6 фактов о том как карали женщин в разных странах за измену мужу: 16 Фактов о том, Как в разных странах карали ЖЕНЩИН ЗА ИЗМЕНУ МУЖУ • InVePo.Ru

Содержание

16 Фактов о том, Как в разных странах карали ЖЕНЩИН ЗА ИЗМЕНУ МУЖУ • InVePo.Ru

В этом посте представлено как наказывали и унижали женщин в разных странах ЗА ИЗМЕНУ МУЖУ

Как в разных странах наказывают женщин за измену мужу?

1 . В Сиаме виновницу помещали в специальное хитроумное приспособление, и слон мог наслаждаться несчастной, думая, что это самка-слониха.

2. Корейцы накачивали жертву уксусом и, когда она распухнет до надлежащих размеров, били по ней, как по барабану, палочками, пока она не умрет.

3. Древние датчане карали прелюбодеяние смертью, тогда как за убийство полагался простой штраф, это показывает, какой из двух поступков считался серьезнее.

4. Монголы разрубали изменницу на две части.

5. В Тонкинском королевстве ее затаптывал слон.

6. Непослушным или провинившимся обитательницам гарема на Востоке надрезали тело в самых нежных местах и в открытые раны по капле закапывали расплавленный свинец; свинец также заливали во в-ще… Или делали из ее тела подушечку для булавок, только вместо булавок использовали пропитанные серой деревянные гвозди, поджигали их, пламя поддерживалось за счет подкожного жира жертвы.

7. В Африке есть маленькое королевство Луанго, где существует обычай сбрасывать изменницу и ее любовника с крутой скалы.

8. Галлы обычно мазали ее грязью, потом волокли ее тело по земле через весь город.

9. В некоторых странах жену судил сам супруг: казнил ее на месте, если считал, что она виновна; это можно назвать отголоском той давней традиции, по которой мужья могли избавляться от наскучивших им жен.

10. Дикари племени Майами отрубали прелюбодейкам нос, абиссинцы вытаскивали их на улицу и разрывали на куски.

11. Аборигены Канады делали им надрез на голове, потом сдирали скальп.

12. Сингапурец, подозревавший свою жену в измене, проучил ее очень необычным образом.
Ревнивец связал свою супругу и насильно сделал на ее теле татуировки.

Татуировки для неверной жены состояли из рисунков солнца, стрел и слов «одна дорога» .
Что именно хотел сказать такой комбинацией «художник» остается только догадываться, но судебный психиатр признал его вменяемым.
Тату были выполнены так профессионально и тщательно, что для их удаления потребуется специальная операция.
Стоит отметить, что в семейных конфликтах судебные власти Сингапура чаще всего встают на сторону мужчин.
Видимо, в ситуации с ревнивым татуировщиком, судей поразил сам факт нетривиальной супружеской мести.
В Сингапуре все еще действует наказание палками.

13. В Восточной Римской империи грешниц продавали на рыночной площади всем желающим.

14. Дикари племени Гуакс-Толиам, обнаруженного французскими исследователями в Америке, бросали изменницу к ногам вождя, разрубали на куски, и все присутствующие съедали их.

15. В Турции и некоторых районах Германии женщину, которая нарушила супружескую верность, связывали и сажали в мешок вместе с кошкой.

По мешку били цепами, пытаясь попасть в кошку. Разъяренное животное царапало и кусало женщину

16. В Диарбекире преступницу казнили всей семьей, и каждый должен был нанести ей хотя бы один удар кинжалом.

Понравился пост? Поддержи «Инвепо», нажми:

16 ФАКТОВ О ТОМ, КАК В РАЗНЫХ СТРАНАХ КАРАЛИ ЖЕНЩИН ЗА ИЗМЕНУ МУЖУ — Виктор Коростелев

 

1. В Сиаме виновницу помещали в специальное хитроумное приспособление, и слон мог наслаждаться несчастной, думая, что это самка-слониха.

2. Корейцы накачивали жертву уксусом и, когда она распухнет до надлежащих размеров, били по ней, как по барабану, палочками, пока она не умрет.

3. Древние датчане карали прелюбодеяние смертью, тогда как за убийство полагался простой штраф, это показывает, какой из двух поступков считался серьезнее.

4. Монголы разрубали изменницу на две части.

5. В Тонкинском королевстве ее затаптывал слон.

6. Непослушным или провинившимся обитательницам гарема на Востоке надрезали тело в самых нежных местах и в открытые раны по капле закапывали расплавленный свинец; свинец также заливали во в-ще … Или делали из ее тела подушечку для булавок, только вместо булавок использовали пропитанные серой деревянные гвозди, поджигали их, пламя поддерживалось за счет подкожного жира жертвы.

7. В Африке есть маленькое королевство Луанго, где существует обычай сбрасывать изменницу и ее любовника с крутой скалы.

8. Галлы обычно мазали ее грязью, потом волокли ее тело по земле через весь город.

9. В некоторых странах жену судил сам супруг: казнил ее на месте, если считал, что она виновна; это можно назвать отголоском той давней традиции, по которой мужья могли избавляться от наскучивших им жен.

10. Дикари племени Майами отрубали прелюбодейкам нос, абиссинцы вытаскивали их на улицу и разрывали на куски.

11. Аборигены Канады делали им надрез на голове, потом сдирали скальп.

12. Сингапурец, подозревавший свою жену в измене, проучил ее очень необычным образом.

Ревнивец связал свою супругу и насильно сделал на ее теле татуировки.

Татуировки для неверной жены состояли из рисунков солнца, стрел и слов «одна дорога».

Что именно хотел сказать такой комбинацией «художник» остается только догадываться, но судебный психиатр признал его вменяемым.

Тату были выполнены так профессионально и тщательно, что для их удаления потребуется специальная операция.

Стоит отметить, что в семейных конфликтах судебные власти Сингапура чаще всего встают на сторону мужчин.

Видимо, в ситуации с ревнивым татуировщиком, судей поразил сам факт нетривиальной супружеской мести.

В Сингапуре все еще действует наказание палками.

13. В Восточной Римской империи грешниц продавали на рыночной площади всем желающим.

14. Дикари племени Гуакс-Толиам, обнаруженного французскими исследователями в Америке, бросали изменницу к ногам вождя, разрубали на куски, и все присутствующие съедали их.

15. В Турции и некоторых районах Германии женщину, которая нарушила супружескую верность, связывали и сажали в мешок вместе с кошкой.

По мешку били цепами, пытаясь попасть в кошку. Разъяренное животное царапало и кусало женщину

16. В Диарбекире преступницу казнили всей семьей, и каждый должен был нанести ей хотя бы один удар кинжалом.


Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

За что убивают женщин: шесть реальных историй, произошедших за один день

Как следует из отчета, опубликованного управлением ООН по наркотикам и преступности (UNODC), ежедневно во всем мире 137 женщин гибнут от рук своих близких и родствеников.

По данным ООН, местом убийства женщин чаще всего становится родной дом.

Более половины из 87 тысяч женщин, убитых в 2017 году, стали жертвами самых близких людей. Из них около 30 тысяч погибли от рук партнера — мужа или сожителя — и еще 20 тысяч были убиты родственниками.

Мужчин по-прежнему убивают больше, чем женщин

Данные, собранные управлением ООН по наркотикам и преступности, свидетельствуют о том, что для мужчины вероятность погибнуть в результате умышленного убийства в четыре раза выше, чем для женщины.

ООН указывает на то, что во всем мире в 8 из 10 случаев жертвами убийства становятся мужчины.

При этом в том же отчете говорится, что более 80% жертв преступлений, совершенных членами семьи против родственников — женщины.

«Насилие со стороны близких людей продолжает непропорционально тяжело сказываться именно на женщинах», — говорится в отчете ООН.

47 женщин в 21 стране за один день

В отчете ООН обобщается статистика убийств за 2017 год, полученная из государственных источников. Число убийств женщин и девочек на гендерной почве было выведено на основе критериев убийств, совершенных родственниками или близкими людьми.

После этого создатели спецпроекта Би-би-си «100 Женщин» совместно со Службой мониторинга Би-би-си решили побольше узнать о реальных историях женщин, которые скрываются за цифрами статистики.

В результате были отслежены все статьи в мировой печати, касающиеся убийств женщин за 1 октября 2018 года. Журналисты Би-би-си, работающие в разных регионах мира, насчитали 47 таких сообщений о женщинах, убитых в 21 стране, скорее всего, по гендерной причине. Большая часть этих убийств пока находится на стадии расследования.

Вот лишь шесть таких случаев. Изначально о них сообщалось в местной прессе. Би-би-си получила официальное подтверждение изложенных здесь фактов.

Джудит Чесанг, 22 года, Кения

Автор фото, Family handout

В понедельник 1 октября Джудит Чесанг и ее сестра Нэнси собирали в поле урожай сорго.

Джудит, мать троих детей, недавно развелась с своим мужем Лабаном Камуреном и решила вернуться в родительскую деревню на севере страны.

Вскоре после того, как сестры приступили к сбору урожая, Камурен приехал на семейную ферму, напал на бывшую жену и убил ее.

По словам местной полиции, после этого самого Камурена убили местные жители.

В докладе ООН говорится, что в Африке женщины больше всего подвержены риску убийства со стороны близких или родственников. В общей сложности на 100 тысяч человек приходится 3,1 таких смертей.

А по общему числу убийств женщин родственниками и близкими лидирует Азия: там в 2017 году погибли 20 тысяч женщин.

Неха Шарад Чодури, 18 лет, Индия

Автор фото, Manohar Shewale

Неха Шарад Чодури, вероятно, погибла в результате так называемого «убийства чести» в день, когда ей исполнилось 18 лет. Она праздновала свой день рождения с бойфрендом.

Полиция подтвердила Би-би-си, что родители девушки были против этих отношений. Теперь родителей и еще одного родственика обвиняют в убийстве девушки в тот вечер, совершенном прямо в родительском доме.

Расследование продолжается, и трое главных подозреваемых остаются под стражей в ожидании суда.

Адвокат, представляющий интересы родителей и родственника Нехи, сообщил Би-би-си, что подозреваеыме не собираются признавать свою вину.

Сотни женщин погибают каждый год лишь потому, что влюбляются или выходят замуж вопреки воле своей семьи. Однако точной статистики «убийств чести» не существует, поскольку часто такие преступления не фиксируются или о них никто не заявляет.

Зейнаб Секаанван, 24 года, Иран

Автор фото, Private via Amnesty International

Зейнаб Секаанван была казнена в Иране за убийство мужа.

Зейнаб родилась на север-западе Ирана в бедной курдской семье, которая придерживалась консервативных взглядов. Совсем молодой девушкой она сбежала из семьи, чтобы выйти замуж и найти лучшую долю в жизни.

Но ей не повезло: по данным международной правозащитной организации, муж жестоко обращался с Зейнаб и отказывался давать ей развод. При этом полиция игнорировала все ее жалобы на избиения.

Зейнаб была арестована за убийство своего мужа, когда ей было 17 лет.

Amnesty International утверждает, что ее пытали, чтобы она призналась в убийстве мужа, что ее избивали в полиции и что суд над ней не был справедливым.

В отчете UNODC выдвигается предположение, что женщины, решившиеся на убийство свеого партнера, перед этим зачастую подвергались длительному физическому насилию.

В отчете также говорится, что в качестве мотивов мужчины-убийцы часто называют чувство собственности, ревность и страх оказаться покинутым.

Похоже, что именно это произошло с бразильской парой: мужчина и женщина вместе прожили долгие годы и были обнаружены мертвыми в тот же день, когда была казнена Зейнаб.

Сандра Люсия Аммер Маура, 39 лет, Бразилия

Автор фото, Reproduction / Facebook

Сандра Люсия Аммер Маура вышла замуж за Аугусту Агуайра Рибейру в 16-летнем возрасте и прожила с ним почти четверь века.

Через пять месяцев после развода он убил ее.

Полиция городка Жардим Такуари подтвердила Бразильской службе Би-би-си, что женщина погибла от удара ножом в шею.

Следователи обнаружили на мобильном телефоне ее мужа видеозапись признания в этом убийстве. Аугусту заявил, что Люсия начала встречаться с другим человеком, и он расценил это как предательство.

Он также хвастался на видео, что его не арестуют, потому что они вместе «отправятся к Творцу».

Аугусту повесился в спальне их общего дома. Он действительно избежал ареста.

Случай с Сандрой иллюстрирует так называемую форму «убийства-самоубийства», когда человек убивает одну или больше жертв, после чего накладывает на себя руки.

Мари-Амели Вайя, 36 лет, Франция

Автор фото, PHOTOPQR/LE PROGRES/Photo Jean-Pierre BALFIN

Мари-Амели была зарезана собственым мужем Себастьеном Вайя.

Они расстались после 4 лет брака. Он напал на женщину с ножом, после чего добровольно сдался полиции. Через несколько дней он зарезался в тюрьме.

Соседи Мари-Амели принесли охапки цветов к дверям магазина нижнего белья на улице Биша, которым она владела, и прошли маршем в знак памяти о погибшей.

Убийство Мари-Амели Вайя произошло в тот самый день, когда французское правительство объявило о новых планах по борьбе с бытовым насилием.

Автор фото, PHOTOPQR/LE PROGRES/Photo Jean-Pierre BALFIN

Подпись к фото,

Марш памяти Мари-Амели

Елена Верба, 29 лет, Россия

Автор фото, VK/Елена Верба

Счастливая семейная жизнь Елены закончилась летом 2017 года.

Ее муж Сергей, бывший сотрудник ФСКН, решил, что она стала ему изменять, зазвал ее в лес под предлогом сбора грибов и там напал на нее с ножом, требуя признаний.

Елена смогла вырваться и позже заявила в полицию об этом нападении, однако стражи порядка провели с мужем воспитательную беседу и этим ограничились.

Елена хотела развестись, но не смогла этого сделать: по словам адвокатов, муж запугивал её и грозил, что развод дорого ей обойдётся.

При этом Сергей не перестал подозревать жену и в итоге в порыве ревности напал на нее и на глазах у семилетнего сына нанес 28 ножевых ранений.

Когда убийство женщины заслуживает внимания?

Чтобы познакомить вас с этими историями женщин, убитых на гендерной почве, целая сеть сотрудников Би-би-си внимательно просматривала телепередачи, социальные сети, печатные издания, прослушивала радио во всем мире.

Они обнаружили, что в общей сложности 1 октября этого года поступило 47 сообщений об убийствах женщин. Би-би-си рассказывает только о небольшой их части: многие случаи остались неподтвержденными, некоторые преступления против женщин официально не были зарегистрированы, порой мотивы не были ясны или преступники не выявлены.

В докладе UNODC содержится вывод о том, что большая доля преступлений в отношении женщин выпадает из поля зрения правоохранительных органов: о них или не сообщают, или полиция не расследует эти преступления как направленные конкретно против женщин.

«Наше исследование призвано напомнить не только о тех женщинах, про которых мы знаем, но и о тех случаях, о которых не сообщала полиция или СМИ, — говорит сотрудница Службы мониторинга Би-би-си Мариам Азвер, в задачу которой входило обобщение собранных данных. — Истории этих женщин никогда не были опубликованы, или их не удалось проверить, или полиция не занималась расследованием этих смертей. Так что остается лишь удивляться: когда же убийство женщины считается достаточно важным, чтобы о нем написали газеты?»

Как выходили замуж в Средневековье – Москва 24, 13.11.2014

Кто и зачем придумал брак? Как в древние времена люди выбирали свою вторую половинку? Как хранили свое целомудрие? И как наказывали искусительниц и блудниц? Почему и сейчас девушки предпочитают выходить замуж по старым обычаям? Об этом читайте специальном материале телеканала «Москва Доверие».

Хранительница очага

Брак, когда муж и жена любят друг друга, а их права и обязанности равны, сегодня нам кажется нормой, иначе быть просто не может. Но еще пару столетий назад женщины об этом даже не могли мечтать, у них вообще никаких прав не было. Все, что дозволялось женщинам, так это работать по хозяйству.

«Вся жизнь женщины сводилась к управлению этим хозяйством. Фактически, у женщины зачастую просто не было времени даже выйти на улицу», — говорит кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ имени Ломоносова Иван Давыдов.

На протяжении веков мужья распоряжались женами как своей собственностью: легко могли запереть их на замок или сжить со свету, обвинив в измене или воровстве.

«Если речь идет об измене, скажем, простолюдинки, то ее могли просто и повесить, как за воровство яблока, допустим, на главной площади или на окраине города», — утверждает художник-галерист Валерий Переверзев.

Ян Стен. Свадьба Тобиаса и Сарры

Слово мужа в семье всегда было законом – таким был образцовый брак. Но кто и когда решил, что так должно быть, и зачем люди вообще придумали жениться?

Еще 200 лет назад этот обряд был обычным делом – невесты прощались со своим девичеством, семьей, с тем образом жизни, к которому уже никогда не смогут вернуться. Согласно народному обычаю, каждая невеста на Руси должна была искренне оплакать свою беззаботную юность. Этот древний ритуал на протяжении многих веков соблюдался неукоснительно.

После замужества девушка навсегда перейдет в чужой дом и начнет совсем другую жизнь. О ее новом статусе будет говорить даже прическа.

«Очень важным был момент, когда невесте меняли прическу. То есть ей расплетали косы, шла к венцу она всегда с распущенными волосами, а потом ей закручивали волосы, надевали на нее женский головной убор, сверху надевали платок, волосы навсегда прятались под этим головных убором, считалось, что замужней женщине уже волосы свои показывать нельзя публично.

И вот тут она уже превращалась в замужнюю женщину, именно с этого момента, а не, так сказать, с брачной ночи», — рассказывает заместитель директора Государственного республиканского центра русского фольклора Екатерина Дорохова.

Каждая русская невеста проходила через длинную цепочку всевозможных обрядов, и ни одним нельзя было пренебречь. Брак на Руси был центральным событием в жизни каждого человека – особым ритуалом, к которому относились крайне серьезно. Неудивительно, что к замужеству девушки начинали готовиться с детства.

Уже с 10 лет каждая девочка приступала к работе над своим приданым, без него найти себе жениха было очень трудно. Отсутствие своего имущества, как правило, свидетельствовало о бедности девушки, а это автоматически вычеркивало ее из списка завидных невест.

Согласно общепринятым нормам будущая жена была обязана внести немалый материальный вклад в хозяйство мужа. Поэтому большинство девушек проводили всю свою юность за шитьем.

Ян Стен. Свадьба Тобиаса и Сарры

«В первую очередь это подушки, одеяла, полотенца – все это она должна была изготовить своими руками. Она должна была большое количество подарков подарить всем своим будущим родственникам. И вот эти подарки были, в общем, регламентированы. То есть считалось, что жениху обязательно она должна сшить и вышить рубашку. Она дарила большие такие, длинные полотенца, тоже вышитые, его дружкам, их перевязывали этими полотенцами. Кому-то дарила пояса, кому-то – платки», — говорит Екатерина Дорохова.

Чтобы впечатлить будущего мужа, семья невесты в качестве приданого демонстрировала не только шитье, но и домашний скот: чем его больше, тем завиднее невеста. Ну и какое же приданое без по-настоящему ценных вещей, например, сундуков из дерева.

«Все эти предметы, эти коробочки, шкатулки, сундучки, ларец – это все входило в приданое невесты. Сундуки являлись дорогими подарками, распространенными подарками.

Они дарились не только женихом невесте или невестой жениху, отцу выходящей замуж дочери. То есть вот эта традиция делать из сундука подарок – это совершенно нормальное явление. Поэтому они были и подарками, и обязательной составляющей приданого невесте, если она выходила замуж», — объясняет ведущий научный сотрудник Государственного исторического музея Наталья Гончарова.

Павел Федотов. Сватовство майора

Сватовство без невесты

Каким бы богатым имуществом ни обладала девушка, в выборе своего будущего мужа она почти никогда не принимала участия.

«Это действительно были договоры между родственниками, в каких-то ситуациях молодые даже не знали друг друга и не были знакомы. То есть даже я во время полевой своей практики уже застал людей, которые женились, не зная в лицо своих будущих (я разговаривал с женщиной) мужей.

Были браки, когда выдавали молодых девушек за взрослых мужчин, причем не всегда эти браки были неудачными, и довольно часто они действительно были счастливыми», — рассказывает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Громов.

Как ни странно, но роль главных купидонов на Руси играли не родители, а сваты. Именно этим людям, чаще всего родственникам семьи, отец с матерью поручали выбирать судьбу для своих детей.

При этом сваты никогда не руководствовались предпочтениями молодых, при заключении брачных договоров ни любовь, ни симпатия не имели значения. Главной целью было найти выходца из порядочной и состоятельной семьи, без видимых физических недостатков. В остальном – стерпится-слюбится.

«Сватовство всегда происходило поздно вечером, когда уже было темно, в темное время суток. А кое-где даже ночью. Скажем, вот в лесах брянских есть такие села глухие, вот нам рассказывали, что сваты приезжали после 12 ночи. Всех будили и проходили.

Знаете, вот такая обстановка какая-то таинственная: темно, какие-то люди приезжают, потом они целую ночь сидят, что-то беседуют. Родители, в основном отцы (родные или крестные чаще), ударяли по рукам. То есть они скрепляли таким рукопожатием ритуальным свое согласие на совершение брака», — говорит Екатерина Дорохова.

Павел Федотов. Разборчивая невеста

Потом, от этого момента, вот уже когда они договорились, до, собственно, самой свадьбы проходило где-то от двух недель до месяца.

Замуж на Руси издревле выходили в народных костюмах. Никаких белых пышных платьев еще не было. Сарафаны и рубахи шились в традиционных цветах своего региона. Кстати, носились эти костюмы и после бракосочетания: их было принято надевать по любому торжественному случаю в жизни. Редкие экземпляры из гардероба молодоженов прошлого сохранились в Государственном историческом музее.

«В конце XIX века на традиционный русский костюм очень большое влияние оказала городская мода. Что мы можем видеть как раз на этом венчальном костюме крестьянки из Архангельской губернии? Этот костюм сшит по моде конца XIX века, где-то 1890-х годов.

Влияние городской моды сказалось в том, что уже вместо традиционного сарафана и рубахи девушки надевали нарядные костюмы – юбка, кофточка с поясом, что называлось, в общем-то, парочкой», — рассказывает научный сотрудник Государственного исторического музея Александра Цветкова.

Русская свадьба была делом всей деревни. И гуляния продолжались не один день. Но этот праздник предназначался не для молодых, а для родителей, сватов и многочисленной родни. Жених и невеста на свадьбе не веселились, они молчали, ничего не ели и не пили.

Новоявленного мужа во время свадебного застолья нередко волновала только одна мысль: сможет ли он с достоинством пройти испытание первой брачной ночи? Ведь с появлением потомства в то время не принято было тянуть.

«Тут надо тоже понимать, что женихи в то время были неопытные, и соответственно, после всех событий свадьбы у них действительно могло не получиться чисто по неопытности. Есть вообще подозрение, что в традиционном обществе, и в средневековом в том числе, было что-то вроде такого психического заболевания, такого невроза, связанного вот как раз с боязнью магического воздействия, то есть реально женихи боялись этого, подозревали, что это может быть», — считает Дмитрий Громов.

Брачной ночи придавалось большое значение, по сути, это была первая, одобряемая обществом, возможность вступить в интимные отношения, ведь близость до брака осуждалась. Кстати, в некоторых регионах России существовал обычай, когда девушка должна была доказывать свою невинность.

Григорий Седов. Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем

«Очень строго следили, чтобы девушка вела такой образ жизни очень достойный, чтобы с парнями она не гуляла, ничего себе лишнего не позволяла. Обязательно проверяли ее честность на второй день свадьбы. Но, правда, в связи с этим всегда бывает очень много разговоров, как они с женихом там какого-нибудь петуха прирежут, чтобы изобразить, что она была честной», — утверждает Екатерина Дорохова.

Из поколения в поколение

Обычай демонстрации целомудрия молодоженов соблюдался недолго и далеко не во всех регионах нашей страны. На какое-то время об этом и вовсе забыли, пока Петр I не решил вернуть эту традицию для всех придворных дам.

Но самое большое значение нравственности жениха и невесты придавали в средние века в Европе. Церковь, которая имела тогда большое влияние на общество, предписывала вести безгреховный образ жизни до брака.

В Англии даже существовал такой обычай, когда после свадьбы у ложа супругов присутствовал свидетель, который должен был зафиксировать не только консумацию брака, но и подтвердить, что молодожены действительно придерживались строгой морали.

«Вокруг брачного ложа существует очень много мифов и легенд. Такие вещи, как снятие пояса целомудрия, или, например, вот это феодальное право первой брачной ночи.

Что касается специальных людей, которые присутствовали во время брачной ночи, то, скорее всего, была матрона, женщина в возрасте, действительно в ее обязанности входило засвидетельствовать то, что брачная ночь совершилась. Она занималась подтверждением девства самой невесты», — рассказывает магистр истории, соискатель философского факультета МГУ Иван Фадеев.

Сегодня такие свадебные ритуалы кажутся суровыми и довольно унизительными. Впрочем, в истории брака было немало шокирующих обычаев. К примеру, в Древнем Риме муж имел законное право не только полностью распоряжаться жизнью своей жены, но и решать, когда ей умереть.

В те времена судьба женщины была довольно незавидной. Каждая обязана была исполнять любую волю мужа. И не только его: прежде всего, жена зависела от решений патерфамилиса – отца своего супруга и главы всего рода.

Константин Маковский. Под венец

«Это единственный домовладелец, владыка над всем родом, старший из мужчин, и пока он был жив, он, как вождь, решал судьбу каждого члена своего рода. В его руках находилось, в том числе, решение вопроса жизни и смерти новорожденных, причем независимо, эти новорожденные происходили от него или же, скажем, от его сыновей», — говорит Иван Давыдов.

В глубокой древности это была абсолютная власть, которая сравнительно поздно, только в эпоху «законов 12 таблиц», а это где-то VI век до нашей эры, была ограничена. Причем и здесь женщины были поражены в правах. Сохранялась обязательно жизнь первой девочки, а вот с остальными женщинами рожденными могли обойтись весьма жестоко.

Брачные союзы между мужчинами и женщинами на протяжении многих тысячелетий устраивали их родители и родственники. Но когда именно такая модель для заключения браков стала общепринятой? Кто ее придумал? К сожалению, ученые не могут найти ответы на эти вопросы. Мы даже не знаем, когда люди вообще придумали жениться.

«Когда был заключен первый брак на Земле – науке неизвестно. И я думаю, никогда известно не станет. Мы вынуждены ориентироваться на письменные источники, сохранившиеся, в первую очередь, в религиозной традиции. Ну и, согласно Библии, первый брак – это брак Адама и Евы, которые жили в раю, и сам Бог благословил их плодиться и размножаться, населять Землю и владеть ею», — рассказывает Давыдов.

Хотя дата первой свадьбы на Земле нам неизвестна, зарождение некоторых форм брака проследить можно. К примеру, печально известный брак по расчету имеет на самом деле очень солидный возраст: такой тип супружества зародился еще в раннем Средневековье, и тогда это называли династическим или королевским союзом.

Монаршие браки всегда вершились по своим правилам и служили обычно только одной цели – политической. Любой король или царь стремился к выгодным союзам, и самые важные он заключал благодаря брачным договорам с другими правителями.

Сергей Никитин. Выбор невесты

«Любой брачный союз был связан с очень строгими обязательствами, о которых мы не всегда даже можем точно сказать, но совершенно очевидно, что они были. Например, ты всегда мог рассчитывать на поддержку своего зятя, ты всегда мог рассчитывать на то, что твой сват, пусть это даже и венгерский король или польский династ, в случае необходимости, если тебя пытаются свергнуть с престола, например, обязательно тебе придет на помощь и даст военную поддержку», — говорит доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ Федор Успенский.

Династические браки помогали решать множество проблем в государстве, в том числе и расширять границы. Так в XII веке король Англии Генрих II стал крупнейшим феодалом в Европе только потому, что очень успешно устраивал браки своим многочисленным детям. В результате он присоединил Нормандию, Анжу, Аквитанию, Гиень и Бретань.

Наследники престолов еще во младенчестве неоднократно меняли своих суженых. Например, королева Шотландии Мария Стюарт в возрасте 12 месяцев брачным договором была обещана сыну короля Англии Генриха VIII – принцу Эдварду.

Через пять лет из-за политического конфликта между государствами регент Шотландии заключил новый брачный договор: шестилетняя Мария Стюарт стала невестой дофина Франциска II в обмен на военную поддержку Франции. Нетрудно догадаться, что мнения самих наследников никто не спрашивал.

«Мнение отца, правящего монарха, и его, если угодно, желания, которые определялись политической необходимостью, в первую очередь, они имели куда большее значение, куда больший вес. Средние века – это не та эпоха, где, скажем так, такие индивидуальные чувства являлись чем-то, что принималось во внимание в первую очередь», — говорит Иван Давыдов.

Константин Маковский. Боярский свадебный пир в XVII столетии

Великая княжеская династия Рюриковичей, которая правила Древнерусским государством около 700 лет, также преуспела на ниве династических браков. На протяжении всего Х и XI веков Рюриковичи не только успешно выдавали своих дочерей замуж за видных наследников европейских государств, но и сами брали в жены иностранок. Кстати, породниться с русским княжеским родом в то время считалось очень перспективным.

«Во-первых, династия Рюриковичей и Русь в то время чрезвычайно мощны с военной точки зрения. Русские князья были вооружены, экипированы, может быть, едва ли не лучше других. Поэтому военная поддержка – тут даже обсуждать нечего, на нее можно было рассчитывать и она была очень мощной.

И хотя Русь во многом воспринималась как некая отдаленная территория (не всеми, безусловно, но многими), тем не менее, все-таки, конечно, русская династия обладала известным статусом и известным престижем, поэтому выдать замуж за русского князя свою дочь – это шаг довольно важный», — рассказывает Федор Успенский.

Неравный брак

На протяжении долгих веков игры престолов вершились благодаря династическим союзам, при этом личное счастье монархов никого не интересовало. В средние века вообще мало значения придавали эмоциям и чувствам. Но значит ли это, что все пары были глубоко несчастны в браке? Можно ли вообще построить крепкую семью, не пережив влюбленности в супруга?

«Сексологи очень хорошо знают, что если люди не совпадают по сексуальному фактору, это вообще может никак не отразиться на климате в семье. Люди могут совершенно непонятной сексуальной жизнью жить, далекой от какой-то такой нормативной, вообще никакой не жить, но при этом прекрасно ладить по всем другим факторам. Если вдруг летит какой-то другой фактор, особенно если психологический, сексуальный фактор очень быстро подключается. Так что на самом деле сексуальная функция не так уж и важна, как это ни странно», — говорит кандидат медицинских наук Лариса Штарк.

Удивительно, но модель древних браков многими учеными сегодня признается далеко не самой плохой. К тому же, уверяют нас историки, осмысленная и зрелая любовь между супругами вполне могла существовать, несмотря на отсутствие симпатии и влечения в начале брака. Скорее всего, такой сценарий был нередким.

Василий Пукирев. Неравный брак

Впрочем, как бы то ни было, а брак оставался на протяжении многих веков завидной целью как для мужчин, так и для женщин. Но почему это было так важно? Для девушки союз с мужчиной часто был единственной возможностью получить социальную защиту и сохранить хорошую репутацию. Мужчина при этом почти всегда получал богатое приданое, а иногда и земли, которые принадлежали семье жены.

И все же считается, что прежде всего брак был необходим женщине: хозяйство, во главе которого она становилась, и последующее материнство были единственными сферами жизни, где она могла себя реализовать. Не секрет, что правами и свободами жены во всем мире не были избалованы вплоть до XVIII века.

«Эмансипация женщин начинается с эпохи Возрождения, продолжается в эпоху Просвещения, однако мы можем увидеть и во французском праве эпохи Наполеона отголоски прежней традиции. Скажем, по Кодексу Наполеона женщина не имела права заключать никакие договоры купли-продажи без письменного разрешения мужа на трату денег», — говорит Иван Давыдов.

В дальнейшем, конечно, эта норма была пересмотрена и аннулирована, но если мы будем читать Кодекс Наполеона, мы увидим, что там эта норма сохраняется, дальше идет пометка, что она не применяется, и в конце Кодекса появляется новая фраза, которая регулирует уже современное положение женщины, а именно ее полное равноправие с мужем.

Но в одном женщина не могла добиться равенства с мужчиной: на протяжении всего периода существования института брака ей приходилось мириться с неверностью мужа. Адюльтеры, может быть, не всегда прощались, но браки не распадались.

Все потому, что развод был непозволительной роскошью. Без препятствия женщина могла получить его, только если собиралась до конца дней посвятить себя служению Церкви. Такое право было закреплено за женщиной и во времена Римской Империи, и в средние века, и в эпоху Просвещения.

«Более того, подчеркивается уже христианскими историками, что женщина, добровольно отказавшаяся от брака в пользу христианского служения, приобретала больше социальных прав. Скажем, она имела право свободного передвижения по городу и вне города, если это было связано с ее уже христианской миссией.

Понятно, если она давала обет вечного затворничества уже в монастыре, тогда ее будущая жизнь в монастыре мало чем отличалась от супружеской жизни», — утверждает Давыдов.

Питер Брейгель. Крестьянская свадьба

Черные вдовы

Освободиться от бремени неудачного брака можно было и в случае внезапной кончины мужа. В этом случае вдовы получали свободу и даже возможность повторно выйти замуж. Некоторые жены умело пользовались этим правом, решаясь на убийство своих мужей. Черные вдовы – именно так называли таких женщин.

Например, итальянка Теофания Ди Адамо была представительницей целой древней династии отравительниц. Как и все ее родственницы, она занималась производством ядов под видом косметических средств – одеколонов и пудрениц. Некоторые историки считают, что самыми известными жертвами Теофании стали французский принц герцог Анжуйский и Папа Римский Климент XIV.

Во Франции же самой известной черной вдовой была маркиза де Бренвилье. Она отравила не только своего мужа, но и отца, двух братьев, сестру и даже нескольких своих детей.

Одно из самых известных отравлений XIX века также произошло во Франции. В 1840 году Мари Лафарж отравила мужа мышьяком, но была поймана и осуждена. Дело Лафарж стало первым в мировой судебной практике, когда обвиняемой вынесли приговор на основании токсикологической экспертизы.

Конечно, на преступление решались далеко не все. Многие женщины пытались получить развод официально. Как правило, эти попытки заканчивались ничем. Развести супругов в то время могла только Церковь, но она была в этом не заинтересована.

«Церковь стремилась придать браку особый характер. О причинах этого есть разные мнения среди исследователей, но главное – это то, что Церковь стремится придать браку характер нерасторжимый: утверждалось, что брак носит нерасторжимый характер, и Церковь очень тщательно следила за исполнением тех условий, выполнение которых было необходимо для заключения брака. И зачастую Церковь участвовала, непосредственно отслеживала ситуацию внутри самого брака», — говорит Иван Фадеев.

Казалось бы, в таких вопросах больше шансов было у аристократов с их деньгами, связями и титулами, но и королевам не удавалось расторгнуть брак. Духовная власть предпочитала закрывать глаза даже на вопиющие случаи.

Так произошло со знаменитым браком княгини Евпраксии Всеволодовны из рода Рюриковичей и короля Германии Генриха IV. Не в силах больше терпеть издевательства мужа, княгиня обратилась к духовенству с мольбой освободить ее от этого союза.

Адриен Моро. После свадьбы

«У Церкви должна была быть санкция на развод, какой-то повод, она не может взять, просто так развести людей, во всяком случае в ту эпоху. Вот Церковь устроила что-то вроде слушаний об этом. И эти слушания носят зачастую почти порнографический характер, потому что она говорила о вещах чудовищных действительно. Мы не знаем до сих пор, что из того, что она говорила, правда, а что – нет, у меня нет роли арбитра, чтобы судить, что – правда, а что – нет, и, конечно, сердце мое склоняется все-таки к русской княгине, а не к императору Генриху. Но, тем не менее, в чем-то она его, может быть, и оболгала, потому что настолько чудовищно (там и черная месса, и содомия, и все, что угодно)», — рассказывает Федор Успенский.

Этот брак так и не был расторгнут. Аристократы получали одобрение на развод только в случае, если супруги доказывали, что состоят в близком родстве. К примеру, если они приходились друг другу троюродными или четвероюродными братьями и сестрами. А вот измена супруга никогда не считалась веской причиной для аннулирования брака. Такое поведение даже не осуждалось в обществе.

Стать поводом для осуждения неверность могла только в том случае, если в ней уличали жену, особенно если такое происходило в средневековой Европе. Прелюбодеяние, как известно, было тяжким преступлением и смертным грехом. Но даже когда адюльтеры становились достоянием гласности, духовная власть склонна была винить в этом в первую очередь женщину.

Блудницы и искусительницы

Для Средневековья вообще было характерно особое отношение к слабому полу: каждая женщина, прежде всего, была воплощением зла, блудницей и искусительницей. Мужчина же часто был жертвой, невольно соблазненной ее прелестями. При этом обвиняемая в соблазнении могла быть вовсе не соблазнительной, но для вердикта Церкви это значения не имело.

Блудницу могли очень жестоко наказать. Это орудие пыток называется «железная дева». Она устанавливалась в центре городских площадей на всеобщее обозрение, чтобы горожане знали, какая незавидная судьба ждет прелюбодеек.

«Металлический саркофаг, в который помещалась изменница, по росту вымерялось таким образом, чтобы глаза оказывались на уровне вот этих металлических прорезей. Затем саркофаг закрывали, и шипы пронзали ее туловище. Шипы сделаны так, что не задевают ее жизненно важных органов, чтобы промучилась подольше», — говорит Валерий Переверзев.

История происхождения этого чудовищного орудия пыток довольно таинственная. Никто в точности не знает, где когда и кем был изобретен этот металлический саркофаг. А главное – каким целям он изначально служил. В летописях европейских столиц о «железной деве» упоминания почти нет, а те сведения, которые все же находят, весьма обрывочны и запутаны.

Василий Максимов. Семейный раздел

«Непосредственно «дева» появляется только в XIV-XV веке в Нюрнберге в Германии. Опять же, слухи очень противоречивые. То есть вначале ее используют как нечто закрытое такое, говорят, чтобы увидеть «деву», нужно пройти через семь подвалов, то есть открыть семь дверей, и затем уже можно с ней повстречаться.

Но в том же раннем Средневековье есть свидетельства, что подобный саркофаг именно использовался и для неверных жен, в том числе, на Сицилии, скажем, в том же Палермо», — объясняет Переверзев.

Неограниченные в правах средневековые мужья могли на законных основаниях контролировать интимную жизнь своих жен. Благодаря таким приспособлениям, как пояс верности. Кстати, ключ изготавливался в единственном экземпляре.

Таким образом, отправляясь к примеру в долгую поездку, супруг мог в прямом смысле запереть свою жену и получить стопроцентную гарантию ее преданности. Ведь снять пояс без его согласия и участия было невозможно.

«Пояс верности, все так представляют обычно, может быть, это такой стереотип, и когда делают реконструкции в музеях именно это место в поясе – оно считается главным, оно сделано в виде такого щучьего рта. То есть, знаете, у щуки зубы очень гибкие, загнуты вовнутрь и очень острые.

То есть в рот щуки что-то очень хорошо входит, а назад уже не выходит. Вот всем хочется, чтобы пояс верности был устроен по такому принципу, чтобы он не просто ограждал ее от любовных утех, но чтобы он еще и смог разоблачить, смог, так сказать, поймать прелюбодея», — говорит Валерий Переверзев.

Железный пояс ранил кожу, провоцируя инфекционные процессы. Многие жены мучительно умирали от болезней, так и не дождавшись своих мужей. Но в истории брака известны и другие способы применения пояса верности.

Николай Неврев. Воспитанница

«Некий Конрад Эйхштедт издает книгу в 1405 году, то есть начало XV века, книга, всего лишь навсего, о фортификационных сооружениях европейских. То есть представьте, это всевозможные защиты стен городских, это всевозможные приспособления для отражения атак на эти стены, и так далее.

И в этой книге он впервые зарисовывает пояс, который он видит во Флоренции, этот пояс носят флорентийки от нападения на них, от сексуальных домогательств», — рассказывает Переверзев.

В древности общество было крайне патриархальным, и отношение к изменам во многом было навязано именно мужской психологией. Исследования ученых показали, в сознании мужчины его собственная неверность не воспринимается ужасным поступком, часто он вообще не склонен связывать свои похождения с серьезными чувствами.

Близость с другой женщиной может быть лишь физиологическим актом, и не более того. Но если изменяют ему, то это уже расценивается не как безобидная шалость.

«Мужчины более болезненно обычно воспринимают такие события, как измена супруги, потому что, опять же, мы вспоминаем о биологическом компоненте – рожают женщины. И в этом случае есть своего рода угроза своему воспроизводству: агрессия, то есть посягательство на территорию, на будущее», — утверждает врач-сексолог, психотерапевт Евгений Кульгавчук.

Кстати, такой механизм поведения был присущ мужчинам и в первобытные времена. На заре человечества у мужчин и женщин уже были разные жизненные стратегии. Самка не торопилась с выбором партнера и проводила своего рода отбор, чтобы произвести здоровое и сильное потомство.

Самцу же было важно как можно быстрее продолжить свой род, поэтому женщина воспринималась как собственность. При любом посягательстве на избранницу самец реагировал крайне агрессивно, он должен был жестко отстаивать свое право на продолжение рода. Суровые условия существования древних людей и краткая продолжительность жизни вынуждали их действовать решительно.

Впрочем, особое отношение мужчин к изменам не означает, что женщина относится к ней проще. Как раз наоборот, во все времена измена была глубокой трагедией, которая переживалась тяжело и мучительно. Столь сильный эмоциональный ответ обусловлен физиологией.

Василий Пукирев. Прием приданого по росписи

«Во время сексуальных отношений у женщины больше вырабатывается окситоцина – гормона, отвечающего за привязанность. И женщина буквально врастает своей душой в своего избранника. И в этих случаях, конечно, разводы на психическом здоровье сказываются, потому что это бывают и реактивные депрессии, и тревожно-фобические расстройства, и, конечно, самооценка, очень часто бывает, падает существенно», — считает Евгений Кульгавчук.

Уважение к женщинам

И все же на протяжении всей истории брака оскорбленные чувства жен мало кого волновали. Как только девушка становилась законной супругой, она должна была полностью подчиниться воле мужа. Признаки матриархального общества можно встретить лишь на некоторых территориях обитания восточных славян. Из их древних обычаев следует, что к женщинам там относились с большим уважением, причем не только в браке, но и в обществе в целом.

«Более того, я хочу сказать, что постепенно с возрастом женщина в семье становилась очень важной, главной. И даже кое-где, мне лично с этим приходилось встречаться, есть отголоски таких древних достаточно по происхождению верований, когда мужчина, который достигал определенного возраста, скажем, где-то 60-65 лет, он уже был не нужен.

И нам очень часто рассказывали: «Вот, – говорит, – в прежние времена стариков лабанили». Их просто сажали на саночки, везли к оврагу, палкой так по лбу – и они в овраг этот на саночках их спускали», — рассказывает Екатерина Дорохова.

Такие истории, конечно же, исключение из правил. Даже в эпоху Просвещения, когда женщины получили больше государственных прав и свобод, общественный этикет предписывал им терпеть неверность мужа.

«Женщина заранее понимала, что это произойдет, и шла замуж, понимая, что она должна терпеть и прощать, что это работа как бы, еще одна работа, такой вот тяжелый труд. Поэтому мы встречаем в мемуарах понятие как «ужасная обязанность жены», «ужасная обязанность супруги», — считает кандидат исторических наук, доцент кафедры истории МосГУ Ольга Елисеева.

Здесь происходила вот еще какая печальная ситуация: женщина не имела права показать, что она знает. Если она показывает, что она знает о каких-то грехах своего супруга, то, как учили ее многочисленные матушки, он будет уже делать это на твоих глазах, фактически.

Фирс Журавлев. Перед венцом

Но не стоит думать, что женщина в браке всегда только проигрывала. Находясь в законных отношениях с мужчиной, она получала то, о чем мечтала с детства.

«Женщина, чаще всего, выходит замуж именно для того, чтобы получить огромную силу и огромную власть, которой у нее в девицах не было. Она получает фактически, она становится администратором всего этого немалого хозяйства.

И недаром все, кто описывал русских женщин этого периода, пишут, что они жестче мужчин, они гораздо жестче. Они умеют заставить свою челядь и своих мужиков слушаться себя. Мужчина практически все время служит. Но, тем не менее, чаще всего, женщины остаются в поместьях. Что они там делают? Они управляют», — утверждает Ольга Елисеева.

Кроме того, девушка того времени уже не была безмолвной жертвой и могла отказаться от замужества с тем, кто ей не мил. Чаще всего, при выборе суженого женщины смотрели на чин, поэтому в мужья было принято брать уже очень зрелых мужчин.

«Дело в том, что в Империи система чинов сопровождалась не только всеобщим уважением, не только блюда разносили по чинам, но длина шлейфа у невесты определялась, естественно, чинами ее супруга, высота прически определялась чинами супруга. На серебре или на золоте, или на фарфоре она будет есть, определялось чинами супруга», — говорит Елисеева.

И естественно, когда она видела перед собой орла, героя, красавца, пусть не с очень большими деньгами, но она понимала, что он дальше пойдет вверх по карьерной лестнице, конечно же, это могло служить стимулом для нее.

И все же современные женихи и невесты Европы могут считать себя, пожалуй, самыми счастливыми за всю многовековую историю брака. Никогда еще они не были столь свободными в своих правах и желаниях.

Современность по старым обычаям

Над современными парами больше не довлеет общественное мнение. Нынешние законы, в отличие от средневековых, позволяют довольно быстро и легко развестись. Сегодня влюбленные вообще могут жить в свободных союзах. Но грозит ли такая эволюция взглядов крахом института брака?

Джулио Розати. Свадьба

«Удивительные факты, по статистике женщин в браке больше, а мужчин в браке меньше. Когда социологи начали выяснять, по какой причине, все так называемые гражданские браки женщины оценивали следующим образом: что она замужем. Мужчина же считал, что «я пока живу с этой женщиной», — рассказывает Евгений Кульгавчук.

Как ни странно, но согласно тем же исследованиям, русские девушки, как 100 и 200 лет назад, в глубине души стремятся хоть раз в своей жизни выйти замуж по всем правилам. И люди, работающие в свадебной индустрии, это прекрасно знают.

«На мой взгляд, российские девушки ориентированы на институт брака, чего нет в других странах уже, такого вот явного института брака уже не существует. В Америке у нас феминистки, в Европе тоже, в общем, с этим все в порядке, очень поздно выходят замуж. У нас же девушки фактически с института мечтают стать невестой. Поэтому я думаю, что это именно такое традиционное воспитание, это наш такой уклад. В общем, это в нашем мозгу», — говорит дизайнер свадебных платьев Ольга Лоидис.

Несмотря на популярность свадебного обряда, сегодня брачующиеся иначе видят этот праздник, канувшие в века суеверия и страхи больше не мешают превращать свадьбу в торжество для себя, а не для родственников. Современный жених уже не боится последствий брачной ночи, а невеста не желает прятать свою красоту под платком.

«Наши невесты предпочитают как можно более открытый вырез на груди либо очень сильно вынутую спину. Невесты наши хотят выглядеть на свадьбе как никогда прекрасными, в этот день. И у российских девушек вот эта красота невероятная ассоциируется в первую очередь с обнаженностью», — утверждает Ольга Лоидис.

Несмотря на большую популярность в обществе свободных союзов и инфантилизацию мужского населения, ученые уверены, крах институту брака не грозит. Древняя привычка жениться никуда не денется, и свадьбы, как бы они ни выглядели еще лет через 100, будут справляться еще очень долго. Обычаи, формировавшиеся на протяжении многих тысяч лет, не могут так легко исчезнуть.

Почему гендер есть у всех, но у каждого — свой? • Arzamas

Расшифровка

Сегодняшняя лекция посвящена заботе. Начнем со словоупотребления, хотя слово это знакомо всем носителям русского языка. Словарь русского языка Ожегова дает следующие три основных определения слова «забота». Первое — «бес­покойство, беспокойное, обременительное дело». Например: «много забот у кого-то», или «заботы по хозяйству», или «забот по горло». Второе — «мысль или деятельность, направленная на благополучие кого-то или чего-то». И третье — «внимание, попечение, уход, опека». Антонимы слова «забота» — «безразличие» и «невнимание».

Ну и вот в целом я хочу начать с того, что разговор о заботе понятен всем, потому что человек в течение всей своей жизни постоянно вовлекается в этот опыт. Человек — хрупкое существо. Новорожденный младенец совсем беспо­мощен, он нуждается в длительной заботе и долго остается зависимым. Забота — это кормление и умывание, воспитание, обучение навыкам повседневного бытия, жизни в большом обществе для тех, кто еще не стал взрослым. С возрастом человек становится все более самостоятельным в своих действиях, но возникают привязанности и отношения, и он сам начинает заботиться о других человеческих и нечеловеческих существах. Взрослый человек болеет, и тогда для скорейшего выздоровления он нуждается не только в медикамен­тозном лечении, но и в уходе и в под­держке. А в стар­шем возрасте человек становится более уязвимым физически и психо­логически: наступает время жизни, когда ему становится трудно справляться с повседневными делами, даже уходом за собой иногда, и его зависимость, потребность в поддержке возрастают.

Я начинаю наш разговор рассказом о хруп­кости человеческой жизни, чтобы подчеркнуть, насколько универ­сален опыт заботы, насколько важна забота для благополучия отдельного человека и общества в целом. Мы неиз­бежно активно включаемся в отноше­ния заботы в течение всего жизненного пути, являемся адресатами заботы, сами ее осуществляем, но, конечно, не все и не всегда.

Разговор о заботе — это о повседневном опыте поддержки людей. И мы пони­маем, что забота — это об отношениях, о помощи. В таких отношениях всегда воспроизводится определенная структура: есть заботящийся, тот, кто печется о благополучии кого-то или чего-то, и тот, на кого направлена забота, и есть усилия, ориентированные на благополучие другого, который как-то их воспри­нимает, поощряет или отталкивает. Забота универсальна, но она социально и культурно конструируется, то есть она принимает разные формы и конфигу­рации в различных обществах. И в нашей повседневной жизни мы понимаем, что забота может быть различной и по адресату: больной человек — и самый молодой, и ребенок, и пожилой. По месту осуществле­ния: дома или в специ­аль­ном учреждении. По длительности: долгосрочная забота или разовая. По степени формализации: ее может осуществлять член семьи или специалист, профессионал по стандарту и по степени профессиона­лизации. Ну и также по субъекту заботы.

Забота в представлении людей — очень бытовая категория со множеством бытовых коннотаций, но при этом она является социологической категорией, и вот в данной лекции мы будем говорить о социологическом понима­нии заботы. Нам интересно, как осмыс­ливают заботу гендерные исследова­тели, какие формы они различают, какие результаты различных видов заботы видят, что происходит с практиками заботы в современном мире. Мы обсудим тренды коммоди­фикации и профессионализации заботы, их аутсорсинг рыночным институтам и профессионалам. Мы обратим внимание на феномен глобального похолодания и проекты решения кризиса заботы, которые предлагают исследо­ватели и социальные политики.

Как осмысливается забота как социаль­ный феномен? Термин «забота» и свя­занный с ним круг понятий приходит в социальные науки благодаря акаде­мическим феминисткам второй волны. Он приходит из повседневной речи социальной политики 1970-х годов. Забота определяется следующим образом: это совокупность физических, интеллектуальных и эмоциональных усилий, которые направлены на благо­по­лучие других людей, в особенности тех, кто нуждается в помощи и ограни­чен в степени самостоятель­ности. Именно поэто­му, обсуждая заботу, ее практики, исследователи чаще всего говорят о детях, больных и стариках. Мы уже знаем из предыдущих лекций, что феминистские исследователи всегда имеют в виду проблему неравенства и несправедливости, а также ставят перед собой посильные задачи их пре­одоле­ния. И в данном случае они говорят о проблемах неравенства и непри­знания заботы, о пробле­мах заботящегося человека и того, кому адресованы его усилия. Их интересует дефицит и несправед­ливость распределения заботы в современном обществе, они стремятся его преодолеть и поэтому изучают то, как организованы практики повседневного ухода за зависимыми людьми.

Далее мы обозначим тематическое поле гендерных исследований заботы, пусть даже фрагментарно. Вот первая важ­нейшая тема — положение в обществе тех, кто заботится. Гендерные исследователи стали изучать заботу как повсед­нев­ный неоплачиваемый домашний труд женщин. То есть это матери, супруги и бабушки, домашние хозяйки и работающие женщины, родственники, осуще­ствляющие уход за детьми, больными и немощными домочадцами, с которыми они проживают вместе или раздельно. Но заботятся не только о тех, кто явля­ется в высшей степени зависимым. Забота распространяется на всех близких. Домашняя забота осуществля­ется в пространстве дома членами семьи, не опла­чивается и ограничивает в степени свободы всех, кто вовлечен в эти практики. Таким образом, забота понимается как труд, нераз­рывно связанный с семейны­ми ролями. Термин «труд заботы», а по-английскиcare work, используется для обозначе­ния того, что раньше считалось просто женской ролью и женским естественным предназначением.

Исследовательницам важно сделать видимым то, что раньше считалось само собой разумеющимся. В россий­ском контексте исследования женской домашней работы также проводились. Еще в 1970-е годы Гордон и Клопов в своей книге «Человек после работы» представляют результаты изучения бюджета рабочих семей. И обнаружили они в этом исследовании, что рабо­тающие женщины тратят в 2,5 раза больше времени на домашнюю работу. В целом труд заботы как домашней работы предполагает серьезные усилия, хотя выглядит как рутина. Он никогда не кончается. Его можно облегчить с помощью механизмов и внешних помощников, но забота о близких всегда сохраняет свою эмоциональную напряженность, свою телесную вовлеченность, свою значимость для того, кто это делает, и для того, кому она адресована.

Забота о близких — это труд, повторю еще раз, но труд особого рода. Как же его назвать? Как обозначить его отличия от других форм труда, особенно оплачи­ваемых? И вот тут помогает метафора «труд любви», которую вводят в оборот английские исследовательницы Андерсон и Грэм. Труд любви как особый вид работы включает все виды непосредственного практического ухода и обслу­жива­ния близких. Такая забота многозадачна, предполагает разнопла­новые и нестандар­тизируемые трудовые задания, которые постоянно меня­ются. Часто такая домашняя деятельность рутинизирована, то есть она выполня­ется как само собой разумеющееся выражение чувств, отношений, семейного долга. Забота предполагает комплексное расходование мате­риальных, физических, интеллектуаль­ных и, что чрезвычайно важно, эмоциональных ресурсов, которые связаны воедино. Именно потому, что это труд любви, забота отлича­ется от других видов работы своей мотива­цией. Она осуществляется не из-за того, что ожидается оплата. Она осуществля­ется из чувства долга или привя­зан­ности. Ядром заботы является персонализиро­ванное отношение к другому и эмоциональная работа, которая подразумевает следование правилам выражения чувств, правилам чувствования, и они определяются культурой общества.

Труд профессионалов также должен соответствовать вот этой логике вовле­ченного персонализированного участия, внимания к потребностям зависимого человека. Так должны работать и нянечки, и медсестры, и социальные работ­ники. Но они далеко не всегда таким образом относятся к своим подопечным. И в небрежении заботой виноваты не только они сами, но и те условия, в которых они трудятся.

Феминистские исследователи подчеркивают, что практики заботы пронизаны отношениями власти, обусловленной неравным распределе­нием ресурсов контроля и степенью нуждаемости. Нуждающиеся в поддержке люди получают помощь, но тем самым они являются объектами контроля. Степень автономии зависимого человека может быть различной: он даже сам иногда может испытывать когнитивные нарушения и быть полностью зависимым. Но иногда, наоборот, этот человек нуждается в незначительной поддержке. Но сам факт зависимости остается. Отсюда вытекает потен­циально конфликтный характер отношений заботы. То есть я хочу подчеркнуть, что нельзя ожидать от отно­шений заботы полной гармонии, всегдашней удовлетворенности обеих сторон. Могут возникать конфликты между получателем заботы и тем, кто ее практи­чески осуществляет, — и дома, и в сфере внедомашней. Няня может быть недовольна мамой, которая явля­ется ее работодателем, если та избы­точ­но ее контролирует, постоянно расширяет спектр ее обязанностей, не соблюдает расписание — например, приходит позже, чем обещала, с работы, выражает неуважение, недоплачивает (у нас в исследованиях были такие случаи). И тогда такая няня чувствует себя объектом эксплуатации и готова разорвать отноше­ния. Другой пример конфликтогенности заботы: пожилой человек может быть недоволен социальным работником, который формально относится к своим обязанностям, стандартно выполняет предписания, не уделяет личного внимания, не проявляет сочувствия, игнорирует индивидуальные запросы, просто мало общается. Дилеммы заботы частично разрешаются на основе принципов сохранения автономии нуждающегося, прояснения потребностей и делегирования заботы, то есть разделения ее с другими акторами, дейст­вующими лицами.

Я хочу подчеркнуть, что гендерные исследования всегда имеют некоторый политический пафос. И вот полити­ческий пафос исследо­ваний заботы заключается в том, чтобы сделать видимым повседневный труд по уходу и обслуживанию и способствовать его признанию, облегчению и переоценке. Феминистки стремятся к тому, чтобы помогающему помогали, чтобы общественные институты вносили свой вклад в практики повседневной заботы.

Эмпирические исследования заботы сосредоточены на детях и пожилых. Эти исследования выделяют издержки, или штрафы, заботы. Это важное понятие, с которым неизбежно сталкиваются те, кто полностью погружен в уход за близкими. По-английски это называется care penalty. Штрафы заботы, пишет Нэнси Фолбр в своей работе «Невидимое сердце», «это любые ограни­чения, которые накладывают на человека практики заботы: ограничения в заработке, нехватка свободного времени и личной автономии, барьеры профессионального роста и самореали­зации, психологические эффекты выгорания». Штраф заботы распространяется и на членов семьи, посвятивших себя всецело родственной поддержке близких, и на тех, кто занят в сфере оплачиваемой заботы — работники, которые вознаграждаются недостаточно, а труд считается малопрестижным, как труд нянечки, или помощника по уходу, или социального работника.

Приведем пример. В тех обществах, где государственные и рыночные сервисы заботы о старых людях не развиты, львиная доля непосредственной заботы о старших родственниках приходится на работающих женщин среднего стержневого поколения. Его иногда еще называют промежуточным поколе­нием. Это возраст 45–65 лет. Эти женщины вынуждены ограничивать свой профессиональный рост, досуговые практики, фактически лишены про­странства частной жизни. Эмпирически подтверждено, что показатель их здоровья тем ниже, чем больше времени они посвящают интенсивной заботе. Помощь государства и рынка в организации их жизни, сочетании профессиональной занятости и заботы о старших крайне ограниченна. Такие данные получены в сравнительном исследовании, проведенном в четырех странах Европейского союза в 2010-х годах — в Италии, Германии, Польше и США. Целью исследования было изучение проблем баланса занятости и заботы, то есть совмещение заботы и работы тех, кто ухаживает за членами семьи. И вот этот эффект сочетания разных обязательств заботы, с которым сталкиваются люди в определенный период своей жизни, называется синдромом промежуточного поколения. Именно поколение промежуточное, или «поколение сэндвича», — это люди, которые стоят перед несколькими вызовами. С одной стороны, еще не выросшие дети ожидают их поддержки; с другой стороны, пожилые родственники требуют ухода, а еще недавно они сами, возможно, помогали среднему поколению. А с третьей стороны (как в нашей стране, например), это люди, которые еще в большинстве своем вовлечены в оплачиваемый труд. И это практическая забота, в которой по преимуществу больше заняты женщины. То есть синдром промежу­точного поколения, или «поколения сэндвича», как называют его исследователи, характерен и для российского общества и в будущем получит еще большее распространение, чем сейчас, что связано с демографиче­скими процессами, хотя не только с ними.

Я хотела бы повторить, что штрафы заботы, вот эти издержки, связанные с погруженностью в повседневный уход и заботу о нуждающихся близких, гендерно выражены. Хотя надо признать, что мужчины также расплачиваются за заботу. Вот такое неравенство, такая феминизация штрафов заботы связана с тем, что общество возлагает именно на женщин основную ответственность за домашний труд, за практики непосредственного ухода. И сами женщины идентифици­руют себя как главных исполнителей, ответственных за эти практики. Социологи отмечают, что женщины специализируются на функциях заботы по двум основным причинам: благодаря социализации, то есть тому, как они были воспитаны, к чему их приучали, что они усвоили, и благодаря институциональным гендерным границам, то есть тому, как работают обще­ственные учреждения, которые поддерживает социальная политика и главная идеология. Кроме того, феминизация заботы поддерживается еще одним важным трендом — стигматизацией тех мужчин, которые склонны выполнять труд заботы. Действия таких мужчин, которые готовы брать отпуск по уходу за ребенком, которые, может быть, могли бы быть лучшими опеку­нами своих старших родственников, чем даже женщины, их действия, их выбор считаются отклонением от нормы маскулинности. Угроза стигмы отвращает многих мужчин от соответ­ствующих практик. И поэтому проблема сочетания оплачиваемого труда и домашней заботы является в основном женской проблемой в современном обществе.

Именно эта проблема отличает социаль­ную позицию женщин от позиции мужчин. Я постараюсь прояснить свою мысль примером. Журналисты доволь­но часто обраща­ются к успешным женщинам, начиная разговор, с вопроса «Как вам удается сочетать ваши карьерные достижения с ролью матери и супруги?». Трудно представить себе, чтобы так начинался разговор с успеш­ным мужчиной. Но тем не менее в настоящее время мы видим сдвиги в гендерном устройстве заботы, а исследователи все больше внимания уделяют вкладу мужчин в практики заботы и акцентируют внимание на барьеры их вовлечения и те факторы, которые ему способствуют. Массовые статисти­ческие исследования домашней заботы о пожилых в Великобритании и Австра­лии показали, что в возрасте после 65 лет мужчины и женщины на равных участвуют в семейной заботе, потому что объектом их заботы являются пожи­лые супруги. И, таким образом, в отношении супружеской заботы в старшем возрасте все больше осуществляется гендерный баланс, но далеко не всегда (я привела сейчас исследование социолога Роберта Файна).

Сейчас мы описали то, как гендерные исследователи изучают домашний труд. Обратимся ко второй теме, непосред­ственно связанной с преобразованиями заботы в современном обществе. Ведь теперь забота — это не только домаш­нее дело и не только дело членов семьи женского пола. Аутсорсинг, то есть делеги­рование части заботы другим акторам, — это структурное явление. Если члены семьи хотят и могут снизить издержки домашней заботы, современное обще­ство предоставляет им некоторые институциональные возможности: можно купить заботу, наняв помощников; воспользоваться поддержкой социального государства, пригласив социального работника, или помощью общественных организаций; перераспределить домашнюю заботу в семье таким образом, чтобы нагрузки распределялись более равномерно. Исследо­ватели рассматри­вают трансформацию домашней заботы под влиянием рыночных отношений. И для нашего общества это очень актуально. Речь идет о коммодифика­ции домашней работы: домашняя работа становится товаром (это от слова commodity). Труд заботы о близких можно купить. Но, конечно, не все могут позволить себе эту роскошь.

Рынок домашнего труда развивается в российском обществе и тоже имеет гендерный профиль — впрочем, как и во всем мире. Наемные няни и си­делки — это особый сегмент рынка труда, который в значительной степени находится в тени, то есть не всегда отношения найма закрепляются офи­циаль­ным трудовым договором. На теневых работников, как вы знаете, не распро­стра­няются социальные гарантии трудового права, и таким образом они оказываются объектами того, что социологи называют структурной эксплуа­тацией. То есть их лично, может быть, не эксплуати­рует наниматель — наобо­рот, они стали друзьями и почти членами семьи, но факт остается фактом: нет отчисле­ний пенсионных, нет больничных страховых листов, не идет стаж. Это одна сторона проблемы наемного домашнего труда, который частично остается в тени всегда, несмотря на все усилия государства.

Однако важно учесть еще одно обстоя­тель­ство. Исследователи показывают, как в современном мире действует глобальный рынок заботы и социаль­ных услуг в целом, формируются так называемые гендерные глобальные цепочки заботы. Это термин американ­ской исследовательницы Арли Хохшильд. Глобальные цепочки заботы — когда облегчение домашних забот зажиточных женщин и женщин-профессионалов среднего класса осуществляется за счет труда опла­чиваемых домашних помощников, приехавших из бедных стран. При этом гендерное перераспределение домашней работы не происходит, она по-преж­­нему сохраняет женское лицо. Однако появляется женская трудовая армия обслуживающего персонала, которая удовлетворяет спрос на заботу в экономически ресурсных слоях населения. Это новый обслуживающий класс. Он часто становится объектом эксплуатации. Вот этим аспектом несправед­ливости в труде заботы также занимаются гендерные исследователи во всем мире, в России — то же самое. Изучаются миграционные потоки работниц глобального юга, который продает свои услуги семьям глобаль­ного севера: из Филиппин приезжают в США. Россия также демонстрирует свой вариант глобальных цепочек заботы: мигрантки из стран постсовет­ского пространства и из бедных регионов России приезжают на заработ­ки в крупные города страны, где есть спрос на их труд.

Для многих такой заработок в людях — шанс улучшить свое положение, решить домашние проблемы, помочь детям и в целом заработать. Но иссле­дователи обращают внимание на уязвимость позиций таких трудовых мигранток — нехватку защиты их трудовых прав, риски эксплуатации. Они обращают внимание на изменение структуры заботы в странах, откуда приехали эти женщины. Там они часто уезжают из семей, и их дети и вообще подопечные остаются на руках старших родственников или сообщества в целом. Кроме того, исследователи обращают внимание не только на уязви­мую позицию домашних работников, но и на могущество, власть этих нянь и сиделок, от которых зависит благополучие семей. Они изучают стратегии, которые используют разные стороны таких отношений найма, для того чтобы обеспечить доверие и качество заботы. В общем, коммо­дификация домашней заботы как глобальный тренд — отдельная важная тема. И феминистские исследователи всегда обращают внимание на то, что коммодификация (превращение заботы в товар) порождает проблемы. Довольно часто трудно гарантировать качество заботы, ее трудно контролировать.

Перейдем к еще одному аспекту трансформации заботы, который активно рассматривается гендерными исследователями сегодня. Мы поняли, что в современном мире забота крайне востребована и вышла за пределы семьи. Она осуществляется в учрежде­ниях и дома, бесплатно, за деньги, своими близкими или чужими, но в целом носит смешанный, гибридный характер как социальный феномен. Обозначая вот эту гибрид­ность заботы, исследова­тели говорят о ромбе заботы, когда помощь зависимым оказывают семья, госу­дарство, рынок и сообщество, то есть четыре угла, но в разной мере. Несмотря на то что разные акторы по-разному участвуют в заботе, в нашем обществе все-таки семья остается основным актором, поэтому режим заботы в России называют семейноцентричным, особенно когда мы говорим о заботе о пожи­лых людях. Несмотря на всю эту гибридность, участие других акторов, все практики заботы современной охвачены процес­сами профессионализации. Тут речь идет о заботе и уходе, которые осуществляются профессионалами, спе­циа­листами по уходу — сиделками, нянями, младшими медсестрами, теми, кого раньше называли нянечками. Это профессиональный труд, который, хотя и крайне востребованный, считается недостаточно престижным. Он стандар­ти­зирован, но эти стандарты совсем не всегда отвечают потребностям нуждаю­щегося человека. Исследова­тели вновь обращают внимание на женский про­филь профессиональной заботы и пытаются выяснить, почему он сохраня­ется. И предлагают два объяснения: женская социализация, о которой мы уже говорили, и институ­циональные барьеры для мужчин.

Итак, в современном обществе забота многопрофильна и гибридна. Конкрет­ные практики заботы и ухода, которые выполняют профессионалы и не про­фес­сионалы, а просто мотивированные люди, различаются по критериям локальности, длительности, типа отношений и статуса. Но гендерный дисба­ланс в заботе сохраняется, и, самое главное, сохраняется дефицит заботы. Это четвертая тема, на которой мы сегодня остановимся.

Дефицит заботы осмысливается исследователями в количественных и каче­ственных категориях. Количественно речь идет о нехватке домашних ресурсов заботы, нехватке профессионалов заботы в учреждениях, то есть большая текучесть работников по уходу, постоянная тревога членов семьи, что они недостаточно внимания уделяют своим близким. Качественный ­аспект нехват­ки заботы проявляется в постоянно воспроизводящемся разрыве между потребностями тех, кто нуждается в заботе, и той помощью, которая им предо­ставляется на прак­тике. Дефицит заботы исследователь­­ница Арли Хохшильд называет глобальным похолоданием. Это метафора, конечно, по аналогии с глобальным потеплением. Вот это глобальное похолодание, нехватка человеческого тепла, пронизывает современное бюрократическое рыночное общество. Решения проблем социального похолодания всегда локальны, частичны и временны. Дефицит заботы распространяется как на домашнее пространство, так и на институциональную заботу, то есть учреждения и публичные институции.

Гендерные исследователи показывают, что глобальное похолодание становится эффектом крупных, макроструктурных изменений, затрагивающих жизнь всех членов общества. Что же это за макроизменения? Во-первых, массовая вовле­ченность женщин в сферу оплачиваемого труда сократила возможность для них осуществлять домашнюю заботу в тех масштабах, которые ожидаются в рамках традиционных представлений о женской роли. Позиция женщин меняется: они теперь совмещают домашние заботы с оплачиваемой занято­стью. Во-вторых, старые гендерные стереотипы не допускают мужчин к боль­шей вовлеченности в труд заботы, даже если они к этому стремятся. В-третьих, социальная политика приводит к тому, что учреждения, призванные помогать в заботе и уходе, не справляются с растущими потребностями в заботе. Особен­но это касается поддержки пожилых граждан. В-четвертых, глобальное старе­ние населения приводит к росту числа людей, нуждающихся в долго­срочной заботе и уходе на последнем этапе своей жизни. И в-пятых, рост одиноких домохозяйств и нуклеаризация семей приводит к тому, что число тех, кто может предоставить повседневный уход в семье, сокращается. В литературе дефицит заботы описывается в категориях кризиса или разрыва. Опять подчеркну: разрыва между потребностями в заботе и тем, как она осуществля­ется на практике.

Я приближаюсь к завершению лекции. Мы лишь обозначили тематическое поле гендерных исследований заботы. В завершение хотелось бы представить те ориентиры социально-политических и культурных изменений, которые предлагают исследователи независимо от того, какую заботу они изучают, кто является ее адресатом и кто ее исполняет.

Во-первых, труд человека, который осуществляет непосредственную заботу по уходу и удовлетворению потребностей зависимых других, должен получить признание в обществе. Качество жизни общества зависит от того, как в нем относятся к тому, кто ухаживает за слабыми, больными и в целом зависимыми.

Во-вторых, гендерные исследователи стремятся к тому, чтобы меняющиеся потребности зависимых людей тоже удовлетворялись, чтобы практики заботы не объективировали ее адресата, не лишали его голоса, не были навязанными извне, а способствовали максимальному сохранению независимости и свободы.

В-третьих, они считают опыт заботы не только нагрузкой, тяжелым трудом, который нужно сократить и облегчить, но и неотъемлемым условием челове­ческого существования. Человек, который не имеет опыта заботы о близком или дальнем, ставшем близким существе, человек, который не заботится сам, многое теряет: горизонты и смыслы его существования сужаются. Это не­возможно доказать научно, но вполне возможно предполо­жить, что даже продолжи­тель­ность жизни также сокращается у тех, кто ни о ком не заботится.

В-четвертых, гендерные исследования стремятся к тому, чтобы неизбежное неравенство между тем, кто заботится, и тем, кто является адресатом заботы, сокращалось, чтобы зависимый человек получил возможность выбрать помощь, в которой он нуждается. Ведь у него могут и должны быть альтер­нативы. Возможно, он предпочтет институцио­наль­ную заботу, возможно — домашнюю, родственную, возможно — оплачиваемого работника, приходящего к нему на дом. У него должна быть возможность выбора. В нашем обще­стве считается, что все предпочитают стареть у себя дома, но, возможно, это только потому, что институциональная забота в наших домах престарелых не только является холодной, но явно недостаточной.

В-пятых, исследователи настаивают на том, чтобы коммодификация и профес­сионализация заботы не делали ее бездушной и холодной. Прописанные в трудовых договорах стандарты услуг никогда не будут полностью соответ­ствовать потреб­ностям зависимого человека, который нуждается не только в материальном уходе, но в коммуника­ции, психоло­гической поддержке, личностном участии, человеческом тепле.

В-шестых, гендерные исследователи всегда поддерживают тренды снижения гендерных барьеров для повседневной заботы. Они стремятся к тому, чтобы мужчины могли приобщиться на рав­ных с женщинами к этому тяжелому, но столь необходимому для общества и отдельного человека труду. 

Это интересно: измена мужу. — Дядь Жень — LiveJournal

Сегодня на повестке дня несколько необычная тема. Относительно интересные факты о том, как в разных странах карали женщин за измену мужьям. Если почитать, то можно понять для себя примерно следующее, мы с вами живем в довольно таки посвященном обществе.

Поэтому говорить о том, а вот раньше то жилось гораздо лучше — это не всегда корректно..


Древние датчане карали прелюбодеяние смертью, тогда как за убийство полагался простой штраф, это показывает, какой из двух поступков считался серьезнее.

Монголы разрубали изменницу на две части.

В Тонкинском королевстве ее затаптывал слон.

А в Сиаме обычаи были более терпимы, хотя и здесь участвовал слон. Виновницу помещали в специальное хитроумное приспособление, и слон мог наслаждаться несчастной, думая, что это самка-слониха.

В аналогичных случаях древние бретонцы, также скорее всего из извращенных побуждений, засекали прелюбодеек до смерти.

В Африке есть маленькое королевство Луанго, где существует обычай сбрасывать изменницу и ее любовника с крутой скалы.

Галлы обычно мазали ее грязью, потом волокли ее тело по земле через весь город.

В некоторых странах жену судил сам супруг: казнил ее на месте, если считал, что она виновна; это можно назвать отголоском той давней традиции, по которой мужья могли избавляться от наскучивших им жен.

Такой же обычай имелся у готов, который давал мужу право казнить жену своими руками, если обнаруживалась ее измена.

Дикари племени Майами отрубали прелюбодейкам нос, абиссинцы вытаскивали их на улицу и разрывали на куски.

Аборигены Канады делали им надрез на голове, потом сдирали скальп.

В Восточной Римской империи грешниц продавали на рыночной площади всем желающим.

В Диарбекире преступницу казнили всей семьей, и каждый должен был нанести ей хотя бы один удар кинжалом.

В некоторых провинциях Греции, где, в отличие от Спарты, адюльтер не разрешался, безнаказанно убить изменницу мог любой человек.

Дикари племени Гуакс -Толиам, обнаруженного французскими исследователями в Америке, бросали изменницу к ногам вождя, разрубали на куски, и все присутствующие съедали их.

Готтентоты, допускавшие отцеубийство, убийство матери и детей, сурово относились к супружеской неверности. Они карали изменницу смертью, причем доказательством вины служило даже свидетельство ребенка.

Авдотья Панаева между публичным и личным пространством

1Судьба Авдотьи Яковлевны Панаевой (1821–1893) — личная и творческая — очень показательна для характеристики частного и публичного существования русской женщины-литератора в России второй половины XIX в. Художественное наследие А. Панаевой отражает специфику женского мировидения, становление которого осуществлялось в диалоге с идейно-философским и литературным дискурсом ее времени. Категория гендера — объективная составляющая социокультурного бытия человека — позволяет по-новому осмыслить логику развития литературного процесса, механизмы создания и восприятия художественного текста.

2Творчество А. Панаевой, как и других женщин-писательниц XIX века, причисляют к литературе «второго ряда», без изучения которой невозможно понять своеобразие литературного процесса. С одной стороны, в женской прозе наиболее рельефно отражаются основные тенденции развития преобладающей эстетической парадигмы, а с другой — вырабатываются новые художественные принципы, которые в произведениях «больших» художников достигают уже совершенного уровня.

3Произведения А. Панаевой (более двадцати повестей и романов, а также созданные ею в конце жизни «Воспоминания») публиковались в крупнейших периодических изданиях Петербурга («Современник», «Нива», «Живописное обозрение», «Исторический вестник») и пользовались популярностью у читателей. Однако оценка творчества А. Панаевой в критике XIX века характеризуется неоднозначностью: от признания его отдельных художественных достоинств (В. Белинский, А. Григорьев отмечали в ее произведениях «новизну содержания» и женских образов) до полного неприятия (Д. Писарев). Формирование идейно-эстетической позиции А. Панаевой неотделимо от философско-идеологического дискурса 1840–1860-х годов, в котором рассматривались основные концепции отношений полов и организации семьи — традиционные (христианская, патриархатная) и инновационные. Представления А. Панаевой о природе любви и нравственной стороне супружеского союза, определившие ее собственную личную жизнь, а также сюжетно-мотивную организацию ее прозы, формировались под воздействием философии французского утопического и христианского социализма.

4«Сороковые годы» XIX века, время становления А. Панаевой как личности и художника, является не только эпохой радикализма в русской культуре, но и особо значимым периодом ломки нравственных стереотипов, разрушения традиционных моделей поведения мужчины и женщины в браке, пересмотра концепции «падшей» женщины, отказа от идеи незыблемости супружеского союза.

5В предыдущий историко-культурный период — 1830-е гг. — идеал русской женщины выражала Татьяна Ларина, героиня «Евгения Онегина» А. С. Пушкина. Этот образ репрезентировал несамостоятельность русской девушки в выборе мужа, верность замужней женщины обету, произнесенному перед алтарем и, следовательно, нерасторжимость брака: «Но я другому отдана и буду век ему верна.» Любовь, взаимное влечение не принимались во внимание, а главное предназначение брака виделось в продолжении рода. Модель поведения пушкинской героини прежде всего приветствовали мужчины, в то время как женщины начали все более явно выражать свою оппозицию, которая проявлялась в новых сюжетах и нравственном пафосе их произведений (повести Е. А. Ган «Идеал», «Суд света») или даже поведении (примером может служить А. П. Керн, покинувшая своего нелюбимого мужа, генерала Е. Ф. Керна, обратившегося за помощью в этом деликатном деле к императору Николаю I).

6В 1840-е гг. русские западники во главе с Виссарионом Белинским усваивают и с воодушевлением проповедуют новые нравственные идеи о любви и браке, взаимоотношениях мужчины и женщины в любовном быту, принесенные в Россию с произведениями Жорж Санд. Началась дискуссия, не оставившая равнодушным ни одного культурного человека в России. Белинский, критик страстный, увлекающийся и тонко чувствующий новые нравственные веяния, облеченные в яркое художественное слово, увидел в Санд провозвестницу какой-то новой правды, чуть ли не последней истины о человеке и его месте в мире и обществе.

7К открытиям, почерпнутым из идей Жорж Санд, относилось убеждение Белинского в том, что любовно-семейная сфера является одной из важнейших основ общественной жизни и человеческого бытия. Этим объясняется такое необычайно обостренное внимание людей «сороковых годов» к проблемам любви и брака (Кафанова, 1998b: 78–87). С одной стороны, истинная любовь признавалась едва ли не единственным критерием нравственного поведения человека в любовно-семейной коллизии. Отсюда вытекали новые этические оценки супружеской измены. Поступок женщины, которая, подобно Татьяне Лариной, предпочитала нелюбимого мужа любимому мужчине во имя исполнения долга, воспринималась Виссарионом Белинским, Павлом Анненковым, Александром Герценом, Николаем Огаревым, Иваном Панаевым и др. как лицемерие и ханжество (или даже как «узаконенная проституция» согласно максималистской концепции Василия Боткина, друга Белинского).

8С другой стороны, этика самопожертвования предписывалась мужчине, который как бы должен был взять на себя ответственность за несовершенные законы, особенно угнетающие и принижающие женщину. Расторжение церковного брака было процедурой крайне сложной, поэтому в случае возникновения любовного треугольника благородный муж ради счастья любимой им женщины должен был самоустраниться. Жорж Санд с новых нравственных позиций рассмотрела коллизию прелюбодеяния и ввела мотив самоустранения мужа в романе Jacques (1834). В ситуации общественно-церковного ущемления женщины в правах благородный мужчина обязан взять на себя ее защиту. А так как природа любви непредсказуема и не поддается рациональному осмыслению, то нельзя карать за измену. Поскольку порядочный мужчина в любви должен быть, прежде всего, другом своей жене и думать о ее благе, то единственным выходом из любовного треугольника становится его добровольное самоустранение. Этот мотив получил развитие в русской литературе в таких произведениях, как «Полинька Сакс» А. В. Дружинина, «Подводный камень» М. В. Авдеева, «Что делать?» Н. Г. Чернышевского, «Живой труп» Л. Н. Толстого и др. Влияние Жорж Санд далеко выходило за пределы литературы, но самым непосредственным образом «апробировалось» в жизни. Белинский и его друзья не только теоретизировали, но и «примеряли» на себе новые поведенческие модели. Жоржсандовские идеи вошли в любовный быт 1840–1860-х гг., в котором явно варьировались мотивы жоржсандовских произведений (прежде всего ее романов Jacques и Horace).

9Именно через Жорж Санд как знаковую фигуру для всех «западников» раскрывается природа известных любовно-семейных драм. Становится ясно, почему Николай Огарев готов был взять на себя отцовство будущего ребенка своей жены и скульптора Сократа Воробьева: он не считал Марью Львовну распутницей, виновной в прелюбодеянии. И поскольку общество отказывало ей в уважении, он брал на себя ответственность за ее спокойствие. В этом случае действовала модель самоустранения мужа (Jacques, 1834) и вера в нравственность гражданского союза, основанного на взаимной любви (образец которого Жорж Санд дала в Horace (1841), на примере взаимоотношений Эжени и Теофиля). И в романах Санд, и в русском литературном быту подобные способы разрешения любовных конфликтов были следствием чрезвычайной трудности, почти невозможности оформления развода (тем более с благоприятными последствиями для женщины). Т.е. в конечном итоге это была форма протеста против государственного института брака.

10Под непосредственным воздействием романов Жорж Санд часть российской интеллигенции к середине 1840-х гг. осознала несправедливость общества и нормативной морали по отношению к женщине. Жорж Санд при этом «сделалась символом освобождения женщины, лозунгом борьбы против векового гнета, паролем, который был у всех на устах, всеми повторялся, всеми комментировался» (Бразоленко, 1908: 32). С энтузиазмом была воспринята молодежью 1840-х гг. жоржсандовская концепция любви. «В то время, как отцы и матери негодовали на Жорж Занд, сыновья и дочери с жадностью читали ее, увлекаясь ее художественными образцами, ее теплым чувством и светлыми идеями.» (Шашков, 1879: 267)

11Жорж Санд действительно была, если не кумиром, то, бесспорно, значительным литературным авторитетом для А. Панаевой. Это вполне закономерно: ведь именно ее муж, своими переводами из романа Spiridion и других сандовских произведений сумел кардинально изменить мнение Белинского о французской писательнице в начале 1840-х гг. До своего основательного знакомства с ее сочинениями в оригинале, критик пренебрегал ими. Он, по воспоминаниям самой Панаевой, «твердил ей, приходя в гости: “Гораздо было бы лучше играть с нами в преферанс, чем все читать вашу Жорж Занд”» (Панаева, 1986: 92).

12Это замечание Белинского дает почувствовать, что подобное чтение было для молодой женщины привычным и любимым занятием. Свободолюбивая натура, она могла черпать в произведениях Жорж Санд поддержку против всяческого рода насилия над личностью.

13Жоржсандовские основы мировосприятия, представления об интимной сфере человеческого бытия были близки картине мира А. Панаевой. Несомненно, и ее гражданский союз с Н. Некрасовым возник под влиянием этики любви и брака, сформулированной французской романисткой. Исследователи, специально разбиравшиеся в этой любовно-семейной коллизии, опровергали обывательское мнение о легкомыслии и доступности главной ее «виновницы». К. И. Чуковский, известный писатель и критик, изучавший биографию Панаевой и скрупулезно собравший разнообразные свидетельства современников, создал на страницах своей книги «Жена поэта» (1922) обаятельный образ красивой, умной, доброй, правдивой и артистичной женщины. Ни о каком «бездумном адюльтере» между Панаевой и Некрасовым не может быть и речи, — утверждает Н. Н. Скатов (1994 : 125). Наоборот, влюбившийся в нее двадцатишестилетний Некрасов чуть не покончил с собой, когда она его отвергла. И ему потребовалось несколько лет, чтобы добиться взаимности, причем «победе» Некрасова помогло и пренебрежительное отношение Ивана Панаева к молодой жене, которое многие, наблюдавшие их семейную жизнь, отмечали с самых первых ее месяцев. К. И. Чуковский размышлял:

  • 1 Сама Панаева, очень сдержанная и тактичная в описании своей супружеской жизни, приводит тем не мене (…)

<…> нужно не тому удивляться, что она в конце концов сошлась с Некрасовым, а тому, что она так долго с ним не сходилась. Они познакомились в 1843 г. <…>. Но она не сразу уступила его домоганиям, а до странности долго упорствовала. <…> Этот любовный поединок продолжался с 1843 года по 1848-ой. (1922: 17)1

«Классический треугольник (муж, жена, “друг семейства”) предстал в комбинациях, совсем не классических», — замечал исследователь (Скатов, 1994: 124).

14После того, как Авдотья Панаева стала гражданской женой Николая Некрасова, ее «юридический муж» Иван Панаев не только остался «фактическим другом обоих», но проживал с ними в одном доме, на одном этаже, а также до конца жизни (1860) оставался соредактором и деятельным участником «Современника». Такое «мирное» разрешение любовной коллизии объяснялось, конечно, не только «божественным легкомыслием» Панаева, но и органичным усвоением принципов новой нравственности всеми тремя ее участниками.

15Из-за отсутствия достоверных материалов исповедального характера — писем, дневников, освещающих психологию каждого из «персонажей», можно лишь с известной долей домысла попытаться ее реконструировать. Но одно несомненно: почитая «культ» Жорж Санд (Панаев и его молодая жена еще раньше Белинского увлеклись идеями французской романистки), многое делая для его утверждения в журнале «Отечественные записки», а потом и в «Современнике», все трое должны были вполне разделять мысль о «святости» любви и гнусности брака, не проникнутого этим чувством. При таких нравственных убеждениях влюбленный Некрасов не мог чувствовать себя бесчестным, добиваясь жены своего приятеля (или даже друга?), тем более, что он наблюдал странности супружеских отношений Панаевых вблизи. А Панаев для того и остался жить чуть ли не в одной квартире с Некрасовым и своей бывшей женой, чтобы своим присутствием защищать ее от общественного осуждения (так же точно поступал и Огарев в отношении к разлюбившей его Марье Львовне).

  • 2 «Записки Василия Антоновича Инсарского», Русская старина, 1895, январь, № 1, с. 112.
  • 3 Т. Н. Грановский и его переписка, Москва: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1897, т. 2, с. 2 (…)
  • 4 Там же, с. 288.
  • 5 Там же, с. 289.

16Скорее всего, настойчивая и упорная страсть молодого Николая Некрасова пробудила ответное чувство в Авдотье Яковлевне. С точки зрения окружающих, соединяясь с Некрасовым, она совершала чуть ли не акт самопожертвования «Ведь Панаев был денди, а Некрасов темный проходимец!» — таково было мнение света (Чуковский, 1922: 18–19). Один из современников свидетельствовал: «Панаев был человек истинно порядочный, порядочной фамилии и порядочных связей; наружность его была весьма красивая и симпатичная, тогда как Некрасов имел вид истинного бродяги и по наружности, и по общественному положению2.» Историк Т. Н. Грановский, ценивший ум и обаяние Авдотьи Панаевой, считал ее связь с Некрасовым несчастьем для нее. «Жаль этой бедной женщины, — писал он жене 11 января 1851 г. — В ней до сих пор много ума и доброты истинной, но что за понятия! Видно, что над нею тяготеет грубое влияние необразованного, пошлого сердцем человека3.» Этот мотив жалости к прекрасной женщине, погубленной недостойным мужчиной, проходит через все письма Грановского, написанные под впечатлением встреч с ней. «Жаль бедной женщины! — сообщал он жене в 1854 г. — Сколько в ней хорошего. А мир, ее окружающий, в состоянии задавить кого хочешь4.» «А как жаль ее. Она похудела, подурнела и очень грустна», — повторял он 30 апреля 1855 г.5.

17Можно предположить, что поначалу сама Панаева видела в своем гражданском браке с Некрасовым аналогию с идеальными союзами, изображенными Жорж Санд в романе Horace (1841). Теофиля и Эжени, Марту и Арсена связывала не только и не столько страсть, сколько взаимное уважение, общность духовных интересов, мировосприятия. Первое время Некрасова и Панаеву действительно соединяли взаимная любовь, общие взгляды на литературу, задачи журнальной работы, творчество. В судьбе Авдотьи Панаевой личное и публичное тесно переплелись. Когда цензура в 1848 г. запретила все переводные романы (в том числе Piccinino и Leone Leoni Жорж Санд), предназначенные Некрасовым для «Современника», он, чтобы поддержать издание, привлек свою подругу к написанию совместного большого романа «с продолжением». Так появились «Три страны света» (1848–1849), занимательное журнальное чтение, рассчитанное «не на тонких знатоков, а на массу, <…> в своих вкусах не весьма требовательную» (Пыпин, 1905: 154). При этом Панаева «отвечала» за любовный сюжет как в этом, так и в следующем, написанном тоже в соавторстве с Некрасовым романе — «Мертвое озеро» (1851). Но более интересными и значительными были самостоятельно созданные ею повести и рассказы, публиковавшиеся в «Современнике» с конца 1840-х гг.

18Таким образом, «медовые месяцы» Панаевой и Некрасова «протекали в хлопотливой работе» (Чуковский, 1922: 18). Первый из романов имел большой читательский успех и значительно увеличил число подписчиков «Современника», для которого он и был написан. Дела журнала Панаева принимала близко к сердцу. В хозяйственном и деловом отношении она оказалась «кладом» для Некрасова. «Она читала рукописи, держала корректуры, прикармливала нужных сотрудников.» (Там же: 20) Она до тонкости постигла стиль разных обедов, даваемых Некрасовым в редакции «Современника». Выйдя из актерской семьи, она артистично играла все роли: с семинаристами была «демократически проста», с генералами — «великосветская барыня» (там же).

19Можно утверждать, что через своих знаменитых мужей — Панаева и Некрасова — Авдотья Панаева вошла в круг самых светлых умов и замечательных российских талантов, была не только хорошей хозяйкой и устроительницей обедов в редакции «Современника», но и деятельным сотрудником этого журнала.

20И, тем не менее, вскоре совместная жизнь Панаевой и Некрасова превратилась в ад. Гармоничного союза не получилось, и, судя по всему, не по вине женщины. Некрасов явно «не дотягивал» до уровня идеального героя, способного дать счастье и спокойствие своей подруге в сложной «незаконной» ситуации. «Он любил ее угрюмой, ревнивой, изнурительно трудной любовью», — замечал К. И. Чуковский (там же: 11). Очевидцы приводят убедительные факты недостойного поведения Некрасова. «Самоистязатель, каждое свое чувство превращающий в казнь, он и любить умел только мученически, только мучительски», — заключал биограф Панаевой (там же: 13).

21Современный литературовед Н. Н. Скатов объяснил мрачный, трагический характер любви Некрасова болезненным чувством «несостоявшегося отцовства» (1994: 130–133). Возможно, вся любовно-семейная драма Панаева, Некрасова и Панаевой развивалась бы иначе, если бы живыми были рожденные от первого и второго союзов дети. Известно, что Иван Панаев, незадолго до своей смерти, уговаривал свою бывшую жену покинуть Петербург и поселиться вместе с ним в деревне и очень обрадовался ее согласию. Он умер на ее руках, прося о прощении (Панаева, 1986: 314–316). А эпилогом этой почти романической истории стал неожиданный для Некрасова «законный» брак Панаевой с его секретарем А. Ф. Головачевым, принесший ей долгожданное материнство.

22Уже в дебютном сочинении А. Панаевой, повести «Семейство Тальниковых» (1847), отразилась характерная для поэтики женской литературы тенденция — обращение к проблемам внутрисемейных связей, отношений между детьми и родителями. В женской прозе, сосредоточенной на «малом», интимном мире, семья рассматривается как микрокосм, где формируются модели межличностных отношений, которые получают реализацию в макрокосме (социуме).

23Настрадавшись в детстве и отрочестве от притеснений матери, она колоритно описала семейный гнет и деспотизм. Написанное от лица девушки Наташи и представленное в виде «записок, найденных в бумагах покойницы», произведение воссоздавало процесс формирования женской личности в условиях пренебрежения к ее элементарным духовным запросам. По словам Корнея Чуковского, «вся система тогдашнего воспитания, тесно связанная с крепостническим <…> строем <…>, здесь была обличена и опозорена» (1928: 97). Вполне понятно, что секретный цензурный комитет, усмотрев в сочинении «революционное потрясение семейных основ», запретил его публикацию. А председатель комитета граф Бутурлин собственноручно написал в заключение: «Не позволяю за безнравственность и подрыв родительской власти.» (Там же)

24И хотя в строгом и резком изображении всего грубого и жестокого в домашнем воспитании героини, несомненно, чувствовалась «рука» Некрасова, обличительный пафос был присущ и всем последующим произведениям Панаевой. В отличие от других писательниц-современниц, она взяла себе, подобно Жорж Санд, мужской псевдоним — Станицкий. Возможно, в таком выборе сказалось стремление преодолеть односторонность «женского» видения, а, может быть, ей хотелось органично влиться в ряды литераторов-мужчин, стоявших у истоков нового направления «Современника». По-видимому, инициатива писать под чужим именем исходила от самой Панаевой. Она отказалась подписывать свои произведения фамилией мужа, желая тем самым отстраниться от его литературной славы и от дополнительного мужского влияния, а также утвердить значимость собственных наблюдений и опровергнуть укоренившиеся взгляды о творческой и интеллектуальной неполноценности женщины. Наконец, мужская «маска» могла быть и знаком прямого подражания Жорж Санд. Хорошо зная и разделяя интересы кружка Белинского, она понимала, почему в нем возник «культ» французской романистки, обусловивший выбор многих материалов вначале для «Отечественных записок», а затем и для «Современника».

25Уже первое произведение А. Панаевой побудило сатирика Н. Ф. Щербину написать на нее злую эпиграмму, в которой высмеивались ее претензии уподобиться прославленной знаменитости. В «Соннике современной русской литературы» Щербина утверждал : «Станицкого (Авдотью) во сне видеть предвещает отца и мать в грязь втоптать — лишь бы только плохую повестушку написать или же увидеть, как комически русская холопка корчит из себя эманципированную Жорж Санд.» (1929: 148–149)

26Но, несмотря на мужской псевдоним, «женская» природа мировосприятия обнаружилась уже в самых ранних сочинениях Панаевой. Проза Панаевой выражает особенности женского мировидения, структурно воплощенного прежде всего в поэтике сюжета. А. Панаева использует распространенный в русской литературе 1840–1850-х гг. принцип двухчастного структурирования сюжета. В отличие от авторов-мужчин (И. Панаева, А. Дружинина, А. Писемского, И. Тургенева), которые связывали двухчастную сюжетную модель с мотивом Пигмалиона и Галатеи (в первой части обычно изображается безрадостное существование девушки в чуждой ей по духу среде; во второй — повествуется о встрече героини с «деятельным человеком», под влиянием которого она, как спящая красавица, пробуждается от сна), у А. Панаевой она обусловлена мотивом свободы выбора и воздаяния, являющегося доминантным в сюжетной организации ее прозы.

  • 6 Мария Семеновна Жукова (1805–1855) впервые в русской литературе использовала сюжет «самоустранения» (…)
  • 7 Пëтр Николаевич Кудрявцев (1816–1858) — литератор и профессор Московского университета, в своем тво (…)

27Осмысление любви и брака как главных событий в жизни женщины стало темой ее повести «Безобразный муж» (1848). В ней она избрала популярную форму эпистолярной исповеди героини к подруге из Петербурга. На протяжении года переписки произошло стремительное взросление, развитие наивной девушки, уставшей от отцовских притеснений и жаждущей ласки и тепла, в умудренную горем женщину, которая расплачивалась за попытку обрести счастье в браке по расчету. Вслед за Е. А. Ган, М. С. Жуковой6 и П. Н. Кудрявцевым7, Панаева приводила свою героиню к открытию ужасов интимной жизни с мужчиной, который внушает ей отвращение. «У нас, несчастных девушек, — признавалась она, — бывают какие-то особенные понятия о людях, о жизни, о замужестве. Я, например, думала, что буду любить мужа — и он будет меня ласкать, а если не полюблю, так он не посмеет докучать мне своими ласками и требовать их.» (Станицкий, 1848: 147) С каждым новым посланием это поначалу легкомысленное существо «умнело», набиралось опыта в страданиях. Ранее так завидовавшая богатой подруге героиня открыла, что «одни деньги также не могут доставить счастья женщине». От ласк безобразного мужа она «содрогается», но должна терпеть их, потому что превратилась «в его принадлежность, <…> продала себя ему… » И пришло запоздалое раскаяние: «Есть вещи, которые не покупаются и не продаются. Женщина должна беречь свою свободу, чтобы любить, кого она захочет.» (Там же: 150)

28Последние письма звучали уже как мольба о помощи. Героиня полюбила К*** и открыла это, читая с ним вдвоем «Индиану». Роман Жорж Санд стал знаком, помогающим влюбленным понять себя и друг друга: «Перестав читать, я сказала ему совершенно без умыслу: “Вот как нас любят, верь кому-нибудь!” Он страшно побледнел и с упреком сказал: “вы могли бы поверить, вы сами страдаете.”» (Там же: 156) Завершались эти муки жены «безобразного» мужа ее тоскливыми предчувствиями гибели: «Мне самой пришло в голову, будто мой муж возит меня мертвую ко всем за последним поцелуем <…> Что меня ожидает? … О, пощадите, пощадите меня!» (Там же: 158)

29В этой непритязательной повести содержалось взволнованное предостережение тем женщинам, которые мечтали довольством скрасить брак без любви. Супружеские отношения, в которых не было взаимности, были представлены как нечто отвратительное, безнравственное и постыдное.

  • 8 Современник, 1849, т. 13, февраль, отд. V, с. 168–181.

30В небольшом рассказе Панаевой «Жена часового мастера» (1849) была передана драматическая история прелестной Матильды, муж которой из сребролюбия заставил ее сделаться содержанкой богатых клиентов. Повествователь явился свидетелем страданий молодой женщины, ее постепенного угасания и смерти от чахотки. Зато ее супруг, овдовев, открыл у себя на родине в Женеве самый роскошный магазин8. Этот рассказ, выдержанный в предельно объективной манере, напоминал физиологический очерк, столь популярный среди представителей натуральной школы. Но за бесстрастным повествованием ощущалось гневное возмущение бесправием женщины, к которой муж и общество относятся как к красивой игрушке.

31Повесть Панаевой «Пасека» (1849), несомненно, была задумана с целью поразмышлять о непроизвольной природе любви, сложности человеческих отношений в браке. Неудавшееся в целом (слишком много в нем сюжетных ответвлений, персонажей, не получивших психологического развития) произведение распадалось на несколько мастерски выписанных эпизодов. К числу наиболее удачных относилась сцена первого знакомства читателя с Белкой, девушкой-подростком, прозванной так за свою гибкость, ловкость, умение жить в лесу как дома. Автор-женщина предложила свой вариант «естественного» человека, прекрасного физически и нравственно, счастливого только на воле. Но общество не оставило в покое красивую девушку. «Проданная еврею» и спасенная из неволи, она из благодарности вышла замуж за великодушного порядочного человека, Зеновского.

  • 9 Там же, 1849, т. 18, ноябрь, отд. I, с. 51.
  • 10 Там же, с. 53.
  • 11 Там же, с. 55.

32Уважая мужа и не желая его огорчать, Белка неожиданно влюбилась в его друга Камышова, который, в свою очередь, «забыл о своем несчастном товарище, даже о себе самом <…> и только жил чувством, которого он и не понимал прежде9». Каждый из участников этой любовной коллизии вел себя благородно, а муж от скрытых страданий даже тяжело заболел. Почти при смерти, он думал, однако, только о счастье жены, препоручая ее Камышову: «Я не хочу быть палачом. Я женился на ней, когда она никого не знала! Я застрелюсь, живите только счастливо10!» Подобное разрешение конфликта явно напоминало трагический финал жоржсандовского «Жака». Но Панаева заставила свою героиню превзойти в благородстве обоих мужчин. Услышав слова умирающего мужа, восхитившись его «самоотвержением», она осталась с ним. «Любить его как мужа не в моей власти, и он сам это хорошо знает; но пока он жив, я буду ему верна», — заявила она11.

33Сдержав данное слово, Белка чахла и худела, сохранение «святости» брака никого из трех участников драмы не сделало счастливым. В отличие от Жорж Санд, которая, несмотря на эпистолярную форму романа, как бы «уравновешивающую» главных персонажей, все же превратила Жака в центральную фигуру (настолько грандиозным было его великодушие, так потрясало преодоление в нем всего эгоистического во имя новой этики брака), Панаева сделала центром женский характер. Не слишком глубоко, но точно она очертила психологическое состояние героини, в неудовлетворенности жизнью которой многое шло не только от «жажды любви», но и от праздности. Белка представляла собой новый для русской литературы демократический тип женской личности. Самого низкого (или не вполне ясного) происхождения, она «привыкла с детства к труду и сознанию о пользе, какую она приносит другим12». Появление в ее жизни еще одного мужчины, воплощающего характер дикий, необузданный, отраженный в его фамилии — Атавин, — еще более осложнило ситуацию.

34В отличие от сюжета романа Jacques, в котором перемешивались любовные «треугольники» западного и восточного типа, структура «Пасеки» была основана на перипетиях выбора женщиной из нескольких мужчин (Белка – Зеновский – Камышов – Атавин). Но линия главной героини не исчерпывалась только проблемой поисков любви. Напротив, Белка оказалась способной на сдержанность, как истинно северная славянская женщина. Она не отдалась страсти, подобно сандовской Фернанде, но внутренняя борьба истощила ее силы. Становилось ясно, что перед ней возник вопрос о смысле дальнейшей жизни. Финал повести оставался открытым: Белка вновь возвращалась на пасеку, где шесть лет назад жила беззаботно и счастливо. Но теперь она бледна и болезненна. Несмотря на свое уважение к мужу, она ушла от него, «потому что не любила его, и, может быть, любила другого, не могла притворяться и обманывать… и жить с ним было ей невыносимо и невозможно13».

  • 14 Там же, с. 94.
  • 15 Там же.

35Зеновский, подобно Жаку, покончил с собой, о чем сообщалось лаконично и без комментариев: «В ту ночь в лесу раздался выстрел…14» Но причиной его самоубийства было отчаяние, тогда как жоржсандовский Жак «самоустранился» вследствие продуманного, осознанно принятого решения, и в его поступке содержался протест против морали церковного брака. Если в романе Санд дискуссия возникала вокруг поступка мужчины, то у Панаевой дискуссионность приобретала дальнейшая судьба женщины. Не случайно после сообщения о самоубийстве Зеновского следовала приписка, снимающая драматизм этого события. «Не здесь еще, — сообщал рассказчик, — конец приключениям Белки. Вторая половина ее жизни составляет другую повесть, которую я, может быть, когда-нибудь расскажу15.»

36Героини Панаевой, через выпавшие на их долю испытания, выходят к обретению смысла собственного существования. Мотив встречи, выступающий в качестве центральной ситуации первой части сюжетов произведений И. Тургенева, А. Григорьева, М. Салтыкова-Щедрина и подчиненный идее создания женщины (встреча героини с человеком «высокого интеллекта» стимулировала девушку к внутреннему изменению), в прозе А. Панаевой также получает иную интерпретацию. Ситуация встречи героя с героиней дает импульс к духовному пробуждению именно мужчине, а не девушке.

37Представленные модели любовной этики в произведениях А. Панаевой раскрывают ее концепцию любви, которая включает элементы как реалистической, так и идеалистической парадигмы. Природа любви, сочетающая духовное и телесное начало, обусловливает сложность обретения гармонии. Кризис института семьи и брака в современной А. Панаевой действительности обусловил сосредоточенность ее внимания на описании недолжных ситуаций в сфере любовного и семейного быта. Ситуация брака по расчету, который заключается не только по инициативе родителей, но и с согласия самих детей, мечтающих любыми способами освободиться от родительского деспотизма, рассматривается А. Панаевой как вариант материализации любви. В любовных отношениях, основанных на материальной выгоде, в ущербном положении оказывается прежде всего женщина, которая начинает осознавать себя «вещной принадлежностью», «рабой» мужчины («Безобразный муж», «Жена часового мастера»).

38В таких произведениях, как «Степная барышня» (1855), «Мертвое озеро» (1851), «Женская доля» (1862) Панаева попыталась представить варианты моделирования гармоничных взаимоотношений мужчины и женщины в любви и браке. Симптоматично, что идеальные любовно-семейные отношения персонажей могут развиваться только в пространстве природного бытия, которое обеспечивает гармонию личности в ее отношениях с людьми и миром. Так, в финале романа «Мертвое озеро» изображается воссоздание целостности семьи, дома (молодые герои вместе с родителями основывают родовое гнездо). А в повести «Степная барышня» появляется образ очаровательной провинциальной девушки, естественной во всех своих проявлениях и чуждой общепринятым уловкам кокетства.

39Произведения Панаевой не только репрезентируют новаторские женские характеры, связанные с утверждением новой этики любви и брака, но во многом отражают ее собственные переживания, компенсируя при этом недостаток исповедальных материалов. О том, как эта женщина настрадалась в «нелегальной» ситуации, можно почувствовать из любовно-семейных коллизий, которые она постоянно варьировала в своих повестях и романах. Симпатии Панаевой всегда были отданы героиням, пострадавшим от эгоизма мужчин и отвергнутым обществом. В романе «Женская доля», написанном в знаменательный для нее год вступления в брак с Головачевым (1862), она выразила свои раздумья о женской эмансипации в лирико-публицистическом отступлении. Обращаясь к «бедным, честным женщинам», Панаева предостерегала их от излишней доверчивости:

  • 16 Женская доля. Роман Н. Станицкого, в: Современник, 1862, т. 92, март, с. 50–51.

И разве вы не видите, что женщина, увлекшаяся эмансипациею и отдавшаяся мужчине без всяких гражданских условий, — разве она не гибнет также в унизительном рабстве и в придачу еще опозоренная! Поверьте, при разврате общества вам дают настолько свободы, чтоб без всяких жертв со стороны мужчин, вы служили бы минутным прихотям, а потом – также без всяких жертв — легко было бы и развязаться с вами. <…> Пока сами мужчины не сделаются нравственнее — никакая эмансипация женщин невозможна. — Рабы не могут сделать свободными рабынь! А если настанет именно нравственный прогресс в человечестве, то женщина, без всяких толков и споров, займет равное положение с мужчиной16.

40В целом положение Авдотьи Яковлевны в редакции «Современника» можно обозначить как «двойственное». С одной стороны, она пользовалась вниманием и почтением как красивая женщина, блестящая хозяйка редакционных обедов. Но ее роль в редакции сводилась собственно к хозяйственным делам даже после того, как она выступила в качестве литератора. В общих беседах Панаева обычно не участвовала, занимая позицию немого наблюдателя, слушателя. Даже в кругу «людей сороковых годов» для того, чтобы принять участие в мужских диспутах, высказать собственную точку зрения, ей приходилось преодолевать распространенные в ее мужском окружении стереотипные представления о том, что женская логика не может претендовать на объективность, значимость. Так, на страницах своих «Воспоминаний» она запечатлела эпизод одного из обеденных разговоров в редакции, где речь зашла о появлении в литературе «семинаристов», то есть Николая Добролюбова и Николая Чернышевского. Неприязненное отношение, выражаемое Иваном Тургеневым и Павлом Анненковым в адрес людей другой культуры, идеологии и социального статуса, побудило Панаеву высказаться в их защиту. Но уже сам факт ее вступления в спор вызвал «смех» и «тонкие колкости» мужчин, на что она иронично заметила: «Имеете полное право смеяться надо мной, господа, потому что я сама нахожу смешным, что вздумала высказать свое мнение.» (Панаева, 1986: 253)

  • 17 Термин «патриархат» (букв. власть отца, также андрархия, андрократия) обозначает форму социальной о (…)

41Обращение Панаевой к литературной деятельности вызвало некоторое замешательство в кругах редакции «Современника», что можно объяснить двумя причинами. Это объяснялось поначалу тем, что многие не знали, кто скрывается под псевдонимом «Н. Станицкий». Вместе с тем после смерти Белинского наметился раскол в редакции журнала, многие члены которой отказались от идеалистических устремлений середины 1840-х гг. А в общественном сознании России вплоть до начала XX в. функционировал миф о биологической неспособности женщины к любым видам интеллектуальной деятельности, в том числе поэтической. С позиции патриархатной логики17 считалось, что реализация творческой индивидуальности женской личности должна осуществляться в рамках семейного, домашнего круга, поскольку это оправдано особенностями женского естества. Женщине, в силу ее природной скромности (в патриархатной культуре скромность воспринимается как исконно женское качество), якобы противоестественно выносить свой творческий опыт в публичность, на «позор», отрываться от своей привязанности к семье и мужчине.

42Претензия женщины на самореализацию в профессиональной литературной сфере вызывала негативную реакцию даже в кругах прогрессивно мыслящих людей. На страницах своих мемуаров Панаева запечатлела ситуацию, когда даже Белинский явно испытал чувство недоумения по поводу того, что произведение, получившее его высокую оценку, оказалось литературным опытом женщины. Обращаясь к Панаевой, критик сказал:

Я сначала не хотел верить Некрасову, что это вы написали «Семейство Тальниковых» <…> Если бы Некрасов не назвал вас <…> уж извините, я ни за что не подумал бы, что это вы. <…> Такой у вас вид: вечно в хлопотах о хозяйстве. <…> Я думал, что вы только о нарядах думаете. (1986: 172–173)

43Личная и творческая судьба А. Я. Панаевой, талантливой женщины, стремящейся реализовать себя в публичной деятельности, драматична. Ломка традиционных стереотипов поведения женщины, начавшаяся в России в 1840-х гг., происходила болезненно и сложно. Отражение этих процессов Панаева запечатлела в своей прозе. В центре ее художественного мира — судьба женского персонажа. Писательница исследует существование женщины в мире, ориентированном на патриархатные установки, утверждающем мужчину в качестве нормы, а женщину — как отклонение от нее. В патриархатном мироустройстве гендерная система асимметрична таким образом, что мужчина и мужское определяются как общечеловеческое, а женщина и женское — как несамостоятельное, второстепенное, приватное.

44Панаева описывает три варианта жизненного сценария женщины. Первый связан с подчинением, мимикрированием под маскулинные требования, второй — с протестом против них, третий — с созиданием гармоничного пространства бытия. Писательница наиболее полно представила первые две модели как наиболее распространенные в реальной действительности, третий — только намечен в ее произведениях.

45Героини, избравшие путь приспособления к легитимным в патриархатном социуме нормам женского бытия, имеют возможность существовать только в ролях хорошей хозяйки, любящей и преданной жены, доброй матери. Панаева обнаруживает «трагедию невоплощенности» женской личности, которая не может обрести гармонию в окружающем мире. Реальные обстоятельства, а также гендерные стереотипы, регулирующие поведение человека в зависимости от его биологического пола, обусловливают нравственно-психологическую и социальную растерянность и неуверенность женщины.

46Вместе с тем автор женщина показывает, что, несмотря на тотальную подчиненность, зависимость героинь в семье и обществе, у них всегда сохраняется возможность выбора иной жизненной позиции. Лучшие героини Панаевой через выпавшие на их долю испытания выходят к обретению смысла собственного существования. При этом негативные сценарии женского существования (подчинение, явный или скрытый протест), как правило, реализуются в пространстве городской цивилизации. Пребывание женщины в петербургской среде, воплощающей все атрибуты цивилизованного мира, характеризуется предельной несвободой.

  • 18 См. Татаркина (2006).

47Возможность полноценного существования женщины Панаева связывает с природным, усадебным миром. Именно в пространстве усадебной культуры, предполагающей синтез естественного и цивилизованного начал, героиня способна создать гармоничный мир и максимально реализовать свой личностный потенциал (повести «Пасека», «Степная барышня»)18.

48Таким образом, личная и творческая судьба Авдотьи Панаевой отражает драматизм положения незаурядной русской женщины, решившейся противостоять патриархатной традиции как своим поведением, так и публичной творческой деятельностью.

Самые безумные законы против женщин в мире

Где в мире мужчина может похитить женщину, жениться на ней и немедленно стать невозможным для привлечения к ответственности? Это будет Ливан и Мальта. Где замужняя женщина не может развестись без разрешения мужа? Попробуйте Израиль. В России женщинам по-прежнему запрещено заниматься «тяжелым, опасным и / или нездоровым ремеслом».

Все эти законы все еще находятся в силе, несмотря на то, что 20 лет назад на Всемирной конференции по положению женщин в 1995 году 189 стран подписали план, предусматривающий включение большего гендерного равенства в их уголовные кодексы путем отмены любых дискриминационных законов.

Женская правозащитная группа «Равенство сейчас» начала кампанию против 44 правительств за их дискриминационные законы. Отчет «Прекращение дискриминации по признаку пола в законе» был выпущен в пятницу с намерением начать всемирную кампанию петиций и сопровождался хэштегом #UnSexyLaws.

Полоска света освещает глубокие темные глубины сводов законов и уголовных кодексов. Подобные отчеты организация выпускает с 1999 года и на сегодняшний день добилась серьезных успехов: с тех пор более половины законов, осужденных ею с 1999 года, были отменены или изменены, от Бангладеш до Лесото.

Тем не менее, вот и мы, 2015 год, и эти ужасные законы — отвратительная подборка из которых приведена ниже — все еще действуют.

Где могут быть изнасилованы замужние женщины

Индия изо всех сил пытается решить свою проблему сексуального насилия, глобальный протест по поводу жестокого группового изнасилования и смерти молодого студента сделал заголовки во всем мире в 2012 году. Но год спустя, страна добавил этот пункт в законодательство: «Половое сношение или половые акты между мужчиной и его собственной женой, если жене не исполнилось пятнадцати лет, не являются изнасилованием.«В стране фактически легализовано изнасилование в браке.

Аналогичный закон остается в силе в Сингапуре, где изнасилование в браке допустимо, если девочка старше 13 лет. На Багамах изнасилование также не считается изнасилованием, если есть брак и девочка не моложе 14 лет.

Где можно свободно похитить женщину

На Мальте и Ливане преступления буквально стираются, когда преступник женится на жертве. Например, на Мальте, если похититель «после похищения человека женится на таком человеке, он не подлежит судебному преследованию», — гласит закон.Если брак заключен после суда и осуждения, приговор похитителю немедленно отменяется. Точно так же в Ливане преступления, включая изнасилование и похищение людей, будут прекращены при вступлении в брак. В случае развода в течение пяти лет после совершения тяжкого преступления судебное преследование или наказание может быть возобновлено.

Подобные отвратительные законы были отменены в Коста-Рике, Эфиопии, Гватемале, Перу и Уругвае за последнее десятилетие.

Избивать женщин законно.

В Нигерии насилие со стороны мужа с целью исправить жену считается законным.Аналогичным образом допускается насилие, если родитель или учитель наказывает ребенка или «хозяина с целью исправить своего слугу».

Где женщинам заниматься незаконным трудом

В Китае женщины не могут «работать в шахте» или выполнять тяжелый физический труд, или, в частности, «другую работу, которой работницам следует избегать». Подобные законы повторяются в книгах по всему миру, создавая совершенно географически разнообразный треугольник. На Мадагаскаре женщины не могут работать в ночное время на «промышленных предприятиях», если это не семейный бизнес.А российские законодатели решили, что «труд женщин по тяжелым, опасным и / или нездоровым профессиям … запрещен». Это всеобъемлющее заявление охватывает 456 различных видов работ, включая вождение поездов, столярные работы, тушение пожаров на передовой и парусный спорт.

Там, где женщины не могут водить машину

В Саудовской Аравии фетва 1990 года утверждает, что «вождение автомобиля женщинами» запрещено, поскольку оно является «источником неоспоримых пороков», таких как частные встречи мужчин и женщин и женщины снимают чадру.Хотя это не официальная запись в сводах законов, женщинам вообще запрещено выдавать водительские права. В декабре две женщины были задержаны, а затем переданы в суд по делам о терроризме за попытку переезда через границу. На прошлой неделе саудовский историк выступил по телевидению в защиту запрета, заявив, что женщинам, которые водят автомобиль в США и Европе, «все равно, если их изнасилуют на обочине дороги, а нам — нет».

Где мужчины выбирают женскую работу

В Демократической Республике Конго «жена обязана жить с мужем и следовать за ним, где бы он ни считал нужным жить.Она также не может явиться в гражданский суд или «продать или взять на себя обязательства» без разрешения мужа. Если муж соглашается, но позже передумает, он может отозвать эту привилегию. Это делает практически невозможным открытие собственного дела для женщины или самостоятельное ведение каких-либо деловых операций.

В Гвинее аналогичный закон применяется к женщинам, ищущим профессию, отдельную от своего мужа, что является незаконным, если он возражает.

В Йемене закон 1992 года разрешает жене «подчиняться ему, воздерживаться от непослушания и выполнять свою работу в семейном доме.Ей запрещено даже выходить из дома без явного разрешения. Когда она действительно выходит на улицу, это должно быть для «взаимно согласованной работы, не противоречащей законам ислама. Законным оправданием для женщины может быть забота о своих слабых родителях, если она единственная, кто может заботиться об одном или обоих из них ». Этот закон также допускает изнасилование в браке.

Суданское законодательство гласит, что муж имеет право:

«(а) на заботу и мирное подчинение; и

(b), чтобы жена сохраняла себя и его имущество.

Где сестры наследуют не столько, сколько братья

Тунисским женщинам в соответствии с законодательством страны предоставляется только половина наследственного имущества, а две дочери имеют право на две трети завещания. Но если вмешаться брат, соотношение резко изменится. «Где есть сыновья, мужчина наследует вдвое больше, чем женщина», — гласит закон. В Объединенных Арабских Эмиратах закон почти такой же: мужчинам предоставляется вдвое больше, чем разрешено женщинам.

Где можно убить изменяющую жену

Египетский закон провозглашает, что «тот, кто удивит свою жену в акте прелюбодеяния и убьет ее на месте вместе с ее партнером-прелюбодеем, должен быть наказан задержанием», а не обычным наказанием. за убийство приписал 20 лет каторжных работ. В Сирии, где в разгар гражданской войны много зверств в отношении женщин, мужчинам давно разрешено убийство. До 2009 года мужчина, убивший свою жену, сестру, дочь или мать во время «незаконного полового акта», освобождался от наказания.Ситуация изменилась в 2009 году, а затем в 2011 году, и теперь предусматривается минимальное наказание в виде пяти лет лишения свободы, но не более семи.

Где женщина не может развестись

В Израиле, где браки и разводы между еврейскими гражданами регулируются раввинским законом, женщины имеют меньшее право покидать своих мужей, чем мужчины, оставляя своих жен. Когда это неравенство было оспорено в Верховном суде раввинов в 1995 году, судьи решили не заставлять мужа давать развод своей жене после шести лет разлуки.Ссылаясь на древний иудейский закон, который однозначно гласит, что оно может быть предоставлено, «если муж хочет с ней развестись», суд постановил: «Дело зависит только от того, чего он хочет, и поэтому мы должны удовлетворить его апелляцию». Судья по этому делу отметил, что по еврейскому закону было бы предпочтительнее быть рабом, чем женой. Более того, женщинам не разрешается работать в этих судах. Только в 2013 году им даже разрешили входить в комитет, назначающий раввинских судей.

Древняя формальность законов может привести к таким сложным ловушкам, с которыми сталкивается женщина в Иерусалиме, которая не может выйти замуж за своего 10-летнего партнера, потому что еврейский закон требует проведения церемонии разлучения, чтобы освободить ее от ее мертвого мужа — и ее тесть отказался выполнять ритуал.В сентябре городской раввинский суд отклонил ее ходатайство о повторном браке.

В другом мире, в Мали, у женщины есть строгие правила в отношении повторного брака после развода: разведенная женщина может найти нового мужа только после трех месяцев ожидания, а вдова не может выйти замуж повторно раньше, чем через четыре месяца и 10 дней после смерти мужа. Если вдова беременна, она должна дождаться родов.

Если показания женщины не учитываются

Право свидетеля давать показания в суде представляется бесспорным.Но в Иране показания по стандартному делу должны давать два свидетеля-мужчины. В случаях сурового наказания «достаточно показаний двух справедливых мужчин и четырех справедливых женщин». В большинстве разделов законодательства число свидетелей-женщин должно быть как минимум вдвое больше, чем свидетелей-мужчин. В Иране женщинам также запрещено выходить на публику без надлежащей одежды, и нарушение этого правила влечет за собой наказание в виде тюремного заключения или штрафа.

Где женщины не могут получить гражданство для детей

Ребенок, рожденный вне брака от отца-американца и матери-иностранки, проходит трудный процесс для получения гражданства США с требованиями, включая письменное обещание отца предоставить финансовую поддержку, и более продолжительное проживание, чем у матери.Это значительно усложняет иностранным женщинам получение гражданства США для своих детей. Если на момент попытки получить гражданство ребенку исполнилось 18 лет, оно будет предоставлено только в том случае, если мать уже натурализовалась.

Этот закон был поддержан Верховным судом в 1998 году, и в ответ на возражение судьи Рут Бадер Гинзбург она написала: «Закон, о котором идет речь, мог сделать заключение под стражу или поддержать соответствующий критерий. Вместо этого он относится к матерям по-другому, к отцам — по-другому, формируя политику правительства, которая соответствует и укрепляет стереотип или историческую модель.

Эти 9 законов против женщин шокируют вас

Меньше месяца назад мы отметили Международный женский день! Тема этого года — #BeBoldForChange — призвала граждан мира выступать за более равноправный мир с учетом гендерных аспектов.

Несмотря на то, что существует так много невероятных людей, стремящихся к более равноправному и инклюзивному миру, в мире все еще есть множество мест, где женщинам не предоставлены те же права, что и мужчинам.

Организация Equality Now посвящена тому, чтобы сделать дискриминацию женщин исторической, и отслеживает законы, в том числе перечисленные ниже, которые дискриминируют женщин, и работает, чтобы помочь изменить законы и отношения.Эти законы варьируются от абсурдных до ужасающих:

1. Женщины могут быть похищены

На Мальте, если мужчина, похищающий женщину, намеревается жениться на ней, срок его наказания автоматически сокращается. Если мужчина женится на своей жертве после похищения, он впоследствии освобождается от любого преследования и наказания. Аналогичный закон действует в Ливане, где мужчина, совершивший изнасилование или похищение, не может быть привлечен к ответственности, если он женится на жертве после преступления.

2.Женщины наследуют меньше, чем их братья

В разных странах существуют разные версии этого закона. В Тунисе женщины наследуют только половину того, что делают их братья.

3. Мужчины меньше наказываются за «убийства чести»

Этот закон подвергся интенсивной критике во многих странах. В Египте мужчине, который убивает свою жену, обнаружив, что она совершила прелюбодеяние, автоматически назначается меньший приговор, чем за другие формы убийства. В Сирии мужчина, убивший свою мать, сестру или жену из-за их «незаконного полового акта», может получить не более семи лет тюрьмы.До 2009 года правовые последствия этого преступления в Сирии отсутствовали.

4. Показания женщины равны половине показаний мужчины

В Иране показания женщины в суде менее ценны, чем показания мужчины в таких случаях, как прелюбодеяние. В большинстве этих случаев должно быть свидетельство как минимум вдвое большего числа женщин, чем мужчин. В случаях, когда наказание может быть суровым, показания должны давать как минимум двое мужчин и четыре женщины.

5. Мужья имеют больше прав, чем их жены

В Израиле развод зависит исключительно от воли мужа. На другом конце света, в Мали, закон 2011 года подтвердил статус мужчины как главы семьи и обязывает жену подчиняться ему. Он также заявил, что женщины должны ждать три месяца, чтобы снова выйти замуж после развода или смерти; у мужчин нет такого ограничения.

6. Мужчины могут выбирать, где работать женщинам

В таких странах, как Камерун и Гвинея, мужчины имеют больше права голоса в том, где будут работать их жены, чем сами женщины.Например, в Камеруне муж может запретить своей жене работать в другой профессии или профессии, чем он, если это отвечает наилучшим интересам его брака и детей. Камерун — одна из 18 стран, где женщины не могут устроиться на работу, если их мужья считают, что это не в интересах их семьи.

7. Женщину можно избить

К сожалению, подобные законы не редкость — на самом деле в 46 странах нет законов, защищающих женщин от домашнего насилия.

8.Женщины не могут выполнять физический труд

В Китае женщинам запрещено работать на шахтах, а в более широком смысле — заниматься физическим трудом или работой, которую работницам «следует избегать». В России аналогичный закон запрещает женщинам заниматься тяжелым, опасным или вредным для здоровья делом. Этот всеобъемлющий закон включает в себя множество различных видов работ, от пожаротушения на передовой до водного транспорта — всего 456 видов работ!

9. Женщины не могут передавать гражданство так же, как мужчины

Даже в Соединенных Штатах к мужчинам и женщинам по-разному относятся согласно закону.Ребенок, рожденный вне брака от матери-иностранки и отца-американца, проходит изнурительный процесс, чтобы получить американское гражданство, и есть дополнительные требования, которые необходимо выполнить, если мать не является гражданином США, а отец — гражданином США. По крайней мере, 22 страны не позволяют замужним женщинам передавать гражданство своим детям, как это могут делать отцы, а 44 страны не позволяют замужним женщинам передавать гражданство своим супругам, как это могут делать женатые мужчины.

Чтобы ознакомиться с полным списком законов, направленных против женщин, по странам, посетите веб-сайт Equality Now.

А чтобы присоединиться к кампании по образованию девочек, отправляйтесь на #GirlsCount.

Прелюбодеяние | сексуальное поведение | Britannica

Прелюбодеяние , сексуальные отношения между женатым человеком и кем-либо, кроме супруга. Письменные или обычные запреты или табу на прелюбодеяние составляют часть брачного кодекса практически каждого общества. В самом деле, супружеская измена кажется столь же универсальной, а в некоторых случаях и такой же распространенной, как и брак.

Кодекс Хаммурапи (18 век до н.э.) в Вавилонии предусматривал смертную казнь через утопление за прелюбодеяние.В Древней Греции и в римском праве обидчика-супруга могла быть убита, но мужчины строго не наказывались. Еврейские, исламские и христианские традиции однозначно осуждают прелюбодеяние. Вина мужчин и женщин более четко выражена в Новом Завете и Талмуде, чем в Ветхом Завете или Коране. В строгом толковании исламского права, или шариата, мужчины и женщины в равной степени подлежат суровому наказанию за прелюбодеяние (арабский: zināʾ ; собственно, любой внебрачный половой акт), включая смерть побиванием камнями — наказание, которое все еще применялось в начале 21 века. в некоторых странах, включая Иран и Афганистан.

Поскольку термин прелюбодеяние явно подразумевает иудео-христианское и исламское отношение к браку, многие современные антропологи осторожно используют его в сравнительных контекстах. Во многих обществах брак считается менее прочным и внебрачный секс осуждается менее строго. Другими словами, отношение к супружеской неверности сильно различается в разных культурах. В то время как традиционные сенуфо и бамбара в Западной Африке, например, молчаливо оправдывают преступление чести, заключающееся в убийстве прелюбодейной супруги и ее спутницы, у кака в Камеруне мужчина может безнаказанно вступать в половые отношения с женами определенных родственников.Кредитование жен издавна было частью эскимосского гостеприимства. Неисключительные внебрачные отношения разрешены во многих островных культурах Южного моря, а среди некоторых индейских обществ пуэбло супружеская измена настолько распространена, что допускается, если она хранится в секрете.

Согласно древним индуистским законам брак был неразрывным таинством, и даже прелюбодеяние жены не могло разорвать юридические узы и расторгнуть акт брака. В современном индуистском кодексе развод может быть предоставлен любой обидевшей стороне, если один из супругов живет в прелюбодеянии, но не при случайных нарушениях.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В Западной Европе и Северной Америке прелюбодеяние традиционно было основанием для развода. Распространение этого принципа, наряду с западными представлениями об эгалитаризме и современными ожиданиями взаимной эмоциональной поддержки в браке, привело к беспрецедентному давлению в пользу равных супружеских прав для женщин в традиционных обществах Африки и Юго-Восточной Азии. Во многих странах Восточной Европы супружеская измена сама по себе не является основанием для развода; оба партнера должны засвидетельствовать по принципу «общего распада», что преступление привело к ослаблению тех чувств, из которых состоит семейное единство.Концепция распада брака была постепенно принята в Соединенных Штатах в течение 1970-х годов, когда многие штаты начали разрешать разводы «без вины», которые не требуют от потерпевшей стороны доказательства конкретных проступков. В большинстве американских штатов парам разрешается разводиться либо по вине, либо без вины, и многие используют развод исключительно без вины. Переход к разводам без вины значительно снизил важность супружеской неверности как элемента бракоразводного процесса.

Наказывают ли женщин более строго за убийство интимного партнера? | Преступление в США

Синтоя Браун была приговорена к пожизненному заключению в 2004 году за человека, которого она убила, когда ей было 16 лет.

Однако на этой неделе губернатор Теннесси помиловал Браун после того, как ее адвокаты заявили, что она стала жертвой торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации и опасалась за ее жизнь. Браун, которой сейчас 30 лет, будет оставаться под надзором условно-досрочного освобождения в течение 10 лет, пока она сохранит работу и будет участвовать в регулярных консультациях.

Человеком, убитым Брауном, был Джонни Аллен, который той ночью отвел ее к себе домой и заплатил за секс. Хотя он не был ее партнером, это дело побудило меня взглянуть на разрыв между вынесением приговоров мужчинам и женщинам, убившим интимных партнеров в США.

Статистические данные, приведенные ACLU и организацией «Марш женщин», указывают на значительный гендерный разрыв в вынесении приговоров. Средний срок тюремного заключения для мужчин, убивающих своих партнеров-женщин, составляет от двух до шести лет (на рисунке показана середина этих значений). Напротив, женщины, убившие своих партнеров, в среднем приговариваются к 15 годам лишения свободы.

Несмотря на широкое распространение, статистика устарела. Впервые он был опубликован Национальной коалицией против домашнего насилия в 1989 году. По-прежнему верно, что большинство женщин, убивающих своих партнеров, ссылаются на самооборону как на мотив.Фактически, 70-80% заключенных женщин сообщают о насилии со стороны интимного партнера. Но, похоже, не было проведено какого-либо недавнего анализа приговоров, чтобы увидеть, остается ли гендерный разрыв в приговорах прежним.

С тех пор, как статистика была впервые опубликована, одним из самых явных изменений в пенитенциарной системе США стало резкое увеличение количества заключенных женщин. Исследования также показывают, что женщины подвергаются более суровому наказанию, когда они совершают преступления, которые воспринимаются как более мужские, например убийства.

Последние статистические данные из других стран показывают, что к насилию со стороны интимного партнера, совершаемому мужчинами, по-прежнему относятся снисходительно. В Ирландии мужчины, осужденные за непредумышленное убийство нынешних или бывших партнеров, отбывают в тюрьме в среднем на 2,8 года меньше срока, чем другие мужчины, осужденные по тому же обвинению против людей, которые не были их партнерами.

Это столбец , который показывает числа из новостей каждую неделю. Есть отзывы или идеи для будущих колонок? Напиши мне: мона[email protected]rdian.com

Когда прелюбодеяние — преступление

Южная Корея отменила закон о супружеской неверности, возникший в результате хаоса Корейской войны.

Свадьба недалеко от Сеула, Южная Корея (Kim Hong-Ji / Reuters)

На прошлой неделе южнокорейский суд отменил национальное учреждение: закон шестидесятилетней давности объявил прелюбодеяние преступным деянием, предусматривающим тюремное заключение на срок до два года. «Решение о сохранении брака должно быть предоставлено свободной воле и любви людей», — гласило мнение большинства.Примерно 53 000 южнокорейцев были обвинены и 35 000 заключены в тюрьму за это преступление с тех пор, как правительство начало отслеживать такие цифры в 1985 году. Естественно, это постановление привело к резкому росту акций производителей презервативов и таблеток на следующий день.

Запреты на супружескую измену — исчезающее, но устойчивое глобальное явление, и они поучительны, когда дело доходит до оценки того, как меняется сексуальная и гендерная динамика в разных обществах. В Соединенных Штатах, например, законы о супружеской неверности, принятые в 1700-х и 1800-х годах, часто предвзято относились к женщинам.Законы «касались того, чтобы женщины изменяли своим мужьям и заводили чужих детей, а затем [мужья] заботились о детях, которые им не принадлежали», — говорит Джоанн Суини, доцент права в Университете Луисвилля. , сказал мне. «Прелюбодеяние могло произойти только в том случае, если женщина была замужем. Если мужчина был женат, а женщина — нет, то это было не прелюбодеянием, а меньшим преступлением «блудом». Более того, «если жена хотела развода, она должна была показать, что ее муж прожил в прелюбодеянии, тогда как муж должен был показать только то, что его жена совершила единственный акт прелюбодеяния.Как задокументировал Суини, правовые системы многих штатов продолжали по-разному рассматривать мужскую и женскую неверность до 1950-х годов; по состоянию на 2013 год, по крайней мере, в 18 штатах все еще действовали законы о супружеской неверности, хотя они редко соблюдаются.

Прелюбодеяние было декриминализовано в Европе и во многих частях Латинской Америки. Но это все еще незаконно на Филиппинах, где замужняя женщина может быть обвинена в супружеской неверности за любой половой акт с мужчиной, который не является ее мужем, в то время как женатый мужчина может быть обвинен только в «наложничестве», что требует либо сохранения любовница у него дома или занимается сексом «при скандальных обстоятельствах».«В некоторых мусульманских странах, правовые системы которых основываются на законах шариата или включают их, законы о борьбе с прелюбодеянием недооценивают свидетельские показания женщин и могут быть использованы мужчинами для спора с нежеланной женой. Наказания, применяемые к женщинам, обвиняемым в супружеской неверности, также могут быть суровыми.

Теоретически запрет супружеской неверности в Южной Корее был разработан для защиты женщин в обществе, где мужчины обычно занимаются внебрачными связями, по словам Кэти Мун, председателя корейского отделения корейских исследований в Институте Брукингса.Закон был принят в 1953 году, в неспокойном году, когда закончилась корейская война. «У вас было так много женщин и мужчин, потерявших семьи … десятки тысяч, которые бежали из северной части [Кореи], бросили свои семьи … или потеряли их в безумии и хаосе беженцев поток, — сказал мне Мун. «В этом смысле [закон] был попыткой установить порядок и стабильность и, особенно для тех, кто вступает в брак впервые, установить определенный стандарт». Мун также упомянул о необходимости преодолеть 35-летний период японского колониального правления с 1910 по 1945 год.«Многие представители элиты, поддерживающей ценности, осудили японское колониальное правление отчасти за введение« непристойных сексуальных нравов », — сказала она. Закон также предназначался для женщин в обществе с традицией, по крайней мере, в элитных кругах, чтобы мужчины содержали наложниц.

Тем не менее, Мун в значительной степени отвергла представление о том, что запрет Южной Кореи был прогрессивным или защищал женщин. Она указала, что неоконфуцианцы лоббировали закон в 1950-х годах, пытаясь восстановить подлинный конфуцианский общественный порядок (на прошлой неделе корейская конфуцианская организация назвала отмену закона «достойной сожаления»), и утверждала, что закон был неэффективным и лицемерным. .«Для многих представителей элиты и богатых [мужчин] они могли с 1953 года содержать несколько женщин и иметь регулярные отношения без какой-либо социальной стигмы со стороны мужского общества, и по большей части женщины старшего поколения просто принимали это часть их судьбы », — сказала она. На практике The New York Times отмечает, что закон часто использовался, чтобы заставить супруга согласиться на развод или шантажировать замужнюю женщину, которая была неверна.

Если отмена закона Южной Кореи о супружеской неверности окажется чистой выгодой для прав женщин, предстоит еще много работы.Хотя у южнокорейских женщин сейчас гораздо больше образовательных и экономических возможностей, чем в 1953 году, сохраняется серьезное гендерное неравенство. В последнем отчете Всемирного экономического форума о гендерном разрыве Южная Корея заняла 117 место из 142 стран. Только 55 процентов женщин трудоспособного возраста имеют работу по сравнению с 76 процентами мужчин, а женщины крайне недопредставлены в правительстве. Мун сказал, что насилие в семье — это серьезная проблема, о которой в большинстве случаев забывают, и что женщины-иммигранты в последнее время приезжают в страну в качестве невест, в основном для того, чтобы их использовали в качестве «производителей детей».«У этих женщин очень ограниченный доступ к корейскому языку, они из относительно бедного происхождения … их мужья иногда разводятся с ними, а женщины даже не знают, что происходит», — объяснила она. Если женщины в Южной Корее лишены прав, то это явно не только из-за развратных мужей.

«Убийства чести» требуют более жестких законов, говорят иракские женщины

Яра Баюми, Асел Ками

БАГДАД (Рейтер) — Около северного иракского города Киркук отец облил своих трех дочерей-подростков кипятком и застрелил их, потому что он сказал в суде, что подозревал, что они занимались сексом.Двое погибли.

Он сказал, что убил их, чтобы защитить свою честь.

Убийство в Ираке может повлечь за собой смертный приговор, но по законам, которые, по словам активистов, слишком мягки для так называемых «убийств чести», отец был заключен в тюрьму всего на два года. Медицинское обследование показало, что девушки девственницы.

Мягкий приговор стал результатом статьи 409 Уголовного кодекса Ирака, которая часто используется в случаях «убийств чести», совершаемых мужчинами. Женские активисты в Ираке, возглавляемые единственной женщиной в кабинете премьер-министра Нури аль-Малики, государственным министром по делам женщин Ибтихал аль-Заиди, лоббируют изменение закона.

Но они говорят, что сталкиваются с укоренившимися племенными ценностями в стране, где в парламент входит много мужчин из консервативных партий.

На протяжении десятилетий иракские женщины пользовались большими свободами, чем женщины во многих других странах Ближнего Востока. Как правило, они свободны от строгого соблюдения дресс-кода или ограничений на передвижение и могут участвовать в политической жизни.

Но консервативные племенные нормы все еще преобладают, и слишком часто девушки или женщины наказываются родственниками за то, что считается преступлением чести.

Такие случаи сложно задокументировать. В отчете иракского министерства по правам человека говорится, что в 2010 году было убито 249 женщин, в том числе по мотивам «преступлений против чести», без разбивки данных. Amnesty International со ссылкой на министерство сообщила, что в Ираке в 2009 году были убиты не менее 84 женщин.

Статья 409 сокращает срок наказания за убийство до трех лет, если мужчина «удивляет свою жену или одну из своих иждивенцев. находится) в состоянии супружеской неверности или находит ее в постели с партнером и немедленно убивает ее, или убивает одного из них.”

Семьи могут скрывать преступления, а суды могут закрывать на это глаза. Союзники политических партий среди властей могут помочь дать ложные показания или дать показания свидетелей.

«Одна из причин, по которой количество убийств чести неизвестно, заключается в том, что, когда они предстают перед судом, они представляются как самоубийцы», — сказал Рейтер Суруд Ахмед из Киркукского офиса женской ассоциации аль-Амаль в Киркуке.

«Полиция снисходительна к преступнику, потому что говорит:« Мы сыновья общества », поэтому мы не можем с ним жестко обращаться.

Смерти около Киркука в 2008 году были задокументированы Амалом в Киркуке для отчета Чикагского университета ДеПола. Третья дочь потеряла глаз и страдала тяжелым психическим расстройством.

Когда ее отец вышел из тюрьмы, она вернулась к нему, потому что ей некуда было идти.

РАВЕНСТВО В НАКАЗАНИЯХ

Заиди сказала, что она хочет изменить иракский закон, чтобы предусмотреть равные приговоры для мужчин и женщин, без особого исключения для мужчин-убийц, предусмотренного статьей 409.

Она рассказала историю 12-летней иракской девочки, которая убила своего отца после того, как увидела, что он прелюбодействовал. Ее приговорили к 15 годам лишения свободы.

«Если бы мужчина увидел, как одна из его иждивенцев прелюбодействовала, как он был бы наказан? Шесть месяцев, и он выйдет », — сказал Заиди, который носит платок.

«Женщина, даже 12-летняя, получила 15 лет тюрьмы за деяние, которое она совершила из страха и ужаса перед увиденным.

«Конечно, мы подняли этот вопрос и спросили:« Где же честность и справедливость? ».Здесь приговор для женщины отличается от приговора для мужчины. В этом вопросе требуются справедливость и равенство », — сказал Заиди в интервью Reuters в воскресенье.

Заиди сказала, что планировала представить правительству рекомендацию изменить статью 409, чтобы требовать одинакового наказания для убийц мужского и женского пола. Но она считает, что любые предлагаемые изменения в закон могут вызвать «резкую реакцию».

«В конце концов, мы являемся средневосточной культурой, где племенные нормы диктуют дела», — сказал Заиди, арабский лингвист и независимый член правящей коалиции Малики.

«Нам потребуется некоторое время, прежде чем эти рекомендации станут законом … необходимо, чтобы общество было осведомлено об этой проблеме».

Заиди сказала, что также надеется принять в этом году закон о борьбе с домашним насилием. Официальная статистика показывает, что 20 процентов иракских женщин сталкиваются с домашним насилием.

Сундус Аббас, возглавляющая Институт женского лидерства, правозащитную группу, имеющую отделения в семи провинциях Ирака, говорит, что истинное число женщин, подвергающихся сексуальному и домашнему насилию, достигает 73 процентов.

Предложенные Заиди поправки к закону об убийствах чести не решают эту проблему, сказала она. Предоставление женщинам-убийцам тех же прав, что и мужчинам-убийцам, все равно обеспечит «юридическое прикрытие для насилия в отношении женщин».

«Неверно давать мужу право убить свою жену под этим предлогом и давать такое же право жене в том же положении», — сказала она Рейтер.

«Я считаю, что (статья 409) должна быть отменена и вместо нее должен быть принят закон, карающий преступление независимо от причины.»

Написано Ярой Баюми; Под редакцией Роберта Вудворда

Как прелюбодеяние влияет на опеку? — ведущий юрист по опеке над детьми в штате Юта


Распад многих отношений и браков наступает, когда один из участников отношений узнает, что их супруг изменяет им и совершает прелюбодеяние. Большинство людей полагают, что, когда причиной расторжения брака является прелюбодеяние, верный супруг имеет все преимущества при расторжении брака. Это не обязательно правда.Влияет ли супружеская измена на бракоразводный процесс и постановление о разводе, зависит от штата. В некоторых штатах прелюбодеяние практически не придается значения при рассмотрении исхода развода. В других штатах проявляется даже сильный фаворитизм по отношению к верному супругу при разделении имущества и опеке при разводе.

Прелюбодеяние: факты и статистика

В настоящее время прелюбодеяние не является завершением брака, как это было исторически. Все больше пар «пытаются разобраться с этим.«Исторически сложилось так, что мужчинам давали гораздо больше прав на прелюбодеяние, чем женщинам. Когда женщины совершали прелюбодеяние, это обычно каралось более серьезно. Даже сегодня в некоторых странах, таких как Саудовская Аравия и Иран, женщины, совершившие прелюбодеяние, могут быть казнены. В США несколько штатов по-прежнему юридически считают прелюбодеяние преступлением, но по закону уголовное преследование преследуется редко, если вообще когда-либо.

Прелюбодеяние и активы

В большинстве случаев развода, когда прелюбодеяние было совершено одним из лиц, состоящих в отношениях, прелюбодеяние почти никогда не играет роли в определении разделения активов.Только тогда, когда изменяющий супруг использовал общие активы от брака для финансирования внебрачной связи, прелюбодеяние влияет на распределение активов. Например: если изменяющий муж продал акции, которые были на имя жены, чтобы поддержать свою любовницу, то суд, вероятно, примет это во внимание при распределении активов.

Супружеская измена и опека над детьми

До тех пор, пока изменяющий супруг не ведет внебрачную связь перед детьми, супружеская измена также не играет роли в определении того, какой из родителей имеет право опеки над детьми.Однако в некоторых штатах, когда при разводе известно, что один из супругов совершил прелюбодеяние, это может повлиять на обязанность верного супруга выплачивать алименты неверному супругу, даже если неверный супруг может показать реальную финансовую потребность в алиментах. Кроме того, во многих штатах обязанность по выплате алиментов немедленно отменяется, когда супруг, получающий алименты, начинает проживать с другим партнером или лицом.

Влияет ли прелюбодеяние на опеку над детьми мужчин и женщин в Юте?

Опека над детьми — сложный вопрос, который возникает сразу же после распада семей из-за развода, особенно когда упоминается неверность мужчины или женщины.Хотя супружеская измена не является юридическим основанием для бракоразводного процесса в штате Юта, она, несомненно, повлияет на предварительные переговоры об урегулировании спора и опеке. Но как сравнивать супружескую неверность опеки над детьми у мужчин и женщин после развода?

Как правило, измененный муж или жена может считать, что они имеют право на полную опеку, но в глазах судьи супружеская измена не делает никого непригодным для ухода за ребенком. В штате Юта моральное поведение во время брака не является фактором, принимаемым во внимание, когда суд определяет, следует ли мужчине или женщине получить основную опеку. Адвокат по вопросам опеки над детьми будет компетентным посредником в делах о разводе, связанном с супружеской неверностью, и будет доказывать равное отношение мужчин и женщин к совместному воспитанию детей, если суд не сочтет их непригодными для других.

Факторы, которые могут привести к рассмотрению вопроса о прелюбодеянии при производстве по делу об опеке

Два фактора учитываются при посредничестве между парами, которые переживают битву за опеку, когда имели место супружеские измены, и они включают;

  • Внебрачные отношения на глазах у детей
  • Подвергание несовершеннолетних ненадлежащему поведению во время романа

Поскольку наиболее стабильная среда проживания является приоритетом для ребенка, вопросы супружеской неверности отделены от судебного разбирательства по делу о разводе во время процесса опеки.Адвокаты отцов по вопросам опеки над детьми и их коллеги по вопросам опеки над детьми для матерей представляют родителей, которые недовольны тем, что неверность может повлиять на благополучие их детей. Лучший адвокат по вопросам опеки над детьми покажет, что родитель, который претерпевает наименьшие изменения или имеет самую сильную связь с ребенком, преуспеет в улучшении воспитания и докажет, что они могут ставить потребности своих детей выше своих собственных.

Образцы поведения, которые суд штата Юта будет рассматривать как основание для наделения противоположной или нарушившей стороны прав опеки, включают:

  • Женщина, которая подает заявление о первичной опеке, но в то же время пытается оттолкнуть бывшего мужа, совершившего прелюбодеяние, от детей из-за романа
  • Мужчина, который сообщает детям, что брак расторгнут из-за измены их матери

Если пары, разводящиеся из-за супружеской неверности, не смогли восстановить сердечные отношения, рекомендуется параллельное воспитание детей для ограничения неблагоприятного психологического воздействия на детей.

Может ли суд распространить опеку над ребенком на мужчину или женщину, которые прелюбодействовали?

В связи с пренебрежением стороны к психическому и психологическому благополучию детей, суд будет отдавать предпочтение лицу, обвиненному в неверности во время заключения под стражу. Согласно § 30-3-10 (1) Кодекса штата Юта, судья рассматривает опекунство в соответствии с наилучшими интересами ребенка с учетом таких факторов, как:

  • Если имелись доказательства домашнего насилия, жестокого обращения с детьми или отсутствия заботы
  • Если мужчина или женщина могут удовлетворить потребности ребенка в развитии
  • Ли человек vs.женщина имеет желание и способность полностью выполнять функции родителя ребенка
  • Моральное поведение и характер мужа или жены в прошлом
  • Эмоциональная стабильность мужчины и женщины
  • Любая история чрезмерного употребления алкоголя, наркотиков или других влияющих факторов

Другие смягчающие факторы, такие как религиозная совместимость и финансовая ответственность , могут иметь значение при вынесении судом решения об опеке над ребенком.Только в тех случаях, когда неверный супруг хочет включить своего нового партнера в жизнь ребенка, в Юте рассматривается вопрос о прелюбодеянии.

Прелюбодеяние больше всего влияет на развод

Прелюбодеяние на самом деле не влияет на распределение активов или опеку над детьми в случае развода. Тем не менее, супружеская измена оказывает влияние на переговоры об урегулировании во время развода. Подавляющее большинство дел о разводе урегулируются (более 85%) до передачи в суд.Эмоциональное потрясение, связанное с разводом, в любом случае может заставить людей вести себя беспорядочно. С открытием супружеской неверности эмоции по обе стороны стола переговоров превратились в бомбу замедленного действия хаотического горя. Верный супруг обычно (и это понятно) глубоко обижен, зол и ищет возмездия. Неверный супруг обычно чувствует себя более виноватым и злится на себя.

В большинстве штатов прелюбодеяние не играет роли в распределении активов. Прелюбодеяние также не играет роли в определении опеки над детьми.Во многих ситуациях супружеская измена является основным фактором, способствующим разводу пары.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.