Люблю мужчин: Почему я люблю мужчин — Look At Me

Содержание

Почему я люблю мужчин — Look At Me


1 Что бы там ни говорили феминистки, чаще всего вы – умные. Скажем так, среднестатистический мужчина умнее такой же женщины. Поэтому с вами обычно интереснее разговаривать.

2 Иногда вы совершенно не понимаете намеков и в этот момент любая женщина чувствует себя концентратом ума и чуткости. Это приятно. Особенно учитывая пункт 1.

3 Вы можете сообщить точную информацию в ответ на мой запрос – без лишних эмоциональных бла-бла-бла. Почти на любую тему. От подруг ждать этого бесполезно.

4 Когда вы спите, то становитесь такими беззащитными детенышами, что страшно хочется вас потискать. И мы тискаем, а вы смешно морщитесь и бурчите что-то неразборчивое.

5 Когда вы просыпаетесь, то редко выглядите так же ужасно, как женщины с утра. Даже если накануне вы ставили важные научные опыты по насыщению органических тканей водкой. Мужчина утренний не слишком отличается от себя вечернего.

6 Вы, не все, конечно, но умеете готовить. Когда такое происходит, это божественно. Вы творите пищу вдохновенно, красиво и безмятежно, а не суетно и зациклено на рецептах, как большинство из нас.

7 Вы относитесь к нам снисходительно, и сплошь и рядом отказываетесь давать нам сдачи. Хотя это иногда злит, на самом деле ваша готовность нам уступать вызывает восхищение. Я бы так не смогла. Я бы сама себя убила на пятый день совместного существования.

8 Вы – сильные. Вы можете сами отодвинуть шкаф, причем руками и с улыбкой, а не спиной и с повизгиванием от натуги и экзистенциального ужаса. Это восхищает и вселяет уверенность.

9 Вы вызываете в нас затаенный трепет, когда надеваете деловые костюмы и галстуки, становясь такими умно-компетентно-красивыми, что это нельзя не отметить.

10 От вас часто вкусно пахнет. Другим миром. Миром мужчин. Одеколон, табак и просто запах мужчины…

11 Вы довольно смешно танцуете и еще кучу вещей делаете смешно. Это забавляет и умножает оптимизм и хорошее настроение.

12 Кстати, в хорошем настроении вы бываете куда чаще нас.

13 Пусть вы жуткие эгоисты, но на самом деле вы гораздо менее эгоистичны, чем женщины. Например, вы обычно готовы нас спасать с риском для собственной жизни. Более того, вы считаете, что это естественно. Господи, как же я вами восхищаюсь!

14 Иногда вы носите нас на руках, и это стоит выделить отдельным пунктом.

15 Разве смогли бы мы почувствовать, что красивы, если бы не ваши взгляды и комплименты?

16 Вы замечательные водители. С вами приятно кататься. Даже с полными психами.

17 Чаще всего вы спокойны и даже потакаете нашим капризам.

18 И есть среди вас, один такой ради которого хочется краситься, надевать красивые платья и даже варить борщи.

 

Почему я люблю мужчин / Anevka

Я как-то заметила, что мои тексты (не особенно популярные, надо признать) всё же чаще читают и правильно понимают именно мужчины, а не женщины. Нет, я не пишу стрелялки, экшн и гаремники, как раз наоборот, вещи у меня всегда выходят девчачьи. Большинство дам, которые всё-таки забредают ко мне, так и говорят: «Милая сказочка, понравится романтическим девочкам. Но лично я предпочитаю побрутальнее». 

А мальчикам многим нравится. Я как-то спросила у одного, почему. Он ответил, не задумываясь и сразу за всех: «Потому что ты любишь мужчин. И мы это чувствуем».

А как же их не любить? Они умные, сильные, смелые, ответственные, предусмотрительные, заботливые. Они опора и защита, добытчики и помощники. 

Вы можете, конечно, сказать: «Да не-е-ет… измельчал мужик, рыцари перевелись, принцев мало, одни диванные теоретики пивко потягивают, да геймеры красноглазые в танчики режутся». На это я могу ответить только одно: «Девочки, вы просто не умеете их готовить».

Не раз и не два я своими глазами видела, как раздолбаи, разгильдяи, хиляки и неудачники, запойные игроманы или гопники, лузгающие семки в потёртых трениках, волшебным образом превращались в преуспевающих профессионалов, любящих и внимательных отцов, и прочих привлекательных персонажей. И нет, тут речь не о подкаблучниках и ситуации «я его слепила из того, что было». Тут работает другой механизм, блистательно описанный у Терри Пратчетта. Когда хотя бы один человек в тебя безоговорочно верит, ты становишься богом. Сначала маленьким. Но дальше — больше. С каждым чудом, которое ты совершишь, вера в тебя крепнет, а силы, соответственно, возрастают. Процесс лавинообразный. 

За это я люблю мужчин. В них приятно верить. И очень часто они не обманывают ожидания, а даже их превосходят.

Но в истории, которую я хочу сегодня рассказать, речь пойдёт не об этом. Она, пожалуй, вообще не о мужчинах. Она о Женщине.

Бывают женщины-матери. Бывают женщины-подруги. Бывают женщины-соратницы. Она была… Украшением Жизни. Сначала для отца, а потом и для мужа. Они были очень похожи. Оба — крупные бизнесмены. Оба смотрели на неё с неподдельным восхищением. Оба бесконечно её баловали. Оба совершенно её не понимали.

Долгое время она считала это нормальным. Собственно, это и было нормально — для её круга. Мужчина работает и зарабатывает. А женщина… следит за собой. Не самая лёгкая работа, на самом деле. Фитнес, косметические процедуры, макияж, укладка. .. (меня от одного перечисления бросает в дрожь, если честно). Нет, она не была дурочкой. Оно много читала, брала уроки вокала и танцев, закончила университет и честно получила диплом искусствоведа. Да, она действительно разбиралась в искусстве.

Однажды она поняла, что она сама — произведение искусства. На которое приятно смотреть. Которым можно гордиться. Которое престижно держать у себя в доме. 

В день, когда она это поняла, муж улетел в недельную командировку. Поцеловал на прощанье, окинул полным восхищения взглядом, и ушёл. А она вышла из дома и отправилась в ближайший бар, чтобы в первый раз в жизни напиться. Потому что у неё было горе, а в горе принято напиваться.

Но в баре ей не понравилось, потому что там было темно, шумно, накурено, а ещё страшно. Потому что она в первый раз вышла в такое место одна. И все эти взгляды, которые она ловила на своей ухоженной фигурке в брендовом платье были какими-то очень… липкими. И она ушла, так и не выпив коктейль, который заказала. Всё-таки, запивать горе, это, скорее, мужской способ, решила она.

Девочки знают другой, ещё лучше.

***

У него было четыре дня на отдых между двумя перелётами, между закрытым заказом и новым. Нормальный человек отправился бы домой, чтобы провести это время с женой и детьми. Но у него не было ни жены, ни детей. У него не было даже дома. Наверное, именно за это работодатели его так и ценили: лёгкий на подъём, все личные вещи помещаются в чемоданчик ручной клади, привыкший к кочевой жизни, а потому совершенно не прихотливый. Очень удобно, если лететь придётся на каком-нибудь кукурузнике, или трястись в под завязку набитой оборудованием машине.

В общем, у него было четыре дня, и он решил провести их в этом красивом старом европейском городе. Почему бы и нет? Ему здесь нравилось. Кое-какие приятные воспоминания юности. 

Город, кажется, тоже сохранил о нём воспоминания, потому что встретил проливным дождём. Зонтика, конечно, у него не было — лишний вес багажа. Впрочем, это мелочи. Глинтвейн он не любил, зато знал, где в этом городе самый вкусный горячий шоколад.

***

Она ковыряла ложечкой уже четвёртое пирожное, когда в шоколадницу вошёл мужчина. У него была мокрая куртка, мокрые волосы и смутно знакомое мокрое лицо. Лицо он вытер парой бумажных салфеток, пока делал заказ. У него был приятный низкий голос и лёгкий австрийский акцент. Именно по этому акценту она и вспомнила, где его видела. На одном скучнейшем светском благотворительном мероприятии, на которое она ходила вместе с мужем. На которое она сопровождала мужа, как хорошая жена. Или породистая собачка.

Человек с австрийским акцентом, кажется, не должен был там быть. Или, может быть, охранники вывели его из-за того, что он крупно повздорил с её мужем. Она не могла сейчас вспомнить, что послужило причиной. Оба говорили хотя и громко, но слишком быстро и непонятно, а потом и вовсе перешли на язык, которого она не знала. 

Но теперь это было не важно. Важно было только то, что этот красивый высокий мужчина терпеть не мог её мужа.

Как и она сама. Поэтому когда он обхватил свою чашку ладонями, согревая их о фарфоровые бока, и повернулся, выбирая, куда бы сесть, она помахала ему, как старому знакомому и улыбнулась. Правильно улыбаться — это тоже искусство.

***

Забавное совпадение. В шоколаднице, в которую он зашёл случайно, просто, чтоб согреть себя глотком шоколада, сидела благоверная этого надутого самоуверенного борова. Заплаканная и перемазанная шоколадом. 

Не то чтобы он был не в состоянии пройти мимо женских слёз… Но, в конце концов! Почему нет? У него полно свободного времени — целых четыре дня. А судя по останкам калорийного утешения, женщина сокрушается тут не о сломанном ногте. Угораздило же её выйти замуж за такого приземлённого зануду…

***

Они говорили и говорили, пока не кончился дождь. О всякой чепухе: о живописи прерафаэлитов, о поэзии Гёте, о чайной церемонии, о русском балете и о современном театре. Об опере. Оказалось, он любит оперу и разбирается в ней. Для неё это было так странно.

Он же мужчина, разве нет? Его должны интересовать только индексы, курсы и биржевые сводки. 

Он предложил сходить на новый мюзикл. Она рассмеялась: сегодня билетов уже не достать. Он оплатил счёт, встал и взял её за руку.

На мюзикл они попали. Билетов действительно не было. Он попросил подождать его минут пять. Отсутствовал десять, и она уже занервничала. Он выскочил откуда-то из-за угла, запыхавшийся и улыбающийся, как мальчишка. С двумя билетами в руке. Никакой степенности. Никакой основательности. Никакого лоска. Совсем не похож на её такого идеального мужа.

— Ты что, кого-то убил за них? — неловко пошутила она.

Он снова улыбнулся. Ей нравилась его улыбка — на щеках появлялись умопомрачительные ямочки.

— Нет. Просто я — добрый волшебник. Для меня нет ничего невозможного.

К концу представления он начал чихать. Всего пару раз, потом уже сдерживался, но она видела, как он сжимает губы и задерживает дыхание. Наклонилась и шепнула, почти касаясь его уха губами: 

— Давай уйдём. Ты же весь мокрый, заболеешь. — Они уже были «на ты».

Он отрицательно мотал головой.

— Ерунда.

Они, всё-таки, досидели до конца, но потом она взяла всё в свои руки. Очень сурово сообщила ему, что ему нужна сухая одежда, и какое-нибудь лекарство, и…

— Хорошо, — неожиданно легко согласился он. — Поедем ко мне.

Сухая одежда в тот вечер уже не понадобилась.

***

Он уехал, как и собирался, через четыре дня. У него был контракт и билет на самолёт, и… чувство неловкости. Безучастно разглядывая сахарную вату облаков, он спрашивал себя, было бы всё так же, не будь она женой своего мужа. И не находил ответа. 

Он его ненавидел. Давно, задолго до того, как тот сделал образцовую карьеру и завёл себе образцовую жену. Можно ли считать, что он соблазнил её из мести? Это было бы мерзко и… унизительно. Причём для всех троих. И что теперь делать? Явиться к нему и всё рассказать? Или сделать вид, что ничего не было? Или?.. 

Он не знал, как поступить, и это было странно. Тревожаще. И, по-своему, увлекательно. Единственное, что он знал совершенно точно: такая женщина, как она, заслуживает мужчину, который сможет её оценить, а не «носить», как золотую запонку.

***

Она не была дурой. И, конечно, не строила никаких иллюзий. Авантюрист, перекати-поле, убеждённый холостяк, игрок, заправский бабник. Она не ждала, что он изменится. Зато изменилась сама.

Её вдруг тоже заинтересовали финансовые отчёты и общественные науки. Главным образом, юриспруденция.

Он прилетал ещё не раз и не два. Не часто. И ненадолго. Они переписывались. Иногда. Не в социальных сетях, конечно, ничего такого…

— Посоветуй мне хорошего адвоката, — сказала она однажды, усаживаясь на стул, который он только что отодвинул для неё, не дожидаясь (или, может быть, отпугнув) официанта. Он всегда был потрясающе галантен. Её добрый волшебник.

Он сел сам. Элегантный, невозмутимый. Его палец скользил по винной карте. Или, может, заказать горячего шоколада?

— Зачем тебе адвокат?

— Я хочу развестись.  

Она заказала шампанское. Для начала. Она давно уже научилась пить.

Он смотрел на неё молча. И пил воду. Весь вечер. Это было так глупо. Наверное. Наверное, смотрелось глупо. 

— У тебя ведь есть знакомые адвокаты? — она смотрела на него, сощурившись. Возможно, от этого, изображение двоилось слегка. — Хорошие. Не просто хорошие, мне нужен будет самый лучший!

Знакомый адвокат у него был.

***

Его не было почти полгода. Он уехал в Сибирь. Для неё это звучало точно так же, как «на Марс». Когда он вернулся, она снова была уже замужем. На этот раз за очень хорошим преуспевающим адвокатом. Ко всему прочему адвокат неплохо разбирался в современном кинематографе.

Покинутый муж поклялся сжить его со свету, извести, как исчадие ада, как мерзкое порождение преисподней, как… конечно, он выразился совсем не так. Это был солидный, респектабельный человек и даже солидная сумма, а также дом, отошедший бывшей жене по завершении бракоразводного процесса, не смогли выбить его из колеи.

Сломило его другое. То, что его бросила женщина, которую он действительно любил, которую видел матерью своих детей и спутницей своей старости. Она бросила его внезапно, без какого-то предупреждения или знака… может, какие-то признаки и были, но он их просто не заметил. Она всегда была для него звездой, чудом, светочем (да ладно, он и слов-то таких не знал!)

Она ушла, холодная, чужая и независимая. Теперь у неё был свой счёт в банке, своя недвижимость, своя… жизнь. В которой ему больше не было места. 

***

— Я занят, — недовольно буркнул в гарнитуру телефона человек с лёгким австрийским акцентом. И это была чистая правда — он пил горячий шоколад, отрываться не хотелось. Но он провёл без работы на одном месте уже больше месяца. И человек на другом конце GSM-канала об этом знал. Перекати-поле может зацепиться за случайный кустик по пути. Но рано или поздно покатится дальше. Против природы не попрёшь. Человек на другом конце GSM-канала знал и об этом, и не стеснялся использовать эту информацию в собственных утилитарных целях.

— Что за объект?

Я не люблю мужчин, которые влюблены в других. Я себя слишком уважаю ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Хотите узнать главный секрет мужчин, которые преуспевают в жизни?— Я скажу вам: Любимая Женщина.

Джон Грэй (20+)

Я люблю того, кто бросает слово впереди себя и исполняет всегда еще больше, чем обещает.

Так говорил Заратустра (Фридрих Ницше) (500+)

Я люблю Рождество, потому что в это время люди думают о других. Было бы мило, если бы семьи всегда жили по такому раскладу.

Натаниэль Бузолич (20+)

Я не люблю сражаться, я люблю побеждать.

Джордж Бернард Шоу (100+)

Мне жаль людей, которые делят свою жизнь на «вещи, которые я люблю делать» и «вещи, которые я должен делать». Жизнь коротка. Учитесь любить ее целиком!

Рассел Кроу (1)

Если вам в жизни чего-то не хватает — в этом никто не виноват, кроме вас. Либо слишком много хотите от других, либо слишком мало делаете сами.

Владислава Лунёва (4)

Я предпочитаю делать в своей жизни то, что я люблю. А не то, что модно, престижно или положено.

Москва слезам не верит (50+)

Обожаю людей, которые заставляют меня смеяться. Я правда думаю, что смеяться — это то, что я люблю больше всего. Это лечит множество болезней. Возможно, это самое важное в человеке.

Одри Хепберн (30+)

Я люблю сумасшедших, таких, которые бешено хотят жить, бешено хотят говорить, бешено хотят спастись, которые хотят иметь все сразу, которые никогда не зевают и никогда не говорят банальностей, а всегда горят, горят, горят!

Джек Керуак (8)

Я уважаю вообще все профессии, если человек в них профессионал.

Владимир Семенович Высоцкий (100+)

Я люблю… двоих

В первой половине жизни нам важно обрести статус взрослого человека и достичь прочных позиций в обществе. Поэтому наше внимание направлено главным образом на внешний мир и на поиски своего места в нем. После 40 лет цели становятся иными. Многие из нас внимательнее начинают относиться к самим себе. На смену стремлению к успеху, карьерному росту приходит поиск смысла и духовных ценностей.

Встреча с человеком, который воплощает наши изменившиеся устремления, может помочь увидеть в своей жизни и в самих себе новые возможности. Откажемся ли мы при этом, как Марк, от прежних достижений — или попытаемся совместить их со своими новыми устремлениями? Это зависит и от нашего характера, и от обстоятельств.

Нередко, когда мы оказываемся на распутье, мы можем обнаружить рядом с собой двух людей — спутника, с которым шли по прежнему пути, и проводника, который указывает нам дальнейшую дорогу.

Если мы дорожим обоими

49-летняя Марина, хирург, чувствует, что вторая любовь свалилась ей как снег на голову, но она ничего не может с этим поделать. Она говорит, что ей кое-как удается вести двойную жизнь. И только потому, что природа чувств, которые она испытывает к своим партнерам, различается. Муж, с которым она встретилась, когда ей было девятнадцать, четверть века совместной жизни, любимица-внучка. ..

С мужем ее связывает глубокая привязанность, основанная на их непохожести: «У нас разные характеры, но мне нравится его простой и доверчивый взгляд на жизнь». А с любовником она вновь открывает для себя чувство единства и душевной близости:

«Когда он появился у меня в отделении, я поняла, что это любовь с первого взгляда. Мы не могли оторвать друг от друга глаз. У нас согласие на всех уровнях — любовном, сексуальном, интеллектуальном. Я снова живу. Я не знаю, чем все это кончится, но я совершенно не хочу отказываться от такого двойственного положения».

«Марина переживает два этапа любви: с одним — восторг идеализации и желания, с другим — умиротворяющую полноту прочных отношений», — считает Татьяна Воскресенская.

В разных отношениях могут удовлетворяться различные потребности. Ведь каждый из нас многогранен, одновременно мы можем испытывать и тягу к приключениям, желание совершать неожиданные открытия, и стремление наслаждаться безопасностью и защищенностью, которые гарантируют сложившиеся отношения. Сама их предсказуемость это и минус, и плюс. Так что мы дорожим обоими возлюбленными — но по разным причинам.

Девять советов о том, как надо любить мужчин | Психология | ЗДОРОВЬЕ

Если перейти от общего к частному, то есть нюансы, которые всегда следует соблюдать, чтобы мужчина чувствовал ваше нежное отношение к нему. Директор владимирского агентства знакомств «Я и ты», семейный психолог, консультант по межличностным отношениям Елена Кузнецова перечислила девять «правил, касающихся того, как нужно любить мужчину.

1. Не истерите и не допрашивайте

Мелочность, истеричность, бесконечные допросы и подозрения убивают отношения, констатирует Кузнецова. Она отмечает, что семейные драмы в конечном итоге отвернут мужчину – насколько долго он продержится в режиме «мексиканских страстей», зависит от его терпения, но итог все равно один – расставание. Мужчина будет искать более спокойную и позитивную барышню, которая не станет трепать ему нервы по пустякам.

 Учитывая, что женщины существа в большинстве своем эмоциональные, то совладать со своими чувствами им подчас бывает очень трудно: сначала накричат, потом будут разбираться, что к чему. Чтобы удержать себя от громких сцен, психолог советует всегда помнить, что подобные «выступления» могут привести к разрыву с любимым.

«Прежде, чем поскандалить, подумайте, что вы можете получить от этого скандала. А вдруг вы потеряете вашего человека. Потеряете и не найдете другого!» — подытоживает Кузнецова.

2. Хвалите любимого

Мужчины даже больше, чем женщины, хотят слышать слова любви, поддержки и восхищения в свой адрес. Делать комплименты партнеру можно по любому поводу, начиная от того, какие у него красивые глаза, заканчивая тем, какой он рукастый.

Консультант по межличностным отношениям уверена, что повод для похвалы всегда можно найти. Но если женщина все-таки не видит ничего хорошего в своем мужчине, а лишь одни недостатки, то совершенно непонятно, что она делает рядом с ним. Возможно, это не ее человек, и стоит найти кого-то другого.

3. Не унижайте мужчину и не устраивайте скандалов на людях

Прилюдные скандалы – это табу. Женщина, которая публично оскорбляет и кричит на своего мужчину, не просто унижает партнера, она и сама в такой момент выглядит отвратительно.

Если мы говорим о нормальном мужчине, а не подкаблучнике, привыкшем к бичеваниям со стороны благоверной, то в момент скандала, происходящего на глазах у посторонних, он кроме унижения, чувствует еще ярость и озлобленность на партнершу, за чье поведение стыдно. Представитель сильного пола в подобную минуту не считает, что он не прав, он лишь считывает картинку непотребно орущей женщины, которая ему в данный момент отвратительна.

Прилюдного унижения мужчина никогда не забудет женщине. Именно поэтому дама должна знать, что одна публичная сцена, возможно, «прокатит». Дальнейшие – приведут к тому, что мужчина либо вовсе бросит партнершу, либо начнет ей изменять. Кузнецова советует, если есть проблема, не выяснять отношения на людях, а отвести мужчину в сторонку. А еще лучше – дождаться возвращения домой. Но и там стоит воздержаться от крика, поскольку, чем сильнее вы повышаете голос, тем меньше партнер вас слышит.

4. Поддерживать все его начинания. Даже самые нелепые 

Если речь не идет о пагубных привычках вашего мужчины, угрожающих семейному благополучию, – вроде маниакальной страсти к азартным играм, то женщина действительно должна поддерживать увлечения партнера. Ведь если не вы, то кто-то другой.

Если мужчина увлекся хоккеем, то вам мало того, что не следует критиковать этот вид спорта, но нужно еще и время от времени ходить с избранником в Ледовый дворец и болеть там за его любимую команду. То же самое касается и других увлечений: подводной рыбалки, изучения китайского языка и т.д.

«Есть очень много одиноких женщин, которые ходят на хоккей и футбол только ради того, чтобы познакомиться с мужчинами. Есть много дам, которые тоже увлекаются рыбалкой. Если вы не будете разделять интересы вашего мужчины и хотя бы иногда выбираться с ним вместе, вы рискуете его потерять», — подытоживает Кузнецова. Вместе с тем она отмечает, что, если поддерживать увлечения мужчины, то партнер будет за это вас ценить и любить еще больше, считая подругой и единомышленницей.

5. Наряжаться для него, а не для встречи одноклассников

Если вы идете в свет одна, без своего мужчины, то не стоит слишком наряжаться, тем более, если при любимом вы ходите, как белая моль. Надо стараться хорошо выглядеть, в первую очередь, для своего избранника, а не для посторонних. В противном случае — это обидно. Плюс – в подобном поведении есть определенная провокация: «Для меня ты не наряжаешься, а к каким-то «левым» знакомым пошла нафуфыренная», — думает мужчина.

Более того, если женщина всегда выглядит, как королева, то, отправляясь на вечеринку одна, ей стоит выйти даже менее нарядной, чем обычно. И обязательно это озвучить: «Наряжаться не буду, потому что иду без тебя». Тогда у мужчины будет возникать меньше обид и подозрений, подытоживает консультант по межличностным отношениям.

6. Мужчина всегда главный

Самая правильная женская тактика – заставить мужчину думать, что его любимая без него пропадет. Тогда он будет пестовать партнершу, защищать и сто раз подумать прежде, чем бросить ее, потому что на подкорке записано: «Она без меня не справится».

Но быть слабой и нуждаться в мужской опеке вовсе не значит, что дама должна стать беспрекословной тефтелей. Это чревато, ибо представителю сильного пола интересна личность. Очень важно найти золотую середину между хрупкостью и беззащитностью и ленью и безволием.

7. Говорите о важных вещах без намеков

Мужчины действительно не хотят понимать намеков. Безусловно, они догадаются, что нужно вынести мусор, если женщина скажет: «Что-то из ведра уже все вываливается» и многозначительно при этом закатит глаза. Но лучше обойтись без подобных «этюдов», а прямо сказать: «Дорогой, вынеси, пожалуйста, мусор».

Впрочем, бытовыми моментами навыки мужчины распознавать женские намеки и ограничиваются, считает Кузнецова. Так что если вы хотите выяснить отношения, или попросить денег на покупку новых сапог, лучше действовать без обиняков, но корректно. Не надо предъявлять: «Машке муж купил уже 15-е сапоги, а я у тебя, как бомжиха хожу». Лучше сказать: «Ты у меня такой классный мужчина, а я красивая женщина, но хожу в сапогах, которые виды видали. Давай выделим из семейного бюджета деньги мне на новую обувь». И дальше можно перекинуть мост: «А на лето тебе новые ботинки купим». Кузнецова отмечает, что мужчину надо вовлекать в игру, чтобы легче им управлять.

8. Не растворяйтесь в мужчине и не требуйте, чтобы он растворился в вас

Всегда надо сохранять свою индивидуальность и иметь собственные увлечения. Только так вы сможете оставаться интересными друг другу. Если кто-то из партнеров начнет растворяться в любимом, то сначала это будет льстить, но вскоре надоест. Мало, кто хочет обожествления. Большинство это раздражает.

9. Совершенствуйте кулинарные таланты

Мужчины ценят хозяйственность женщины и особенно ее умение готовить. Даже если ваш партнер говорит, что он не любит поесть, он все равно немного лукавит. Каждому мужчине приятно, когда жена встречает его дома вкусным ужином. Это показатель заботы и внимания.

Если у вас есть вопросы к психологу Елене Кузнецовой, вы можете задать их, написав письмо на адрес редакции «АиФ-Владимир»: [email protected].

«Я люблю мужчин, которые хотят нравиться женщинам»

Я люблю мужчин, которые хотят нравиться женщинам.

Умеют нравиться и нравятся.

А ещё лучше те, кто ничего не делают для этого.

Ни с внешностью, ни с поведением.

Живут и работают.

Так и ведут себя.

Или не ведут себя.

От сдержанности ощущение силы.

От сдержанности ощущение надёжности.

У этой сдержанности всегда есть деньги.

Деньги его положение.

Его рейтинг в обществе.

Это просто, как букетик цветов.

И ещё…

Нужно быть тонким!

Во-первых, худощавым.

А, во-вторых, понимающим.

Умеющим понять и высказать недоговорённость.

Умеющим создать определённость и остаться.

Либо создать неопределённость и исчезнуть.

Люблю мужчин, которые любят женщину.

Движение женщины, её образ во время движения, эту продуманную постановку ноги, беспорядочность причёски, лицо, глаза…

Это её творчество.

Её сон рядом с вами – тоже творчество.

Всё то, что вы видите – её творчество.

Её создание Всевышним достойно Нобелевский премии.

Всем этим она притягивает взгляд.

За взглядом тянутся руки, губы…

И всё, чем вы дорожите.

Всё то, что вы готовы положить рядом с ней.

Умоляюще!

Умоляюще!..

Потому что вам предстоит нечто большее!

Вы созданы этого добиваться.

Она создана этим распоряжаться.

И здесь на последнем месте ваши движения и поцелуи.

На первом – слова.

И текст ваших глаз и ваших рук.

Теперь главное.

То, что можно у женщины купить – доля того, что она может отдать бесплатно, если вы уверены в себе, а она уверена в вас.

Много женщин не бывает.

Их бывает очень мало.

За короткую мужскую жизнь – одна или две.

Короткая мужская жизнь длиннее короткой женской.

За мужскую жизнь можно встретить одну или двух, возле которых вы положите своё тело и сердце.

Потом ваш мозг заменит тело, и вы будете счастливее.

А пока, эти два или, ещё хуже, три несчастья в виде страстной любви, выколотят из вас всё ваше своеобразия.

Может быть временно.

Руководить этим процессом никому не удалось…

Но это не главное.

Мы с вами говорим о мужчинах, которые любят, и которых любят за то, что они любят.

Ваша любовь даёт уверенность ей.

И неуверенность вам.

Ибо вы так и не узнаете ничего.

Может сбежать с саксофонистом.

Не пытайтесь вернуть.

Пусть сама пройдёт этот путь по спирали вниз.

Я люблю мужчин, которые любят женщин.

Я люблю тонких, сдержанных людей по обе стороны этой драмы.

Но встречаться с ними лучше после ЭТОГО.

Ибо во время ЭТОГО с ними говорить не о чём!

Ваш, ваш и твой.

мальчиков останутся мальчиками? Только не в новой книге Лиз Планк «Ради любви к мужчинам». склонить чашу весов гендерного неравенства.

Женщины маршируют по улицам; женщины баллотируются на посты, говорят правду властям и встают, чтобы привлечь к ответственности жестоких мужчин. Так, а где мужчины во всем этом? Поскольку женщины берут на себя эмоциональный труд в попытке осуществить социальные изменения, «где версия феминистского движения, как не для мужчин?» — спрашивает журналистка-феминистка Лиз Планк в своей новой книге « Из любви к мужчинам ».

Книга представляет собой исследование современной мужественности, о котором почти криминалистически сообщают, и срочный призыв к действию в эпоху Трампа. «Нет большей угрозы для человечества, чем терроризм, стихийные бедствия и ядерная война, — пишет Планк, — чем наше нынешнее определение мужественности». Она ссылается на статистику — например, на тот факт, что 99 процентов школьных стрелков — мужчины, или на то, что у женщины, служащей в военной форме, больше шансов подвергнуться нападению сослуживца, чем быть убитой вражеским огнем.

Но «Ради любви к мужчинам » — это не человеконенавистническая книга о выжигании, это далеко не так. Планк также говорит с мужчинами, в том числе с квир-мужчинами и цветными мужчинами, об их жизненном опыте, их боли, о том, как общества по всему миру поощряют их подавлять свои эмоции, и о преобладающем заблуждении, что они низкие существа, не имеющие врожденного стремления к близости. и связь. «Когда я начала говорить с мужчинами об их собственном поле, — пишет Планк, — это полностью изменило мой взгляд на феминизм.

Планк поговорила с Vogue о токсичной мужественности при Трампе, негативной реакции, которую она получает от некоторых феминисток, и отказе от рыцарства в знак мужской солидарности.

Будучи журналистом-феминисткой, вы обычно погружаетесь в женскую точку зрения. Как вы решили затронуть тему мужчин?

У меня академическое образование. Я получила степень магистра гендерной теории и специализировалась на женских исследованиях в колледже. Я изучала, исследовала и говорила о гендере и женщинах в течение 10 лет, освещая права женщин в своей карьере в СМИ.И я очень часто оказывался в этих удивительных комнатах с удивительными женщинами, говоря удивительные вещи о необходимости радикальных перемен в нашем обществе. И я был очень расстроен тем, как мало мужчин я видел в этих комнатах, и даже тем, как они обращались с мужчинами в этих комнатах. Столько феминистских панелей, а в конце всегда кто-нибудь говорил: «Спасибо мужчинам, которые здесь». И тут два парня поднимают руки и мы им аплодируем. Я просто подумал: «Какая упущенная возможность не иметь здесь половины из нас, когда все мы выигрываем от гендерного равенства.

Покажи ему немного любви: мужчинам нужна дружба, близость

Высоко оцененный 12 номинантами на «Оскар» фильм «Сила собаки», подчеркнул глубокую эмоциональную связь в мужских отношениях, которые часто являются кропотливыми и несанкционированными, чувства, которые также находят отклик у многих мужчин за пределами экрана.

Скетч 2021 года Saturday Night Live , Man Park, набрал почти 4 миллиона просмотров, поскольку он высмеивает отсутствие социальных связей между мужчинами. Несмотря на то, что термин «броманс» относится к пожизненным связям друзей-мужчин и приветствуется в популярной культуре через телешоу, такие как Scrubs (J.Д. и Терк), Игра престолов (Джон Сноу и Сэмвелл Тарли) и Друзья (Джоуи, Росс и Чендлер) и в таких фильмах, как Трилогия Властелин колец (Фродо и Сэм), Одиннадцать друзей Оушена (Дэнни и Расти) и Звездный путь (Кирк и Спок), реальность такова, что эти персонажи воплощают уровень близости, который является желательным для большинства мужчин.

Отчет United Health Foundation и AARP за 2020 год показал, что примерно одна треть U.Взрослые S. сообщают, что самое долгое время, которое они проводили без общения с другими людьми за пределами своей семьи с начала пандемии, составляло от одного до трех месяцев.

Теперь, когда ограничения COVID-19 уже более двух лет, этот отрезок времени стал еще больше. В то время как социальные привязанности многих американцев страдали еще до появления COVID, рекомендации по социальному дистанцированию и приказам оставаться дома еще больше усугубили физическую изоляцию. Мужчины особенно подвержены риску.

Приблизительно каждый пятый американец сказал, что у него нет близкого друга, согласно опросу American Life, проведенному в мае 2021 года Центром исследований американской жизни.Только 30% мужчин сообщили, что на прошлой неделе у них был личный разговор с близким другом, когда они делились личными эмоциями.

Как практикующий психиатр с 17-летним стажем, который воочию видел неблагоприятные последствия пандемического карантина для своих пациентов, последствия такого отстранения ужасны.

Одиночество не имеет строгой гендерной принадлежности и затрагивает как мужчин, так и женщин, а также всех представителей разных полов.

Общественные места, которые создают пространство для объединения мужчин, включая братства и университетскую атлетику, также не дали желаемого эффекта.Некоторые из них имели откровенно опасные последствия, способствуя укреплению связей между мужчинами и очерняя других, в том числе женщин. Проблема одиночества остается: дружба — это больше, чем просто принадлежность, она требует значительных затрат времени и эмоциональной энергии как для мужчин, так и для женщин.

Одиночество повышает риск психических заболеваний у мужчин. Согласно исследованию, проведенному в марте 2021 года, постоянное одиночество независимо предсказывает риск болезни Альцгеймера. Кроме того, психические заболевания, такие как большое депрессивное расстройство, часто остаются нераспознанными у мужчин из-за нежелания обсуждать свои симптомы.

Прогрессирование клинической депрессии с течением времени может привести к суицидальным мыслям, и мужчины часто используют более смертоносные средства членовредительства, чем женщины. Но социальная поддержка оказывает хорошо известное защитное действие на психическое здоровье. Исследование, проведенное в Соединенном Королевстве в 2021 году, показало, что мужчины с более высоким уровнем одиночества, о которых они сообщают, подвергаются повышенному риску самоубийства, но этот риск частично снижается, если они живут с другим человеком.

Мужчины с высокой самооценкой одиночества также чаще страдают физическими проблемами со здоровьем . Главный хирург США Вивек Мурти отстаивал необходимость более широкого признания пагубных последствий одиночества и социальной изоляции для здоровья в своей книге 2020 года « Вместе: Целительная сила человеческих связей в иногда одиноком мире ».

Кроме того, датское исследование 2022 года, опубликованное в Журнале эпидемиологии и общественного здравоохранения, показало, что кумулятивное количество лет одинокой жизни предсказывает более высокие маркеры воспаления среди мужчин среднего возраста. При отсутствии контроля продолжающееся системное воспаление несет больший риск смерти.

Исследование, проведенное в Финляндии, показало, что одиночество предсказывало раннюю смертность среди мужчин в возрасте от 42 до 61 года, включая смертность от рака и сердечно-сосудистых заболеваний. Одиночество также изменяет иммунную реактивность и может отрицательно сказаться на эффективности вакцины.

Середина жизни может быть интенсивным периодом адаптации для большинства мужчин. Для многих мужчин середина взрослой жизни служит временной точкой для пересмотра всего, что они сделали, и того, что еще осталось сделать за ограниченное количество оставшихся лет. Эти осознания могут быть тревожными и игнорируются нашей нынешней системой охраны психического здоровья.

Мужчина сидит на камне и смотрит на закат в Лос-Анджелесе, Калифорния. ФРЕДЕРИК Дж. БРАУН / AFP через Getty Images

Существуют психиатрические специалисты для молодежи по детской и подростковой психиатрии, для пожилых людей по гериатрической психиатрии и для женщин по специальностям женского психического здоровья. Тем не менее, не существует какой-либо специальности для проблем, которые сопровождают мужчин среднего возраста, хотя понятие «кризис среднего возраста» стало широко разговорным с момента его введения психоаналитиком Эллиоттом Жаком в 1965 году.

Хотя идея Жака о застойном периоде у мужчин среднего возраста подверглась критике, эта идея все еще находит отклик в сознании американцев. Стрессы, вызванные множественными и конкурирующими ролями партнера, отца, сына, брата и профессионала (среди прочих), могут служить полезной опорной точкой для связи в мужской дружбе.

Образ «альфа-самца» вредит дружбе мужчин, поскольку американские гендерные стереотипы настраивают мальчиков и мужчин против сочувствия. Проявления физической и эмоциональной привязанности в лучшем случае не подкрепляются, а в худшем презираются как антитеза мужественности.В других незападных культурах такого двойного стандарта нет.

Мужчины в Индии держатся за руки в знак дружбы, но не романтики, и такое поведение не является пятном на мужской самооценке. Стереотипный стоицизм и безразличие — мотив «мальчики будут мальчиками» — все чаще признаются неадекватными и вредными для социального развития.

Напротив, дружба с мужчинами выигрывает от глубокой эмоциональной связи. В исследовании 2021 года, опубликованном в Current Psychology , раскрытие эмоционального стресса между мужчинами улучшило психологическое благополучие, усилило чувство понимания и привело к меньшему количеству сообщений об одиночестве.

Партнера или супруга может быть недостаточно, чтобы справиться с одиночеством. Дружба мужчин может стать более отстраненной после начала серьезных романтических отношений и по мере того, как больше времени уделяется партнеру.

Кто-то может возразить, что преданный супруг или партнер — это все, что необходимо в среднем возрасте, но этот контраргумент слишком редукционистичен.

Недавно пожилой пациент мужского пола сказал мне, что хочет умереть; его 50-летняя жена скончалась, и его хронические проблемы со здоровьем были утомительны.Он раскритиковал молодое поколение за кажущуюся плохую трудовую этику и яростно критиковал медицинский истеблишмент как ненадежный.

После пандемии он сказал, что чувствует себя все более изолированным. Когда все социальные взаимодействия перешли в «виртуальность», он почувствовал себя практически несуществующим — ни сотового телефона, ни Wi-Fi, ни общения.

На последующих сессиях он рассказывал о своей военной службе и угощал мужчин, которых встречал — честных, скромных и преданных своему делу людей, которые охотно рыскали в окопе, чтобы спасти ему жизнь.Но после того, как он женился и ушел со службы, эти дружеские отношения не продлились.

И, несмотря на всю язвительность, он никогда не позволял нашим разговорам заканчиваться. Лишенный каких-либо других социальных связей, его одиночество было ощутимо. Со временем он нашел надежду в наших разговорах и захотел общаться с другими пожилыми людьми через предоставленные ему ресурсы, хотя и с опаской.

Поскольку COVID усилил стремление к человеческому контакту для каждого человека, важно признать, что для всех, независимо от гендерной идентичности, социальные сети были задушены, что привело к значительным потерям для них самих и общества.

Сейчас как никогда важно для всех поддерживать связь со своими самыми близкими друзьями, чтобы развивать прочную дружбу, которая способствует их физическому и эмоциональному благополучию.

Чарльз Хеберт, доктор медицинских наук, директор Психиатрической консультационной службы и доцент кафедры психиатрии и поведенческих наук в Медицинском центре Университета Раш, а также член Общественного голоса проекта OpEd.

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору.

Превосходя любовь мужчин: романтическая дружба и любовь между женщинами от эпохи Возрождения до наших дней · OutHistory: It About Time

Книжная полка

Превосходя любовь мужчин: романтическая дружба и любовь между женщинами от эпохи Возрождения до наших дней

Превосходя любовь мужчин: романтическая дружба и любовь между женщинами от эпохи Возрождения до наших дней была впервые опубликована в 1981 году Уильямом Морроу; была известной книгой New York Times 1981 года; выиграл Книжную премию Стоунволла в 1982 году; была названа Lambda Literary Review одной из 100 лучших книг о лесбиянках и геях 20-го века; и считается великой феминистской классикой.Опираясь на интенсивные исследования в области литературы, истории и различных записей, от частной переписки до порнографии, Лилиан Фадерман утверждает, что страстная любовь между женщинами является историческим фактом (независимо от того, была ли любовь генитальной, эротической, чувственной или платонической). и что лесбиянство «когда-то повсеместно одобрялось в западном мире… а теперь осуждается», как утверждает Фадерман в предисловии к изданию книги 1998 года.

Превосходя , вы путешествуете через пять столетий и сплетаете сотни литературных и исторических подробностей в захватывающее более широкое видение.Как утверждает Фадерман  во введении 1998 года, она надеется, что «в какой-то скромной форме, предлагая полезное прошлое, эта книга служила и будет служить утешением и боеприпасами — что она поможет оправдать право человека быть, когда он жить как лесбиянка в среде, которая еще не совсем дружелюбна».

Первая часть книги, охватывающая период с шестнадцатого по восемнадцатый век, разделена на две части: А. Лесбиянство в фаллоцентрической вселенной; и Б. Хранение романтической дружбы.В этом мире, где доминировали мужчины, женщины были практически невидимы, и до тех пор, пока казалось, что они подчиняются ограничениям общества, они могли завязывать с женщинами милые, интенсивные и даже эротические романтические дружеские отношения так свободно и открыто, как хотели. Мужчины и женщины большую часть своей жизни провели в совершенно разных сферах. Однако если женщины переодевались мужчинами, выходили замуж за женщин и пытались выйти за рамки своих ограниченных ролей женщин, они могли быть сурово наказаны и даже казнены, особенно если они были бедны и не имели связей с теми, кто имел статус и власть.Особое внимание уделяется дамам из Лланголлена (Элеонора Батлер и Сара Понсонби), двум ирландским женщинам из высшего общества, которых связывала романтическая дружба на протяжении 53 лет. Популярная поэтесса Анна Сьюард увековечила в своих стихах дамы, а также женщину, которую она любила.

Вторая часть книги, охватывающая девятнадцатый век, разделена на две части: А. Любящие друзья; и Б. Реакция. По мере того как женщины становились более беспокойными и недовольными ограничениями, налагаемыми на них мужчинами, они начинали более полно участвовать в жизни мира и общества.Хозяйки школы-интерната для девочек, мисс Марианна Вудс и мисс Джейн Пири, были обвинены в сексуальных отношениях, но оправданы в суде, поскольку считалось, что они, как и все женщины, асексуальны. Женщины обращались друг к другу за мужеством и поддержкой и жили вместе в так называемых «бостонских браках». Феминизм начал расти отчасти благодаря работе и жизни таких женщин. Работы Луизы Мэй Олкотт, Эмили Дикинсон, Генри Джеймса, Сары Орн Джуэтт и Майкла Филда обсуждаются с точки зрения романтической дружбы между женщинами.Но реакция общества на зарождающийся феминизм была быстрой и беспощадной. Сексологи Ричард фон Крафт-Эбинг и Хэвлок Эллис демонизировали лесбиянок как больных, сумасшедших и злых, а феминисток демонизировали как лесбиянок. Влиятельные французские писатели Бальзак, Готье, Бодлер и Бело обсуждаются как создатели образов лесбиянок как экзотических, декадентских, сексуальных существ. Лесбиянки усвоили ложь сексологов и вымыслы писателей, и сладкая невинность романтической дружбы начала умирать, сменившись ненавистью к себе и болезненностью, как это выражено в работах таких лесбиянок, как Рэдклиф Холл, Рене Вивьен и Джуна Барнс.

Третья и заключительная часть книги, посвященная двадцатому веку, разделена на две части: A. Изощренность; и Б. Когда это изменилось. По мере распространения ложных знаний о сексуальности и лесбиянстве они превратились в разрушительное оружие против женщин и феминизма. Все отношения между женщинами казались в глазах общественности сексуальными, лесбиянки были криминализированы, и лесбиянки вступили в ненадежную, опасную и трудную эру охоты на ведьм, отчаяния и отчуждения. Но некоторые сильные лесбийские писатели и активистки сохранили веру, и по мере того, как их литература и дела просочились в общество, лесбиянки набрались смелости, развили освободительное движение и начали переворачивать глубоко укоренившийся негативный образ.Особое внимание уделяется писательницам-лесбиянкам Эми Лоуэлл и Гертруде Стайн, состоящим в браке в Бостоне и обе пишущим о своем лесбиянстве в коде.

Романтическая дружба и любовь между женщинами от эпохи Возрождения до наших дней Лилиан Фадерман книга вышла в 1981 г.).Здесь есть что распаковать, и, поскольку это серьезная научная работа, хотя и абсолютно читаемая для широкой аудитории, мой обзор не будет справедливым.

Первый вопрос, который вы можете задать об этой книге, — это история дружбы или лесбиянок, и ответ я

. Это увлекательный, проницательный анализ отношений между женщинами и того, как на них повлияли культурные тенденции в нескольких западных странах. с 16 в. по 1970-е гг. (книга издана в 1981 г.).Здесь есть что распаковать, и, поскольку это серьезная научная работа, хотя и абсолютно читаемая для широкой аудитории, мой обзор не будет справедливым.

Первый вопрос, который вы можете задать об этой книге, — это история дружбы или лесбиянок, и ответ — и то, и другое, но автор не рассматривает их как отдельные категории. (Возможно, будет полезно упомянуть, подводя итоги ее анализа, что Фадерман, профессора на пенсии, называли «матерью лесбийской истории»; согласно Википедии, она вышла подростком и живет со своей партнершей 40 лет.) Вместо этого она делает то, что я хотел бы, чтобы больше людей подвергали сомнению предположения нашего собственного общества: в частности, указывает, что 20-й век (и я бы добавил, 21-й пока) одержим сексом и категоризацией, ставя сексуальную идентичность и сексуальные отношения в центре жизни людей — но исторически это далеко не универсально. Ее анализ сосредоточен на Англии, США, Франции и Германии именно в таком порядке, странах, в которых вам не нужно возвращаться очень далеко во времени, чтобы увидеть совершенно другие предположения.На самом деле, отправной точкой для книги стала попытка автора исследовать то, что казалось однополой любовью в жизни Эмили Дикинсон, только для того, чтобы понять, что большинство ее современниц также имели интенсивные эмоциональные отношения с подругами и не кажется, не видят необходимости скрывать свои чувства.

С которым, вероятно, сталкивался каждый, кто много читал английскую историю или художественную литературу 18-го и 19-го веков. Будь то исторические персонажи, такие как королева Анна и Сара, герцогиня Мальборо, или вымышленные персонажи, такие как Эстер и Ада из «Холодного дома» Чарльза Диккенса (приведу пару собственных примеров, не из этой книги), примеры женщин, говорящих, думающих и вести себя друг с другом таким образом, который сегодня означал бы романтику, но в то время понимался как дружба.Большая часть этой книги посвящена истории романтической дружбы и тому, как положение женщин в обществе побуждало их формировать тесные связи друг с другом. Только на рубеже 20-го века общество начало интерпретировать эти отношения как вероятные сексуальные (и, следовательно, в то время девиантные; хотя сегодня мы в значительной степени устранили девиантность, продолжая воспринимать все как сексуальные). Фадерман связывает это с растущей экономической независимостью женщин, предполагая, что, пока женщинам все равно нужно выходить замуж за мужчин, их дружба не представляла угрозы, но значительное количество самостоятельных женщин, требующих прав, угрожали общественному порядку.Внезапно фактическое лесбиянство стало подозрительным, а обвинения в нем стали мощным оружием против женского движения.

Книга также прослеживает историю фактического лесбийского секса в западном обществе, которое является диким. В обсуждаемых странах в период раннего Нового времени, по-видимому, никого особо не беспокоило, занимаются ли женщины сексом друг с другом; Романтическая дружба рассматривалась как хороший признак способности будущей жены формировать эмоциональные привязанности, и точно так же лесбийский секс, если он вообще существовал, по-разному рассматривался как разминка перед гетеросексуальным сексом или просто как форма помощи. мастурбация.(Нет, правда. Заниматься сексом со своей горничной? Определенно мастурбация.) Чтобы действительно быть осужденным за лесбийский секс, вам, по сути, нужно было 1) замаскироваться под мужчину 2) убедительно 3) жениться или попытаться жениться на другой женщине и 4 ) использовать фаллоимитатор. Если не считать этого, вы на самом деле не узурпировали мужские прерогативы, поэтому безобидны. Тем временем в Шотландии в 1811 году произошел действительно дикий случай: две школьные учительницы, обвиненные в сексе друг с другом, выиграли суд по делу о клевете против женщины, которая распространила этот слух, на том основании, что 1) секс между женщинами на самом деле был невозможен 2 ) даже если бы это было так, хорошие шотландские женщины не стали бы заниматься этим и 3) их сильная эмоциональная привязанность друг к другу демонстрировала деликатность чувств, полностью противоречащих вульгарности секса.(И, к сожалению, 4) девушка, сообщившая об этом, была наполовину индианкой и, вероятно, обладала «воспаленным восточным воображением».)

История дикая. Чем больше я читаю, тем больше узнаю, что никогда не следует делать предположений!

Во всяком случае, я нашел историю из более ранних веков увлекательной, хотя сегмент 20-го века меня немного разочаровал. В то время как в более ранних главах в качестве доказательства используется литература, где это уместно, главы 20-го века тратят непропорционально много времени на описание литературных представлений, исключая реальные жизни женщин.По мере того, как книга приближается к современности, обсуждение дружбы также включается в обсуждение лесбийских отношений, что является частью тезиса книги о том, что лесбиянки-феминистки 1970-х годов (которые решили установить свои самые близкие отношения с женщинами в качестве реакции против патриархата) были наследниками традиции романтической дружбы. Сегодня это немного менее убедительно, и мне бы очень хотелось, чтобы в книге дружба обсуждалась более широко, а не только те дружеские отношения, которые составляют центральные отношения в жизни женщины.Из того, что я читал, у меня сложилось впечатление — по крайней мере, среди праздных высших классов, оставивших большую часть письменных свидетельств, — что и для мужчин, и для женщин дружба в 18 веке ценилась выше, чем сегодня. И, конечно же, было много женщин, таких как Сара, герцогиня Мальборо или Джорджиана, герцогиня Девонширская, у которых были как страстные дружеские отношения с другими женщинами, так и страстные браки (а иногда и любовные связи) с мужчинами.

Конечно, было интересно читать эту книгу вместе с Эйсом; асексуальное прочтение практически пишет само себя, и обе книги указывают на то, как сексуальное «освобождение» сделало все, что связано с сексом, обесценивая или ставя под сомнение отношения, которые таковыми не являются.Но, возможно, стоит отметить, что люди, приходящие сегодня к этой книге с других квир-направлений, могут больше возражать против нее: автор занимает позицию, что, по крайней мере, в отношении женщин (если вы не могли бы сказать, книга на самом деле только о женщинах ), вопросы пола и сексуальной идентичности определяются скорее социально, чем биологически. В какой-то степени мы можем увидеть ее аргументы, отраженные в результатах сегодняшнего опроса; посмотрите, например, как быстро большое количество людей идентифицируют себя как бисексуалы. Но ее понимание лесбиянства — включая, предположительно, и ее собственное — как нечто избранное, а не предопределенное, возможно, в значительной степени потому, что, по ее мнению, генитальный секс — наименее важная его часть.

В любом случае, эта книга хорошо написана, увлекательна, аналитическа и подробна, включая великолепные исторические примеры и основательный анализ. Стоит прочесть, хотя к ней лучше всего подходить с готовностью ответить на вопросы о предположениях нашего собственного общества.

«Ради любви к мужчинам» — обзор

Обзор книги «Ради любви к мужчинам: новый взгляд на осознанную мужественность» Лиз Планк, St. Martin’s Press (сентябрь 2019 г.) страницы.

«Нет большей угрозы для человечества, — объявляет Лиз Планк на первой странице своей книги Из любви к мужчинам , — чем наши нынешние определения мужественности». Смелое заявление. «Токсичная мужественность», утверждает Планк, лежит в основе огромного количества страданий по всему миру.

Чтобы это вступление не заставило кого-то ожидать антимужской тирады, Планк изо всех сил настаивает на том, что многие из жертв «токсичной мужественности» сами мужчины. Кто мог утверждать, что мужественность не может быть проблематичной? Мужчины, несомненно, несут ответственность за большую часть изнасилований и убийств в мире, а самоубийства уносят непропорционально большое количество мужских жизней.Предвзятое отношение мужчин к маскировке уязвимости, выражающееся, например, в непропорционально большом нежелании мужчин решать потенциальные проблемы со здоровьем, будь они умственными или физическими, было более адаптивным, когда семейная жизнь зависела от того, чтобы мужчины каждый день, каждую неделю, приходили на работу и ссорились. в наше более комфортное время это не так.

Социальные консерваторы, тем временем, могут быть удивлены, обнаружив некоторые точки соприкосновения с упором Планка на важность того, чтобы отцы играли роль в жизни своих детей.Она презирает эгоистическую распущенность и считает одиночество одним из величайших бедствий нашего времени, даже если, к сожалению, сводит его к мужской сдержанности и игнорирует распад семьи и упадок социального капитала.

Теоретически призыв Планка к более «внимательной» мужественности может быть справедливым. К сожалению, однако, ее книга не выполняет этого обещания, и многое из того, что осталось, оставляет впечатление, что добросовестность ее заявленной заботы о благополучии мужчин является спорной.Читатели будут потрясены, узнав, что, несмотря на то, что он работает на Vox , Планк обычно делает необдуманные, ложные заявления без источников. Ложь разбросана по страницам ее книги, как опавшие листья, маскирующиеся под плоды урожая.

Едва она начала свое вступление, как заявляет, что «почти все массовые расстрелы в американской истории были совершены белым мужчиной или мужчинами». Любой, кто читает новости и имеет функционирующую память, должен знать, что это неправильно. Снайперы округа Колумбия — черные, Сьюинг-Ху Чо — американец корейского происхождения, Нидал Хасан — американец палестинского происхождения, а Омар Матин — американец афганского происхождения.Анализ Центром расследований данных о массовых расстрелах подтверждает, что белые среди таких преступников на самом деле даже не непропорционально представлены.

Спустя несколько страниц Планк объявляет:

Мы оцениваем мужское насилие по кривой — цветные мужчины получают гораздо большее наказание, пристальное внимание и коллективное внимание, в то время как насилие, совершаемое белыми мужчинами, гораздо более незаметно и по-прежнему считается неожиданным. Насилие белых мужчин можно даже считать оправданным, особенно когда оно направлено против цветных людей.Мы видим это в случае с белым полицейским, который убил Филандо Кастиле за то, что тот полез в его бардачок, или в случае с Джорджем Циммерманом, который застрелил Трейвона Мартина, чернокожего подростка, возвращавшегося из круглосуточного магазина с пакетом Skittles.

Уделяют ли убийцам из числа меньшинств больше внимания? В этом году афроамериканец Сэмюэл Литтл был признан самым плодовитым серийным убийцей в истории Америки. Вы слышали о нем больше, чем о Теде Банди и Джеффри Дамере? И, как наверняка должен знать Планк, Джордж Циммерман не белый.Он представитель смешанной расы и темнокожий, и прогрессивные комментаторы называют его «белым» только потому, что это соответствует их расовым предрассудкам.

Планк использует исследования в своей книге, но делает это выборочно. Когда исследования могут ослабить ее аргументы, ссылки исчезают. Например, чтобы поддержать свое изображение «ядовитой мужественности» как вездесущего зла, Планк предполагает, что лесбийские пары, как правило, свободны от «динамики власти», которую она вводит. Она пишет:

Когда я спросила [консультанта по семейным отношениям] о консультировании пар для лесбиянок, ее ответ очаровал меня.Она сказала, что их отношения были самыми легкими из-за отсутствия динамики власти, которую она видела в гетеросексуальных парах. Она сказала, что проблемы были связаны с личными проблемами, а не с типичной борьбой за контроль в отношениях, с которыми она сталкивалась с гетеросексуальными и гомосексуальными парами. Конечно, это не означает, что в лесбийских отношениях никогда не бывает динамики власти; Есть много способов, которыми эти отношения могут быть токсичными, оскорбительными или насильственными. Но отсутствие токсичной мужественности, казалось, оказывало умиротворяющее воздействие на отношения, или, возможно, ее присутствие ассоциировалось с конфликтом.

Тем не менее, исследователи из Университета Турина, Турин, утверждают, что:

…многие исследования выявили существование ИПВ [насилия со стороны интимного партнера] среди лесбийских и гомосексуальных пар, и его распространенность сопоставима с (Turell, 2000) или выше, чем среди гетеросексуальных пар (Messinger, 2011; Kelley et al., 2012).

Если «токсичная мужественность» — это некая пагубная культурная сила, которая может объяснить распространенность жестокого обращения и эксплуатации, то почему лесбийские отношения, а также гомосексуальные и гетеросексуальные отношения могут быть настолько оскорбительными и эксплуататорскими? Это серьезная проблема для центрального аргумента Планк, которую она не может признать, не говоря уже о том, чтобы решить.

Планк никогда не борется с существенной непоследовательностью концепции в центре «Ради любви к мужчинам» . Что такое токсичной мужественности? Наконец, сбитому с толку читателю остается сделать вывод, что все, что связано с мужским поведением, не нравится Планку. Мужское насилие? Токсичная мужественность. Мужской стоицизм? Токсичная мужественность. Мужчины не меняют детские подгузники? Токсичная мужественность. Мужчины, пытающиеся найти рациональные решения проблем в отношениях? Вам лучше поверить, что это токсичная мужественность.К чести Планк, она, по крайней мере, избегает несоответствия, которое я заметил в другом месте: она критикует подавление эмоций мужчин, а также сетует на «эмоциональный труд» женщин. Такая ужасная еда! И такими маленькими порциями!

Многое из того, что пишет Планк, содержит знакомое, но раздражающее феминистское предположение, что черты мужского поведения неестественны и нездоровы, а черты женского поведения естественны и хороши. Об отношениях она пишет:

То, насколько центральной и разрушительной может быть идеализированная мужественность в интимных отношениях мужчин, проявилось в разговоре с Шалини Мирпури, семейным терапевтом из Гейнсвилля, Флорида, о наиболее повторяющейся проблемной области мужчин, вступающих в брак. терапия пар со своим партнером.«Я всегда ловлю себя на том, что повторяю: «старайся слушать, а не пытайся быть правым». Она объяснила, что мужчины склонны пытаться рационально решить спор, а не обращать внимание на эмоции своей партнерши.

Я понял. Мужчины склонны думать, что если их жены молча обращаются с ними после того, как они съели шоколад, то это потому, что им нужен шоколад, а не потому, что они думают, что их мужья не заботятся о них. Но разве не верно также и то, что женщины склонны к большей склонности к нездоровым депрессивным размышлениям и что более сильные мужские склонности к рациональному копингу могут быть эффективными в некоторых обстоятельствах? Исследование полицейских, например, показало, что более высокая степень рационального преодоления была связана с большей психологической устойчивостью.Читая книгу, можно забыть, что у женщин чаще, чем у мужчин, наблюдаются расстройства настроения и тревожные расстройства.

Планк уверен, что гендерные различия выучены и не передаются по наследству. Некоторые из ее аргументов в этом ключе любопытны. Кажется, она думает, что склонность мужчин к сексуальному насилию обусловлена ​​такими фильмами, как « Белоснежка », « Золушка » и « Красавица и чудовище ». Кто знал, что мальчишки такие большие поклонники мультфильмов Диснея? В какой-то момент Планк опирается на авторитет Дипака Чопры, который утверждает: «Большинство людей думают, что их мозг отвечает за них.Мы говорим, что отвечаем за свой мозг». Говорит ли это я или мой мозг, я признаюсь, что нахожу Дипака Чопру чудаком, недостойным упоминания.

Это правда, что «детерминистские» аргументы в пользу гендерных различий могут быть ошибочными. Например, Планк эффективно опровергает упрощенные аргументы о роли тестостерона в мужском поведении. Но хотя она цитирует исследования о том, как игры с куклами усиливают эмпатию у детей, она игнорирует такие статьи, как анализ эволюционных корней гендерного разрыва в эмпатии, проведенный Christov-Moore et al .В то время как много говорят о справедливо забытой книге Джона Грея «Мужчины с Марса, женщины с Венеры », нет упоминания о статье Байяржона и др. о гендерных различиях в физической агрессии среди детей в возрасте до двух лет. Старый. Этот вид сбора вишен позволяет ей выбрать самые высохшие плоды в детерминистском саду и заявить, что нигде больше нет жирных, спелых вишен.

Тем не менее, можно сказать, что если деструктивные и саморазрушительные черты являются в какой-то степени врожденными для мужчин, разве это не хуже, чем если бы они были усвоены? Возможно, это может быть так.Но самая большая проблема с книгой Планка заключается в том, что она содержит якобы «токсичные» черты как по существу , а не только потенциально проблематичных.

Мужской стоицизм — проблема сама по себе или проблема избытка ? Я уверен, что мужчинам и миру в целом было бы лучше, если бы мы могли способствовать более интимной мужской дружбе и более честному общению между мужчинами и врачами, но некоторые идеализированные представления о мужской чувствительности могут разрушиться, когда они столкнутся со стрессами мира.Является ли мужская агрессия просто злобной или существуют здоровые каналы, через которые она может выражаться? Планк косо смотрит на мужчин, которые дерутся с сыновьями, как будто это чаще приводит к дракам в барах и стрельбе в школах, чем к юношеским соревнованиям по дзюдо. Является ли мужская конкурентоспособность просто источником конфликтов или она также является источником инноваций и предпринимательства? Я склонен полагать, что имеет место второе. Но я полагаю, что это может быть просто признаком моего ядовитого упрямства.

Книга Лиз Планк «Ради любви к мужчинам» — это взгляд на то, почему мы все заслуживаем большего от мужественности. нарративы и напоминают нам, почему они такие проблематичные.Ее критики могут роиться, требуя знать, почему она ненавидит мужчин (или женщин), как раньше. Планк является исполнительным продюсером Vox’s Divided States of Women, сериала, подкаста и платформы, которые, по ее собственным словам для Vox, «проливают свет на голоса, которые не всегда слышны, и углубляются в большие проблемы». политические вопросы, о которых у каждой женщины в Америке есть мнение». В течение многих лет она освещала вопросы гендера и политики, работа, о которой широко распространена широкая гамма публичных неверных интерпретаций.

Но любой, кто делает такие предположения о новой книге Планка, ошибается.Книга не является конкретным руководством о том, как быть мужчиной или женщиной, и не является предостережением того или другого. Поразительно, но книга Планка «Ради любви к мужчинам », опубликованная 10 сентября, представляет собой нежное, разумное размышление о том, почему сейчас, как никогда ранее, мужчины заслуживают большего, чем язык и тропы, которыми их кормили для описания себя и своего опыта. и как мы все можем приспособиться, чтобы это произошло.

Teen Vogue поговорил с Планк о нашей культурной привязанности к мужскому поведению и о том, как шутливая беседа с ее сестрой породила современный взгляд на то, как мы все взаимодействуем с полом в нашей жизни.

Весь смысл этой книги , а не , на самом деле, в том, чтобы рассказать мужчинам и женщинам, как действовать, а в том, чтобы побудить всех вести себя как они сами.

Teen Vogue : Я следил за вашей работой в течение семи лет и предполагал, что уже знаю, какой главный вывод будет из этой книги. Удивление было моей любимой частью. Я, застенчиво, ни разу не рассматривала свою собственную роль или ожидания в отношении того, как мы ожидаем, что мужчины будут вести себя.

Лиз Планк : Написание книги само по себе было путешествием.Я ненавижу использовать слова путешествие, , но это было именно так. Я трижды переписывал эту книгу, и в первый раз она была очень простой. Это было «мужчины должны делать это». «Это должны делать мужчины». Было так легко указывать на все, что идет не так, критиковать, но к чему это нас привело? В борьбе за гендерное равенство мы почти не учитываем женскую точку зрения, поэтому я никогда не интересовался мужской точкой зрения до сих пор, потому что женщин так не хватало.Но как только я начала проводить свои исследования и разговаривать с мужчинами об их опыте быть мужчиной, я поняла: «Я тоже часть этого». Это система, которой мы все дышим и в которой живем, и приятно осознавать свою ответственность за то, что являешься частью проблемы. Это коллективная проблема.

TV : Мне понравилось, как вы описали свое отношение к рыцарству в книге. Я продолжала думать о своей очень гендерной, очень традиционной привязанности к предложению руки и сердца — в том смысле, что я всегда предполагала, что это будет исходить от мужчины, с которым я была.Что это то, чего я ждала, как только мужчина решил, что это «вещь», которая должна произойти, а не взаимный, непрекращающийся разговор о нашем будущем.

LP : Я много писал о том, как пытался сесть на эту рыцарскую диету, и как это было действительно сложно. Это было интересное упражнение для осознания того, как много контроля я отдаю людям в своих отношениях в обмен на получение «вещей». И до меня дошло, что это всего лишь средство для получения силы. Я понял, что у меня гораздо больше свободы, чем я думал, в моих романтических отношениях.Тем не менее, я не думаю, что мы должны отказываться от вещей, которые заставляют нас чувствовать себя хорошо! Нет ничего плохого в желании чтить обычаи и ритуалы, к которым вы привязаны. Весь смысл этой книги не в том, на самом деле, в том, чтобы указывать мужчинам и женщинам, как действовать, а в том, чтобы побудить всех действовать как они сами. Мы так долго говорили о том, как женщин помещают в коробку с полом, но мы не говорим так много о том, как мужчин помещают в коробку, и мужчины не понимают, что именно это и происходит.Это предположение существовало так давно, что мужчинам не требуется столько эмоциональной поддержки. Что мужчины не в контакте со своими чувствами, или не должны быть в контакте.

Новый способ любить: во славу полиамории | Отношения

Мне никогда не нравилась типичная моногамия. Это заставляет меня думать о приданом и собственнических луговых полевках, которые спариваются на всю жизнь, и исторически все модели моногамных отношений так или иначе владели женщинами, с браком там для финансовых целей и владения собственностью.

Он открывает границы между другом и любовником в безопасный путь

Последние несколько лет я считаю себя полиамористом. Друзья раньше определяли меня как «дружелюбного донжуана». Я люблю целовать людей. Обычно это друзья или женщины, которые носят водолазки. Полиамория – это немоногамия по обоюдному согласию. Это философия. Вместо активного похотливого преследования нескольких партнеров, это принятие и понимание того, что можно влюбиться и иметь отношения более чем с одним человеком одновременно.

Наряду с развитием навыков многозадачности, достойных генерального директора, полиамория — это самый вдохновляющий способ любви, с которым я когда-либо сталкивался. Это дает женщинам больше автономии, чем другие модели отношений. Хотя модели моногамных отношений работают для многих, это не единственный способ поддерживать отношения в обществе. В немоногамных отношениях их успех зависит от того, что все будет на столе с самого начала. Я считаю, что это может стать огромной революцией в отношениях, в которой нуждается феминистское движение.

Многие думают, что это про секс – это не так. Это не качается. Это не Pokémon Go, вам не нужно ловить их всех. Речь идет о свободе быть честным в отношении развивающихся способов, которыми вы себя чувствуете. Это открывает границы между другом и любовником безопасным и прозрачным способом.

‘Подростком я задавалась вопросом, что значит прелюбодействовать. Я видел измены на другом уровне, чем у других друзей: Эльф Лайонс. Фотография: Пал Хансен/The Observer

Будучи подростком, я задавалась вопросом, что значит прелюбодействовать.Я видел измены на другом уровне по сравнению с другими друзьями. Когда партнеры упоминали, что находят других людей привлекательными, я не возражал. Это имело смысл. «Почему ты не хочешь поцеловать Стефани? Она легенда!» Видимо, это не считалось нормальным способом реагировать.

Если бы я в подростковом возрасте знал, что можно любить более одного человека, это избавило бы меня от беспокойства, чувства вины и времени, потраченного на написание ужасных стихов. Я годами корил себя за это. Это часто заставляло меня опрометчиво прекращать отношения, оправдываясь вроде «я не готов к отношениям», или «у меня проблемы с обязательствами», или «я не так сильно увлекаюсь Warhammer, как ты думаешь».«Я не хотел прекращать отношения, но признание в своих чувствах казалось худшим предательством, поэтому я лгал, разрывая при этом дружбу.

Наличие выбора дало мне власть над моими желаниями

Я открыл для себя полиаморию, когда мне было 23 года. На фестивале в Аделаиде я встретил парламент полиамурных исполнителей, которые были хиппи, либеральны и добры. Эти исполнители рассказали о своих партнерах, детях, многодетных семьях. Были бывшие пары, которые работали вместе на шоу, в то время как другие их полиамурные семьи гастролировали в других местах, супружеские пары, у которых были партнеры, живущие вместе, триумвираты, где все они уравновешивали равноправное партнерство.Я был очарован их открытостью. Это казалось символом нашего меняющегося глобального мира и того, что большинство людей ведут кочевой образ жизни, когда мы путешествуем по работе и находим любовь с другими по пути.

Поэтому, когда я пошла учиться в театральную школу в Париже (только что из-за отношений с 45-летним французом, отцом троих детей), я решила принять свою внутреннюю Барбареллу. А реальность? Немоногамия довольно обыденна и местами скучна. Стереотипы о странных С широко закрытыми глазами секс-вечеринках и отношениях Сартра/де Бовуар/Ольги втроем, это как любые нормальные отношения, за исключением большего количества тайм-менеджмента, большего количества разговоров о «чувствах» и более неловких встреч со знакомыми в вечеринки, которые пытаются использовать вас в качестве своего «велосипеда для сексуального пробуждения», то есть эта застенчивая девушка из книжного клуба напьется и положит руку вам на ногу, прежде чем наклониться, чтобы поцеловать вас, икая: «Я действительно любил Оранжевый. New Black …»

«Сексуальные пробуждения не означают отсутствия согласия»: Эльф Лайонс.Фотография: Пал Хансен/The Observer

Есть заблуждения – однажды свидание неожиданно схватило меня за поцелуй, несмотря на то, что я ясно дал понять, что мне это никоим образом не интересно (мои слова были именно такими: «Это не сработает. Мы у меня совершенно разные мнения о ЕС, и вы только что сказали мне, что я «очень забавный для женщины».») Когда я оттолкнула его, он был шокирован. Он считал, что, поскольку я была «сексуально пробуждена», он мог делать все, что ему нравилось. К счастью, мой опыт позволил мне стать более красноречивой, уверенной в себе и способной постоять за себя.Да, я открыто говорю о своих отношениях и желаниях, но это не значит, что кому-то разрешено прикасаться ко мне без моего разрешения. Сексуальные пробуждения не означают отсутствия согласия.

Должен признаться, когда я впервые погрузился в полиаморию, я неправильно понял, переборщил с Tinder. Опыт был напряженным, и я должен был задавать неудобные вопросы, такие как: «Как вы думаете, крабы думают, что рыба может летать?» бродя по Национальной галерее в третий раз за месяц. (Нет никаких сомнений в том, что полиамория подходит для самозанятого графика).Я узнал, что когда люди не знают, что такое полиамория, они неправильно понимают это как еще один термин для «зацепки», что на самом деле не так. Так что предыдущие партнеры обычно были друзьями, которым я доверяю.

Люди часто спрашивают: «Как можно по-настоящему любить кого-то, если ты хочешь быть с кем-то еще?» и «Ты не ревнуешь?» Я думаю, что эти заявления навязывают нездоровые идеалы отношений. Я чувствую, что опасно думать, что ты единственный человек, который может завершить чью-то жизнь и быть их доверенным лицом, их другом, их сетью поддержки и их сексуальным партнером.Это слишком большое давление! Когда вы делаете шаг назад, отбрасываете свое эго и понимаете, что являетесь уникальным компонентом чьей-то жизни, это освобождает и освобождает. Ревность отступает, и вы понимаете, что, конечно, они могут найти другого человека привлекательным, потому что все мы разные кусочки пазла. Это сделало меня более уверенным в себе — я не придерживаюсь стандартов традиционной женской красоты, потому что я могу испытать ее сотней разных способов.

Конечно, были слезы, горе, экзистенциальные кризисы и моменты, когда я чувствовал себя обделенным.Я задавался вопросом, действительно ли это делало меня более свободным или более незащищенным, с ревностью, появляющейся в самые неподходящие моменты. Я встречался с людьми, которые лгали, и у меня были отношения, которые закончились, потому что они не доверяли или не верили в полиаморию.

Но, несмотря на неудачи, немоногамия произвела революцию в моем отношении к любви. Во-первых, это заставило меня меньше стыдиться своей сексуальности. Мне нравились девочки задолго до того, как мне нравились мальчики. Но помню, как в подростковом возрасте на домашних вечеринках меня заставляли думать, что женские сексуальные отношения нужны исключительно для того, чтобы возбудить мужчин.Мы все видели эту сцену в серии «Жестокие игры ». Я помню, как девушки целовались на вечеринках, а парни аплодировали. Это было перформансом. Кроме того, я хотел целовать девушек, потому что мне нравились девушки.

Когда я начала знакомиться с людьми из полиамурного сообщества, это было так же освобождающе, как снятие бюстгальтера на косточках. У меня были партнеры обоих полов. Мне не приходилось «выбирать»: люди, которых я встречал, понимали, что можно дарить бесконечную, равную любовь обоим полам. Моя уверенность взлетела. Я не скрывался.Мужчины и женщины занимали равное место в моей жизни. Я больше не чувствовал себя маятником, качающимся от одного к другому. Это освежающее пробуждение привело к множеству неловких разговоров с мамой и папой, которые звучали примерно так:

Эльф: «Мама и папа, я гей». [Мама ставит хумус.]

Мама: «Что это значит?»

Эльф: «Это значит, что у меня есть отношения с мужчинами и женщинами». [Мама берет хумус.]

Мама: «О! Ну, я странный. Педагог твоего отца, педик твоей бабушки, мы все педик, дорогая!»

Эльф: «Нет, ты не понимаешь.Я имею в виду, что занимаюсь сексом с мужчинами и женщинами». [Мама роняет хумус.]

Мама: «О, Эльфийка… Неудивительно, что ты так устала».

Я не говорю, что прыгал в мешок со всеми, кого встречал. Боже нет. Я слишком занят

Хотя я люблю секс, но из-за прошлых неприятных переживаний я его также слегка боюсь. Поэтому, когда я начал экспериментировать с немоногамией, идея эмоциональной и физической близости более чем с одним человеком была проблемой. Но этот выбор дал мне власть и право собственности на мои желания, которые, как я чувствовал, я потерял и заставил стыдиться.Я не говорю, что прыгал в мешок со всеми, кого встречал. Боже нет. Я слишком занят. Но благодаря тому, что я стала меньше осуждать себя, я расслабилась, открылась людям, которым доверяла, и снова начала любить себя. Это заставляет вас быть по-настоящему честными, жить с незащищенным сердцем.

Не все было гладко. Но, цитируя РуПола: «Если ты не можешь любить себя, как, черт возьми, ты можешь любить кого-то другого» — это неотъемлемая часть немоногамии. Вы не можете использовать несколько отношений, чтобы заполнить пустоту и дать себе удовлетворение, которое вы должны быть в состоянии дать себе.Больше любви не означает лучшей любви. Если вы встречаетесь с несколькими людьми, чтобы повысить свою самооценку, вы в конечном итоге чувствуете себя устаревшим хумусом, чувствуя зависть каждый раз, когда кто-то решает провести время с кем-то еще, в результате чего вы плохо и неуважительно относитесь к своим партнерам.

Мы не должны стыдиться своей социальной и сексуальной уверенности. Женщин слишком долго заставляли стесняться своих желаний. Речь идет о доверии высказывать свое мнение и вести себя так, как мы хотим.В тот момент, когда вы начинаете рушиться, вам нужно остановиться и спросить, чего именно вы хотите, и делает ли это вас счастливым. Будучи любимым и любя нескольких людей, вы должны чувствовать себя сильнее, а не слабее.

Это заставляет вас быть по-настоящему честными, жить с незащищенным сердцем

Во времена цензуры в отношении женщин, увеличения числа нападений и постоянной критики того, как нам следует себя вести, полиамории и ее манифеста принятия наших развивающихся чувств, разделение ответственности, а также общение и эффективная работа с людьми со всего мира могут помочь революционизировать то, как мы боремся с привилегиями, неравенством и контролем над правами женщин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.