует критериям возмездности, установленным в ст. Право на проживание в подаренном жилье тесно связано с личностью дарителя и отличается следующими особенностями:.

Вопросы дарения освещаются в Гражданском кодексе Украины в Главе По договору дарения одна сторона передает или обязуется передать в будущем второй стороне безвозмездно имущество — дар — в собственность.

Анализ гл. Поэтому законодательное регулирование данного договора ограничивается его регламентацией в качестве сделки, служащей основанием перехода права собственности на соответствующее имущество к одаряемому. Выделение данных видов договора дарения не является результатом строгой научной классификации на основе какого-либо единого критерия, а скорее объясняется наличием применительно к каждому из них определенного набора квалифицирующих признаков, отражающих особенности данных видов договоров дарения, которые требуют специального регулирования. Договору обещания дарения присущи следующие характерные признаки.

Как составить договор дарения с обременением

Сам договор дарения, предполагает, что одна из сторон даритель безвозмездно отдает или же обязуется отдать другой стороне одаряемому какую-то вещь в собственность или требование к себе либо к третьему лицу. Он является безвозмездным, так как даритель ничего не получает взамен от одаряемого. Если присутствует встречная передача вещи или права либо встречное обязательство, договор не может быть признан дарением.

.

Частные случаи договора дарения

.

Если до наступления срока или отлагательного обстоятельства, определенного договором дарения с обязанностью передать дар в будущем, даритель.

.

.

.

.

.

.

.

» Договор дарения с условием о сохранении права проживания за прежним собственником: проявление принципа свободы договора или недействительная сделка?


Несмотря на популярность исследования проблем совершения сделок с жилыми помещениями, в юридической доктрине отсутствует единообразный подход к квалификации договоров дарения жи лых помещений (жилых домов, квартир), содержащих условие о том, что даритель – прежний соб ственник – сохранит право пользования подаренным помещением после перехода права собственно сти на это помещение к одаряемому.

Интересно отметить, что правовые нормы, регламентирующие такую договорную конструк цию, как дарение, следует признать удачными, не характеризующимися наличием нормативных де фектов. Нормы гл. 32 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) о договоре да рения достаточно полно с учетом исторического опыта законодательного регулирования дарения в России и за рубежом упорядоченно и рационально регламентируют общественные отношения, воз никающие по поводу безвозмездной передачи имущества (в том числе недвижимого) в собственность другого лица. В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные ГК РФ для притворных сделок. По нашему убеждению, именно для договора дарения безвозмездность выступает решающим нормообразующим признаком. ГК РФ императивно предусматривает запрет на установление догово ром дарения встречного предоставления взамен дара. На первый взгляд думается, что на этом и следует поставить точку в вопросе включения в до говор дарения жилого помещения любых иных условий за исключением отлагательных и отмени тельных условий сделки в рамках ст. 157 ГК РФ. Однако практика свидетельствует о том, что достаточно часто в договорах дарения жилья предусматривается условие о сохранении права пользования подаренным жилым помещением за продавцом. Представляется, что обозначенная проблема требует более детального исследования. В современной цивилистической науке не сложилось единого подхода к приданию рассматри ваемым сделкам качества действительности. Современной науке гражданского права известны несколько основных подходов, объясняющих сущность и содержание правоотношения, порождаемого заключением такого рода сделки.

Согласно первому подходу включение в договор дарения жилого помещения условия о сохра нении права пользования этим помещением за продавцом представляется не противоречащим зако нодательству и на этом основании допустимым. Второй подход основывается на расширительном толковании принципа свободы договора, вследствие чего допускает, что право пользования отчуждаемым жилым помещением может быть сохранено не только для дарителя, но и для указанных им граждан. Представители третьего подхода настаивают на том, что если в тексте договора дарения содер жится условие о сохранении права пользования жилым помещением за дарителем, то такой договор следует считать смешанным, содержащим условия договоров дарения и безвозмездного пользования подаренным жилым помещением. Справедливым будет отметить, что некоторые авторы склонны считать такие договоры недей ствительными сделками по мотиву несоответствия их закону. В соответствии с ч. 2 ст. 8.1 ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной реги страции, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в гос ударственный реестр, если иное не установлено законом.

При этом на основании ч. 2 ст. 455 ГК РФ договор может быть заключен на куплю-продажу то вара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который бу дет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара. В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 №54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» эти положения законодательства толкуются несколько расширительно: «В связи с тем, что параграф 7 главы 30 ГК РФ не содержит положений, запрещающих заключение договоров купли продажи в отношении недвижимого имущества, право собственности продавца, на которое на дату заключения договора не зарегистрировано в ЕГРП, но по условиям этого договора возникнет у про давца в будущем (договор купли-продажи будущей недвижимой вещи), судам следует исходить из того, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права соб ственности на имущество – предмет договора – само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным».

То есть Высший Арбитражный суд РФ указывает, что отсут ствие в законе запрета на отчуждение недвижимого имущества, право собственности продавца, на которое на дату заключения договора еще не возникло, по сути допускает заключение договоров на отчуждение «будущих вещей». Вероятно, есть основания утверждать, что данное правило применимо и к другим обязатель ствам по передаче имущества, включая договоры дарения жилых помещений. Вышесказанное позволяет заключить, что договор по отчуждению жилого помещения, содер жащий в себе элементы обязательства по предоставлению этого помещения в безвозмездное пользо вание прежнего собственника, не противоречит закону. Но, делая подобный вывод, следует учитывать специфические особенности договора дарения, а именно такой его нормообразующий признак, как безвозмездность.

Думается, что если в договоре дарения содержится условие о сохранении права пользования жилым помещением за дарителем, то это дает основания полагать, что воля дарителя не была направ лена на безвозмездную (не требующую никакого предоставления со стороны одаряемого) передачу жилья в собственность одаряемого. Резюмируя вышеизложенное, дополнительно отметим, что наличие в тексте договора дарения жилого помещения условия о сохранении права пользования им после его отчуждения является свое образным «маркером», «идентификатором» мнимости или притворности сделки, несоответствия воли и волеизъявления дарителя. Думается, что именно к такому выводу приводит системное толкование действующего гражданского законодательства.

Д. А. Формакидов


Метки: договор дарения
Предыдущая запись
Основания и порядок увеличения стоимости образовательных услуг по договорам об образовании Следующая запись
К вопросу об оценочных понятиях в нормах-принципах семейного законодательства

Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

Иск о признании договора дарения квартиры недействительным. Фрунзенский суд г. Владимира. «Сделка под влиянием заблуждения». Исковая давность. История о том, как бабушка пыталась манипулировать взрослыми дочерьми. «Народный юрист». — Юрист Ермоленко Андрей Владимирович — Судебная практика

За этот неполный год таких «родственно-квартирных» дел у меня было уже 12. Это тринадцатое.

Все они похожи друг на друга, но люди не меняются и не делают выводов. Как правовых, так и в сфере простых человеческих отношений. 

Об этом деле решил написать, т.к. оно хоть и типичное, но все же есть редко встречающийся правовой аспект. И так, обо всем по порядку.

Обстоятельства дела.

 В 2014 году одна дама преклонных лет решила в благодарность за долгие годы внимания и заботы «отписать» квартиру своей старшей дочери в качестве благодарности. Составили и подписали договор (с условием о пожизненном проживании), зарегистрировали переход права в Росреестре.

Жизнь шла своим чередом. И все было бы хорошо, если бы об этом через полтора года не узнала младшая дочь, которая и посчитала себя жутко обделенной (несмотря на то, что ей тремя годами ранее  подарили дачу и солидный земельный участок).

Ситуация усугублялась тем, что у одаряемой тяжело заболел и умер муж.

И тут начался со стороны младшей дочери массовый психоз и «капание на мозги» матери. Итогом стало предъявление иска в суд с помощью «народного юриста».

Ответчик обращается к нам за помощью.

Правовая позиция истца.

Иск был мотивирован тем, что наш доверитель, якобы, ввел бабулю в заблуждение, обещала хорошо к ней относится, помогать, покупать продукты и лекарства. Также «народный юрист» истца ссылалась на плохое зрение и невозможность прочитать договор.

Также сторона истца пыталась доказать тот факт, что после заключения договора обстоятельства существенно изменились, и при таких (цитата) «раскладах мы бы на это не подписались»

Правовым основанием иска была заявлена ст. 178, 450-453 ГК РФ.

Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:
1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;
4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.
Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.
Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона

Статья 451. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств

1. Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.
Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.
2. Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:
1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

3. При расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

 4. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.
Наша правовая позиция.

Подробно позиция описана в прикрепленных возражениях и ходатайстве и кратко сводится  к следующему: 

1. Истцом пропущен срок исковой давности для оспаривания договора дарения квартиры.
2. Недоказанность исковых требований.
3. Неверное толкование истцом норм ст. 178 ГК РФ о заблуждении по мотивам. 

Результат.

Суд согласился с нами, в удовлетворении иска к нашему клиенту было отказано.

] a ֐ anH $ C6HA88GSQlza! GMP ۍ; 5 A ܴ X7aӱGhTatP`Dt JGNӌbzw! m> qA P? CBq ط Gq ۬ C 펭 cv // pC =) 8a-P «? V2 :: emuœ}»? Q چ S5u ظ мы b ֕ YOMcP> {jCG [| FGlya @ Cqp17EN9aGQ8X = GQqPUHEj> qFHwu: w # x @ 8D ~ [(sq ޅ C @ ӆ -, _ Cq Ց ӿDu \ 8 — \ j] 2G6 «> 2 # uty5UM Bu #: buCHE, g? ح VmamѽN41S + t $ sCB & P # R- MKXAmD ~ (xDuDua # (* Zh7JP5 #: * GQ «>? 0»: zT «? ZCVq: A ‘(v B «: a = ) F6 \ cF #vBBH! 4 $$ ND} a (#A (phh ㄑ EőV «? Dqg» C) L8! 1yNQJr8DtAlFa‘hDDDDDDDDDDDDDDDDD ܡ J ە YG) yNPmr2tHEѴqQD2 #! #! 9ŽF9 9h`B «aĘ #» «» «@ qȣsqr (r & 90hAAāqDDAHAıȣ9! Ès @ 09Cq» qDE !! igPq ܨ9 NP9NS9VS9Px * ; 9C * #: # | 0 # 쏑 dqGDx8! 28): # s ## G p \ «» «» «» «» «» «» «» «» «» «» «» «» «» «» «»% e «4F: 0 #> a! 89C9NTrÖ9 (sB»% ‘ DEDDDDDDDDDDDDDDDDDdZE (XNeXN, ‘Qa: R # XNeXNj & ƊTɹ20IqJ1e rnjMh.# 7xTШH a LbZM * c #) wV * vA = # ‘Uh⟯ € [Ң; f? GcnujǗQ ڄ G ״ Cwr # P #: GQ ۦ GOAҥdtO / GO; P} m # * ꇱ ZӢȌW]! + M = EEG / \ «: # m & ح: O # GOb’t «: _ = vCDu # ☼»: wDz KaӼqHuaU (, «> t ܎ i} 9 & = — UQ D Q ۆ + # LOt] Fò: S # m7Dui1kB # 7Pi; zw»? N8 «0DzQnDu-чu = W $ [J: tNG [ўCETGI;»: Du} Ô8D ~ ܩ a װ CC% * c] \\ GVCDtť KMB # 쎞 ч (ajt = F65 [Iq1TB) GPKYt «@ aPlDZMJ8″? R: SD + 4 ## qM> kjDy% G [`I $ GE ڵ v» aDt8 {= qA! DA1 #! AC7B «08 @ =„ AlDXAp1QGIASG / q X # j «: | Ӌb «‘f !!! a3XA» GD | b * e! A4 ܜ8 @ ecLs-Fi lPPEаRlBtlS> a # 8rc = 9 (p (pBq $ a2IN = Pich 8dt! # PkXqDDDDD2D0Dt «» «(@! Nq4J2C918> 4`4% B» «» «2H’Öan, ¶ \ B ‘1 # G (zA9 0 @ N9CA» jDD, h \ @ (DtWZ @ ő҄) (PC8P9CG # Ô8LDDDDDDDD’VPc, V: GD «+ aFGDGD ز # tGa:> 8vG 莈 128M> f» X: b! 0DDH «» F1 # 8 # 3dtQ> GE #> GFEtGFhќFE «6Y, fi *> M; a󲑑9 #% h $ 9’5YCPD4 «» » 1кв. !.) բ (& 2: ÂKpD}] NӘpoVGVL 莖 E? І # uHkxK9.! syCP 莬 GZtL «:

Сделка или подарок? — Контрактная доктрина, теория и практика

2. Сделка или подарок?

Наш анализ рассмотрения до сих пор представил критерий выгоды-ущерба, использованный в деле Hamer v. Sidway , а также более современную теорию компенсации, которая описана в Переформулировке (второй) § 71 и применяется в St. Peter v. Театр Пионер . Мы также исследовали взаимосвязь между этими двумя версиями учения о размышлении.Когда стороны чувствуют необходимость торговаться, это обычно происходит потому, что каждая из них надеется получить выгоду, которую другая сторона считает ущербом. Таким образом, наличие сделки обычно подразумевает наличие как выгоды для обещателя, так и ущерба для обещающего.

Следующие ниже примеры позволят нам уточнить наше понимание правил, касающихся рассмотрения. Как мы увидим, доктрина рассмотрения проводит грань между имеющими исковую силу сделками и невыполнимыми обещаниями сделать подарки.Рассмотрение также можно понимать как юридическую формальность.

Профессор Лон Фуллер предположил, что доктрина рассмотрения служит четырем важным целям: функция доказывания, функция предостережения, функция сдерживания и функция направления. См. Лон Фуллер, рассмотрение и форму , 41 столбец. Л. Rev. 799, 800-802 (1941). По словам Фуллера, выполнение формального требования о рассмотрении дела обеспечивает доказательную гарантию существования соглашения.Эта юридическая формальность также может предотвратить необдуманные или импульсивные действия и помешать сторонам взять на себя юридически закрепленные обязательства без достаточного обдумывания. Наконец, требование о рассмотрении позволяет сторонам выбирать юридически обязательную форму для определенных важных обещаний. Фуллер стремился объяснить эту последнюю функцию направления юридических формальностей аналогией с использованием языка.

Тот, кто желает передать свои мысли другим, должен направить исходный материал значения в определенные и узнаваемые каналы; он должен свести мимолетные сущности бессловесной мысли к образцам общепринятой речи.Человек, планирующий юридическую сделку, сталкивается с аналогичной проблемой. Его разум сначала представляет экономическую или сентиментальную цель, или, чаще, набор пересекающихся целей. Затем он должен, с помощью юриста или без него, приступить к юридической сделке (письменный меморандум, запечатанный договор, аренда, передача гонорара и т. Д.), Которая почти полностью выполнит все эти цели. Подобно тому, как использование языка опасно для непосвященных, юридические формы безопасны только в руках тех, кто знаком с их действием….

Id. на 801.

2.1 Основное дело —
Киркси против Киркси

Начнем с короткого и несколько загадочного случая, связанного с обещанием родственника предоставить вдове удобное место для жизни.

Кирксей против Киркси

Верховный суд Алабамы

8 Ала 131 (1845)

[1] Предположение ответчика в отношении ошибочного истца.Вопрос передается в Суд после согласования дела, в котором указываются следующие факты:

[2] Истец являлась женой брата ответчика, но в течение некоторого времени была вдовой и имела несколько детей. В 1840 году истица проживала на государственной земле по договору аренды, который она удерживала, и у нее было комфортное поселение, и она попыталась бы получить землю, на которой она жила. Подсудимый проживал в графстве Талладега, примерно в шестидесяти или семидесяти милях от него. 10 октября 1840 г. он написал ей следующее письмо:

Дорогая сестра Антиллико! К моему большому огорчению, я слышал, что брат Генри и один из его детей мертв.Я знаю, что твоя ситуация — это горе и трудности. Раньше у тебя были плохие шансы, но теперь намного хуже. Я хотел бы приехать к вам, но пока не могу. … Не знаю, отдаете ли вы предпочтение месту, где живете, или нет. Если бы это было так, я бы посоветовал вам добиться вашего предпочтения, продать землю и уехать из страны, поскольку я понимаю, что это очень нездорово, и я знаю, что общество очень плохое. Если вы приедете и повидаетесь со мной, я дам вам место, чтобы вырастить вашу семью, и у меня больше открытых земель, чем я могу обработать; и, учитывая вашу ситуацию и ситуацию в вашей семье, я чувствую, что хочу, чтобы вы и дети преуспели.

[3] В течение месяца или двух после получения этого письма истец отказался от своего имущества, не избавившись от него, и переехал со своей семьей в резиденцию ответчика, который поселил ее в комфортабельных домах и дал ей земли для обработки в течение двух лет, по истечении которых он предупредил ее, чтобы она переехала и поместила ее в дом, неудобный, в лесу, который он впоследствии потребовал от нее оставить.

[4] Истцу был вынесен приговор на сумму двести долларов, вышеупомянутые факты были согласованы, и если они поддержат иск, решение должно быть подтверждено, в противном случае оно должно быть отменено.

Ормонд, Дж.

[5] Я склоняюсь к тому, что убытки и неудобства, которые истец понес при разрыве отношений и переезде к ответчику на расстояние в шестьдесят миль, являются достаточным соображением, чтобы поддержать обещание, предоставить ей с домом и землей для обработки, пока она не сможет вырастить свою семью. Мои братья, однако, думают, что обещание со стороны ответчика было простым вознаграждением, и что иск не будет лгать за его нарушение.Следовательно, решение Суда, приведенное ниже, должно быть отменено в соответствии с соглашением сторон.

2.1.1 Закон о подарках

Суд в деле Kirksey пришел к выводу, что обещание Айзека Киркси дать своей невестке место для жизни было «просто безвозмездной». Вот что другой суд должен был сказать о том, что должен сделать даритель, чтобы сделать подарок подлежащим принудительному исполнению:

Подарок — это договор без действительного рассмотрения, и для того, чтобы он был действительным, он должен быть исполнен.Таким образом, действительный подарок — это заключенный договор. Это должно быть выполнено путем фактической доставки жертвователем одаряемому или кому-либо для него подаренной вещи или путем доставки средств получения предмета подарка, без дальнейших действий дарителя, позволяющих сделать это. одолженный, чтобы передать его в его владение. «Намерение дать должно сопровождаться доставкой, и доставка должна быть произведена с намерением передать». В противном случае есть только намерение или обещание дать, которое, будучи безвозмездным, было бы просто недействительным.Передача владения данной вещью или средств ее получения с целью сделать распоряжение ею безвозвратным является обязательным для действительного подарка.

Spooner’s Administrator против Hilbish’s Excecutor , 23 S.E. 751, 753 (Вирджиния, 1895 г.).

2.1.2 Бродяга Уиллистона и условные подарки

Это что-то вроде загадки в Kirksey , что проблемы и неудобства, которые Антиллико испытали при переезде своей семьи, не были достаточными соображениями, чтобы поддержать обещание ее зятя.Решение этой загадки требует от нас определить, было ли то, что сделал Антиллико, ценой сделки с Исааком или просто условием, предшествующим получению подарка. Профессор Сэмюэл Уиллистон использовал следующую гипотезу, чтобы отличить договорное вознаграждение от условного подарка:

Если доброжелательный человек скажет бродяге: «Если вы зайдете за угол в магазин одежды, вы можете купить пальто в мой кредит», ни один разумный человек не поймет, что короткая прогулка была запрошена в качестве компенсации за обещание, но если бродяга пойдет в магазин, обещатель сделает ему подарок.Тем не менее, прогулка до магазина по своей природе заслуживает внимания. Совершение прогулки является юридическим ущербом для бродяги, и единственная причина, по которой прогулка не рассматривается, заключается в том, что при разумном построении следует считать, что прогулка не была запрошена в качестве цены обещания, а была просто условие безвозмездного обещания. Часто бывает трудно определить, указывают ли слова условия в обещании на просьбу о рассмотрении или констатируют простое условие в безвозмездном обещании.Помощь, хотя и не решающий критерий для определения того, какая конструкция обещания является более разумной, — это вопрос о том, принесет ли выполнение условия выгоду поручителю. Если так, то это справедливый вывод, что произошедшее было запрошено в качестве соображения. С другой стороны, если, как в случае с бродягой, описанной выше, выполнение условия не будет не только бесполезным для обещающего, но, очевидно, просто для того, чтобы дать обещанному лицу возможность получить подарок, происходящее события, на котором обещание является условным, хотя и вызвано обещанием, полагающимся на обещание, не будет должным образом истолковано как возмещение.В случае сомнений, когда получатель обещания нанес ущерб вере в обещание, суды, естественно, не будут рассматривать обещание как простое вознаграждение, а понесенный ущерб — как просто условие. Но в некоторых случаях настолько ясно, что условное обещание было предназначено, даже если обещанное лицо понесло ущерб, обещание было признано неисполнимым.

1 Сэмюэл Уиллистон, Закон о контрактах, § 112 (1922).

2.1.3 История дела
Kirksey v.Киркси

Некоторые комментаторы предположили, что, возможно, Айзек Киркси имел романтические планы на свою овдовевшую невестку и выселил ее только тогда, когда отношения испортились. Другие утверждали, что он стремился получить финансовую, а не романтическую выгоду, приглашая ее жить с ним.

Исаак Киркси… имел скрытый мотив. Он намеревался разместить Антиллико на государственной земле, чтобы удержать свое место … чтобы он мог купить землю у правительства США с выгодной скидкой.… Исаак выселил Антиллико, потому что изменение в законах лишило Исаака права покупать [землю] со скидкой, но тот же закон дал Антиллико право на землю, на которой Исаак разместил ее…. Только выселив ее, Исаак мог надеяться сохранить эту землю.

Уильям Р. Кастро и Вэл Д. Рикс, «Дорогая сестра Антиллико…» История Киркси против Киркси, 94 Geo. L.J. 321, 323-25 ​​(2006).

2.1.4 Обсуждение
Kirksey v. Kirksey

Как сделать подарок принудительным? Достаточно ли обещания? Почему предложение пальто бродяге Уиллистона — всего лишь условный подарок? Можете ли вы применить тот же анализ к Kirksey ?

Есть ли какое-либо правдоподобное толкование фактов в Kirksey , которое предоставило бы доказательства рассмотрения в поддержку обещания Исаака?

2.2 Основной случай —
In re Greene

In re Greene

Окружной суд США, Южный округ Нью-Йорка

45 F.2d 428 (1930)

Вулси, окружной судья.

[1] Ходатайство о пересмотре удовлетворяется, и приказ судьи отменяется.

[2] Заявительница, женщина, представила доказательства претензии на сумму 375 700 долл. США на основании предполагаемого контракта в отношении имущества этого банкрота.Конкурсный управляющий возражал против иска. Перед судьей по делу о банкротстве было проведено слушание и были взяты показания. Рефери признал требование обоснованным и отклонил возражения. Правильность этого постановления подтверждается ходатайством доверительного управляющего о рассмотрении и справкой судьи.

[3] За несколько лет до 28 апреля 1926 г. банкрот, женатый мужчина, по-видимому, прожил с истцом в прелюбодеянии. Он дал ей солидные суммы денег. Он также заплатил 70 000 долларов за приобретенный ею дом на Лонг-Айленде, которым она все еще владеет.На протяжении всех их отношений банкрот был женатым человеком, и истец это знал. На момент установления связи истец был значительно старше тридцати лет. Она показала, что банкрот пообещал жениться на ней, как только его жена разведется с ним; это банкрот отрицал. Близкие отношения между ними были прерваны в апреле 1926 г., и затем они подписали письменный документ за печатью, который якобы является обязательным контрактом и является основанием для рассматриваемого иска.

[4] В этом документе, который был составлен в Нью-Йорке, банкрот обязался (1) выплачивать истцу 1000 долларов в месяц в течение их совместной жизни; (2) назначить ей полис страхования жизни на 100 000 долларов и поддерживать выплаты по нему на всю жизнь, банкрот должен выплатить 100 000 долларов истцу в случае истечения срока действия полиса из-за неуплаты страховых взносов; и (3) платить арендную плату за четыре года за квартиру, которую она арендовала. В документе было заявлено, что банкрот не имеет интересов в доме на Лонг-Айленде или в его содержании и что он больше не должен нести ответственность по выплате процентов по ипотеке, налогов и других сборов с этого имущества.Истец со своей стороны освободил банкрота от всех претензий к нему. В преамбуле к документу в качестве возмещения приводится выплата истцом одного доллара банкроту «и другое хорошее и ценное возмещение». Банкрот продлил несколько платежей, предусмотренных документом, до августа 1928 года, но не смог произвести выплаты после этого.

[5] В доказательстве претензии утверждается, что общая сумма 375 700 долларов должна была быть уплачена из-за нарушения соглашения, в том числе: 250 000 долларов за неуплату 1 000 долларов в месяц; 99 200 долларов за невыполнение страхового полиса; и 26 500 долларов за неуплату арендной платы.Иск был удовлетворен судьей в полной сумме.

[6] Кажется очевидным, что 250 000 долларов, разрешенные в качестве компенсации за неуплату 1 000 долларов в месяц, были чрезмерными. Обязательство банкрота заключалось в том, чтобы платить 1000 долларов в месяц только до тех пор, пока он и заявитель будут жить; это не была рента только на жизнь истца, как она, похоже, предполагала. В протоколе нет ничего, что указывало бы на возраст банкрота, и, следовательно, отсутствует доказательство в отношении этого элемента ущерба.Ввиду моего вывода о том, что иск полностью недействителен, вопрос о возмещении убытков не имеет в настоящее время значения.

[7] Договор о будущем незаконном сожительстве является незаконным. В таком случае есть соображения, но закон объявляет соглашение аморальным. Уиллистон о контрактах, гл. 1745. Здесь незаконный половой акт был прекращен до заключения соглашения, так что вышеупомянутое правило не нарушается. Это дело, в котором мотивом, побудившим банкрота заключить соглашение, на котором основано требование, было прошлое незаконное сожительство между ним и истцом.Закон гласит, что обещание заплатить женщине в связи с прекращением сожительства является недействительным не из-за незаконности, а из-за того, что его не приняли во внимание. Рассмотрение в таком случае прошло. Простой факт, что прошлое сожительство является мотивом для обещания, сам по себе не делает его недействительным, но обещание в таком случае, чтобы быть действительным, должно быть подкреплено каким-то соображением, отличным от прошлых половых сношений. Уиллистон по контрактам, разд. 148, 1745.

[8] Таким образом, проблема в настоящем деле заключается в соображении, а не в незаконности, и ясно, что прошлый незаконный половой акт не рассматривается.Случаи, связанные с ситуациями, когда есть незаконнорожденное потомство или когда имело место соблазнение, имеют сомнительный авторитет, поскольку доктрина, согласно которой моральные обязательства прошлого принимаются во внимание, в настоящее время, как правило, взорвана. Но эти и другие случаи, в которых говорится об искуплении прошлых проступков, на которые ссылается судья, не имеют отношения к делу. Здесь не было потомков от союза банкрота с истцом; не было никакого соблазнения в том смысле, в котором это слово используется в законе. Ср. Уголовное право штата Нью-Йорк, ст.195, п. 2175. Не было никаких прошлых нарушений, за которые банкрот должен был выплатить истцу искупление — volenti non fit injuria . Случаи, связанные с документами, закладными и т. П., Не аналогичны, поскольку при совершенной сделке не требуется никакого учета.

[9] Таким образом, вопрос заключается в том, учитывались ли обещания банкрота, кроме прошлого сожительства. Кажется очевидным, что такое соображение не может быть найдено, но я рассмотрю следующие моменты, подчеркнутые истцом как показывающие его соображение:

[10] (1) Возмещение в размере 1 доллара, указанное в документе, является номинальным.Нельзя всерьез утверждать, что 1 доллар, озвученный, но даже не показанный, что он был заплачен, поддержит исполненное обещание выплатить сотни тысяч долларов.

[11] (2) «Другое хорошее и ценное соображение» — это общие слова, которые кажутся правдоподобными, но эти слова не могут служить соображением, если факты показывают, что на момент заключения контракта на самом деле не было предоставлено ничего хорошего или ценного.

[12] (3) Утверждается, что снятие претензий дает необходимое рассмотрение.Так было бы, если бы у истца были какие-либо требования об освобождении. Но доказательства не свидетельствуют о наличии каких-либо законных претензий. Освобождение от мнимых претензий не является ценным аргументом в пользу обещания. В этой связи, по всей видимости, истец показал, что банкрот пообещал жениться на ней сразу после развода. Если предположить, что он сделал — хотя он это отрицает — незаконность любого такого обещания, сделанного в то время, когда банкрот все еще был женат, настолько очевиден, что из него не может возникнуть никаких претензий, и отказ от такого требования не может быть законным рассмотрением.

[13] (4) Истец также настаивает на том, чтобы по соглашению банкрот получил иммунитет от ответственности по уплате налогов и других сборов с дома на Лонг-Айленде. Дело в том, что эти расходы с него никогда не взимались. Несомненно, он имел обыкновение оплачивать их, как и многие другие расходы истца; но такие выплаты были либо безвозмездными, либо являлись одновременной платой за продолжение его незаконных половых сношений с истцом. Абсурдно предполагать, что, когда даритель дает одаряемому ценный дом, тот факт, что даритель не должен платить налоги или содержать имущество после этого, превращает дар в договор после возмещения.Настоящее дело еще более убедительно, поскольку банкрот никогда не владел домом и никогда не отвечал за уплату налогов. Он представил покупную цену, но передача была от продавца прямо заявителю.

[14] (5) Наконец, говорится, что стороны намеревались заключить действительное соглашение. Утверждать, что, следовательно, соглашение действительно, не является смыслом. Мужчина может пообещать сделать подарок другому и может выразить это обещание в самом торжественном и официальном документе; но, за исключением исключительных случаев, таких, например, как благотворительная подписка, обещание не будет выполнено.Стороны могут кричать о своем уважении к кровлям домов, однако, если только вознаграждение фактически не присутствует, юридически обязательного контракта нет. В данном случае банкрот явно намеревался дать финансовую помощь истцу в связи с его прошлым сожительством с ней, и, как уже указывалось, такое соглашение не рассматривается.

[15] Сто лет назад наличие печати имело бы решающее значение в пользу заявителя. Тогда документ за печатью не требовал рассмотрения, или, говоря языком случаев, печать была неопровержимым доказательством рассмотрения.В Нью-Йорке, однако, печать теперь является лишь предполагаемым свидетельством рассмотрения исполнительного документа. Закон о гражданской практике, разд. 342; Harris v. Shorall, 230 N.Y. 343, 348, 130 N.E. 572; Александр против Общества справедливого страхования жизни, 233 N.Y. 300, 307, 135 N.E. 509. В данном случае эта презумпция была полностью опровергнута, поскольку доказательства ясно показывают, я думаю, что на самом деле не было никакого вознаграждения за обещание банкрота, содержащееся в исполнительном документе, подписанном им и истцом.

[16] Ордер в соответствии с этим мнением может быть представлен для урегулирования с уведомлением за два дня.

2.2.1 Использование закрытых контрактов

Восковая «печать» — древнее устройство, используемое для идентификации создателя документа и проверки его подлинности. Как показывает следующий отрывок, эта юридическая формальность утратила силу, которой она когда-то была:

Учитывая, что обещания о пожертвовании, на которые не возложена ответственность, обычно не имеют исковой силы, возникает вопрос, должен ли закон признавать какую-то особую форму, с помощью которой обещатель с особым намерением быть юридически связанным мог бы достичь этой цели.«Это то, — сказал Уиллистон, — что человек должен иметь возможность … если он хочет это сделать … создать юридическое обязательство сделать подарок. Почему нет? … Я не понимаю, почему мужчина не может взять на себя ответственность, если он этого хочет ».

В раннем общем праве для этой цели служила печать. В наше время законодательные собрания большинства штатов либо отменили различие между запечатанными и открытыми обещаниями, либо отменили использование печати в контрактах, либо иным образом ограничили действие печати.Школа аксиоматики, однако, никогда не отвергала правило, согласно которому печать делает обещание имеющим исковую силу, и это правило теперь воплощено в § 95 (1) (а) Второго пересмотра, который предусматривает, что «[в] отсутствии закона обещание является обязательным без рассмотрения, если … оно записано и скреплено печатью … »

The Restatement Second не пытается оправдать это правило. Первоначально печать была естественной формальностью, то есть формой долгового обязательства, которая обычно считалась имеющей юридическое значение, которая обеспечивала как обдумывание, так и доказательство, включая письмо, ритуал горячего воска и физический объект, олицетворявший его владельца.Позже, однако, элементы ритуала и персонификации исчезли, так что в большинстве штатов по закону или решению печать теперь может принимать форму печатного устройства, слова или каракулей, напечатанных инициалов «LS» или распечатанного описания. пломбирования. Немногие обещатели сегодня имеют даже самое смутное представление о значении таких слов, букв или знаков, если они вообще их замечают. Сама «Вторая редакция» открыто признает, что «печать стала казаться архаичной». Принимая во внимание это резкое изменение обстоятельств, правило, согласно которому печать делает обещание исполнимым, перестало действовать в современных условиях.Правило было изменено законом примерно в двух третях штатов, и, по крайней мере, одно дело было рассмотрено даже без преимущества закона о том, что правило больше не должно строго применяться.

Мелвин Айзенберг, Принципы рассмотрения , 67 Cornell L. Rev. 640, 659-60 (1982).

2.2.2 Компрометация юридических требований в качестве компенсации

Стороны чаще всего заканчивают судебный процесс до суда заключением мирового соглашения.Эти соглашения обычно требуют некоторой оплаты с одной стороны в обмен на освобождение от судебных исков, предъявленных другой стороной, или отказ от них. Пересмотр (второй) контрактов (1981) объясняет, как доктрина рассмотрения соотносится с этими обещаниями.

§ 74. Урегулирование претензий

(1) Воздержание от утверждения или отказ от требования или защиты, которые оказываются недействительными, не является рассмотрением, если только

(a) требование или защита действительно сомнительны из-за неопределенности фактов или закона, или

(b) отказывающаяся или сдающаяся сторона полагает, что иск или возражение могут быть справедливо признаны действительными.

(2) Исполнение письменного документа об отказе от требования или защиты лицом, которое не обязано исполнять его, является рассмотрением, если исполнение письменного документа заключено в сделку, даже если он не утверждает требования или защиту и считает, что никаких обоснованных претензий или возражений не существует.

2.2.3 Обсуждение
In re Greene

Какой самый сильный аргумент в пользу того, что обещание Грина, данное Лейле Трудель, не было учтено? Видите ли вы, как пункт 74 повторного утверждения (второй) может поддержать утверждение Трудель о том, что это обещание должно быть выполнено? Как вы ожидаете реакции суда?

Подумайте, удовлетворяет ли взаимодействие между Грином и Трудель каждой из четырех функций юридической формальности, определенных Лоном Фуллером.Можете ли вы вспомнить какие-либо другие факторы, которые могли бы объяснить очевидное нежелание суда выполнять обещания Грина?

Влияет ли факт того, что стороны увековечили свое соглашение в запечатанном контракте, на возможность его принудительного исполнения? Должно ли наличие печати повышать вероятность принудительного исполнения приговора судом? Считаете ли вы, что договорное право должно предусматривать устройство, позволяющее сторонам давать юридически закрепленные обещания в отношении пожертвований?

Акт условного дарения

Верховный суд Индии

Реникунтла Раджамма (D) Автор: Lr vs K.Сарванамма 17 июля 2014 г.

Автор: Т Тхакур

Скамья: Т.С. Тхакур, В. Гопала Говда, К. Нагаппан

ПУНКТ № 1А Суд № 3 РАЗДЕЛ XIIA

(для вынесения приговора)

С У П Р Е М Е К О У Р Т О Ф И Н Д И А

ПРОФИЛЬ

ГРАЖДАНСКАЯ АПЕЛЛЯЦИЯ № 4195 ИЗ 2008

RENIKUNTLA RAJAMMA (D) BY LRS .. Заявитель (и)

ПРОТИВ

К.САРВАНАММА Ответчик (и)

Дата: 17.07.2014 Настоящее ходатайство обжаловано в постановлении

сегодня.

В отношении истца (апеллянтов) г-на Нитина С. Тамбвекара, адвоката.

Г-н Б.С. Сай, адвокат.

Г-н К.Раджив, адвокат.

От ответчика (-ов) г-на В.Р. Анумолу, Adv.

Достопочтенный г-н судья Т.С. Тхакур объявил приговор

года

Скамейка в составе Его светлости и достопочтенного мистераСудья В.Гопала Гоуда и

Достопочтенный мистер Джастис Наггапан

Апелляция оставлена ​​без удовлетворения в срок подписания

.

постановление. Порядка затрат не будет.

(Шаши Сарин) (Вина Кхера)

Судебный Мастер Судебный Мастер

Подписанное отчетное решение помещается в дело.

ОТЧЕТНАЯ

В ВЕРХОВНОМ СУДЕ ИНДИИ

ГРАЖДАНСКАЯ АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЮРИСДИКЦИЯ

ГРАЖДАНСКАЯ АПЕЛЛЯЦИЯ №4195 ИЗ 2008

Реникунтла Раджамма (d) от LRs. … Заявители

против

К. Сарванамма… Ответчик

Дж У Д Г М Е Н Т

Т.С. ТАКУР, J.

1. Очевидный конфликт между двумя более ранними решениями, вынесенными этим Судом, по делу Нарамадабен Маганлал Таккер против Прандживандас Маганлал Таккер и Орс. (1997) 2 SCC 255 и другое дело К. Балакришнан против К.Kamalam & Ors. (2004) 1 SCC 581 привел к этой ссылке на более крупную скамью для авторитетного заявления относительно истинного и правильного толкования статей 122 и 123 Закона о передаче собственности 1882 года. Прежде чем мы рассмотрим конкретную область, в которой два решения принимают разные точки зрения, мы можем кратко изложить фактическую матрицу, в которой возникает противоречие.

2. Истец-ответчик по жалобе подал О.С. № 979 от 1989 г. о заявлении о том, что акт об отзыве от 5 марта 1986 г., подписанный ответчиком-апеллянтом с целью отозвать ранее оформленный ею дарственный акт, был недействительным.Дело истца, изложенное в жалобе, заключалось в том, что дарственный акт, оформленный ответчиком-подателем апелляции, был действителен с точки зрения закона и был принят истцом, когда одаряемый-ответчик зарезервировал за собой пожизненное право пользоваться преимуществами, вытекающими из собственности иска. Предполагаемый отзыв подарка в пользу истца-ответчика с точки зрения акта об отзыве был на этом основании подвергнут критике, и за объявление о его недействительности и недействительности молились ab initio.

3. Иск был обжалован ответчиком-апеллянтом по нескольким причинам, включая то, что дарственный акт, оформленный в пользу истца, был искажен мошенничеством, неверным представлением и неправомерным влиянием. Стороны представили доказательства и прошли судебное разбирательство, и в конечном итоге суд постановил, что акт об отмене подарка в пользу истца был недействительным. Суд первой инстанции установил, что ответчик не смог доказать, что дарственный акт, составленный истцом, был искажен мошенничеством или ненадлежащим влиянием или что это был фиктивный или номинальный документ.Подарок, по мнению суда первой инстанции, был сделан и принят истцом на законных основаниях, следовательно, по своему характеру безотзывный. Также считалось, что, поскольку даритель не предпринял никаких шагов для критики подарка, сделанного ею в течение более 12 лет, то же самое было добровольным по своему характеру и свободным от какого-либо ненадлежащего влияния, неверного представления или подозрений. Тот факт, что даритель сохранил за собой право пользоваться имуществом при жизни, не повлиял на действительность акта, считает суд первой инстанции.

4.В первой апелляции против указанного решения и постановления первый дополнительный окружной судья Варангал подтвердил точку зрения, принятую судом первой инстанции, и постановил, что истец убедительно доказал исполнение действительного подарка в свою пользу и что отмена законно оформленный дарственный акт был запрещен законом. Первый апелляционный суд также постановил, что акт дарения не был фиктивным документом, как утверждал ответчик, и что его предполагаемое аннулирование / отзыв было совершенно неэффективным.Дело ответчика о том, что она подозревала захват собственности Санкарайей, который вынудил ее сделать фиктивное дарение, не было доказано, особенно после того, как Санкарайя умер за три года до оформления отзыва ответчиком. Если дарственный акт был оформлен дарителем, чтобы спасти собственность от алчных глаз Санкарайи, как утверждает ответчик, не было причин, по которым ответчик должен был ждать три года после смерти Санкарайи, прежде чем отозвать то же самое. Суд.Первый апелляционный суд также подтвердил вывод суда первой инстанции о том, что одаряемый принял подарок, сделанный в его пользу. Жалоба, поданная ответчиком (заявителем) по этим выводам, отклонена.

5. Параллельное установление фактов, зафиксированных нижеприведенными судами, не помешало подателям апелляции отдать предпочтение второй гражданской апелляции №809 от 2003 года, в которой заявители предприняли попытку оспорить указанные выводы. Однако Высокий суд отказался вмешиваться в оспариваемые ему постановления и постановления и отклонил вторую апелляцию истца, постановившего, что дело, возбужденное ответчиком о том, что подарок был искажен вследствие ненадлежащего влияния или мошенничества, был полностью опровергнут испытание.Настоящая апелляция является последней попыткой обвиняемых оспорить выводы, сделанные против них.

6. Когда ходатайство о специальном отпуске было вынесено на предварительное слушание в коллегию данного Суда, единственный вопрос, который был задан от имени истца, заключался в том, может ли даритель сохранить владение подаренным имуществом для использования дарителем в течение ее жизни. и право на получение арендной платы за недвижимость каким-либо образом повлияло на действительность подарка. То, что даритель действительно совершил дарственный акт в пользу одаряемого и что одаряемый принял дар, не оспаривался, и вывод об этом не подвергался критике даже до нас.Так же как и вызов подарку на основании мошенничества, введения в заблуждение и неправомерного влияния, который был отклонен нижеследующими судами, дар доказан во всех существенных отношениях. Все, что утверждалось от имени истца, заключалось в том, что, поскольку даритель сохранил за собой право использовать собственность и получать арендную плату в течение ее жизни, такое резервирование или удержание делает подарок недействительным. Условный дар не предусматривался положениями Закона о передаче собственности, утверждал ученый адвокат истца.Поскольку в акте дарения не было передачи, права собственности, владения и права распоряжаться имуществом в абсолютном выражении в пользу одаряемого, то же самое не было подарком в глазах закона, утверждал ученый адвокат истца. В поддержку этого представления ученый адвокат положился на решении этого суда по делу Нарамадабен Маганлал Таккер против Прандживандас Маганлал Таккер и Орс. (1997) 2 SCC 255.

7. От имени респондентов per contra утверждалось, что действительность подарка была подтверждена нижеприведенными судами, единственный вопрос, который еще предстоит изучить, заключался в том, можно ли сказать, что подарок, который оставляет за собой пожизненный интерес для дарителя, быть недействительным.На этот вопрос, по словам ученого адвоката, ответчики прямо ответили в решениях этого суда по делу К. Балакришнан против К. Камалам и Орс. (2004) 1 SCC 581.

8. Ученый совет также положился на Бхагаван Прасад и Анр. против Харисингха Эйр 1925 Нагпур 199, Реваппа против Мадхавы Рао Эйр 1960 Майсур 97 и Тират Сингх против Манмохана Эйр 1981 Пендж. & Haryana 174 в поддержку утверждения о том, что передача владения была условием согласно индуистскому закону для действительного подарка, который был заменен главой индуистского права статьей 123 Закона о передаче собственности.

9. Глава VII Закона о передаче собственности 1882 года касается подарков в целом и, в частности, предусматривает способ дарения. Раздел 122 Закона определяет «дар» как передачу определенного существующего движимого или недвижимого имущества, сделанную добровольно и без рассмотрения одним лицом, называемым дарителем, другому, называемому одаряемым, и принятым одаряемым или от его имени. В соответствии с этим положением, чтобы считаться действительным подарком, принятие должно быть совершено в течение жизни дарителя и пока он еще может сделать подарок.В нем оговаривается, что подарок недействителен, если одаряемый умирает до принятия.

10. Статья 123 регулирует способ дарения и, в частности, предусматривает, что дарение недвижимого имущества должно осуществляться зарегистрированным документом, подписанным дарителем или от его имени и засвидетельствованным как минимум двумя свидетелями. В случае движимого имущества передача либо зарегистрированным документом, подписанным, как указано выше, либо путем доставки действительна в соответствии с разделом 123. Раздел 123 на этом этапе может быть извлечен с выгодой:

«123.Порядок передачи — для дарения недвижимого имущества передача должна осуществляться зарегистрированным документом, подписанным дарителем или от его имени, и засвидетельствована как минимум двумя свидетелями.

В целях дарения движимого имущества передача может быть осуществлена ​​либо зарегистрированным документом, подписанным, как указано выше, либо доставкой.

Такая доставка может быть произведена таким же образом, как и проданные товары ».

11. Разделы 124–129, которые представляют собой оставшиеся положения, составляющие главу VII, касаются таких вопросов, как дарение существующей и будущей собственности, дарение нескольким лицам, из которых одно не принимает, приостановление и отзыв подарка, а также обременительные подарки, включая последствия непринятия одаряемым любых обязательств, возникающих в связи с этим.Эти положения нас пока не касаются. Все, что важно для рассмотрения данного дела, — это внимательное прочтение статьи 123 (выше), которая не оставляет никаких сомнений в том, что дарение недвижимого имущества может быть совершено зарегистрированным документом, подписанным дарителем или от его имени, и засвидетельствовано не менее чем двумя свидетелями. При чтении с разделом 122 Закона подарок, сделанный зарегистрированным документом, должным образом подписанный дарителем или от его имени и засвидетельствованный как минимум двумя свидетелями, является действительным, если тот же подарок принят одаряемым или от его имени.То, что такое согласие должно быть дано в течение жизни дарителя и пока он еще может делать пожертвования, очевидно из простого прочтения статьи 122 Закона. Совместное прочтение статей 122 и 123 Закона совершенно ясно показывает, что «передача владения» имуществом, охватываемым зарегистрированным документом о дарении, должным образом подписанным дарителем и засвидетельствованным в соответствии с требованиями, не является обязательным условием для совершения действительного подарка в соответствии с положениями Закона о передаче собственности 1882 года.Судебные заключения относительно истинного и правильного толкования статьи 123 Закона о гражданстве Закон в течение довольно длительного периода считал, что статья 123 Закона заменяет норму индуистского права, если передача владения была важным условием для завершения действительного подарка. Полная судебная коллегия в составе пяти благородных судей Высокого суда Аллахабада находится в деле Лаллу Сингх против Гур Нарайн и Орс. AIR 1922 Все. 467 сослался на несколько таких решений, в которых положения статьи 123 были истолкованы как отменяющие требование индуистского закона о передаче владения в качестве условия для совершения действительного подарка.Это очевидно из следующего отрывка из вышеупомянутого решения, в котором Высокий суд недвусмысленно отклонил утверждение о том, что статья 123 T.P. Закон просто добавил еще одно требование закона, а именно подтверждение и регистрацию дарственного документа, к тому, что уже было предписано индуистским законом, и что статья 123 не означала, что в случае наличия зарегистрированного документа, должным образом подписанного и заверенного, действовали другие требования индуистского права. без:

«7. Д-р Катю, от имени подателя апелляции, решительно утверждал, что статья 123 просто имела целью добавить еще одно требование закона, а именно, требование об аттестации и регистрации, к требованиям, предписанным индуистским законодательством, и что эта секция действительно Это не означает, что там, где имелся зарегистрированный документ, должным образом подписанный и заверенный, все другие требования индуистского права не соблюдались.Раздел 123, однако, интерпретировался всеми высокими судами непрерывно в течение длительного периода в порядке, указанном вначале, и в настоящее время существует единое мнение о том, что действие статьи 123 должно заменить норму индуистского права, если они были таковы, что передача владения была абсолютно необходимой для завершения дара. Для справки мы можем сослаться только на несколько дел: Дхармодас против Нистарини Даси (1887 г.) 14 Cal. 446, Баллбхадра против Бховани (1907) 34 Cal.853, Алаби Коя против Муссы Койя (1901 г.) 24 Mad. 513, Мудхав Рао Морешвар против Каши Бай (1909) 34 Bom. 287, Манбхари против Наунида (1881 г.) 4 All. 40, Балмакунд против Бхагвандас (1894 г.) 16 Все. 185 и Пхулчанд против Лакху (1903 г.) 25 All. 358. Если положения статута или постановления ясны, то даже длительный и единообразный курс судебного толкования его может быть отменен, если он противоречит ясному смыслу постановления, но если это не так, то он может быть отменен. наш долг принять толкование Статута, которое так часто и так долго давали суды, и не нарушать эти решения, несмотря на примечания к решениям их светлости Тайного совета по делу Tricomdas Cooverji Bhoja v.Шри Шри Гопинатх Тхакур ВОЗДУХ 1916 P.C. 182. Таким образом, мы явно придерживаемся мнения, что теперь следует признать, что положения статьи 123 отменяют необходимость передачи владения, даже если этого требовал строгий индуистский закон ».

12. Логика вышеупомянутой точки зрения проистекает из языка Раздела 129 T.P. Закон, в котором на дату вынесения решения Высоким судом Аллахабада использовались слова «за исключением случаев, предусмотренных статьей 123 Закона». Раздел 129 T.P. Закон был до внесения в него поправок в 1929 году, как в соответствии с:

«129. Сохранение пожертвований mortis causa и мусульманского закона. — Ничто в этой главе не относится к подаркам движимого имущества, сделанным в предвкушении смерти, и не должно рассматриваться как затрагивающее какое-либо правило мусульманского закона или, за исключением случаев, предусмотренных статьей 123, любые правила индуизма. или буддийский закон ».

13. Простое прочтение вышеизложенного свидетельствует о том, что «нормы индуистского права» и «буддийского права» не должны затрагиваться главой VII, за исключением тех случаев, когда такие правила противоречат разделу 123 Закона о передаче собственности. .Это явно подразумевало, что статья 123 имела преимущественное значение для норм индуистского права, касающихся дарения, включая правило, требующее владения имуществом, подаренным для передачи одаряемому. Решения Высоких судов, упомянутые в отрывке, взятом выше, последовательно придерживались той точки зрения, что Раздел 123 заменяет нормы индуистского права, которые могли требовать передачи владения в качестве важного условия для завершения подарка. Правильность этого положения закона не подлежит сомнению.Формулировки, использованные в статье 129 до внесения поправок, были достаточно ясными, чтобы придать статье 123 преимущественную силу по сравнению с нормами индуистского права. В раздел 129 были внесены поправки Законом № 20 от 1929 года, в соответствии с которыми слова «или, за исключением случаев, предусмотренных статьей 123, любые нормы индуистского или буддийского права» были удалены. Раздел 129 T.P. Сегодняшний акт гласит:

.

«129. Сохранение пожертвований mortis causa и мусульманского закона — Ничто в этой главе не относится к подаркам движимого имущества, сделанным в предвкушении смерти, и не должно рассматриваться как затрагивающее какие-либо нормы мусульманских законов.”

14. Вышесказанное не оставляет сомнений в том, что сегодня закон защищает только правила мусульманского закона от строгих требований главы VII, касающихся подарков. Это означает, что положения индуистского права и буддийского закона, сохраненные в соответствии с разделом 129 (экономия не распространялась на сохранение таких правил из положений раздела 123 Закона о ТП) до внесения в него поправок, больше не защищены от преимущественного действия главы. VII. Поправка сделала позицию более явной, перенеся все другие нормы индуистского и буддийского права также под действие Главы VII и исключив защиту, ранее доступную таким правилам, из действия Главы VII.Решения Высокого суда Майсура по делу Реваппа против Мадхава Рао и Анр. AIR 1960 Майсур 97 и Высокий суд Пенджаба и Харьяны в деле Тират против Манмохана Сингха и Орса. По нашему мнению, AIR 1981 Punjab and Haryana 174 правильно придерживается мнения о том, что статья 123 заменяет нормы индуистского права в той мере, в какой такие правила требуют передачи владения одаряемому.

15. На это можно взглянуть еще под другим углом. Раздел 123 T.P. Закон состоит из двух частей. Первая часть посвящена дарению недвижимого имущества, а вторая часть — дарению движимого имущества.Что касается дарения недвижимого имущества, статья 123 делает передачу зарегистрированным документом обязательной. Это очевидно из употребления Парламентом слова «передача должна быть осуществлена» применительно к недвижимому имуществу. В противоположность этому требованию вторая часть Раздела 123, касающаяся дарения движимого имущества, просто требует, чтобы дарение движимого имущества могло быть осуществлено либо зарегистрированным документом, подписанным, как указано выше, либо «путем передачи». Разница между этими двумя положениями заключается в том, что в том, что касается передачи движимого имущества путем дарения, то же самое может быть осуществлено зарегистрированным векселем или путем доставки.Такая передача в случае недвижимого имущества, несомненно, требует зарегистрированного документа, но это положение не делает передачу владения недвижимым имуществом, подаренным в качестве дополнительного требования для того, чтобы дар был действительным и действительным. Если намерение законодательного органа состояло в том, чтобы передать владение подаренным имуществом также в качестве предварительного условия для действительного подарка, в положении могло бы и действительно было бы конкретно сказано об этом. Отсутствие такого требования может только привести нас к выводу, что передача владения не является существенным предварительным условием для совершения действительного подарка в случае недвижимого имущества.

16. Это подводит нас к решениям этого Суда, которые привели к этой ссылке. В деле К. Балакришнан (см. Выше) даритель подписал договор дарения определенной доли имущества, унаследованного ею от ее деда по материнской линии, в пользу ее несовершеннолетнего сына, подавшего апелляцию в суд, и ее четырехлетней дочери. В дар было вложено здание школы. В подарочном акте оговаривалось, что ответственность за подписание в отношении указанной школы и право на доход будет лежать на дарителе в течение ее жизни, а после этого — на одаряемого.После оформления дарственного акта даритель аннулировал его и составил завещание о завещании имущества в пользу своей дочери, после чего одаряемый-апеллянт подал иск о декларировании своего права собственности на имущество иска на основании подарка и дальнейшего заявление об аннулировании акта аннулирования и завещание, оформленное дарителем. Суд первой инстанции отклонил иск, а первый апелляционный суд постановил то же самое. Высокий суд восстановил точку зрения, принятую судом первой инстанции, и постановил, что, когда даритель оставил за собой право подписывать документы в отношении управления школой и право брать узуфрукт из собственности, на которой расположена школа, нет имущество было передано по акту.При рассмотрении апелляции в этом суде мнение Высокого суда было изменено, а мнение Первого апелляционного суда было восстановлено. Этот суд постановил:

«10. Мы критически изучили содержание подарочной карты. Нам кажется, что даритель совершенно ясно передал одаряемым право собственности и титул в отношении своей 1/8 доли собственности. Даритель мог передать даром титул и право собственности на имущество и в то же время оставить за собой владение и пользование в течение всей своей жизни.В законе нет запрета на то, что собственность на собственность не может быть подарена без владения ею и права пользования ею. В соответствии с разделом 6 Закона о передаче собственности «может быть передано любое имущество», за исключением упомянутого в пунктах (а) — (i). Раздел 6 в соответствующей части гласит:

«6. Что может быть передано. — Имущество любого рода может быть передано, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом или любым другим действующим законодательством.

(а) * * *

(b) Простое право на повторный въезд в связи с последующим нарушением условия не может быть передано никому, кроме владельца собственности, затронутого этим.

(в) * * *

(d) Право владения имуществом, ограниченное собственностью лично, не может быть им передано.

(e) Простое право на предъявление иска не может быть передано ».

11. Пункт (d) Раздела 6 не привлекается условиями данного подарочного акта, потому что это не была собственность, пользование которой было ограничено лично владельцем. Она была абсолютной владелицей дарованной собственности, и пользование ею не ограничивалось только ею самой.Она унаследовала его от отца по материнской линии в качестве полноправного владельца. Таким образом, Высокий суд, очевидно, ошибся, придя к выводу, что дарение было неэффективным только потому, что даритель оставил за собой право владения и пользования подаренным имуществом ». (выделено)

17. Мы уважительно согласны с положениями закона, содержащимися в вышеприведенном отрывке. Действительно, в законе нет положения о том, что право собственности на имущество не может быть передано без передачи права владения этим имуществом.Как отмечалось ранее, статья 123 не делает передачу владения подаренным имуществом существенной для действительности подарка. Верно то, что внимание этого суда, по-видимому, не было привлечено к более раннему решению, вынесенному по делу Нарамадабен Маганлал Таккер (см. Выше), где этот Суд при оглашении изложения дарственного акта и акта аннулирования постановил, что дарение не было полным. В этом деле Суд постановил, что одаряемый не принял подарок, что сделало подарок неполным.Этот суд, кроме того, постановил, что даритель аннулировал дар в течение месяца с момента дарения и впоследствии исполнил завещание в пользу заявителя о надлежащем построении акта и акта, отменяющего то же самое, что суд постановил, что дар в пользу одаряемый был условным, и одаряемый не принял его. Дарственный акт давал одаряемому ограниченные права и должен был вступить в силу после смерти одаряемого. Об этом свидетельствует следующий отрывок из указанного постановления:

«7.Таким образом, будет ясно, что оформление зарегистрированного подарочного документа, принятие подарка и передача имущества вместе составляют завершение подарка. После этого даритель лишается своего титула, и одаряемый становится абсолютным владельцем собственности. Вопрос в том, стал ли данный подарок завершенным в соответствии с разделом 123 Закона о TP? Из описания подарочной карты видно, что Мотилал Гопалджи подарил собственность ответчику. Другими словами, это был условный подарок.Нет ни подробного описания принятия, ни каких-либо доказательств, подтверждающих принятие. Точно так же он специально заявил, что имущество будет оставаться в его владении до тех пор, пока он не будет жив. После этого подаренное имущество становилось его собственностью, и он имел право собирать месную прибыль в отношении имеющихся комнат на протяжении всей своей жизни. Дарственная грамота предоставляла одаряемому ответчику лишь ограниченные права. Подарок должен был вступить в силу после смерти дарителя, и он должен был иметь право передать собственность абсолютно в виде подарка, иначе он будет иметь право получать прибыль от месне.Таким образом, будет видно, что даритель подписал договор об условном дарении и сохранил право владения и пользования имуществом в течение своей жизни… .. »

18. Вышеупомянутое решение явно основывается на фактах этого дела. Если дар был условным и одаряемый не принял, он не мог действовать как подарок. Абсолютная передача права собственности на подаренное имущество в пользу одаряемого отсутствовала в этом деле, что привело к тому, что Суд постановил, что дар был условным и должен был вступить в силу только после смерти одаряемого.Судебное решение с этой точки зрения четко различимо и не может быть истолковано как основание для утверждения о том, что передача владения является важным требованием для совершения действительного подарка.

19. В данном случае, как мы уже отметили, оформление зарегистрированного дарственного документа и его подтверждение двумя свидетелями не оспаривается. Все три нижестоящих суда одновременно признали, что одаряемый принял дар. Концерты в дарственной грамоте также подтверждают переход безусловного права собственности на подаренное имущество от дарителя к одаряемому.Сохраняется только право пользования имуществом в течение всего срока жизни дарителя, которое никоим образом не влияет на передачу собственности дарителем в пользу одаряемого.

20. Высокий суд с этой точки зрения совершенно оправданно отказался вмешиваться в постановление, вынесенное в пользу одаряемого. Соответственно, эта апелляция отклоняется и отклоняется, но в сложившихся обстоятельствах без каких-либо указаний в отношении затрат.

………………………………….… ..… J.

(Т.С. ТАКУР) ………………………………….… ..… Дж.

(V. GOPALA GOWDA) ………………………………….… ..… J.

Нью-Дели, (К. НАГАППАН)

17 июля 2014 г.

Условные подарки, подарки от несовершеннолетних и ошибка факта или закона при дарении — Юридическая фирма McGuire

В предыдущих статьях мы обсуждали неполные подарки и право отзыва, а также то, как эти вопросы могут повлиять на создание подарка с точки зрения имущественного планирования и налога на наследство. В статье ниже мы продолжим обсуждение связанных вопросов, но больше сосредоточимся на условных подарках, подарках несовершеннолетним и фактической ошибке.Пожалуйста, не забывайте всегда обсуждать ваши конкретные вопросы планирования наследственного имущества и налогообложения с вашим поверенным по имущественному планированию, налоговым юристом и / или налоговым консультантом.

Некоторые штаты признают доктрину условного дара. Если в вашем соответствующем штате признается доктрина условного дарения, условная передача подарка может быть неполной для целей налога на дарение. Принципы общего права собственности будут считать, что подарок является полным и безотзывным после завершения передачи и принятия одаряемым (физическим лицом, получающим подарок).Однако в соответствии с доктриной условного дарения «подарок» может зависеть от условия, и, таким образом, первоначальная передача не будет считаться завершенным подарком для целей закона о государственной собственности, если на самом деле условие не выполняется. Таким образом, если подарок не является завершенным подарком в соответствии с законодательством штата, он может не быть завершенным подарком для целей федерального налога — налога на наследство и для целей вашего имущественного планирования. Что касается дел, связанных с этим вопросом, см. Ver Brycke v. Ver Brycke, 379 Md.669, 84 A.2d 758 (Md.2004 г.).

Подарки от несовершеннолетних также затрагивают определенные вопросы и проблемы. Поскольку несовершеннолетний является юридически недееспособным, несовершеннолетний делает подарок и передает имущество другому лицу, передача может быть отклонена несовершеннолетним, а способность отказаться от этого может привести к тому, что подаренное имущество вернется к несовершеннолетнему, подарившему имущество. Таким образом, является ли это завершенным подарком, когда несовершеннолетний передает собственность? Подарок несовершеннолетнего считается неполным для целей федерального налога на дарение, если в соответствии с применимым законодательством штата подарок может быть возвращен дарителю в течение разумного периода времени после того, как несовершеннолетний достиг совершеннолетия в соответствующем штате.При таких обстоятельствах подарок от несовершеннолетнего будет считаться завершенным, если право несовершеннолетнего отказаться от подаренного имущества утрачивает силу и несовершеннолетний больше не может «забирать» имущество.

Если лицо, предоставляющее право, допустило одностороннюю ошибку в отношении фактов или закона, передача в доверительное управление может считаться неполной, если закон штата допускает отзыв. может считаться неполным и не облагаться налогом на дарение.Однако важно отметить, что ошибка в отношении налоговых последствий подарка обычно не позволяет считать подарок неполным.

Дарение собственности может быть важной частью имущественного планирования, но влечет за собой множество налоговых последствий и проблем, которые необходимо учитывать. Таким образом, важно обсудить вопросы дарения с поверенным по имущественному планированию или налоговым поверенным. Вы можете поговорить с поверенным по планированию недвижимости в Денвере и налоговым поверенным, связавшись с юридической фирмой McGuire.

Свяжитесь с юридической фирмой McGuire, чтобы назначить бесплатную консультацию с налоговым юристом Денвера и юристом по имущественному планированию!

Основы права — Обещания дарения

Кроме того, согласно общему праву, любое обещание, данное за печатью, даже обещание дарения, имеет юридическую силу.Однако в большинстве штатов отменено обязательное действие печати.

Номинальное вознаграждение — это, по сути, вознаграждение, которое дается с намерением ложно превратить обещание о пожертвовании в форму сделки, имеющей юридическую силу. Номинальное вознаграждение не означает, что обещание о пожертвовании может быть исполнено. Например:

Престон обещает дать Генри машину, а Генри обещает дать Престону 1 доллар в качестве оплаты за машину. Можно с уверенностью сказать, что ни Престон, ни Генри не рассматривают 1 доллар как плату за машину.Скорее, Престон и Генри согласились обменять машину на 1 доллар, чтобы ложно превратить обещание в сделку. Следовательно, обещание Престона отдать машину Генри не подлежит исполнению.

Условное обещание пожертвования — это обещание пожертвования, при котором обещавший намеревается сделать подарок обещанному, но только после того, как обещающий выполнит условие, изложенное им. Например:

Престон говорит Генри, что Престон отдаст Генри новую машину, если Генри придет в дом Престона, чтобы забрать машину.

Условное пожертвование подлежит исполнению не более, чем любое пожертвование. Это верно, даже если условие было выполнено. Таким образом, если Генри придет к дому Престона, чтобы забрать машину, а Престон откажется отдать машину Генри, Генри не сможет предъявить иск Престону за исполнение.

Условное обещание пожертвования иногда выглядит как сделка, но разница в том, что в условном обещании пожертвования выполнение условия не является той ценой, которую обещатель должен заплатить за выполнение обещания, тогда как в случае обещаний по выгодной цене выполнение условия условие — это цена, которую обещатель должен заплатить за выполнение обязательств поручителем.

Иногда трудно отличить не имеющее исковой силы условное обещание пожертвования и обещание по выгодной сделке, имеющее исковую силу. Проверка — это то, как сами стороны видят условие. Если условие рассматривается просто как необходимая часть подарка, обещание является дарственным и не подлежит исполнению. Однако, если стороны рассматривают выполнение условия как фактическую цену подарка, то есть сделка, и обещание подлежит исполнению. Например:

(1) Престон звонит Генри и говорит Генри, что он отдаст ему новую машину, если Генри приедет в дом Престона, чтобы забрать ее.Генри идет к дому Престона, чтобы забрать машину, но Престон не дает Генри машину. Обещание Престона не подлежит исполнению, потому что приезд в дом Престона не был той ценой, которую Генри должен был заплатить за машину. Это был просто способ позволить Престону сделать Генри подарок.

Однако, если:

(2) Престон обещает дать Генри новую машину, если Генри воздержится от курения и питья до достижения 25-летнего возраста. Генри соглашается и воздерживается. Престон должен был отдать Генри новую машину, потому что было понятно, что воздержание — это цена, которую Генри был готов заплатить за новую машину.См. Hammer v. Sidway , 124 N.Y. 538 (1891)

Опираясь на обещания пожертвований и долговых обязательств Estoppel

Часто обещание о пожертвовании полагается обещанным лицом. См. Kirksey v. Kirksey, 8 Ala. 131 (1845). Как мы уже говорили ранее, правило состоит в том, что если обещание о пожертвовании полагается обещанным лицом таким образом, которого он должен разумно ожидать, обещание будет иметь исковую силу, по крайней мере, в той степени, в которой он полагается. См. Feinberg v.Pfeiffer Co. , 322 S.W.2d 163 (Mo.1959). Например:

Том обещает своей подруге Николь, что даст ей 100 000 долларов на покупку новой квартиры. Том знает, что Николь подыскивает новую квартиру и что, как только у нее будет достаточно денег, она купит ее, как только сможет. Полагаясь на обещание Тома, Николь покупает квартиру за 80 000 долларов. Затем Том отказывается платить Николь. В такой ситуации, поскольку Николь полагалась на обещание так, как Том должен был разумно ожидать, его обещание будет считаться имеющим силу закона, по крайней мере, в той степени, в которой он полагался.Другими словами, суд потребует от Тома сдержать свое обещание, хотя суд может потребовать от Тома отдать Николь только 80 000 долларов, которые она потратила на квартиру, а не все 100 000 долларов, которые Том обещал изначально.

Этот аспект закона изложен в разделе 90 как Первой, так и Второй поправок к законам о контрактах (трактаты по контрактному праву, опубликованные Американским юридическим институтом). Современное правило исходит из Первого повторения, в котором говорится, что «обещание, которое обещатель должен разумно ожидать, чтобы побудить к действию или воздержанию определенного и существенного характера со стороны обещанного и которое действительно побуждает такое действие или снисходительность, является обязательным, если несправедливость можно избежать только при исполнении обещания.По сути, это означает, что там, где обещатель должен разумно ожидать, что обещанный будет действовать, полагаясь на свое обещание, а обещанный фактически действительно действует, полагаясь на обещание, обещание является обязательным, если исполнение обещания является единственным способом избежать несправедливости. . Этот принцип известен как принцип «эстоппеля векселя».

Согласно Переформулировке Во-первых, если обещание о пожертвовании, на которое полагается пожертвование, подлежит исполнению, оно подлежит исполнению в полной мере. Другими словами, обещатель должен будет дать обещанному лицу то, что он обещал.Итак, в нашем примере Том должен отдать Николь обещанные 100 000 долларов, хотя Николь потратила только 80 000 долларов на квартиру.

Это известно как «ожидаемые убытки», потому что обещанному лицу присуждается сумма, которую он ожидал от должника.

Однако во Второй поправке говорится, что «средство правовой защиты, предоставленное в случае нарушения, может быть ограничено, если этого требует справедливость». Это проясняет, что ущерб может быть ограничен только степенью уверенности обещанного. Другими словами, обещатель должен будет заплатить только достаточно, чтобы избежать несправедливости.Итак, в нашем примере, поскольку Николь потратила только 80 000 долларов на квартиру, степень ее уверенности составила 80 000 долларов, и справедливость потребовала бы, чтобы Том выплатил ей 80 000 долларов, а не все 100 000 долларов, которые он ей изначально обещал.

Это называется «возмещение убытков», потому что обещанному лицу присуждается возмещение убытков только в той степени, в которой он полагается.



Похожие видео:

Условные дары в завещаниях | LegalMatch

Имущество состоит из собственности человека, такой как его личные вещи, банковские счета, недвижимость, акции и ценные бумаги, а также другие различные активы.Когда владелец поместья умирает, его имущественный план определяет, как его имущество должно управляться и распределяться. Четкий план наследства может минимизировать налоговое бремя, возлагаемое на близких, а также необходимость рассмотрения дела о завещании.

Большинство людей ассоциируют имущественное планирование с завещаниями и трастами. Завещание — это юридический документ, письменный или устный, в котором указывается, как человек желает избавиться от своей собственности после смерти. В завещании перечислены активы и кто получит каждый актив; получатели известны как бенефициары.Доверительный фонд также создается владельцем собственности, который назначает доверительного управляющего, чтобы владеть юридическим титулом на собственность и распределять активы траста.

План недвижимости может также решать дополнительные вопросы. Некоторые конкретные примеры включают:

  • Порядок лечения наследодателя (собственника имущества);
  • Статус донора органов;
  • Кто должен принимать юридические и финансовые решения от имени наследодателя в случае его недееспособности;
  • Кто должен заботиться о несовершеннолетних детях наследодателя;
  • Кто должен принимать на себя бизнес-интересы наследодателя; и
  • Любые похороны и спецификации.

Что такое условный подарок?

Термин «условное дарение» относится к положению в завещании. Это положение гласит, что деньги или имущество должны распределяться из наследства только тогда и в случае, если имеет место определенное событие. Примером этого может быть случай, когда наследодатель оставляет определенную сумму денег каждому из своих внуков, но эти внуки получат эти деньги только в том случае, если они закончат колледж до того, как им исполнится 25 лет.

Есть два основных условия, которые можно поставить на подарки в завещаниях:

  • Прецедент условия: Прецедент условия — это условие, которое должно произойти до того, как будет сделан любой подарок.Приведенный выше пример является примером прецедента условия, поскольку бенефициар должен окончить колледж в течение определенного периода времени, прежде чем он сможет получить зарезервированные для него деньги.
    • Такое условие должно быть написано особым образом, чтобы дать условию разумные шансы на соблюдение. Условие должно устанавливать конкретное временное окно, которое закрывается по истечении разумного периода времени. Если условие является полностью открытым, то с течением времени его становится все труднее обеспечить; и
  • Последующее условие: Последующее условие применяется к подаркам, которые даются без условий.Однако эти подарки аннулируются, если происходит определенное событие. Примером этого может быть случай, когда наследодатель оставляет землю конкретному бенефициару при условии, что бенефициар никогда не сможет продавать алкоголь на этой собственности.
    • Такие условия обычно труднее обеспечить из-за того, что они полностью неограниченны. Условие, которое приводит к отзыву собственности, может произойти только через несколько десятилетий после подарка.

Важно отметить, что есть определенные условия, которые никогда не будут выполнены судом.Любое условие, требующее незаконных действий, не подлежит исполнению. Кроме того, никакое условие, требующее, чтобы бенефициар женился или разводился с конкретным лицом, не будет соблюдаться. Наконец, условие, которое требует от получателя помощи изменить свою религию, также не будет выполняться.

Есть ли ограничения для воли?

Хотя хорошо составленное и имеющее юридическую силу завещание необходимо для эффективного имущественного плана, оно имеет некоторые ограничения. Примером этого может быть то, что завещания не могут отдавать имущество, которое фактически не принадлежит завещателю, и имущество не может быть передано домашним животным.Для изменения завещания необходимо указать, какие части фактического документа изменяются, и если завещатель желает, чтобы завещание было изменено полностью, предыдущее завещание считается отозванным или аннулированным.

Завещания могут быть оспорены или оспорены только лицом, имеющим на это право. Это может быть заинтересованная сторона или человек, которому есть что получить или унаследовать от завещания. Завещание может быть обжаловано по следующим причинам:

  • Завещатель не был умственно грамотным при составлении завещания;
  • Завещатель находился под принуждением или принуждением к согласию с условиями завещания;
  • Как упоминалось ранее, завещатель имеет другое завещание, которое имеет приоритет перед исходным; и
  • Завещание не было должным образом засвидетельствовано или подписано в соответствии с требованиями государства.

Нужен ли мне поверенный для условных подарков в завещаниях?

Если вы планируете свое наследство и хотите внести условный подарок, вам следует проконсультироваться с опытным и знающим поверенным по недвижимости. Опытный поверенный по недвижимости может помочь вам разобраться в конкретных законах вашего штата в отношении условных подарков, а также посоветовать вам приемлемые и подлежащие исполнению условия.

Если вы являетесь получателем условного подарка по завещанию, адвокат может помочь вам определить, подлежит ли условие исполнению и как лучше всего действовать.В любом случае адвокат также может представлять вас в суде по мере необходимости.

Хосе Ривера

Ответственный редактор

Редактор


Последнее обновление: 23 июля 2020 г.

Когда действует условный благотворительный подарок?

дата публикации: 18.09.2014

|

автор / источник: Жаклин М.Демчур

Апелляционный суд Британской Колумбии (BCCA) недавно рассмотрел законность условного пожертвования, сделанного зарегистрированной благотворительной организации. В деле Norman Estate против Общества Сторожевой башни, Библий и трактатов Канады, (2014 BCCA 277), BCCA согласился с решением судьи первой инстанции, что рассматриваемый условный подарок был подарком inter vivos (то есть он вступил в силу в течение жизни жертвователи), а не завещательный дар, как утверждали в Estate.

Жертвователи, Ллойд и Лили Норман, регулярно делали денежные пожертвования зарегистрированной благотворительной организации Сторожевой башни, Библий и трактатов («Общество»). Один из их подарков включал письмо от г-на Нормана, в котором говорилось, что деньги (200 000 долларов) должны быть возвращены норманнам по их просьбе и что после их смерти деньги останутся собственностью Общества. В письме говорилось, что в случае условного пожертвования любые средства, которые ранее не были возвращены донорам, автоматически останутся у Общества.

Норманны и Общество впоследствии заключили Соглашение об условном пожертвовании («Соглашение»), чтобы подтвердить эту договоренность. Соответственно, после смерти Ллойда и Лили Норман Общество выдало квитанцию ​​о благотворительном пожертвовании на указанную сумму средств, но Normans ’Estate заявила, что Общество не имеет права на получение указанных денежных средств.

Суды рассматривали вопрос о том, было ли соглашение между норманнами и Обществом завещательным распоряжением или доверительным фондом inter vivos .Если было обнаружено, что Соглашение создало завещательное распоряжение, то результатом было бы то, что Соглашение было бы признано недействительным, потому что оно было подписано без свидетелей и, следовательно, не соответствовало Закону о завещаниях Британской Колумбии (RSBC 1996 , с 489).

Судья пришел к выводу, что подарок был доверительным фондом inter vivos , потому что норманны сделали подарок при жизни с намерением, чтобы дар вступил в силу немедленно. Судья первой инстанции использовал «руководящий принцип» при рассмотрении того, намеревался ли даритель, чтобы дары зависели от его смерти.Она пришла к выводу, что:

Соглашение об условном пожертвовании на самом деле имело немедленное действие, и внешние доказательства согласуются с этим заключением. Само Соглашение об условном пожертвовании не подлежало отзыву, хотя норманны имели право на возмещение своих пожертвований в соответствии с его условиями … [Общество] получило как немедленную, так и будущую заинтересованность в фондах и правах норманнов в отношении средств стало предметом Соглашения об условном пожертвовании.

BCCA поддержал решение суда и установил, что Общество было непосредственно заинтересовано в пожертвованных средствах, и любой запрос на возврат от норманнов должен соответствовать условиям Соглашения. В результате того, что было обнаружено, что подарком было inter vivos , Общество было вправе оставить себе указанные фонды.

В результате этого решения благотворительные организации должны проявлять осторожность при составлении соглашений об условном пожертвовании, если они хотят гарантировать, что любой подарок, переданный по такому Соглашению, останется у благотворительной организации после смерти дарителя (-ов).

Ящик доступен в Интернете по адресу: http://canlii.ca/t/g7x3h.

Партнер Картерса, Жаклин М. Демчур занимается благотворительностью и некоммерческим правом, включая регистрацию, корпоративную реструктуризацию и анализ управления юридическими рисками. Г-жа Демчур была признана ведущим экспертом в области благотворительности и некоммерческого права по версии журнала Lexpert .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.