Гпк рф статья 158: ГПК РФ Статья 158. Порядок в судебном заседании / КонсультантПлюс

Содержание

последние изменения и поправки, судебная практика

СТ 158 ГПК РФ

1. При входе судей в зал судебного заседания все присутствующие в зале встают. Объявление решения суда, а также объявление определения суда, которым заканчивается дело без принятия решения, все присутствующие в зале заседания выслушивают стоя.

2. Участники процесса обращаются к судьям со словами: «Уважаемый суд!», и свои показания и объяснения они дают стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего.

3. Судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса.

4. Надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом кино- и фотосъемку, видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Эти действия могут быть ограничены судом во времени и должны осуществляться на указанных судом местах в зале судебного заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле.

5. Участники процесса и все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны соблюдать установленный порядок в судебном заседании.

Комментарий к Статье 158 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья устанавливает порядок поведения в судебном заседании.

При входе судей в зал судебного заседания все присутствующие в зале встают. Объявление решения суда, а также объявление определения суда, которым заканчивается дело без принятия решения, все присутствующие в зале заседания выслушивают стоя (ч. 1 комментируемой статьи).

Часть 2 комментируемой статьи устанавливает, что участники процесса обращаются к судьям со словами: «Уважаемый суд!», и свои показания и объяснения они дают стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Согласно ч. 3 комментируемой статьи судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса.

В силу ч. 4 комментируемой статьи надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Эти действия должны осуществляться на указанных судом местах в зале заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле, могут быть ограничены судом во времени.

Участники процесса и все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны соблюдать установленный порядок в судебном заседании (ч. 5 комментируемой статьи).

Пунктом 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16 (ред. от 9 февраля 2012 г.) «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» разъяснено, что «при решении вопроса о возможности и о порядке проведения кино- и (или) фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио и телевидению суду (судье) следует исходить из соответствующих процессуальных норм (часть 7 статьи 10, часть 5 статьи 158 ГПК РФ, часть 3 статьи 24.3 КоАП РФ, часть 5 статьи 241 УПК РФ), а также из необходимости обеспечения баланса права каждого на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации любым законным способом (часть 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации, статья 1 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации») и права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (статья 23 Конституции Российской Федерации), на охрану своего изображения (статья 152.1 ГК РФ)» <1>.

———————————
<1> Российская газета. 2010. N 132.

Статья 158 ГПК РФ. Порядок в судебном заседании

1. При входе судей в зал судебного заседания все присутствующие в зале встают. Объявление решения суда, а также объявление определения суда, которым заканчивается дело без принятия решения, все присутствующие в зале заседания выслушивают стоя.

2. Участники процесса обращаются к судьям со словами: «Уважаемый суд!», и свои показания и объяснения они дают стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего.

3. Судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса.

4. Надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом кино- и фотосъемку, видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Эти действия могут быть ограничены судом во времени и должны осуществляться на указанных судом местах в зале судебного заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле.

5. Участники процесса и все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны соблюдать установленный порядок в судебном заседании.


Комментарий к статье 158  ГПК РФ. Порядок в судебном заседании

Статья 158 ГПК РФ повествует о порядке проведения судебного заседания и устанавливает нормы, способствующие соблюдению порядка в ходе гражданского процесса в суде.

Соблюдением порядка в ходе судебного заседания считается четкое соблюдение регламента суда и судебной этики, в том числе и взаимоуважение между участниками процесса, а также уважение к законодательству. Всё это способствует формированию уважительного уважения к суду и оказывает воспитательный характер на его участников.

Требования к участникам судебного заседания:

  • Все, кто присутствует в зале суда, обязаны вставать при входе судьи в зал судебного заседания.
  • Заявления, обращения, вопросы и показания также выносятся стоя.
  • Для вышеозначенных пунктов существуют исключения. Так, вставать не обязаны лица, которые по тем или иным причинам этого сделать не в состоянии (например, по состоянию здоровья).
  • Прокурор при рассмотрении гражданских дел обязан быть в соответствующей форме.
  • Соблюдать порядок в здании суда обязаны все лица, в том числе и на тех, кто обладает неприкосновенностью.
  • За соблюдение порядка отвечает председательствующий (статья 156 ГПК РФ).

Требования к проведению судебного заседания:

  • При проведении заседания должна соблюдаться культурная обстановка, способствующая полному раскрытию дела. Подобное поведение подтверждает ваше уважительное отношение к суду и законам.
  • Разрешается фотосъемка, запись на видео, показ заседания в СМИ, если это не мешает проведению процесса и не ущемляет права и свободы граждан. Исключение – закрытые судебные заседания (ч. 7 статьи 10 ГПК РФ).
  • Обращение к судье всегда начинают с фразы «Уважаемый суд».
  • Соблюдение установленных правил является не только правом, но и обязанностью граждан. Их несоблюдение влечет за собой наказание (статья 159 ГПК РФ).

Права судебных приставов:

  • Судебные приставы имеют право носить оружие и специальные средства, обеспечивающие защиту граждан во время проведения заседания.
  • Судебные приставы обязаны обеспечивать безопасность в ходе судебного разбирательства всех участников судебного процесса.
  • Судебные приставы обеспечивают выполнение решений суда, охраняют здание суда и соответствующие помещения.
  • Судебный пристав может обратиться в полицию, органы безопасности и к военнослужащим. Также он имеет право применить физическую силу и использовать огнестрельное оружие в том случае, если обращение в эти органы невозможно или не дало результата.

Итак, согласно статье 158 ГПК РФ, устанавливающей нормы проведения судебного заседания, можно понять, что соблюдение пунктов данной статьи поможет соблюсти культурную обстановку и этикет, что немаловажно для раскрытия обстоятельств дела. 

Статья 158 ГПК РФ и комментарии к ней

1. При входе судей в зал судебного заседания все присутствующие в зале встают. Объявление решения суда, а также объявление определения суда, которым заканчивается дело без принятия решения, все присутствующие в зале заседания выслушивают стоя.

2. Участники процесса обращаются к судьям со словами: «Уважаемый суд!», и свои показания и объяснения они дают стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего.

3. Судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса.

4. Надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Эти действия должны осуществляться на указанных судом местах в зале заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле, могут быть ограничены судом во времени.

5. Участники процесса и все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны соблюдать установленный порядок в судебном заседании.

Комментарий к статье 158 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

1. Руководство порядком проведения судебного заседания осуществляет председательствующий. В соответствии с Законом о судебных приставах обеспечение установленного порядка деятельности в судах осуществляет судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Судебные приставы в соответствии с характером осуществляемых ими функций проходят профессиональную подготовку. Судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов после прохождения необходимой специальной подготовки имеют право на хранение и ношение огнестрельного оружия и специальных средств.

Судебные приставы действуют в соответствии с Инструкцией о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности, утвержденной Приказом Минюста России от 3 августа 1999 г. N 226 <1>. Судебный пристав обеспечивает в судах безопасность судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей; выполняет распоряжения председателя суда, а также судьи или председательствующего в судебном заседании, связанные с соблюдением порядка в суде; исполняет решения суда и судьи о применении к гражданам предусмотренных законом мер процессуального принуждения; обеспечивает охрану зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений в рабочее время; поддерживает общественный порядок в судебных помещениях и т.д.

———————————
<1> БНА РФ. 1999. N 34 — 35.

Судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов при исполнении служебных обязанностей имеет право:

— обращаться за помощью к сотрудникам милиции, органов безопасности, военнослужащим внутренних войск, а судебные приставы военных судов — также к военному командованию;

— применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие в случаях и порядке, которые предусмотрены федеральным законом.

Так, при применении физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия для поддержания порядка судебный пристав обязан предупредить о намерении применить их, предоставив при этом лицам, в отношении которых предполагается применить физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, достаточно времени для выполнения своих требований, за исключением тех случаев, когда промедление создает непосредственную опасность жизни и здоровью судебного пристава либо других граждан, может повлечь иные тяжкие последствия или когда в создавшейся обстановке такое предупреждение является невозможным.

Судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов могут применять специальные средства, имеющиеся на их вооружении, для отражения нападения на судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей, а также граждан, находящихся в судебных помещениях (ст. 17 Закона о судебных приставах).

2. Председательствующий может предоставить участникам процесса возможность отступить от некоторых правил порядка проведения судебного заседания. Так, например, если в силу физического недостатка, возраста гражданин не имеет возможности давать показания стоя, председательствующий может разрешить этому гражданину не вставать при даче показаний и объяснений, а также при заслушивании оглашаемого решения суда.

В соответствии с ч. 7 ст. 10 ГПК РФ лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие на открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда. В то же время такие действия не должны нарушать порядок судебного заседания и мешать участникам процесса. В связи с этим судом самостоятельно определяются места для съемки. Время совершения вышеназванных действий может быть ограничено судом как по своей инициативе, так и по инициативе лиц, участвующих в деле. В том случае, если лицо, участвующее в деле, иной участник процесса не желают, чтобы их фотографировали, показывали в эфир и т.п., они могут заявить об этом, и суд может ограничить осуществление действий, указанных в ч. 4 комментируемой статьи.

Ответственность за нарушение порядка в судебном заседании определена ст. 159 ГПК РФ.

Статья 158 ГПК РФ с комментариями

Полный текст ст. 158 ГПК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2021 год. Консультации юристов по статье 158 ГПК РФ.

1. При входе судей в зал судебного заседания все присутствующие в зале встают. Объявление решения суда, а также объявление определения суда, которым заканчивается дело без принятия решения, все присутствующие в зале заседания выслушивают стоя.

2. Участники процесса обращаются к судьям со словами: «Уважаемый суд!», и свои показания и объяснения они дают стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего.

3. Судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса.

4. Надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Эти действия должны осуществляться на указанных судом местах в зале заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле, могут быть ограничены судом во времени.

5. Участники процесса и все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны соблюдать установленный порядок в судебном заседании.

Комментарий к статье 158 ГПК РФ

1. Высокое предназначение правосудия, выступающего одновременно в качестве гарантии и средства защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции РФ), находит внешнее выражение в установленном законом особом ритуале судебного заседания. Он включает подчеркнуто уважительное отношение всех участников процесса и присутствующих в зале к суду как органу судебной власти, осуществляющему от имени государства правосудие.

Особый порядок открытия судебного заседания и общения с судом, беспрекословное подчинение всех участников процесса распоряжениям председательствующего, пресечение председательствующим нарушения порядка в судебном заседании со стороны лиц, участвующих в деле, и граждан, присутствующих при разбирательстве дела, их процессуальная и иная ответственность за нарушение такого порядка — не самоцель. Совокупность названных правил и мер является средством обеспечения нормальной процессуальной деятельности суда и других участников рассмотрения дела. Торжественная и одновременно деловая атмосфера процесса является необходимым условием для всестороннего и полного исследования доказательств, правильного установления обстоятельств дела и вынесения законного и обоснованного решения.

2. Поддержание надлежащего порядка в судебном заседании, высокая культура его проведения во многом зависят от поведения председательствующего, от его умения руководить процессом, от корректного, равного и беспристрастного отношения к участникам процесса и лицам, присутствующим в зале судебного заседания (см. также комментарий к ст. 156 ГПК). В поведении председательствующего нет мелочей, каждое его действие и слово подвергается особому анализу и интерпретируется участвующими в деле лицами и иными гражданами, присутствующими в зале судебного заседания, применительно к разрешаемому судом правовому конфликту сторон.

Например, отступление от правила, согласно которому участники процесса дают свои показания и объяснения суду стоя, в отношении кого-либо из участвующих в деле лиц должно быть вызвано объективными и очевидными для всех присутствующих причинами — инвалидность, плохое самочувствие и т.п. Иное может быть расценено как отступление от принципа равенства граждан перед законом и судом.

3. Возможность фиксирования хода судебного разбирательства с помощью технических средств и его радио- и телетрансляции является наглядным проявлением действия принципа гласности судопроизводства. Однако реализация этого принципа не должна нарушать права и охраняемые законом интересы участников процесса и создавать помехи для выполнения задач по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. Во избежание таких последствий названные действия граждан, присутствующих в зале заседания, должны производиться только с разрешения суда и могут быть им ограничены с учетом мнения лиц, участвующих в деле (см. также комментарий к ст. 10 ГПК).

4. Практика показывает, что на психологическую атмосферу процесса и поддержание в нем надлежащего порядка положительно влияет соблюдение положений закона, предусматривающих облачение судей в мантии, осуществление правосудия в зале судебного заседания, в котором обязательно должны помещаться изображение Государственного герба и Государственного флага России (ст. 34 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года «О судебной системе Российской Федерации»). Согласно ст. 11 Федерального закона от 17 декабря 1998 года «О мировых судьях в Российской Федерации» в зале судебных заседаний мировых судей дополнительно может устанавливаться флаг и помещаться изображение герба соответствующего субъекта Российской Федерации; дополнительно к мантии или взамен ее мировой судья имеет другой отличительный знак своей должности, предусмотренный законом соответствующего субъекта Российской Федерации.

_______________
СЗ РФ. 1997. N 1. Ст.1.

СЗ РФ. 1998. N 51. Ст.6270.

Консультации и комментарии юристов по ст 158 ГПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 158 ГПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Вопросы применения процессуального законодательства в связи с противодействием covid-19

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.) ( https://www.vsrf.ru/documents/all/28857/ )

Вопросы применения процессуального законодательства

Обзор № 1, планируется продолжение. Приведем ответы на часть вопросов. Предупреждаем, что приводим ответы не на все вопросы и ответы неполные, обзор большой, желающие ознакомиться полностью, могут сделать это по ссылке.
Вопрос 1: Являются ли меры по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) основанием для отложения судебного разбирательства, приостановления производства по делу, продления срока его рассмотрения?

Ответ ВС: Невозможность рассмотрения дела в связи с введением указанных правовых режимов может являться основанием для отложения судебного разбирательства в силу статьи 169 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), статьи 152 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ), части 1 статьи 253 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ).

Кроме того, в случае необходимости суд, арбитражный суд вправе приостановить производство по делу (часть 4 статьи 1, абзац второй статьи 216 ГПК РФ, часть 5 статьи 3, пункт 4 статьи 144 АПК РФ, часть 4 статьи 2, пункт 4 части 1 статьи 191 КАС РФ), если лица, участвующие в деле, лишены возможности присутствовать в судебном заседании в связи с принимаемыми ограничительными мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции.

Вопрос 3: Применяется ли правило, установленное частью 4 статьи 114 АПК РФ, в случае, если последний день срока, на который отложено судебное разбирательство, приходится на нерабочий день (в том числе объявленный таковым в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения)?

Ответ ВС: В соответствии с частью 4 статьи 114 АПК РФ в случаях, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается первый следующий за ним рабочий день.

В случае, если последний день срока, на который отложено судебное разбирательство, приходится на нерабочий день (в том числе объявленный таковым в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения), то с учетом части 4 статьи 114 АПК РФ днем окончания такого срока считается первый следующий за ним рабочий день.

В целях реализации права лиц, участвующих в деле, на доступ к справедливому судебному разбирательству арбитражному суду следует применительно к части 1 статьи 118 АПК РФ в первый рабочий день продлить срок отложения судебного разбирательства с назначением нового судебного заседания и на основании части 9 статьи 158 АПК РФ известить лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса о времени и месте нового судебного заседания в порядке и сроки, предусмотренные главой 12 АПК РФ.

Отложение судебного разбирательства на срок, который превышает срок, установленный положениями статьи 158 АПК РФ, производится в случае необходимости при наличии соответствующих оснований, а срок, на который судебное разбирательство отложено, не включается в срок рассмотрения дела, установленный частью 1 статьи 152 АПК РФ (часть 3 статьи 152 АПК РФ).

Вопрос 4: Являются ли ограничительные меры, введенные в субъектах Российской Федерации в целях противодействия распространению новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и (или) соблюдение гражданином режима самоизоляции основанием для восстановления процессуальных сроков?

Ответ ВС: Право на судебную защиту лиц, участвующих в деле, лишенных в силу объективных обстоятельств возможности совершить необходимое процессуальное действие в установленные законом сроки, обеспечивается посредством восстановления процессуальных сроков (статья 112 ГПК РФ, статья 117 АПК РФ, статья 95 КАС РФ, статья 130 УПК РФ).
сроки совершения процессуальных действий лицами, участвующими в деле, пропущенные в связи с введенными мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции (ограничение свободного перемещения граждан, их нахождения в общественных местах, государственных и иных учреждениях, изменения в работе органов и организаций), подлежат восстановлению в соответствии с процессуальным законодательством.

Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО «A&B Legal»

Пандемия как стимул развития онлайн-правосудия

С развитием цифровых технологий дистанционные способы коммуникации вошли во все сферы жизни, включая судебную систему.

В условиях глобальных бедствий, катаклизмов и иных препятствий, когда личное участие в беседе затруднено либо невозможно, средства удаленного общения становятся особенно актуальными. Сегодня таким препятствием является пандемия COVID-19.

Задача формирования правовых условий судопроизводства в части дистанционного участия в заседании, предусмотренная федеральным проектом «Нормативное регулирование цифровой среды», должна была быть выполнена, согласно плану, к 31 июля 2019 г.

Представленный в августе того же года суперсервис «Правосудие-онлайн» предусматривал обеспечение удаленного участия в процессе с 2022 г., однако пандемия значительно сократила сроки реализации данной задачи.

ВКС в судах до пандемии

В настоящее время возможность применения видео-конференц-связи (далее – ВКС) предусмотрена всеми процессуальными кодексами1, однако стоит отметить, что в зависимости от типа судопроизводства ее использование имеет свою специфику.

В цивилистическом процессе применение ВКС разрешено как для лиц, участвующих в деле, так и для иных участников судопроизводства – например, специалистов, переводчиков и экспертов. В свою очередь, КАС РФ допускает использование ВКС лишь для лиц, участвующих в деле. Полагаю, такое ограничение для иных участников административного процесса не является обоснованным и в отдельных случаях может ограничивать доступ к правосудию.

Отдельные особенности использования ВКС содержатся в уголовно-процессуальном законодательстве. По общему правилу, подсудимый обязан лично участвовать в процессе, однако использование ВКС в исключительных случаях допустимо по решению суда (ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ).

Примечательно, что допрос потерпевшего или свидетеля с помощью ВКС разрешен (ч. 4 ст. 240 УПК). При этом процессуальные кодексы допускают как применение видео-конференц-связи на любой стадии процесса, так и использование доказательств2, полученных с ее помощью.

Действующий механизм применения ВКС в судопроизводстве, на мой взгляд, можно охарактеризовать следующими ключевыми аспектами.

Во-первых, по общему правилу, ее использование допускается по ходатайству лица, участвующего в деле. КАС РФ, ГПК РФ и УПК РФ также предусматривают возможность применения ВКС по инициативе суда.

Во-вторых, доступ лица к системе осуществляется по схеме «суд – суд» либо «суд – учреждение», то есть может быть обеспечен только с помощью другого суда или иного уполномоченного органа (например, учреждения ФСИН), располагающего соответствующими техническими возможностями.

В-третьих, суд или учреждение, осуществляющие трансляцию, идентифицируют участников судебного разбирательства: при личном присутствии удостоверяются личность и полномочия представителей.

В-четвертых, при использовании ВКС возникновение технических неполадок, влекущее, по мнению суда, невозможность разбирательства в текущем судебном заседании, является основанием для отложения разбирательства (ч. 5 ст. 158 АПК РФ, ч. 1 ст. 169 ГПК РФ, п. 2 ч. 2 ст. 152 КАС РФ).

Таким образом, российские суды давно оценили преимущества ВКС, особенно в процессах с участием лиц, проживающих в отдаленных регионах или содержащихся в пенитенциарных учреждениях.

Использование системы веб-ВКС

С началом пандемии COVID-19 российская судебная система в срочном порядке стала принимать меры для сохранения стабильной работы. В марте–апреле 2020 г. были приняты постановления президиумов Верховного Суда РФ и Совета судей с рекомендациями о порядке работы в условиях ограничительных мер.

Читайте также

ВС разъяснил применение законодательства и мер по противодействию распространению COVID-19

Обзор затрагивает вопросы применения процессуального, гражданского, уголовного законодательства, законодательства о банкротстве, а также законодательства об административных правонарушениях

21 Апреля 2020

21 апреля Президиум ВС РФ утвердил Обзор практики применения законодательства в условиях противодействия инфекции (COVID-19). В тот же день отдельные категории дел впервые были рассмотрены Верховным Судом с использованием системы веб-ВКС. 30 апреля Президиумом ВС был утвержден второй Обзор практики в связи с пандемией.

Веб-ВКС отличается от ВКС возможностью обеспечения доступа лица в процесс из любого места посредством интернет-соединения. Она изменяет порядок взаимодействия между участниками процесса и судом, что предполагает переход от системы «суд – суд» к системе «суд – участник процесса» без промежуточных звеньев.

Здесь возникает вопрос о соотношении использования веб-ВКС с действующим процессуальным законодательством. Так, применять ВКС разрешено лишь при соединении двух и более судов либо суда и иного учреждения. В случае веб-ВКС участник процесса может присутствовать в заседании дистанционно из любого удобного ему места при наличии интернет-соединения, технического и программного обеспечения. Но готовы ли суды к использованию данной системы?

Эксперты отметили, что при использовании веб-ВКС интернет-соединение осуществляется по незащищенным каналам связи. ВС РФ, в свою очередь, утверждает, что необходимые требования к защищенности каналов соблюдены. Так, Суд указал, что для применения веб-ВКС внедрен порядок идентификации. Для этого лицу необходимо заблаговременно через личный кабинет направить заявление на участие в заседании посредством данного вида связи и пройти идентификацию через портал госуслуг. В случае удовлетворения заявления судом участник процесса получает ссылку на подключение к виртуальному залу заседания. Далее он подсоединяется к системе веб-ВКС, авторизуется на портале госуслуг и после этого допускается к участию в процессе.

С технологической точки зрения ВС указывает на использование разработок производителя «Винтео». В декабре 2019 г. сообщалось, что Суд планирует создание платформы, обеспечивающей возможность дистанционного участия в заседаниях.

Вполне вероятно, что в недалеком будущем участие граждан в судебных заседаниях посредством веб-ВКС будет обеспечено за счет внедрения технологий биометрической аутентификации, в том числе по голосу и лицу.

Примечательно, что нижестоящие инстанции активно подхватили тренд на использование систем дистанционной коммуникации: так, 28 апреля АС Ямало-Ненецкого округа впервые провел заседание с использованием веб-ВКС. В настоящее время уже 19 арбитражных судов готовы рассматривать дела в онлайн-заседаниях.

Для участия в заседании при помощи веб-ВКС необходимо подтвердить личность учетной записи ЕСИА и подать соответствующее ходатайство.

Зарубежная практика

В условиях глобальной пандемии будет полезным обратить внимание на то, как с аналогичными трудностями справляются судебные системы иностранных государств. Рассмотрим меры, принятые в некоторых юрисдикциях в связи с COVID-19.

В Великобритании, например, технологии используются для проведения как можно большего количества судебных слушаний. При этом некоторые виды процессов – в частности, суды с участием присяжных, – дистанционно проводиться не могут. Практическое руководство о видео- и аудиослушаниях в период пандемии, утвержденное лордом-канцлером, устанавливает, что все судебные процессы в это время должны проводиться в формате аудио- либо видеозаседаний.

В ФРГ принят закон о смягчении последствий пандемии. Защитные меры также затрагивают деятельность судов и прокуратуры: в частности, внесены поправки в отношении уголовного судопроизводства. Цель предлагаемых норм заключается в обеспечении возможности продолжения многих уголовных процессов, прерванных пандемией, что позволит избежать их приостановки или полного пересмотра.

В США рассматриваются только те категории споров, которые суды посчитают существенными: уголовные дела, некоторые семейные и жилищные споры, прецедентные дела в Верховном суде и некоторые иные. В штате Нью-Йорк, в частности, отмечен положительный опыт виртуального правосудия: всего за две недели внедрена виртуальная платформа для обработки данных, что позволило судебной системе продолжать функционирование. Взаимодействие с судом происходит по аудио- или видеосвязи. Административный и судебный персонал оказывает судьям помощь в использовании технологических платформ для проведения онлайн-конференций, а также обеспечивает доступ участников к их записям. Судьи и адвокаты участвуют в процессах удаленно. При этом, как отметили некоторые источники, возникают казусы – такие, например, как ненадлежащая форма одежды адвокатов, участвующих в заседании. Определенное число работников аппарата суда и приставов продолжают нести службу непосредственно на рабочих местах в здании суда для обработки, оформления документов и обеспечения безопасности.

Судебная система Республики Казахстан начала активно применять средства веб-ВКС задолго до пандемии: судебные процессы в рамках пилотного проекта «Виртуальный суд» проходили в октябре 2018 г. Отчасти благодаря этому наблюдается рост количества дел, рассмотренных удаленно: если сразу после введения ограничительных мер суды проводили около 1000 заседаний в день, то к концу апреля – порядка 4500. Отмечается доверие граждан к онлайн-процессам: вполне возможно, нынешняя ситуация приблизит Казахстан к выполнению программы по обеспечению всеобщего доступа к правосудию с использованием информационных технологий.

Также, на мой взгляд, стоит обратить внимание на то, как с условиями пандемии справляется система третейских судов. Как отмечают эксперты, во многих значимых арбитражных учреждениях по всему миру, в том числе и в России (РАЦ), в связи с пандемией COVID-19 активно используются меры по сохранению доступности судопроизводства: обеспечивается подача документов по электронной почте, применяются альтернативные способы проведения слушаний, включая видеоконференции.

Судопроизводство после пандемии: возможный вектор развития

Стоит подчеркнуть, что меры иностранных правопорядков в части преодоления проблем судопроизводства, связанных с пандемией COVID-19, предусматривают в большей степени декларативные нормы, оставляющие место для широкого судебного усмотрения.

Безусловно, здесь возникают некоторые противоречия, поскольку срок, в который необходимо технологически переустроить судебный процесс, значительно меньше того, что в обычных условиях тратится на нормативное закрепление соответствующих правил.

Вместе с тем обстоятельства таковы, что технологические изменения должны быть внедрены как можно скорее. Нормативное закрепление возможности использования веб-ВКС может быть реализовано путем внесения поправок в процессуальные кодексы.

В условиях пандемии на данный момент Министерством юстиции разрабатывается законопроект о судебных онлайн-заседаниях, позволяющих участвовать в судебном заседании по гражданским, арбитражным и административным делам из дома или офиса.

Представляется, что следует не только установить возможность применения веб-ВКС в условиях ЧС, но и предоставить участникам процесса право заявлять ходатайства о ее использовании также при иных обстоятельствах. При этом основной сложностью в связи с этим видится не отсутствие нормативно установленной возможности применения судами преимуществ системы веб-ВКС, а недостаточная техническая оснащенность судов.

В большей степени данная проблема, полагаю, касается судов общей юрисдикции, которые в условиях пандемии рассматривают наиболее социально значимые дела, о чем в соответствующем постановлении указали Верховный Суд и Совет судей.

Еще одна проблема, на мой взгляд, заключается в отсутствии гарантий защищенности каналов связи, посредством которых можно использовать веб-ВКС. Это, в свою очередь, порождает риск утечки персональных данных и сведений, составляющих охраняемую законом тайну.

Тем не менее использование веб-ВКС в условиях пандемии представляется чуть ли не единственным способом безопасно обеспечить явку участников процесса в заседание, пусть и дистанционно. Безусловно, внедрение подобного механизма дистанционного участия в полной мере отвечает основным принципам процессуального законодательства и в большей степени гарантирует право граждан на судебную защиту.


1 Статья 155.1 ГПК РФ, ст. 153.1 АПК РФ, ст. 142 КАС РФ, ст. 29.14 КоАП РФ и ст. 278.1 УПК РФ.

2 Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, допрос свидетеля, подсудимого.

ВС объяснил, как применяются процессуальные сроки с 30 октября по 7 ноября | Российское агентство правовой и судебной информации

МОСКВА, 26 окт — РАПСИ. Процессуальные сроки и их восстановление в период с 30 октября по 7 ноября будут высчитываться по аналогии с нерабочими днями во время пандемии прошлого года, разъясняет Президиум Верховного суда РФ.

Он напоминает, что указом президента РФ установлены нерабочие дни с сохранением за работниками заработной платы с 30 октября по 7 ноября 2021 года включительно.

«К указанным нерабочим дням применяются разъяснения, содержащиеся в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории России новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21 апреля 2020 года), в том числе разъяснения по вопросам исчисления процессуальных сроков (ответы на вопросы 2 и 3), их восстановления (ответ на вопрос 4), исчисления сроков исполнения обязательств и исковой давности (ответ на вопрос 5), восстановления и приостановления сроков исковой давности (ответ на вопрос 6), восстановления сроков, предусмотренных законодательством о банкротстве (ответ на вопрос 11), исчисления сроков вступления в силу постановлений по делам об административных правонарушениях (ответ на вопрос 26)», — уточняет Президиум ВС. 

Ковидный обзор 

В первом обзоре о нюансах рассмотрения дел в период пандемии ВС, в частности, объяснял, что в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни, если иное не установлено процессуальными кодексами.

Так, ГПК, АПК и КАС регламентируют, что если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день.

«В силу части 2 статьи 128 УПК РФ если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день, за исключением случаев исчисления сроков при задержании, содержании под стражей, домашнем аресте, запрете определенных действий и нахождении в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях», — говорится в документе.

В случае, когда последний день срока, на который отложено судебное разбирательство, приходится на нерабочий день (в том числе объявленный таковым в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения), то с учетом части 4 статьи 114 АПК РФ днем окончания такого срока считается первый следующий за ним рабочий день.

«В целях реализации права лиц, участвующих в деле, на доступ к справедливому судебному разбирательству арбитражному суду следует применительно к части 1 статьи 118 АПК РФ в первый рабочий день продлить срок отложения судебного разбирательства с назначением нового судебного заседания и на основании части 9 статьи 158 АПК РФ известить лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса о времени и месте нового судебного заседания в порядке и сроках, предусмотренных главой 12 АПК РФ», — поясняет ВС.

Отложение судебного разбирательства на срок, который превышает срок, установленный положениями статьи 158 АПК РФ, производится в случае необходимости при наличии соответствующих оснований, а срок, на который судебное разбирательство отложено, не включается в срок рассмотрения дела, установленный частью 1 статьи 152 АПК РФ (часть 3 статьи 152 АПК РФ).

От сигнала к комплексной магнитно-резонансной томографии

Мы даем алгебраическое описание эволюции сигнала на протяжении всей МР-последовательности. Наша цель — создать теоретическую основу для количественных последовательностей, которая использует один переходный отклик и может дать количественные карты для всех соответствующих параметров, внутренних (\ ({T} _ {1} \), \ ({T} _ {2}) \), PD) и экспериментальный (\ ({B} _ {0} \), \ ({B} _ {1} \)) одновременно. Во-первых, мы будем рассматривать воксель изображения как однородный и представленный одним вектором намагниченности, т.е.е. мы используем модель одного вида. В общем, предположение о внутривоксельной однородности неверно. Однако, как мы демонстрируем, его можно сохранить путем тщательного выбора схемы приобретения.

Дискретное алгебраическое описание последовательности МРТ

Последовательности МРТ состоят из последовательности блоков сбора данных (рис. 1). Блоки сбора изменяют вектор намагниченности. Каждый блок состоит из радиочастотных возбуждений (рис. 1а, красный цвет), градиентов магнитного поля (рис.1а, синим цветом) и времени ожидания (рис. 1а, µ — периоды свободной прецессии, отсутствия ВЧ-возбуждений или градиентов магнитного поля), каждое из которых можно описать как линейный оператор, действующий на вектор намагниченности 5 . Следовательно, комбинированный эффект также представляет собой линейный оператор, называемый пропагатором .

Рисунок 1

(a) Иллюстрация «пропагатора»: единый блок событий. μ — намагниченность ввода-вывода, красным — ВЧ возбуждения, синим — градиенты. (b) Типичная последовательность блоков в последовательности импульсов MR. Мы будем использовать идентичные блоки или операторы A = A 1 = A 2 =… = A n .

Мы сосредотачиваемся на особом случае, когда пропагатор \ ({\ varvec {A}} \) идентичен вдоль последовательности блоков сбора данных и имеет продолжительность \ ({T} _ {R} \). Поскольку только чистый эффект пропагатора равен, возможны блоки, отличающиеся пространственным кодированием траекторий k-пространства. В этом случае вектор намагниченности \ ({\ varvec {m}} \) эволюционирует согласно рекурсивному уравнению:

$$ {{\ varvec {m}}} _ {n + 1} = {\ varvec {A} } {\ cdot {\ varvec {m}}} _ {n} + ({\ varvec {I}} — {\ varvec {A}}) \ cdot {{\ varvec {m}}} _ {ss} $ $

(1)

где \ ({{\ varvec {m}}} _ {ss} \) — намагниченность в установившемся состоянии, а \ ({{\ varvec {m}}} _ {0} \) — начальное состояние.{1 / {T} _ {R}} \) 19 . На рисунке 2 изображены как непрерывное, так и дискретное решение.

Рисунок 2

( a – c) Повторяющийся блок состоит из возбуждения с углом переворота \ (\ mathrm {\ alpha} \) = 30º, \ (\ upbeta \) = 14º (накопленная фаза в результате нерезонанса во время \ ({\ mathrm {T}} _ {\ mathrm {R}} \), \ ({\ mathrm {T}} _ {\ mathrm {R}} \) = 10 мс), релаксации время равно \ ({\ mathrm {T}} _ {1} \) = 878 мс, \ ({\ mathrm {T}} _ {2} \) = 47,5 мс. \ ({\ mathbf {n}} _ {1} \) и \ ({\ mathbf {n}} _ {2} \) охватывают плоскость колебаний.Вектор намагниченности всегда указывает на точку этой плоскости. На протяжении всей эволюции фиксируется только ориентация плоскости; он сдвигается параллельно \ ({\ mathbf {n}} _ {3} \). Рис. (a) 3D-траектория, (b) x – y проекция (поперечная плоскость), (c) компоненты x и y (сигналы, измеренные в квадратуре). Цифры (d – f) аналогичны (a – c) с включенным резонансом (\ (\ upbeta \) = 0º). {n} \), где \ ({\ varvec {A}} \) — это общая матрица 3 × 3 с действительными значениями.{n} \ end {array} \ right) \ cdot {\ varvec {V}} $$

(7)

где \ ({\ varvec {V}} = [{{\ varvec {v}}} _ {1}, {{\ varvec {v}}} _ {2}, {{\ varvec {v}}] } _ {3}] \) — это матрица, образованная собственными векторами \ ({\ varvec {A}} \) 5,8 .

Достаточным и необходимым условием диагонализации является \ (\ mathrm {det} ({\ varvec {V}}) \ ne 0 \), т.е. собственные векторы \ ({\ varvec {A}} \) линейно независимый. Это условие выполняется, если собственные значения различны, однако это не является обязательным условием (сама по себе кратность собственных значений \ ({\ varvec {A}} \) не препятствует диагонализации).{n} \ left ({\ lambda} _ {1} — {\ lambda} _ {2} \ right)} {({\ lambda} _ {1} — {\ lambda} _ {2}) ({\ lambda} _ {1} — {\ lambda} _ {3}) ({\ lambda} _ {2} — {\ lambda} _ {3})} \ left ({\ varvec {A}} — {\ lambda } _ {1} {\ varvec {I}} \ right) \ left ({\ varvec {A}} — {\ lambda} _ {2} {\ varvec {I}} \ right) $$

(8)

Выражение также является допустимым в своем пределе для нескольких собственных значений, может быть любое из собственных значений в качестве корней характеристического многочлена одинаковыми: \ ({\ lambda} _ {1} \ to {\ lambda} _ {2} \) , \ ({\ lambda} _ {1} \ to {\ lambda} _ {3} \), \ ({\ lambda} _ {2} \ to {\ lambda} _ {3} \). {2} {\ varvec {I}} — 2 \ rho \ cdot cos \ varphi \ cdot {\ varvec {A}} \ right) $$

(10)

Выражение для особых случаев, когда два или все три собственных значения идентичны, может быть получено в пределе, e.{n} {\ cdot {\ varvec {n}}} _ {3}, $$

(11)

, где нормальный режим с действительным знаком 22 векторов \ ({{{\ varvec {n}}} _ {1} = {\ varvec {M}}} _ {1} \ cdot {{\ varvec {\ mu}}} _ {0} \), \ ({{\ varvec {n}}} _ {2} = {{\ varvec {M}}} _ {2} \ cdot {{\ varvec {\ mu}) }} _ {0} \) и \ ({{\ varvec {n}}} _ {3} = {{\ varvec {M}}} _ {3} \ cdot {{\ varvec {\ mu}}} _ {0} \) зависят от начального состояния \ ({{\ varvec {\ mu}}} _ {0} \).

Здесь важно сделать два важных замечания.

Во-первых, для пояснения терминологии: эти нормальные режимы не являются собственными векторами (иногда также называемыми нормальными режимами, особенно если \ ({\ varvec {A}} \) является симметричной матрицей).Они всегда имеют реальные значения и представляют собой особые направления в реальном трехмерном пространстве, движение вдоль которого определяется в уравнении. (11).

Во-вторых, важно отметить, что матричные выражения в формуле. (10). включить матрицу проекции: \ (\ mathrm {Re} \ left ({\ varvec {A}} — {\ lambda} _ {1} {\ varvec {I}} \ right) = \ left ({\ varvec {A }} — \ rho cos \ varphi {\ varvec {I}} \ right) \). Основываясь на этом, мы можем предсказать, что нормальные моды также могут иметь нулевую длину. Это случается, когда \ ({{\ varvec {\ mu}}} _ {0} \) находится в нулевом пространстве матрицы \ ({{\ varvec {M}}} _ {1} \ ), \ ({{\ varvec {M}}} _ {2} \) или \ ({{\ varvec {M}}} _ {3} \).Обычные режимы \ ({{\ varvec {n}}} _ {1} \), \ ({{\ varvec {n}}} _ {2} \) и \ ({{\ varvec {n}}} _ {3} \) образуют полный неортогональный базис в 3D, если \ ({{\ varvec {\ mu}}} _ {0} \) не находится в нулевом пространстве ни одной из матриц в уравнении. (10).

Это ясно из уравнения. (11) что \ ({\ varvec {\ mu}} \) следует за затухающими колебаниями в двух направлениях \ ({{\ varvec {n}}} _ {1} \) и \ ({{\ varvec {n}} } _ {2} \) с синхронизированными фазой и частотой. В третьем направлении \ ({{\ varvec {n}}} _ {3} \) он будет следовать экспоненциальному убыванию к нулю.{i \ xi} $$

(12)

где \ (a \), \ (b \), \ (\ delta \) и \ (\ xi \) — реальные параметры, определяемые начальным значением \ ({{\ varvec {m}}} _ {0 } \) и пропагатор. \ (\ delta \) — это разность фаз между передачей и приемом. Это уравнение напоминает решение Торрейса уравнения Блоха. (3), но растянуты до повторяющейся последовательности импульсов.

Параметры в уравнениях. (11) и (12) однозначно определяются \ ({T} _ {1} \), \ ({T} _ {2} \) и PD (внутренние параметры), а также пропагатором (экспериментальные параметры ).Уравнение (12) выделяет затухающие колебательные характеристики эволюции сигнала, прямо указывая на роль собственных значений пропагатора, параметризованных собственными и экспериментальными параметрами.

Эволюция \ ({\ varvec {\ mu}} \) (разность намагниченности по сравнению с установившимся состоянием) в трех измерениях проиллюстрирована на рис. 2a, d для конкретного пропагатора и конкретных условий эксперимента: пропагатор состоит из одиночное возбуждение с углом переворота \ (\ alpha \), фазовая эволюция \ (\ beta \), накопленная за время \ ({T} _ {R} \) за время повторения (TR) из-за нерезонанса.Двумерная проекция на плоскость обнаружения показана на рис. 2b, e, а обнаруженный сигнал, напоминающий затухание свободной индукции (FID) 3 , показан на рис. 2c, f.

Рисунки a, b и c находятся в нерезонансном состоянии 4 , а рисунки d, e и f — в состоянии резонанса 5,8 .

✅ [Обновлено] КонсультантПлюс Android App Скачать (2021)

КонсультантПлюс: основные документы

«КонсультантПлюс: Основные документы» — некоммерческий проект КонсультантПлюс.

В приложении в любое время доступна самая запрашиваемая правовая информация: Конституция РФ, кодексы РФ, основные правовые акты федерального законодательства, обзоры новых документов и справочные материалы.

Кроме того, в выходные и праздничные дни, а также в вечернее время в будние дни для пользователей сняты ограничения доступа к расширенной базе документов, а именно:

• федеральное законодательство Российской Федерации;
• законодательство Москвы и Санкт-Петербурга.Петербург;
• арбитражная практика;
• финансовые консультации;
• векселя, международно-правовые акты и другие документы.

Для работы без доступа в Интернет вы можете заранее добавить в закладки любой документ или его часть, чтобы необходимый код или закон всегда были под рукой. Документы с закладками сохраняются в разделе «Избранное».

Приложение содержит полезную информацию по многим вопросам:

• Защита прав потребителей;
• как платить налоги, налоговые льготы и отчисления;
• защита трудовых прав, трудовой договор;
• владение, регистрация и защита прав собственности;
• штрафы за административные правонарушения, в том числе штрафы за нарушение правил дорожного движения;
• право на получение материнского капитала и др.

Профессиональный бухгалтер, юрист или кадровик, а также менеджеры найдут в приложении необходимую справочную информацию (календарь бухгалтера, производственный календарь, юридический календарь, ставки налогов, курсы валют). Вся информация обновляется ежедневно. Изменения в документах, хранящихся на устройстве, загружаются автоматически.

Информацию легко найти с помощью быстрого поиска. Достаточно указать название документа, например: «Конституция РФ», «44 ФЗ», «Закон о полиции», «Бюджет», «Семейный», «Гражданский» или «Земельный кодекс».Поиск понимает разговорные слова и общеупотребительные сокращения (koap, gpk, gk RF 2018, uk, nk, ypk, vat). Например, вы можете ввести «tk» вместо «трудовой кодекс» или «ndfl» вместо «налог на доходы физических лиц». Кратко опишите ситуацию, как в поисковике Интернета, и начните ее изучать (например, «Обязательный аудит малых предприятий»). Вы также можете использовать сокращения при поиске определенной части документа, например, «Статья 158 Кодекса Российской Федерации» или «Статья 77 Кодекса Российской Федерации».

Расширенный поиск поможет найти документы по известным реквизитам (дата принятия Закона, принятый орган, тип документа: закон, проект, постановление и др.). Тексты доступны в любой редакции, даже с не вступившими в силу изменениями. Используя кнопку i на полях, вы можете получить пояснения (дополнительные документы) к абзацу или статье документа.

Ориентация в больших документах (таких как гражданский, налоговый или уголовный кодексы) поможет оглавление и поиск по тексту документа.От сертификата к документу можно уточнить особенности и порядок его применения, срок действия текущей редакции.

Приложение создано КонсультантПлюс, разработчиком самой популярной справочной правовой системы КонсультантПлюс (по данным исследования ВЦИОМ 2018).

Подробнее о приложении — http://www.consultant.ru/android

Присоединяйтесь к Консультанту Плюс в социальных сетях

• Facebook — https://www.facebook.com/ConsultantPlus.Comp
• ВКонтакте — http://vk.com/consultantplus.comp
• Одноклассники — http://www.odnoklassniki.ru/consultantplus.comp

Распространенность и стабильность психических расстройств среди молодых людей: результаты длительного исследования | BMC Psychiatry

  • 1.

    Ван П.С., Агилар-Гаксиола С., Алонсо Дж., Ангермейер М.С., Борхес Дж., Бромет Е.Дж., Брюффертс Р., де Джироламо Дж., Де Грааф Р., Гурже О. и др. Использование служб охраны психического здоровья при тревожных расстройствах, расстройствах настроения и психических расстройствах в 17 странах, согласно всемирным исследованиям ВОЗ в области психического здоровья.Ланцет. 2007. 370 (9590): 841–50.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    ГББ 2015 Заболеваемость и распространенность заболеваний и травм, соавторы. Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы, прожитые с инвалидностью для 310 заболеваний и травм, 1990–2015 гг .: систематический анализ глобального исследования бремени болезней, 2015 г. Lancet. 2016; 388 (10053): 1545–602.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Алонсо Дж., Ангермейер М.К., Бернерт С., Брюффертс Р., Бруга Т.С., Брайсон Х., де Джироламо Дж., Грааф Р., Демиттенар К., Гаске И. и др. Распространенность психических расстройств в Европе: результаты проекта Европейского исследования эпидемиологии психических расстройств (ESEMeD). Acta Psychiatr Scand Suppl. 2004; 420: 21–7.

    Google ученый

  • 4.

    Kessler RC, Chiu W.T., Demler O, Merikangas KR, Walters EE. Распространенность, тяжесть и коморбидность 12-месячных расстройств DSM-IV в повторении Национального исследования коморбидности.Arch Gen Psychiatry. 2005. 62 (6): 617–27.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Кринглен Э., Торгерсен С., Крамер В. Психическое заболевание в сельской местности: норвежское психиатрическое эпидемиологическое исследование. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2006. 41 (9): 713–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Кринглен Э., Торгерсен С., Крамер В.Норвежское психиатрическое эпидемиологическое исследование. Am J Psychiatr. 2001. 158 (7): 1091–8.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 7.

    Якоби Ф., Хофлер М., Штреле Дж., Мак С., Гершлер А., Шолль Л., Буш М.А., Хапке Ю., Маске Ю., Зайфферт И. и др. Двенадцатимесячная распространенность психических расстройств в немецком опросе о состоянии здоровья взрослых и обследовании — модуль психического здоровья (DEGS1-MH): методическое приложение и исправление.Int J Methods Psychiatr Res. 2015; 24 (4): 305–13.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    де Грааф Р., тен Хаве М., ван Гул С., ван Дорсселер С. Распространенность психических расстройств и тенденции с 1996 по 2009 годы. Результаты обследования психического здоровья в Нидерландах и исследования заболеваемости-2. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2012; 47 (2): 203–13.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Арнетт Дж. Дж., Зукаускене Р., Сугимура К. Новая жизненная стадия нарождающейся взрослой жизни в возрасте 18–29 лет: последствия для психического здоровья. Ланцетная психиатрия. 2014; 1 (7): 569–76.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Arnett JJ. Наступающая взрослая жизнь. Теория развития от позднего подросткового возраста до двадцатых годов. Am Psychol. 2000. 55 (5): 469–80.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 11.

    Vander Stoep A, Beresford SAA, Weiss NS, McKnight B, Cauce AM, Cohen P. Исследование перехода к взрослой жизни подростков с психическими расстройствами на уровне сообществ. Am J Epidemiol. 2000. 152 (4): 352–62.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 12.

    Kessler RC, Merikangas KR, Berglund P, Eaton WW, Koretz DS, Walters EE. Легкие нарушения не следует исключать из DSM-V. Arch Gen Psychiatry. 2003. 60 (11): 1117–22.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 13.

    Mojtabai R, Stuart EA, Hwang I, Eaton WW, Sampson N, Kessler RC. Долгосрочные эффекты психических расстройств на исходы брака в Национальном обследовании коморбидности через десять лет. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2017; 52 (10): 1217–26.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Mojtabai R, Stuart EA, Hwang I, Susukida R, Eaton WW, Sampson N, Kessler RC.Долгосрочные последствия психических расстройств для занятости в Национальном обследовании коморбидности через десять лет. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2015; 50 (11): 1657–68.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Mojtabai R, Stuart EA, Hwang I, Eaton WW, Sampson N, Kessler RC. Долгосрочное влияние психических расстройств на уровень образования в Национальном обследовании коморбидности через десять лет. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol.2015; 50 (10): 1577–91.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Crawford TN, Cohen P, First MB, Skodol AE, Johnson JG, Kasen S. Коморбидные расстройства оси I и оси II в раннем подростковом возрасте: результаты 20 лет спустя. Arch Gen Psychiatry. 2008. 65 (6): 641–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Ормель Дж., Эрлеманс А.М., Рэйвен Д., Ласелль О.М., Хартман, Калифорния, Винстра Р., Ферхульст ФК, Воллеберг В., Росмален Дж. Г., Рейнвельд С.А. и др.Функциональные исходы психических расстройств у детей и подростков. Текущее расстройство является наиболее важным, но имеет значение и психиатрический анамнез. Psychol Med. 2017; 47 (7): 1271–82.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 18.

    Велдман К., Рейневельд С.А., Ортиз Дж. А., Ферхульст Ф. К., Бультманн У. Траектории психического здоровья от детства до юной зрелости влияют на образовательный и трудовой статус молодых людей: результаты исследования TRAILS.J Epidemiol Community Health. 2015; 69 (6): 588–93.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Вандер Стоуп А., Вайс Н.С., Куо Е.С., Чейни Д., Коэн П. Какая доля неполучения средней школы среди населения США связана с подростковым психическим расстройством? J Behav Health Serv Res. 2003. 30 (1): 119–24.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Джонсон Дж., Коэн П., Касен С., Смайлс Э., Брук Дж. С.. Связь неадаптивного родительского поведения с психическим расстройством среди родителей и их детей. Arch Gen Psychiatry. 2001. 58 (5): 453–60.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 21.

    Моффит Т.Э., Каспи А., Тейлор А., Кокауа Дж., Милн Б.Дж., Поланчик Г., Поултон Р. Насколько распространены распространенные психические расстройства? Доказательства того, что показатели распространенности в течение жизни удваиваются при проспективном и ретроспективном установлении.Psychol Med. 2010. 40 (6): 899–909.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 22.

    Ормель Дж., Рэйвен Д., ван Оорт Ф., Хартман, Калифорния, Рейневельд С.А., Винстра Р., Воллеберг, Вашингтон, Дж. Буйтелаар, Ф. Ферхульст, Олдехинкель А.Дж.. Психическое здоровье голландских подростков: отчет TRAILS о распространенности, тяжести, возрасте начала, непрерывности и сопутствующих заболеваниях DSM-расстройств. Psychol Med. 2015; 45 (2): 345–60.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 23.

    Национальное обследование коморбидности (NCS) [https://www.hcp.med.harvard.edu/ncs/ftpdir/NCS-R_12-month_Prevalence_Estimates.pdf].

  • 24.

    Таннер Дж. Л., Райнхерц Х. З., Бердсли В. Р., Фицморис Г. М., Лейс Дж. А., Бергер С. Р.. Изменение распространенности психических расстройств от 21 до 30 лет в выборке сообщества. J Nerv Ment Dis. 2007. 195 (4): 298–306.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Ламерс Ф., Бикман А.Т., ван Хемерт А.М., Шуверз Р.А., Пеннинкс Б.В.Шестилетнее лонгитюдное течение и исходы подтипов депрессии. Br J Psychiatry. 2016; 208 (1): 62–8.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 26.

    Марккула Н., Харканен Т., Ниеминен Т., Пена С., Маттила А.К., Коскинен С., Саарни С.И., Сувисаари Дж. Прогноз депрессивных расстройств среди населения в целом — результаты продольного исследования здоровья Финляндии в 2011 году. J влияет на Disord. 2016; 190: 687–96.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Реберген Д., Бателаан Н.М., де Грааф Р., Нолен В.А., Спайкер Дж., Бикман А.Т., Пеннинкс Б.В. 7-летний курс депрессии и тревоги у населения в целом. Acta Psychiatr Scand. 2011. 123 (4): 297–306.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 28.

    Copeland WE, Adair CE, Smetanin P, Stiff D, Briante C, Colman I, Fergusson D, Horwood J, Poulton R, Costello EJ, et al. Диагностические переходы от детства к юности и ранней взрослости.J детская психология психиатрии. 2013; 54 (7): 791–9.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Костелло Э. Дж., Коупленд В., Ангольд А. Исследование Грейт-Смоки-Маунтинс: эпидемиология развития на юго-востоке США. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2016; 51 (5): 639–46.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Джонсон Дж. Г., Коэн П., Касен С. Незначительная депрессия в подростковом возрасте и последствия для психического здоровья в зрелом возрасте. Br J Psychiatry. 2009. 195 (3): 264–5.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 31.

    Kessler RC, Gruber M, Hettema JM, Hwang I, Sampson N, Yonkers KA. Сопутствующие большая депрессия и генерализованные тревожные расстройства в ходе последующего наблюдения Национального исследования коморбидности. Psychol Med. 2008. 38 (3): 365–74.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 32.

    Алонсо Дж., Ангермейер М.К., Бернерт С., Брюффертс Р., Бруга Т.С., Брайсон Х., де Джироламо Дж., Грааф Р., Демиттенар К., Гаске И. и др. Модели 12-месячной коморбидности и связанные факторы в Европе: результаты проекта Европейского исследования эпидемиологии психических расстройств (ESEMeD). Acta Psychiatr Scand Suppl. 2004; 420: 28–37.

    Google ученый

  • 33.

    Ньюман Д.Л., Моффит Т.Э., Каспи А., Магдол Л., Силва П.А., Стэнтон В.Р. Психиатрическое расстройство в когорте молодых людей при рождении: распространенность, сопутствующие заболевания, клиническое значение и частота новых случаев в возрасте от 11 до 21 года.J Консультируйтесь с Clin Psychol. 1996. 64 (3): 552–62.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 34.

    Крюгер РФ, Маркон К.Е. Переосмысление коморбидности: модельный подход к пониманию и классификации психопатологии. Анну Рев Клин Психол. 2006; 2: 111–33.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Kendler KS, Aggen SH, Knudsen GP, ​​Roysamb E, Neale MC, Reichborn-Kjennerud T.Структура генетических и экологических факторов риска синдромальных и субсиндромальных общих DSM-IV оси I и всех расстройств оси II. Am J Psychiatr. 2011. 168 (1): 29–39.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 36.

    Ламерс Ф., ван Оппен П., Комийс Х.С., Смит Дж. Х., Спинховен П., ван Балком А. Дж., Нолен В. А., Зитман Ф. Г., Бикман А. Т., Пеннинкс Б. В.. Коморбидность тревожных и депрессивных расстройств в большом когортном исследовании: исследование депрессии и тревожности в Нидерландах (NESDA).J Clin Psychiatry. 2011. 72 (3): 341–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 37.

    Merikangas KR, Zhang HP, Avenevoli S, Acharyya S, Neuenschwander M, Angst J. Продольные траектории депрессии и тревоги в проспективном исследовании сообщества — когортном исследовании Цюриха. Arch Gen Psychiatry. 2003. 60 (10): 993–1000.

    PubMed Google ученый

  • 38.

    Зломке К., Дэвис Т.Э. 3-й.Одноразовое лечение специфических фобий: подробное описание и обзор эффективности лечения. Behav Ther. 2008. 39 (3): 207–23.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Грант Б.Ф., Комптон В.М., Кроули Т.Дж., Хасин Д.С., Хельцер Дж.Э., Ли Т.К., Рунсавиль Б.Дж., Волков Н.Д., Вуди Г.Э. Ошибки в оценке расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, в DSM-IV. Arch Gen Psychiatry. 2007. 64 (3): 379–80. ответ автора 381-372

    Статья PubMed Google ученый

  • 40.

    Нильсен Т.С., Кнудсен Г.П., Гервин К., Брандт И., Ройсамб Э., Тамбс К., Орставик Р., Лайл Р., Райхборн-Кьеннеруд Т., Магнус П. и др. Норвежский реестр близнецов с точки зрения общественного здравоохранения: обновление исследования. Twin Res Hum Genet. 2013. 16 (1): 285–95.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 41.

    Reichborn-Kjennerud T, Czajkowski N, Ystrom E, Orstavik R, Aggen SH, Tambs K, Torgersen S, Neale MC, Roysamb E, Krueger RF, et al.Продольное исследование близнецов пограничных и антисоциальных черт личности в раннем и среднем взрослом возрасте. Psychol Med. 2015; 45: 1–11.

  • 42.

    Тамбс К., Роннинг Т., Прескотт, Калифорния, Кендлер К.С., Райхборн-Кьеннеруд Т., Торгерсен С., Харрис Дж. Р.. Норвежский институт общественного здравоохранения Двойное исследование психического здоровья: изучение предвзятости при найме и выбытии. Twin Res Hum Genet. 2009. 12 (2): 158–68.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Нильсен Т.С., Брандт I, Магнус П., Харрис-младший. Норвежский реестр близнецов. Twin Res Hum Genet. 2012; 15 (6): 775–80.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 44.

    Харрис Дж. Р., Магнус П., Тамбс К. Двойная программа исследований Норвежского института общественного здравоохранения: обновленная информация. Twin Res Hum Genet. 2006. 9 (6): 858–64.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 45.

    Wittchen HU, Pfister H.Интервью DIA-X (M-CIDI): ручная проверка меха — Verfahren und интервью. Франкфурт: Swets & Zeitlinger; 1997.

    Google ученый

  • 46.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 5-е изд. Вашингтон: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

  • 47.

    Copeland W, Shanahan L, Costello EJ, Angold A. Кумулятивная распространенность психических расстройств в молодом возрасте: проспективный когортный анализ из исследования Great Smoky Mountains.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2011. 50 (3): 252–61.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Робертс Б.В., Вуд Д., Каспи А. Развитие личностных качеств во взрослом возрасте. В кн .: Справочник по теории и исследованиям личности . Третье изд. Отредактировано Джоном О.П., Робинсом Р.В., Первином Л.А. Нью-Йорк: Гилфорд; 2008: 375–398.

  • 49.

    Эфрон Б., Тибширани Р. Методы начальной загрузки для стандартных ошибок, доверительных интервалов и других показателей статистической точности.Stat Sci. 1986; 1 (1): 54–75.

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Сингх К., Се М. Бутстрап: статистический метод. В: Петерсон П., Бейкер Э, Макгоу Б., редакторы. Международная энциклопедия образования. Edn: Амстердам: Университет Рутгерса, штат Нью-Джерси: Elsevier Science; 2010.

  • 51.

    Fitzmaurice GM, Laird NM, Ware JH. Прикладной лонгитюдный анализ. Нью-Джерси: Wiley-interscience; 2004.

    Google ученый

  • 52.

    Кесслер Р.С., Агилар-Гаксиола С., Алонсо Дж., Чаттерджи С., Ли С., Ормель Дж., Устун Т. Б., Ван П.С. Глобальное бремя психических расстройств: обновленные данные исследований ВОЗ в области психического здоровья в мире. Epidemiol Psichiatr Soc. 2009. 18 (1): 23–33.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Сандангер И., Найгард Дж. Ф., Ингебригцен Дж., Соренсен Т., Далгард О. С.. Распространенность, заболеваемость и возраст начала психических расстройств в Норвегии.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 1999. 34 (11): 570–9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 54.

    Copeland WE, Angold A, Shanahan L, Dreyfuss J, Dlamini I, Costello EJ. Прогнозирование хронических проблем с алкоголем: перспективный анализ большого исследования Smoky Mountain. Psychol Med. 2012. 42 (9): 1925–35.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 55.

    Penninx BW, Nolen WA, Lamers F, Zitman FG, Smit JH, Spinhoven P, Cuijpers P, de Jong PJ, van Marwijk HW, van der Meer K и др. Двухлетний курс депрессивных и тревожных расстройств: результаты исследования депрессии и тревожности в Нидерландах (NESDA). J влияет на Disord. 2011. 133 (1–2): 76–85.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 56.

    Lahey BB, Zald DH, Hakes JK, Krueger RF, Rathouz PJ. Паттерны гетеротипической преемственности, связанные с поперечной корреляционной структурой распространенных психических расстройств у взрослых.JAMA психиатрия. 2014. 71 (9): 989–96.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 57.

    Гиллеспи Н.А., Кирк К.М., Эванс Д.М., Хит А.С., Хики И.Б., Мартин Н.Г. Меняются ли генетические или экологические детерминанты тревожности и депрессии с возрастом? Продольное исследование австралийских близнецов. Twin Res. 2004. 7 (1): 39–53.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 58.

    Fichter MM, Quadflieg N, Fischer UC, Kohlboeck G. Двадцатипятилетний курс и исходы при тревоге и депрессии в продольном исследовании сообщества верхней части Баварии. Acta Psychiatr Scand. 2010. 122 (1): 75–85.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 59.

    de Graaf R, ten Have M, Tuithof M, van Dorsselaer S. Первый случай расстройства настроения, тревожности и злоупотребления психоактивными веществами по DSM-IV и его детерминанты: результаты обследования психического здоровья и исследования заболеваемости в Нидерландах. 2.J влияет на Disord. 2013. 149 (1–3): 100–7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 60.

    Грант Б.Ф., Голдштейн Р.Б., Чжоу С.П., Хуанг Б., Стинсон Ф.С., Доусон Д.А., Саха Т.Д., Смит С.М., Пулай А.Дж., Пикеринг Р.П. и др. Социально-демографические и психопатологические предикторы первых случаев употребления психоактивных веществ, расстройств настроения и тревожных расстройств по DSM-IV: результаты национального эпидемиологического исследования второй волны по алкоголю и связанным с ним состояниям. Мол Психиатрия.2009. 14 (11): 1051–66.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 61.

    Марккула Н., Марола Н., Ниеминен Т., Коскинен С., Саарни С.И., Харканен Т., Сувисаари Дж. Предикторы впервые возникших депрессивных расстройств — результаты продольного исследования здоровья Финляндии в 2011 году. J влияет на Disord. 2017; 208: 255–64.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 62.

    Торвик Ф.А., Истром Э., Густавсон К., Розенстрем Т.Х., Брамнесс Дж. Г., Гиллеспи Н., Агген С.Х., Кендлер К.С., Райхборн-Кьеннеруд Т.Диагностическое и генетическое совпадение трех распространенных психических расстройств в структурированных интервью и реестрах здоровья. Acta Psychiatr Scand. 2018; 137 (1): 54–64.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 63.

    Ван П.С., Лейн М, Олфсон М., Пинкус Х.А., Уэллс КБ, Кесслер Р. Двенадцатимесячное использование служб психического здоровья в Соединенных Штатах: результаты репликации Национального исследования коморбидности. Arch Gen Psychiatry. 2005. 62 (6): 629–40.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 64.

    Шефер Д.Д., Каспи А., Бельски Д.В., Харрингтон Х., Хаутс Р., Хорвуд Л.Дж., Хуссонг А., Рамраха С., Поултон Р., Моффитт Т.Э. Устойчивое психическое здоровье: распространенность и прогноз. J Abnorm Psychol. 2016; 126: 212–24.

  • 65.

    Торвик Ф.А., Рогнмо К., Тамбс К. Употребление алкоголя и психические расстройства как предикторы отсутствия ответа в общем обследовании состояния здоровья населения: исследование HUNT. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol.2012. 47 (5): 805–16.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 66.

    Кендлер К.С., Мартин Н.Г., Хит А.С., Ивз Л.Дж. Самооценка психиатрических симптомов у близнецов и их близнецов-родственников: чем близнецы разные? Am J Med Genet. 1995. 60 (6): 588–91.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Метаболизм глюкозы при ожогах — что происходит?

    Инсулин, гормон, вырабатываемый β-клетками поджелудочной железы, оказывает анаболическое действие на метаболизм глюкозы, липидов, белков и энергии [67].

    Молекулярные механизмы действия инсулина

    Биологическое действие инсулина начинается, когда он связывается со своим рецептором, интегральным гликопротеином, состоящим из двух субъединиц, α и β. Субъединица α представляет собой внеклеточную локализацию и представляет собой сайт связывания для инсулина, в то время как субъединица β образована трансмембранным доменом и внутриклеточным доменом тирозинкиназы, активируемым аутофосфорилированием. Две субъединицы связаны дисульфидными мостиками [105].

    После связывания инсулина с его рецептором с внутренней активностью тирозинкиназы α-субъединица претерпевает конформационные изменения, и ее каталитическая функция активируется, что приводит к аутофосфорилированию остатков Tyr из β-субъединицы в цитозольной области.Различные адаптерные белки, такие как члены семейства IRS (IRS-1 и IRS-2), распознают аутофосфорилированные остатки Tyr и активируют два основных сигнальных пути, PI3K / AKT / mTOR, участвующих в его метаболических действиях (транспорт глюкозы, гликоген и синтез белка. , адипогенез) и митоген-активируемые протеинкиназы / путь Ras (MAPK / Ras), который регулирует экспрессию генов и связанные с инсулином митогенные эффекты (экспрессия генов, пролиферация, дифференцировка, рост клеток) [105,106,107].

    Известно шесть изоформ IRS (IRS-1–6), где IRS-1 и IRS-2 опосредуют большинство метаболических эффектов активации IR.Белки IRS представляют собой NH 2 -концевые домены гомологии плекстрина (PH) и PTB (фосфотирозин-связывающий) домены и длинные COOH-концевые хвосты с сайтами фосфорилирования тирозина и серина / треонина (Ser / Thr). После связывания домена IRS PTB с IR pTyr972, IR фосфорилирует несколько остатков Tyr IRS, что приводит к нижестоящим сигнальным эффекторам, которые распространяют и усиливают инсулиновый ответ [108].

    Белки IRS имеют более семидесяти COOH-концевых сайтов фосфорилирования серина / треонина, поэтому они влияют на активность IRS и стабильность белка [108].Фосфорилирование IRS считается основным механизмом, с помощью которого несколько стимулов вызывают резистентность к инсулину. Фосфорилированные тирозином остатки белков IRS привлекают гетеродимеры PI3K, которые содержат регуляторную субъединицу p85 и каталитическую субъединицу p110, важный узел в передаче сигналов инсулина [108]. В печени глюкоза высвобождается через GLUT2 (переносчик глюкозы типа 2), в то время как GLUT4 (переносчик глюкозы типа 4) опосредует захват глюкозы в мышцах и жировой ткани [109].

    В печени AKT запускает эффекты инсулина, такие как синтез гликогена и подавление глюконеогенеза [110].Более того, активированный AKT может регулировать транскрипцию генов-мишеней из глюконеогенеза (PEPCK и G6Pase) через Foxo-1 [110]. Foxo-1 представляет собой фактор транскрипции, который увеличивает экспрессию ключевых ферментов глюконеогенеза, в то время как его активация приводит к увеличению превращения поступающих субстратов в печень в глюкозу. Обычно в печени Foxo-1 сохраняется в цитоплазме в неактивной форме под действием AKT после его фосфорилирования [109].

    AKT представляет три изоформы (1, 2, 3), изоформа AKT 2 играет важную роль в метаболических действиях инсулина, особенно в мышцах и жировой ткани, где ее активация (путем фосфорилирования) приводит к поглощению глюкозы [105,109].IR регулируется фосфотирозинфосфатазой (PTP), которая дефосфорилирует остатки Tyr, снижая его активность. Более того, PTP-1B является важным компонентом механизмов регуляции действия инсулина [105]. Другой молекулярный механизм, участвующий в регуляции IR, — это фосфорилирование остатков Ser / Thr из субъединицы β. Было обнаружено, что изменения на этих уровнях связаны с инсулинорезистентностью как у людей, так и у грызунов [105,109].

    Исследования роли PTP-1B, проведенные на мышах с нокаутом, показали, что этот фермент увеличивает чувствительность к инсулину и усиливает фосфорилирование рецептора Tyr и невосприимчив к развитию ожирения и инсулинорезистентности, вызванных диетами с высоким содержанием жиров [105,111,112,113,114].

    PKC (протеинкиназа C) фосфорилирует β-субъединицу IRS в различных внутриклеточных областях. Некоторые киназы Ser / Thr, такие как PKA, аминоконцевая киназа c-Jun (JNK) и митоген-активированная протеинкиназа p38 кДа, фосфорилируют IRS и снижают его активность, поскольку они могут влиять на конформацию рецептора или доступ к остаткам Tyr [105 ]. JNK, mTOR, ERK1 / 2, SIK-2 и различные изоформы PKC фосфорилируют более 70 потенциальных сайтов фосфорилирования из 230 IRS-расположенных остатков Ser / Thr [105,115].Это ключевой механизм ингибирования передачи сигналов инсулина, который влияет на фосфорилирование IRS Tyr и запускает снижение активности PI3K, способствуя его деградации [105,116,117].

    Хорошо известно, что уровень инсулина быстро повышается при тяжелых ожогах [118,119] в процессе, называемом постожоговой гиперинсулинемией [12]. Несмотря на повышенный уровень инсулина, у обожженных пациентов наблюдается стойкая гипергликемия [12,113,120]. При травме (например, при сильном ожоге) клетки теряют чувствительность к действию инсулина, ситуация описывается как посттравматическая инсулинорезистентность [121].У этих пациентов гипергликемия, которая, по-видимому, усиливает инсулинорезистентность, не параллельна гиперинсулинемии, которая сохраняется намного дольше после нормализации уровня глюкозы в плазме [12].

    Гипергликемия в острой фазе после ожога «удовлетворяет» повышенную потребность в энергетических субстратах для заживления. Действительно, после первоначально сниженного поглощения глюкозы в нормальной коже и мягких тканях, а также в области ожога наблюдается стойкое увеличение поглощения глюкозы в таких тканях [122].Жировая ткань [123], скелетные мышцы [119] и печень [92] проявляют резистентность к инсулину с недостаточным поглощением клетками глюкозы, что еще больше усиливает и поддерживает гипергликемию [92]. Стойкая гипергликемия связана с более высоким катаболизмом мышечных белков, плохим заживлением ран, большей потерей кожного трансплантата, увеличением продолжительности госпитализации, более частыми инфекциями и более высокой смертностью [27,124,125,126]. Он также усиливает высвобождение воспалительных цитокинов (TNFα, IL-1β, IL-6 и др.) Макрофагами, моноцитами и адипоцитами [127].Эти цитокины вместе с кортизолом, катехоламинами, FFA и гипергликемией усиливают и поддерживают инсулинорезистентность.

    При тяжелых ожогах клетки страдают из-за дефицита основного энергетического субстрата, который запускает (1) повышенную секрецию гормонов стресса (катехоламинов, кортизола, глюкагона) для мобилизации глюкозы из гликогена и увеличения глюконеогенеза; (2) увеличение выработки инсулина. Похоже, что гормоны, такие как катехоламины и воспалительные цитокины, такие как TNFα и IL-1β, ослабляют или «притупляют» секрецию инсулина поджелудочной железы, поэтому β-клетки поджелудочной железы производят меньше инсулина, чем необходимо, из-за истощения клеточной энергии, характерного для тяжелых ожогов [128] ; это явление можно объяснить «повреждением» β-клеток, продуцируемых стрессовыми гормонами и / или воспалительными цитокинами [129], или изменением экспрессии GLUT2 в β-клетках, вызванным гипергликемией и повышенными уровнями FFA [129, 130], которые являются общими чертами в гиперметаболическое состояние пациентов с тяжелыми ожогами.В человеческих β-панкреатических клетках есть три транспортера глюкозы, GLUT1, GLUT2 и GLUT3 [131, 132], при этом глюкоза поступает в человеческие β-поджелудочные клетки в основном через GLUT1 [132]. У грызунов, по-видимому, GLUT2 является наиболее важным переносчиком глюкозы в отношении захвата глюкозы β-клетками как первого шага в стимулированной глюкозой секреции инсулина [133]. Поверхностная экспрессия GLUT2 зависит от его взаимодействия с лектином, который связывает определенный N-гликан. Гипергликемия и повышенное содержание свободных жирных кислот подавляют активность гликозилтрансферазы, что определяет отсутствие образования сложного N-гликана GLUT2.Следовательно, GLUT2 интернализуется, нарушая секрецию инсулина, стимулированную глюкозой [134]. Следовательно, после ожога секреция инсулина увеличивается (вызывая гиперинсулинемию), но меньше, чем можно было бы ожидать в таком гиперметаболическом состоянии [135].

    Проблема инсулинорезистентности широко обсуждалась, и есть много факторов, влияющих на этот процесс, характеризующихся несоответствующей реакцией клеток на связывание с рецептором инсулина. При тяжелых ожогах развитие инсулинорезистентности усиливает гиперкатаболический статус пациента.

    Инсулинорезистентность — сигнальный путь

    С молекулярной точки зрения, инсулинорезистентность означает нарушение каскадной транслокации рецептор инсулина – тирозинкиназа – GLUT4 [136]. «Инсулинорезистентность, индуцированная стрессом, может частично быть следствием негативной обратной связи, основанной на фосфорилировании, которая может разъединять рецептор инсулина или белки, связанные с рецептором инсулина, от его нижележащих сигнальных путей» [125]. Из общего потребления глюкозы, стимулированного инсулином, только 10% приходится на жировую ткань и печень, в то время как большая часть приходится на скелетные мышцы, которые являются основным потребителем глюкозы [137].

    Продукты жировой ткани, такие как неэтерифицированные жирные кислоты (NEFA), глицерин, гормоны (лептин и адипонектин) и провоспалительные цитокины, участвуют в развитии инсулинорезистентности [138]. В мышцах ретинол-связывающий белок 4 (RBP4) снижает активность фосфатидилинозит-3-ОН-киназы, а в печени усиливает экспрессию глюкогенного фермента PEPCK, что приводит к инсулинорезистентности [138, 139].

    Более того, факторы, происходящие из адипоцитов, такие как повышенное высвобождение TNFα, IL-6, моноцитарного хемоаттрактантного белка 1 (MCP-1) и дополнительных продуктов макрофагов и других клеток, которые населяют жировую ткань, участвуют в резистентности к инсулину. [138,140,141].TNFα и IL-6 посредством классических рецепторно-опосредованных процессов стимулируют пути как JNK, так и IκB киназы-β (IKK-β) / (NF-κB), что приводит к усилению регуляции медиаторов воспаления и, кроме того, к резистентности к инсулину [138, 140, 141 ] (). Ключевые ферменты гликолиза (пируватдегидрогеназа, фосфофруктокиназа и гексокиназа) ингибируются повышенными внутриклеточными уровнями NEFA, поскольку эти жирные кислоты могут конкурировать с глюкозой за окисление субстрата [138, 142].

    Инсулинорезистентность при тяжелых ожогах.Тяжелые ожоги характеризуются гипергликемией, которая дополнительно способствует окислительному стрессу (ОС) за счет увеличения производства активных форм кислорода (АФК), активации путей киназы-β JNK и IκB (IKK-β) / (NF-κB) и увеличения выработки провоспалительных цитокинов. После связывания инсулина с его рецептором происходит аутофосфорилирование рецептора, и члены семейства субстратов рецептора инсулина (IRS) фосфорилируются по остаткам Ser / Thr и Tyr. Фосфоинозитид-3-киназа (PI3K) дополнительно активирует протеинкиназу B или AKT, способствуя транслокации GLUT на клеточную мембрану, синтезу белка и гликогена и адипогенезу.Тяжелые ожоги характеризуются липолизом, определяющим повышенное производство свободных жирных насыщенных кислот (СЖК) и церамидов, которые оказывают ингибирующее действие на сигнальный путь PI3K / AKT / mTOR, тем самым вызывая инсулинорезистентность. «» Показывает ингибирующий эффект.

    Нарушение метаболизма жирных кислот приводит к увеличению внутриклеточных уровней DAG, кофермента A, жирного ацилкофермента A и церамидов, которые дополнительно активируют каскад серин / треонинкиназ и вызывают фосфорилирование Ser / Thr IRS-1 и IRS-2, в результате чего в пониженной способности этих молекул активировать PI3K [138, 143].DAG и церамиды активируют воспалительные мессенджеры, такие как PKC, и вызывают нарушение сигнального пути инсулина путем ингибирования фосфорилирования IRS-1 Ser [138, 144]. Повышенные уровни FFAs фосфорилируют остатки Ser из белков IRS, снижают фосфорилирование IRS Tyr, что приводит к нарушению нижестоящих эффекторов [145]. Аминокислоты, mTOR, киназа p70S6, гиперинсулинемия, JNK, стресс, гиперлипидемия, воспаление, TNFα, ожирение, митохондриальная дисфункция, гипергликемия и DAG вызывают фосфорилирование IRS-1 Ser [106].Эти молекулярные возмущения приводят к снижению фосфорилирования AKT и транспорта глюкозы в клетки [106,138,144].

    Исследования, проведенные на моделях инсулинорезистентных грызунов, продемонстрировали серфосфорилирование IRS-1 на Ser302, Ser307, Ser612 и Ser632 [106, 146, 147, 148, 149, 150, 151]. В то же время исследования in vitro согласуются с исследованиями in vivo и подтверждают, что фосфорилирование Ser способствует диссоциации между рецептором инсулина / IRS-1 и / или IRS-1 / PI3K, предотвращая активацию PI3K или увеличивая деградацию IRS. -1 [151,152,153,154].Другие факторы, такие как стресс эндоплазматического ретикулума, ОС, старение и гипоксия, также вызывают резистентность к инсулину [155, 156, 157, 158].

    IJMS | Бесплатный полнотекстовый | Модуляция GPCR при раке молочной железы

    Одним из основных хемокиновых рецепторов, участвующих в росте груди и метастазировании, является хемокиновый рецептор CXC типа 4 (CXCR4, где C соответствует цистеину), который принимает в качестве эндогенного лиганда фактор-1, производный от стромы, SDF -1 (также называемый CXCL12) [118, 119, 120, 121]. Разнообразные пептиды и небольшие молекулы, нацеленные на CXCR4, ослабляют рост рака груди как in vivo, так и in vitro.Неприродный 14-мерный циклический пептид TN14003 (рис. 5а), который содержит d-лизин и пролин для индукции конформации поворота, стабилизированной цистеин-опосредованной дисульфидной связью, был биоинспидирован из усеченного аналога пептида полифемузина T140, CXCR4 специфический обратный агонист со свойствами против ВИЧ [122, 123]. Примечательно, что это соединение обладает способностью предотвращать VEGF-опосредованный ангиогенез опухоли, индуцированный осью CXCR4 / CXCL12 в ксенотрансплантатах опухоли груди [124], и проявляет антиметастатическую активность при раке груди в культивируемых клетках и моделях животных [125,126,127].Другой конкурент SDF-1 против ВИЧ, Nef-M1, апоптотический пептид, который включает остатки от 50 до 60 белка Nef ВИЧ-1 (последовательность: Thr – Asn – Ala – Ala – Cys – Ala – Trp – Leu– Glu-Ala-Gln), не только подавляет рост первичных опухолей молочной железы и связанных с ними метастазов [128,129], но также предотвращает ангиогенез опухоли молочной железы и переход эпителия в мезенхиму [130]. Антагонист CXCR4 GST – NT21MP, 21-мерный синтетический пептид, полученный из N-концевой части вирусного макрофагального воспалительного белка II, также называемый vMIP-II (последовательность NT21MP: Leu – Gly – Ala – Ser – Trp – His – Arg –Pro – Asp – Lys – Cys – Cys – Leu – Gly – tyr – Gln – Lys – Arg – Pro – Leu – Pro, остатки 1–21), подавляет рост клеток, индуцированный SDF-1, адгезию и миграцию клеток рака молочной железы. , и задерживает легочные метастазы in vivo [131,132].Аналог пептида SDF-1 CTCE-9908, который состоит из димера первых восьми аминокислот SDF-1 и в котором каждый мономер Lys – Gly – Val – Ser – Leu – Ser – Tyr – Arg связан с помощью C -концевой амидированный лизин, ведет себя как конкурентный ингибитор SDF-1. CTCE-9908 снижает рост первичных опухолей молочной железы и метастазов и заметно повышает эффективность других широко используемых противоопухолевых методов лечения, таких как антиангиогенные (анти-VEGF) антитела и цитотоксические агенты (например, доцетаксел) на моделях рака груди у мышей [133, 134, 135].ALX40-4C (N-α-ацетил-нона-d-аргинина амида ацетат), который избирательно блокирует взаимодействие SDF-1 с CXCR4, ингибирует инвазию клеток карциномы молочной железы без снижения жизнеспособности клеток [136], что указывает на явный вклад CXCR4. к вторжению, но не к выживанию клеток рака груди. Небольшой циклический пептид LY2510924 (рис. 5a), который в настоящее время находится в фазе I и II клинических исследований для лечения далеко зашедших рефрактерных солидных опухолей, подавляет метастазирование опухоли молочной железы, блокируя процесс миграции / возвращения в легкое и ингибируя пролиферацию клеток после опухоли. самонаведение ячейки [137].Среди малых антагонистов CXCR4 циклам AMD3465 (рис. 5а) подавляет рост и метастазы рака груди, воздействуя как на опухолевые, так и на иммунные клетки [138]. Кроме того, он снижает инвазивность клеток рака молочной железы и образование опухолей и метастазов молочной железы, а также инфильтрацию миелоидных CD11b-положительных клеток в местах метастазирования и ткани селезенки [138]. В течение последнего десятилетия большой интерес, в частности, был проявлен к производной от AMD3465 молекуле AMD3100 (плериксафор, Mozobil ® , рис. 5a), бицикламу, который избирательно и обратимо связывается внутри CXCR4, чтобы нарушить взаимодействия опухоль-строма и мобилизует кроветворную систему. стволовые клетки и клетки-предшественники в компартмент периферической крови [139].После исследований молекулярного моделирования, проведенных с человеческим белком CXCR4, было обнаружено, что взаимодействие AMD3100 и AMD3465 с CXCR4, вероятно, является результатом электростатических взаимодействий с участием аминокислот Asp-171 (трансмембранная спираль 4), Asp-262 (трансмембранная спираль 6) и Glu-288 (трансмембранная спираль 7). Более того, один циклам может взаимодействовать с Asp-171, тогда как другой находится между функциональными группами карбоновых кислот Asp-262 и Glu-288 [140]. Способ связывания AMD3100 и AMD3465 имеет сходство с LY2510924, для которого требуются остатки His-113, Asp-187, Arg-188, Phe-189, Tyr-190, Gln-200 и Glu-288 [137].Важно отметить, что FDA одобрило AMD3100 для пациентов с множественной миеломой и неходжкинской лимфомой. В контексте рака груди AMD3100 (i) ингибирует вызванную SDF-1 активацию различных онкогенных сигналов, таких как сигнальный путь JAK2 / STAT3 [141], (ii) увеличивает клеточную чувствительность к карбоплатину [142], (iii) взаимодействует с чистым антиэстрогеном для уменьшения пролиферации и миграции клеток рака груди, вызванных мезенхимальными стволовыми клетками [143], и (iv) ослабляет гипоксозависимый метастатический потенциал [144].Кроме того, он ограничивает метастазы в легкие из ортотопически трансплантированных клеток рака молочной железы [145], предотвращает рост опухоли, вызванный раной, и снижает отложение коллагена и неоангиогенез в мышиных моделях рака молочной железы [146]. Совсем недавно AMD3100 был рекомендован в качестве сильнодействующего радиосенсибилизатора, поскольку он увеличивает радиочувствительность клеток TNBC и задержку роста опухоли, вызванную облучением [147]. Наконец, было показано, что эпитоп белка CXCR4 POL5551 разрушает метастазирование и усиливает химиотерапевтические эффекты TNBC [148].В том же контексте моноклональное антитело улокуплумаб (BMS-936564 или MDX1338) показало многообещающее действие против CXCR4 [149]. Маравирок (Selzentry ® , рис. 5b) является единственным обратным агонистом CCR5, одобренным в настоящее время FDA. Европейская комиссия, Министерство здравоохранения Канады и несколько других организаций по лечению ВИЧ-1-инфицированных пациентов с тропизмом CCR5 [152]. На основе кристаллической структуры CCR5 человека было показано, что маравирок занимает карман, очерченный спиралями I, II, III, V и VI, где остатки Glu-283 и Tyr-251 взаимодействуют с атомом азота бициклического мотива тропана. и азот карбоксамида соответственно [153].Треонины 295 и 259 также участвуют во взаимодействиях с одним из атомов фтора и циклогексаном [153]. Фенильная группа помещается в ароматический суб-карман, определяемый Phe-109, Phe-112, Tyr-208, Trp-248 и Tyr-251 [153]. Викривирок (SCH 417690) — еще один антиретровирусный агент, блокирующий CCR5 (рис. 5b). Он обладает хорошей биодоступностью при приеме внутрь, длительным периодом полувыведения, минимальной токсичностью и превосходными противовирусными свойствами у пациентов, инфицированных CCR5-тропным ВИЧ-1 [154]. Примечательно, что ингибирование CCR5 маравироком и викривироком предотвращает инвазивность клеток рака молочной железы, усиливает уничтожение стволовых клеток рака молочной железы, опосредованное химиотерапевтическими агентами, нацеленными на ДНК, и снижает рост опухоли, ангиогенез и метастатическую колонизацию in vivo [151, 155, 156].Белок CXCR4 находится под контролем G-протеиновых рецепторных киназ GRK2 и GRK3. Они соответствуют отрицательным регуляторам GPCR, которые отвечают за фосфорилирование специфических остатков серина и треонина до рекрутирования β-аррестинов, чтобы сделать возможным интернализацию (десенсибилизацию) и деградацию рецептора (Схема 1b) [118]. В последнее время рассматриваются новые подходы, посвященные разработке противоопухолевых препаратов, нацеленных на GRK. Будучи появляющимися онкомодуляторами и сосредоточенными на связанных с лигандами GPCR, только GRK могут предотвращать гиперактивацию GPCR и, следовательно, пролиферацию и миграцию клеток [157].Однако GRK2 индуцирует активацию гистондеацетилазы HDAC6 и, следовательно, рост просветных и базальных опухолей молочной железы через Pin1, который отвечает за цис-транс-изомеризацию ERα Ser-218 [158,159]. Таким образом, ингибирование GRK2 может открыть новую перспективу для лечения рака груди в сочетании с другими химиотерапевтическими молекулами, одновременно нацеленными на пути HDAC6 и Pin1. В этом контексте ингибиторы GRK2, такие как соединение 103A, были разработаны Takeda Pharmaceuticals (рис. 6) [160].Аналогичным образом, производное пароксетина GSK180736A показало многообещающие результаты (рис. 6) [161]. GRK3 также может представлять собой многообещающую мишень, поскольку он является важным участником метастазирования TNBC [162].

    Новые двухвалентные вирусные вакцины вызывают сильные гуморальные и клеточные иммунные реакции, обеспечивающие защиту от строгого вируса гриппа A

    Abstract

    Вирусы сезонного гриппа являются частой причиной острых респираторных заболеваний во всем мире и создают значительное социально-экономическое бремя.Вирусы гриппа быстро мутируют, что требует ежегодного пересмотра вакцины, поскольку традиционные вакцины обычно не вызывают иммунитет широкого спектра действия. Помимо сезонных инфекций, новые вирусы пандемического гриппа представляют постоянную угрозу для здоровья населения во всем мире. Вирусы пандемического гриппа имеют стабильно более высокие показатели заражения и обычно связаны с более высокой смертностью по сравнению с сезонными штаммами. Текущие стратегии повышения эффективности вакцины обычно сосредоточены на обеспечении иммунитета широкого спектра действия; хотя В- и Т-клетки могут опосредовать гетеросубтипические ответы, типичная разработка вакцины будет усиливать либо гуморальный, либо клеточный иммунитет.Однако многоаспектные подходы, нацеленные на несколько Ag, могут ограничивать образование мутантов ускользания от вируса. Существует несколько платформ для вакцин, которые могут доставлять несколько антигенных агентов и генерировать устойчивый клеточный и гуморальный иммунитет. В этой статье мы описываем новую стратегию вакцинации, протестированную доклинически на мышах, для доставки новых бивалентных вакцин с вирусным вектором. Мы показываем, что эта стратегия вызывает сильные Т-клеточные ответы на высококонсервативные внутренние АГ, одновременно индуцируя высокие уровни АТ по отношению к гемагглютинину.Важно отметить, что эти гуморальные ответы генерируют долгоживущие плазматические клетки и генерируют Ат, способные нейтрализовать варианты псевдотипированных лентивирусов, экспрессирующих гемагглютинин. Примечательно, что эти новые вакцины с вирусным вектором вызывают сильные иммунные ответы, способные обеспечить защиту при строгом заражении вирусом гриппа А. Таким образом, эта схема вакцинации обеспечивает длительную эффективность против гриппа. Важно отметить, что одновременная доставка двойных АГ может снизить давление отбора, которое, как считается, усиливает антигенное разнообразие вирусов птичьего гриппа.

    Введение

    Инфекции, вызванные вирусом сезонного гриппа A (IAV), вызывают значительную заболеваемость и смертность во всем мире и остаются серьезной проблемой для общественного здравоохранения. Новый штамм птичьего гриппа A (H7N9), первоначально идентифицированный в 2013 г., в настоящее время циркулирует почти ежегодно, и почти треть всех случаев заболевания H7N9 произошла в сезоне гриппа 2016/2017 гг. Наиболее тревожно то, что летальность от этого вируса превышает 40% (1–3). Кроме того, недавно была проведена оценка вирусов гриппа H7N9 как имеющих самый высокий потенциальный пандемический риск среди всех новых IAV; эта оценка основана на недавних исследованиях, показывающих, что вирусы H7N9 обладают повышенным генетическим разнообразием и более широким географическим распространением; кроме того, во время недавних вспышек значительно более высокая доля пациентов, инфицированных H7N9, нуждалась в уходе в отделении интенсивной терапии (1–3).Последние 70 лет вакцинация была основной стратегией здравоохранения против гриппа (4–6). Однако традиционные инактивированные вакцины против гриппа (IIV) обеспечивают штамм-специфическую защиту и обычно не индуцируют иммунитет широкого спектра действия, необходимый перед лицом недавно появившейся IAV (7–9). Таким образом, возможная угроза вспышки пандемии стала катализатором разработки широко защищающих вакцин против IAV.

    Недавние стратегии увеличения и расширения эффективности вакцин сместились в сторону разработки «универсальных» вакцин, способных обеспечивать гетероподтипическую защиту против множества или, возможно, всех подтипов IAV.Хотя гуморальный и клеточный иммунитет может опосредовать гетеросубтипические ответы, индукция АТ против более консервативного стеблевого домена гемагглютинина (НА) в последнее время стала основным направлением многих программ вакцинации (10, 11). Однако многоаспектные подходы, нацеленные на несколько АГ, которые вызывают гуморальные и клеточные ответы, могут ограничивать образование мутантов ускользания от вируса по сравнению с вакцинами, нацеленными на ограниченное количество защитных эпитопов на ножке НА. Существует несколько вакцинных технологий, которые будут способствовать доставке нескольких антиген-антибиотиков для создания стойкого клеточного и гуморального иммунитета к возбудителям инфекционных заболеваний.

    Вакцины с вирусным вектором были разработаны для индукции сильного гуморального и мощного клеточного иммунитета к кодируемым АГ. Дополнительным преимуществом этой платформы является то, что вирусные векторы могут содержать более одного Ag (12). Как правило, для стратегий гетерологичной первичной бустерной вакцинации один вирусный вектор (например, аденовирус шимпанзе [ChAd]), кодирующий целевой Ag (ы), используется для первичной вакцинации, и другая платформа, чаще всего модифицированная вакцина Ankara (MVA), используется для повторной вакцинации или повторной вакцинации.В текущем исследовании мы описываем новые вакцины с векторами ChAd и MVA, которые разработаны для одновременной индукции гетероподтипических и защитных В- и Т-клеточных ответов против трех АГ гриппа A: HA, NP и M1. Используя стратегию гетерологичного прайм-буста, мы индуцируем высокие уровни гетероподтипических и гомологичных иммунных ответов, нацеленных на главный поверхностный белок вириона HA и консервативные внутренние вирусные Ags NP и M1. Мы демонстрируем защиту после первичной буст-вакцинации на модели строгого заражения адаптированного к мыши птичьего IAV.

    Материалы и методы

    Рекомбинантные вакцины ChAd и MVA

    Конструирование ChAdOx1 NP + M1 было описано ранее (13). Подробная информация о вакцинах с вирусным вектором, использованных в этих исследованиях, приведена в Таблице I.

    Таблица I. Подробная информация о вакцинах с вирусным вектором, использованных в этом исследовании

    Иммунизация

    Процедуры проводились в соответствии с Законом о животных (научные процедуры) 1986 г. (Великобритания) и были одобрены Комитетом по этике и заботе о животных Оксфордского университета.Шесть-восемь недель самок мышей BALB / c (H-2 d ) были получены от Harlan Laboratories и содержались в определенных условиях, свободных от патогенов. Все вакцины были приготовлены в PBS, не содержащем эндотоксинов, и вводились внутримышечно (в / м) в общем объеме 50 мкл. Мышей BALB / c иммунизировали внутримышечно. с 10 мкг белка HA7, MVA (1 × 10 6 БОЕ MVA-GFP или MVA-NP + M1 или MVA-NP + M1-H5 или MVA-NP + M1-H7) или ChAdOx1 (2,2 × 10 6 инфекционных единиц ChAdOx1 NP + M1 и / или 1 × 10 8 инфекционных единиц ChAdOx1-H7 или 1 × 10 8 инфекционных единиц ChAdOx1-GFP).Для схем первичной бустерной вакцинации мышей вакцинировали вакцинами с вирусным вектором ChAdOx1 (в указанных дозах), и все мыши были повторно вакцинированы 1 × 10 6 БОЕ MVA через 8 недель.

    ELISPOT

    ELISPOT селезенки выполняли для измерения Ag-специфического IFN-γ, как описано ранее (14). Иммунодоминантный h3-K d -ограниченный (BALB / c) эпитоп NP 147–158 (TYQRTRALV) был использован для измерения ответов после схем вакцинации NP + M1 (15). Ответы H7HA измеряли после стимуляции пулами пептидов.Были созданы два пептидных пула. Первый пул содержал пептиды, уникальные для A / Netherlands / 219/2003, а второй пул содержал пептиды, уникальные для A / Anhui / 1/2013 и / или A / Shanghai / 1/2013.

    Вкратце, пептиды, которые были сохранены между A / Netherlands / 219/2003 и A / Anhui / 1/2013, были объединены (NR-44011; Хранилище ресурсов для исследований биозащиты и возникающих инфекций [BEI Resources], Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний , Национальные институты здоровья). Полученный пул был репрезентативным для H7HA из A / Netherlands / 219/2003 (H7N7).Все пептиды, которые различались между A / Netherlands / 219/2003 (H7N7) и дивергентными штаммами (A / Anhui / 1/2013 [H7N9] и A / Shanghai / 1/2013), были объединены для создания второго пула пептидов. Этот пептидный пул H7HA является репрезентативным для регионов с разнообразием аминокислотных последовательностей в HA A / Anhui / 1/2013 (H7N9) и A / Shanghai / 1/2013 (H7N9) и был получен из BEI Resources NR-44011 и NR- 44012. Пулы пептидов H7 были получены через BEI Resources: Peptide Array, вирус гриппа A / Shanghai / 1/2013 (H7N9) Hemagglutinin Protein Diverse Peptides, NR-44012.Только среду использовали в качестве отрицательного контроля, и пулы перекрывающихся пептидов (H7HA) и NP 147–158 (TYQRTRALV) обычно добавляли в концентрации 2 мкг / мл.

    ELISA

    ELISA выполняли в основном, как описано (14). 96-луночные планшеты Nunc MaxiSorp были покрыты 0,1 мкг рекомбинантного белка [белок H7HA был произведен в компании, как описано (16)] и рекомбинантного белка H5HA (A / Vietnam / 1203/2004 [H5N1], рекомбинантный из бакуловируса, BEI Resources NR-10510) на лунку, и планшеты промывали до тех пор, пока пятое разведение эталонного стандарта (разведение 1: 1600) не достигло приблизительного значения OD 450 , равного 1.Эта точка была определена как одна относительная единица ELISA, и относительные единицы ELISA тестовых сывороток были рассчитаны, в основном, как описано (14, 17).

    Анализ ELISPOT на

    Ab-секретирующих клеток IgG

    ELISPOT-анализ IgG Ab-секретирующих клеток (ASC) костного мозга проводили, как описано (18, 19), с использованием ∼1 × 10 7 клеток на миллилитр в полной среде Искова, которая содержала отдыхал всю ночь. Планшеты с фильтром MultiScreen-IP были покрыты 0,5 мкг рекомбинантной НА, а лунки отрицательного контроля были покрыты нерелевантным белком (0.5 мкг OVA).

    Анализ нейтрализации псевдотипа

    Начиная с начального разведения 1:40, тестовые сыворотки разбавляли в 2 раза полной DMEM и анализировали, как описано (14). Результаты были нормализованы относительно лунок только для клеток и лунок только для псевдотипированного лентивируса и выражены как процент ингибирования проникновения псевдотипированного лентивируса (нейтрализация). IC 50 рассчитывали с использованием программного обеспечения GraphPad Prism 6.

    Challenge

    Все протоколы для животных были рассмотрены и одобрены Комитетом по уходу и использованию животных Mount Sinai.Для оценки защитной эффективности схемы первичной буст-вакцинации самок мышей BALB / c (H-2 d ) в возрасте 6-8 недель (The Jackson Laboratory) примировали ChAdOx1 NP + M1 (1,1 × 10 ). 7 инфекционных единиц, группа 1), ChAdOx1-H7 HA (1 × 10 8 инфекционных единиц, группа 2) или ChAdOx1-GFP (1 × 10 8 инфекционных единиц, группа 4) ( n = 10 мышей на группу). Все вирусные векторы вводили внутримышечно. в musculus tibialis в конечном объеме 50 мкл. Одна группа животных получала ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7 HA, и каждый вирус вводили в отдельную конечность ( n = 5 мышей на группу; группа 3).Животные, вакцинированные 10 мкг рекомбинантного H7 из A / Anhui / 1/13 (H7N9) с добавлением 5 мкг R848 (InvivoGen), служили положительным контролем ( n = 10, группа 5). Наивные животные остались невакцинированными ( n = 10, группа 6). Через восемь недель после прайма группы 1, 2 и 3 были усилены внутримышечно. с МВА-НП + М1 (1 × 10 6 БОЕ). Группе 4 вводили MVA-GFP в качестве бустера, а группе 5 вводили 10 мкл рекомбинантной НА с R848. ELISPOT крови выполняли через 2 недели после иммунизации, чтобы гарантировать успешное поглощение вакцины.Через три недели после повторной вакцинации всех животных ( n = 55) анестезировали и заражали пятью мышиными LD 50 с соотношением реассортации 6: 2 вируса A / Shanghai / 1/13 (H7N9). Вес контролировали ежедневно в течение 14 дней; мышей, потерявших ≥25% своей первоначальной массы тела, умерщвляли.

    Статистика

    Статистический анализ проводился с использованием программного обеспечения GraphPad Prism версии 6 (GraphPad, La Jolla, CA). Данные были проверены на нормальное распределение, и был применен соответствующий статистический анализ.

    Результаты

    Иммуногенность новых бивалентных вакцин с вектором поксвируса, экспрессирующих NP + M1 и H5HA

    Мышей BALB / c иммунизировали внутримышечно. с 1 × 10 6 БОЕ MVA-H5, вектор, экспрессирующий один Ag в группе 1 HA, H5HA (A / Vietnam / 1203/2004; H5N1) или MVA-NP + M1-H5, двухвалентная вакцина, экспрессирующая тот же H5HA Ag, в дополнение к слитому с Т-клетками Ag, NP + M1.

    Эти бивалентные конструкции нового поколения экспрессируют NP + M1 с использованием раннего промотора осповакцины F11, тогда как экспрессия HA управляется P7.5 промоутер. Иммуногенность Т-клеток оценивали через 2 недели после вакцинации с помощью ex vivo IFN-γ ELISPOT против иммунодоминантного эпитопа BALB / c, NP 147–158 (TYQRTRALV) (рис. 1). Т-клеточные ответы на этот эпитоп у мышей, вакцинированных бивалентной вакциной MVA-NP + M1-H5, были выше (медиана пятнообразующих единиц [SFU] = 206, p = 0,008) по сравнению с ответом у мышей, вакцинированных MVA- NP + M1 (P7.5) (медиана SFU = 60) (рис. 1A). Ранее было показано, что иммуногенность по отношению к Ag, экспрессируемым под промотором F11 MVA, выше, чем ответ на P7.5-экспрессируемые Ags (20).

    РИСУНОК 1.

    Гриппоспецифические иммунные ответы, вызванные мультиантигенной вакцинацией с вектором MVA. ( A ) Мышей BALB / c ( n = 5) иммунизировали внутримышечно. с 1 × 10 6 БОЕ MVA GFP (экспрессия, управляемая промотором F11), MVA-NP + M1 (P7.5; экспрессия, управляемая промотором P7.5) или MVA-NP + M1-H5 (F11; экспрессия, управляемая промотором F11). Спленоциты выделяли через 2 недели после вакцинации, и Т-клеточные ответы измеряли с помощью ELISPOT IFN-γ ex vivo против иммунодоминантного эпитопа BALB / c в NP, NP 147–158 (TYQRTRALV).Анализ теста Манна-Уитни U для MVA-NP + M1 (P7.5) и MVA-NP + M1 (F11) показал значительную разницу в p = 0,0079. ( B ) Мышей BALB / c ( n = 5) иммунизировали внутримышечно. с 1 × 10 6 БОЕ MVA-H5, экспрессирующей H5HA (A / Vietnam / 1203/2004), или MVA-NP + M1-H5, двухвалентной вакциной, экспрессирующей один и тот же Ag H5HA и Ag слияния Т-клеток, NP + M1. Сыворотку собирали через 2 недели после вакцинации, и общий сывороточный IgG-ответ измеряли с помощью ELISA против рекомбинантного белка H5HA (A / Vietnam / 1203/2004; BEI Resources).Существенных различий не наблюдалось.

    Через две недели после вакцинации общий сывороточный IgG-ответ был измерен с помощью ELISA против рекомбинантного белка H5HA (A / Vietnam / 1203/2004; BEI Resources) (рис. 1B). Никаких существенных различий между мышами, получавшими MVA-H5 или MVA-NP + M1-H5, не наблюдалось (фиг. 1B).

    Иммуногенность новых бивалентных вакцин с вектором поксвируса, экспрессирующих NP + M1 и H7HA

    Поскольку иммуногенность HA может сильно варьироваться в зависимости от подтипа, гуморальные ответы, вызванные вакцинацией MVA-NP + M1-H7, второй бивалентной конструкции, экспрессирующей группа 2 HA, (A / Netherlands / 219/2003; H7N7), в дополнение к NP + M1, также была исследована.Мышей BALB / c ( n = 5–10) иммунизировали внутримышечно. против H7HA и / или NP + M1.

    Как и раньше, Т-клеточные ответы после вакцинации бивалентной вакциной MVA-NP + M1-H7, в которой экспрессия NP + M1 управляется промотором F11, были значительно выше по сравнению с вакцинацией MVA-NP + M1, в котором экспрессия управляется промотором P7.5 (** p <0,01). Эти результаты показывают, что новая двухвалентная вакцина MVA-NP + M1-H7 вызывает сильные Т-клеточные ответы против слитого белка NP + M1, а также экспрессирует второй Ag из того же вирусного вектора (фиг.2А).

    РИСУНОК 2.

    Гриппоспецифические иммунные ответы, вызванные мультиантигенной вакцинацией с вектором MVA. ( A ) Мышей BALB / c ( n = 5) иммунизировали внутримышечно. с 1 × 10 6 БОЕ MVA NP + M1 (P7.5; экспрессия, управляемая промотором P7.5), MVA-NP + M1 (F11; экспрессия, управляемая промотором F11) или MVA-NP + M1 ( p7.5) -H7 (F11). Спленоциты выделяли через 2 недели после вакцинации, и ответы Т-клеток измеряли с помощью ELISPOT IFN-γ ex vivo против эпитопа BALB / c в NP, NP 147–158 (TYQRTRALV).Ответы на постбивалентную вакцину с вирусным вектором были значительно выше, чем на пост-MVA NP + M1 (p7,5). ( B ) Мышей BALB / c ( n = 5) иммунизировали внутримышечно. с 1 × 10 6 БОЕ MVA-H7 (p7.5), экспрессирующей H7HA (A / Netherlands / 219/2003; H7N7), или MVA-NP + M1-H7, двухвалентной вакциной, экспрессирующей тот же H7HA Ag и Слияние Т-клеток Ag, NP + M1. Сыворотку собирали через 2 и 8 недель после вакцинации, и общий сывороточный IgG-ответ измеряли с помощью ELISA против рекомбинантного H7HA (A / Netherlands / 219/2003; H7N7).* p ≤ 0,05, односторонний дисперсионный анализ Краскела – Уоллиса с тестом множественного сравнения Данна.

    Сыворотку собирали через 2 и 8 недель после вакцинации и измеряли общие IgG-ответы против рекомбинантного белка H7HA A / Netherlands / 219/2003 (фиг. 2B). В качестве средства сравнения группу мышей вакцинировали 10 мкг рекомбинантного белка H7HA. Мыши, иммунизированные MVA-NP + M1-H7, имели наивысшие медианные H7HA-специфические IgG-антитела через 2 недели после вакцинации (фиг. 2B). Важно отметить, что титры антител IgG поддерживались и оставались высокими до 8 недель после вакцинации.Животные, вакцинированные MVA-NP + M1-H7, также имели самые высокие медианные ответы через 8 недель после вакцинации (фиг. 2B).

    Иммуногенность, вызванная мультиантигенной ChAdOx1-векторной вакцинацией

    Мышей BALB / c иммунизировали ChAdOx1 NP + M1 (2,2 × 10 8 инфекционных единиц), ChAdOx1-H7 (1 × 10 8 инфекционных единиц) или обеими. , как описано. Через две недели после вакцинации выделяли спленоциты и измеряли ответы Т-клеток с помощью ELISPOT ex vivo IFN-γ, как и раньше.Мыши, вакцинированные ChAdOx1 NP + M1, имели более высокие ответы по сравнению с мышами, которые получали смесь ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7 (** p ≤ 0,01) (фиг. 3A). Однако не наблюдали значительного различия в ответах ELISPOT между ответами мышей, вакцинированных ChAdOx1 NP + M1 или комбинацией ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7, введенных в разные конечности. Ранее было показано, что этот подход усиливает иммунный ответ и позволяет избежать конкуренции между двумя вакцинами, вводимыми одновременно (12).

    РИСУНОК 3.

    Гриппоспецифические иммунные ответы, вызванные мультиантигенной вакцинацией с вектором MVA. ( A ) Мышей BALB / c иммунизировали вирусными векторными вакцинами ChAdOx1, кодирующими NP + M1, H7HA или оба, либо в виде смеси, либо путем введения в отдельные конечности. Введенные дозы составляли 2,2 × 10 6 инфекционных единиц ChAdOx1 NP + M1 и / или 1 × 10 8 инфекционных единиц ChAdOx1-H7. Спленоциты выделяли через 2 недели после вакцинации, и ответы Т-клеток измеряли с помощью ELISPOT IFN-γ ex vivo против эпитопа BALB / c в NP, NP 147–158 (TYQRTRALV).Ответы на смесь вакцин с вирусным вектором были ниже, чем после введения ChAdOx1 NP + M1. Не наблюдалось значительных различий с ответом после введения ChAdOx1 NP + M1 и с ответом после введения вакцины с вирусным вектором по отдельности в разные конечности. Данные представляют два эксперимента. ( B ) Мышей BALB / c иммунизировали 10 мкг белка H7 или вирусных векторных вакцин ChAdOx1, кодирующих NP + M1, H7HA или оба, либо в виде смеси, либо путем введения в разные конечности. Введенные дозы составляли 2.2 × 10 6 инфекционных единиц ChAdOx1 NP + M1 и / или 1 × 10 8 инфекционных единиц ChAdOx1-H7. Показаны общие сывороточные ответы IgG против рекомбинантного белка H7HA A / Netherlands / 219/2003 во все моменты времени. Данные представляют два эксперимента. ** p ≤ 0,01, односторонний дисперсионный анализ Краскела – Уоллиса с тестом множественного сравнения Данна.

    Не было обнаружено значительных различий между H7HA-специфическими IgG Abs через 2 недели после вакцинации вирусным вектором (фиг. 3B).Однако ответ на вакцины с вектором ChAdOx1 был значительно выше по сравнению с вакцинацией 10 мкг рекомбинантного H7HA (** p ≤ 0,01) (рис. 3B). Эти данные демонстрируют, что вакцинация вакцинами с вектором ChAdOx1, экспрессирующими H7HA, вызывает более высокий гуморальный иммунитет по сравнению с белком; более того, эти ответы поддерживаются в схемах вакцинации мультиантигенами.

    Режим прайм-буста, включающий обезьяньи аденовирусные векторы и поксвирусные векторы, экспрессирующие NP + M1 и H7HA

    Режимы прайм-буста аденовирус – MVA являются одной из ведущих стратегий индукции мощных иммунных ответов против вакцинных АГ (21, 22).Мыши BALB / c ( n, = 18 всего, n = 6 на группу) получали первичную вакцинацию ChAdOx1-NP + M1, ChAdOx1-H7 или их обоих, вводимых отдельно в противоположные конечности, как описано. Через 8 недель после прайма все группы были усилены MVA-NP + M1-H7.

    Т-клеточные ответы после первичной бустерной вакцинации

    Клетки селезенки выделяли через 2 недели после первичной и после иммунизации для оценки Т-клеточных ответов против NP + M1 и H7HA. В соответствии с предыдущими данными, NP 147–158 -специфические Т-клеточные ответы были немного выше у мышей, примированных ChAdOx1 NP + M1, по сравнению с ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7, введенными в противоположные конечности (рис.4А). Однако после вакцинации MVA Т-клеточные ответы против NP + M1 были в ~ 5 раз выше во всех группах, и не было значительных различий после повторной вакцинации против NP Ag между мышами, примированными ChAdOx1 NP + M1 или совместным введением ChAdOx1 NP. + M1 и ChAdOx1-H7 (рис. 4А). Т-клеточные ответы против H7HA также измеряли с помощью ELISPOT IFN-γ ex vivo против двух пулов пептидов H7HA: одного представителя H7HA из A / Netherlands / 219/2003 (H7N7) (рис. 4B) и другого представителя разнообразия аминокислотных последовательностей между A / Netherlands / 219/2003 (H7N7) и дивергентные штаммы [A / Anhui / 1/2013 (H7N9) и A / Shanghai / 1/2013 (H7N9)] (рис.4С). Гомология последовательностей на уровне аминокислот для дивергентных штаммов [A / Shanghai / 1/2013 HA и A / Anhui / 1/2013 (H7N9)] и вкладыша вакцины, A / Netherlands / 219/2003 HA, составила 96%.

    РИСУНОК 4.

    Гриппоспецифические Т-клеточные ответы после первичной буст-вакцинации с вирусным вектором. Мышей BALB / c иммунизировали вирусными векторными вакцинами ChAdOx1, кодирующими NP + M1, H7HA или обеими, путем введения в разные конечности. Введенные дозы составляли 2,2 × 10 6 инфекционных единиц ChAdOx1 NP + M1 и / или 1 × 10 8 инфекционных единиц ChAdOx1-H7.Через восемь недель всем мышам вводили 1 × 10 6 БОЕ MVA-NP + M1-H7. Спленоциты выделяли через 2 недели после вакцинации, и Т-клеточные ответы измеряли с помощью ELISPOT IFN-γ ex vivo против ( A ) эпитопа BALB / c в NP, NP 147–158 (TYQRTRALV). После повторной стимуляции ответы Т-клеток были выше, когда ChAdOx1 NP + M1 использовался в качестве прайма по сравнению с праймом с ChAdOx1 HA7 (** p ≤ 0,01 по одностороннему дисперсионному анализу Крускала – Уоллиса с тестом множественных сравнений Данна).Никаких других значимых различий не обнаружено. Данные, представляющие два эксперимента. ( B ) Пулы пептидов H7HA, репрезентативные для H7HA из A / Netherlands / 219/2003 (H7N7). После бустера ответы Т-клеток были выше, когда ChAdOx1 HA7 использовался в качестве прайма, по сравнению с праймированием с ChAdOx1 NP + M1 (*** p ≤ 0,001 по одностороннему дисперсионному анализу Крускала-Уоллиса с тестом множественных сравнений Данна). Никаких других значимых различий не обнаружено. Данные, представляющие два эксперимента. ( С ).Пептидные пулы H7HA, представляющие регионы с разнообразием аминокислотных последовательностей в HA A / Anhui / 1/2013 (H7N9) и A / Shanghai / 1/2013 (H7N9), по сравнению со вставкой вакцины A / Netherlands / 219/2003 ( H7N7). После бустера ответы Т-клеток были выше, когда ChAdOx1 HA7 использовался в качестве прайма, по сравнению с праймированием с ChAdOx1 NP + M1 (** p ≤ 0,01 по одностороннему дисперсионному анализу Крускала – Уоллиса с тестом множественного сравнения Данна). Никаких других значимых различий не обнаружено. Данные, представляющие два эксперимента.

    Как и ожидалось, мыши, примированные только ChAdOx1 NP + M1, не имели детектируемых H7HA-специфических Т-клеточных ответов (фиг. 4B, 4C, левая панель). Не было значительных различий между H7HA-специфическими Т-клеточными ответами через 2 недели после прайма или после бустерной вакцинации между мышами, вакцинированными ChAdOx1-H7 или ChAdOx1-H7, совместно вводимыми с ChAdOx1 NP + M1 (фиг. 4). В совокупности эти результаты демонстрируют, что вакцинация ChAdOx1-H7 или совместное введение ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7 с последующей иммунизацией MVA-NP + M1-H7 индуцируют гетероподтипные Т-клеточные ответы против H7HA.

    Гуморальные ответы

    Сыворотку собирали через 2 и 8 недель после первичной иммунизации и после повторной вакцинации, а продолжительность реакции антител отслеживали до 26 недель после начальной иммунизации. Мыши, примированные ChAdOx1-H7 или ChAdOx1-H7 и ChAdOx1 NP + M1, имели более высокий общий IgG против H7HA во все моменты времени по сравнению с вакцинацией либо одним белком, либо ChAdOx1 NP + M1 с последующей вакцинацией MVA-NP + M1-H7 (рис. 5А). Как и ожидалось, мы не смогли обнаружить сывороточные ответы на HA в группе ChAdOx1 NP + M1-only в течение 2 недель после иммунизации MVA-NP + M1 + H7.Пик буст-реакции на вакцинацию вирусным вектором был до 50 раз выше, чем ответ через 2 недели после первичной иммунизации (например, группа 3: 1,34 × 10 5 относительных единиц ELISA [2 недели] по сравнению с 7,4 × 10 6 относительных единиц ELISA. единиц [16 недель]) и сохранялись в течение ≥26 недель после вакцинации во всех группах (рис. 5A). Эти данные свидетельствуют о том, что сильные гуморальные иммунные ответы на H7HA генерируются и поддерживаются в течение долгого времени с помощью схем прайм-буста с гетерологичными ChAd – MVA.

    РИСУНОК 5.

    Гриппоспецифические В-клеточные ответы после первичной буст-вакцинации с вирусным вектором.Мышей BALB / c иммунизировали вирусными векторными вакцинами ChAdOx1, кодирующими NP + M1, H7HA или обеими, путем введения в разные конечности. Введенные дозы составляли 2,2 × 10 6 инфекционных единиц ChAdOx1 NP + M1 и / или 1 × 10 8 инфекционных единиц ChAdOx1-H7. Через восемь недель всем мышам вводили 1 × 10 6 БОЕ MVA-NP + M1-H7. ( A ) Общие сывороточные IgG-ответы в указанные моменты времени после иммунизации против рекомбинантного белка H7HA A / Netherlands / 219/2003.Сывороточные ответы были выше у мышей, которые были примированы ChAdOx1 HA7, либо отдельно, либо в комбинации с ChAdOx1 NP + M1. Данные представляют два эксперимента. ( B ) IgG H7HA-специфические ответы ASC ELISPOT ex vivo на H7HA (A / Netherlands / 219/2003) у мышей BALB / c ( n = 4-6) через 18 недель после повторной вакцинации MVA-NP + M1 -H7. Большее количество SFU IgG наблюдали у мышей, примированных ChAdOx1 HA7 и бустированных MVA-NP + M1-H7, по сравнению с мышами, вакцинированными одним белком.( C ) Общие IgG-ответы ASC ELISPOT ex vivo у мышей BALB / c ( n = 4-6) через 18 недель после повторной вакцинации MVA-NP + M1-H7. После вакцинации большее количество SFU IgG было выделено от мышей, примированных и усиленных (ChAdOx1 NP + M1, затем MVA-NP + M1-H7) по сравнению с наивными мышами. * p ≤ 0,05, односторонний дисперсионный анализ Краскела – Уоллиса с тестом множественного сравнения Данна.

    B-клеточные ответы памяти после иммунизации ChAdOx1 – MVA

    Долгоживущий гуморальный иммунитет в основном опосредуется двумя субпопуляциями B-клеток: долгоживущими плазматическими клетками (LLPC) и B-клетками памяти.LLPC преимущественно находятся в костном мозге (23, 24) и непрерывно секретируют Ab. Чтобы лучше понять основу гуморальных ответов после гетерологичной первичной бустерной вакцинации ChAd – MVA с вирусным вектором, LLPC были подсчитаны через 18 недель после бустерной вакцинации.

    LLPC

    Всего IgG + ASC и H7HA-специфические ASC, репрезентативные для LLPC, измеряли с помощью анализа IgG ASC ELISPOT. Повышенное количество общих IgG-секретирующих LLPC было обнаружено в костном мозге всех иммунизированных групп (рис.5Б, 5С). Однако повышенное количество H7HA-специфичных LLPC было обнаружено у мышей, которые были примированы ChAdOx1-H7 или ChAdOx1-H7 и ChAdOx NP + M1 и усилены MVA-NP + M1 + H7 по сравнению с наивными мышами BALB / c (рис. 5B, 5C, 2 и 3). Не было значительной разницы между количеством H7HA-специфичных LLPC, обнаруженных у мышей, примированных только ChAdOx1-H7 (медиана SFU = 541) или ChAdOx1-H7 и ChAdOx1 NP + M1 (медиана SFU = 589). Однако эти числа были выше по сравнению с мышами, примированными ChAdOx1 NP + M1 (медиана SFU = 100) или только белком (медиана SFU = 89) (рис.5Б).

    Функциональность адаптивных иммунных ответов после первичной буст-вакцинации ChAdOx1 – MVA

    Нейтрализация псевдотипа вируса.

    Для оценки широты функциональности антител против НА, сыворотки, собранные через 8 недель после усиления MVA-NP + M1-H7, анализировали против ряда псевдотипированных лентивирусов. Были протестированы два штамма псевдотипа H7HA: A / chicken / Italy / 1082/1999 (H7N1), низкопатогенный штамм птичьего гриппа, тесно связанный с иммуногеном вакцины (98% гомология на уровне аминокислот), и A / Shanghai / 2 / 2013 (H7N9), новый H7N9, впервые обнаруженный у людей в 2013 году (96% гомология на аминокислотном уровне).Третий лентивирус НА группы 2, экспрессирующий другой подтип, h4HA из A / Udorn / 307/1972 (h4N2) (48% гомологии на аминокислотном уровне), также был протестирован.

    Объединенные сыворотки мышей, примированных ChAdOx1-H7 или ChAdOx1-H7 и ChAdOx1 NP + M1, полностью нейтрализовали оба псевдотипа H7 при всех испытанных разведениях сыворотки (таблица II). Кроме того, значения IC 50 сыворотки мышей, примированных ChAdOx1 NP + M1 и усиленных MVA-NP + M1-H7, были выше, чем у мышей, вакцинированных одним белком. Значения IC 50 против лентивируса псевдотипа h4N2 были сопоставимы среди всех групп, вакцинированных вирусными векторами, но они были ниже в контрольной группе, вакцинированной только белком (таблица II).

    Таблица II. Нейтрализация псевдотипа вируса Значения IC 50
    Прайм-буст-вакцинированные мыши интраназально заражены дивергентным пандемическим вирусом иммунодефицита человека H7N9.

    Для оценки гетероподтипической защитной эффективности мышей вакцинировали, как описано, и заражали летальной дозой (5 × LD 50 ) A / Shanghai / 1/13. Гомология аминокислотной последовательности HA7 A / Shanghai / 1/13 (EPI439486) и A / Netherlands / 219/2003 (AY340089.1) HA7 составляет 96%. Гомология последовательностей на уровне аминокислот для контрольного штамма NP + M1 и кодируемого вирусным вектором NP + M1 составляет 97 и 93% соответственно.

    Отрицательный контроль ( n = 10) были наивными животными или животными, которые получали буст-вакцинацию ChAdOx1 и MVA (оба кодируют нерелевантный Ag GFP). Через три недели после последней иммунизации животных заражали пятью мышиными LD 50 вируса Sh2 (A / Shanghai / 1/13). За потерей веса наблюдали в течение 14 дней, и мышей, потерявших> 25% своей первоначальной массы тела, умерщвляли (рис. 6).

    РИСУНОК 6.

    Двухвалентные вирусные векторы обеспечивают защиту in vivo от заражения вирусом гриппа.Что касается групп отрицательного контроля, мышей BALB / c оставляли невакцинированными или получали нерелевантную первичную вакцинацию ChAdOx1 и бустерную вакцинацию MVA. Все остальные группы были вакцинированы, как описано; Через 3 недели после последней иммунизации животных заражали вирусом Sh2 (A / Shanghai / 1/13). Потерю веса контролировали в течение 14 дней, как показано. Двусторонний анализ ANOVA, предполагающий негауссовское распределение, и тест множественного сравнения Даннета, сравнивающий группу положительного контроля 5 (H7 + адъювант) с ( A ) группой 1 (ChAdOx1 NP + M1 Prime, MVA-NP + M1 -H7 boost) не выявила разницы на 4–8 дни.Сравнение группы 5 (H7 + адъювант) с группой 2 (ChAdOx1-H7 Prime, MVA-NP + буст M1-H7) выявило значительные различия на 4-й и 5-й дни (**** p ≤ 0,0001), а также на 6-й и 5-й дни. 7 (** p ≤ 0,01), но не на 8-й день. Сравнение группы 5 (H7 + адъювант) с группой 3 (ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7 prime, MVA-NP + M1-H7 boost) выявило значительные различия. на 4, 7 и 8 дни (* p ≤ 0,05) и на 5 и 6 дни (** p ≤ 0,01). ( B ) Группа 1 (ChAdOx1 NP + M1 Prime, MVA-NP + M1-H7 boost) выявила достоверные различия на 5-й и 9-й дни (** p ≤ 0.01), на 6-й и 7-й дни (**** p ≤ 0,0001) и на 8-й день (*** p ≤ 0,001). Сравнение группы 5 (H7 + адъювант) с группой 2 (ChAdOx1-H7 Prime, MVA-NP + M1-H7 boost) выявило значительные различия на 5-й день (* p ≤ 0,05), на 6-8-й день (*** * p ≤ 0,0001) и на 9-й день (** p ≤ 0,01). Сравнение группы 5 (H7 + адъювант) с группой 3 (ChAdOx1 NP + M1 и ChAdOx1-H7, бустер MVA-NP + M1-H7) выявило значительные различия на 5 день (** p ≤ 0.01), на 6 и 7 сутки (**** p ≤ 0,0001), на 8 сутки (*** p ≤ 0,001) и на 9 сутки (* p ≤ 0,05). Вертикальные пунктирные линии обозначают самый низкий уровень потери веса (дни с 4/5 по 8/9).

    Животные, вакцинированные только ChAdOx1-H7 или ChAdOx1-H7 и ChAdOx1 NP + M1 и усиленные MVA-NP + M1-H7 (группы 2 и 3), все выжили при летальном заражении. Когда эти исследования были повторены, группы 2 и 3 и группа 1 (примированные ChAdOx1 NP + M1, усиленные MVA-NP + M1-H7) были столь же защитными, как и схема вакцинации положительного контроля, ранее показанная как защитная (группа 5, белок и адъювант агониста TLR) (25).

    Важно отметить, что в первом эксперименте с заражением группы 2 и 3 (животные, вакцинированные только ChAdOx1-H7 или ChAdOx1-H7 и ChAdOx1 NP + M1 и усиленные MVA-NP + M1-H7) сохраняли исходную массу тела на протяжении всего мониторинга. период (рис. 6А). Кроме того, во втором эксперименте с заражением группа 1 также сохранила исходную массу тела (фиг. 6B). Сравнение надира потери веса (дни с 4/5 по 8/9) между ChAdOx1 NP + M1-примированными и MVA-NP + M1-H7-бустированными животными (группа 1) и животными, получавшими защитный режим (группа 5, положительный контроль) не демонстрирует существенной разницы в потере веса при первом заражении или при втором независимом повторном заражении.Очевидно, что гуморальный и клеточный иммунитет может обеспечить повышенную эффективность в этой жесткой модели заражения по сравнению с защитными схемами вакцинации (белком и адъювантом) (рис. 6).

    Обсуждение

    В 2013 году птичий грипп A (H7N9) впервые вызвал вспышку тяжелого респираторного заболевания в Китае. Он вновь появился зимой 2013–2014 гг. К апрелю 2015 г. было зарегистрировано ≥630 лабораторно подтвержденных инфекций и сопутствующая смертность> 30% (1). Однако совсем недавно во время пятой волны H7N9 (начало 2017 г.) было зарегистрировано более 600 новых случаев, что в настоящее время является самой большой волной с момента первого обнаружения инфекции человека с тревожно высоким уровнем летальности (40%) ( 1–3).Следовательно, существует постоянная и острая потребность в вакцинах, которые могут защитить от вирусов птичьего гриппа, особенно с учетом того, что вирусы H7N9 теперь демонстрируют сезонный характер циркуляции (2).

    Продолжается клиническая разработка противогриппозных вакцин; однако известно, что вакцины с расщепленным вирусом или субъединичными вакцинами против птичьего гриппа обладают низкой иммуногенностью (26, 27) и часто требуют многократных доз и / или составов с сильными адъювантами для достижения сероконверсии (28). Хотя живые аттенуированные вакцины могут вызывать гуморальную и клеточную иммуногенность, у взрослых эти вакцины ранее были связаны с более низкими показателями сероконверсии и более высокими показателями лабораторно подтвержденного гриппа по сравнению с трехвалентной вакциной против гриппа.Эти явления могут быть связаны с ранее существовавшей иммуногенностью на участках слизистой оболочки (7, 29, 30). Менее половины вакцинированных в недавнем клиническом испытании фазы I по оценке безопасности и иммуногенности живой аттенуированной вакцины H7N9 имели сероконверсию (48%, 95% доверительный интервал 29,4–67,5) после одной вакцинации (31).

    Вакцины, нацеленные на консервативные агенты, такие как внутренние белки IAV, могут обеспечивать более сильные перекрестные защитные реакции против различных штаммов гриппа, включая недавно появившиеся пандемические варианты.Мы демонстрируем, что, хотя у мышей, примированных ChAdOx1 NP + M1 и усиленных MVA-NP + M1-H7, было значительно меньше HA-специфических АТ (рис. 5), не было никакой разницы в заболеваемости или смертности по сравнению с белком и адъювантом. только режим (рис. 6). Эти данные подчеркивают и подтверждают, что Т-клетки обеспечивают определенную степень защиты от клинических симптомов инфекции IAV. Большинство имеющихся в продаже противогриппозных вакцин в первую очередь индуцируют штамм-специфические Ат; однако было продемонстрировано, что гетероподтипные Т-клетки могут обеспечивать защиту широкого спектра (32–34).Корреляция между IAV-направленными Т-клетками и сниженным выделением вируса с менее тяжелым заболеванием у людей была продемонстрирована в ряде клинических исследований (32, 33, 35). Также было продемонстрировано, что защитные уровни NP-специфических Т-клеточных ответов обнаруживаются у 43% взрослого населения (36). Важно отметить, что если вакцина может увеличить количество уже существующих гриппоспецифичных Т-клеток до этого защитного диапазона, этим вакцинированным будет предоставлена ​​определенная степень защиты от новых пандемических вирусов гриппа.Такой уровень усиления достижим при клинической вакцинации людей MVA-NP + M1 (37). В случае вирулентной вспышки пандемии вакцинация MVA-NP + M1 может сдерживать симптомы заболевания, в то время как штамм-специфический белок НА или вакцина, кодирующая HA Ag вспышки, может быть произведена. Последующая вакцинация штаммом HA может затем обеспечить нейтрализацию антител к появляющимся вирусам и сдержать передачу болезни.

    Преимущественно вакцины с вирусным вектором могут способствовать доставке нескольких специфичных для болезни Ag, что, как полагают, является ключевым в ограничении мутантов, ускользающих от вируса, по сравнению с вакцинами, нацеленными на один Ag.Однако доставка нескольких АГ может привести к иммунной конкуренции (12, 38), которую можно в значительной степени обойти путем введения вирусно-векторно-кодируемых вакцинных АГ в отдельные участки, как описано в этой статье. Хотя точные механизмы антигенного вмешательства после вакцинации остаются неизвестными, считается, что на это явление влияют пространственные ограничения Т-клеток (39, 40). Доставка двойных АГ с помощью двухвалентной вакцины с вектором MVA с меньшей вероятностью вызывает иммунную интерференцию, поскольку различные промоторы управляют экспрессией Ag в разное время после заражения; ранний промотор F11 экспрессируется раньше P7.5. Фактически, очень ранняя экспрессия стимулирующих Т-клетки АГ с помощью MVA ранее демонстрировала более высокие Т-клеточные ответы и изменение иерархии иммунодоминантности (41). Многообещающе, усиление MVA-NP + M1-H7 значительно усиливало Т-клеточные ответы против NP + M1 и H7HA, независимо от того, наблюдалась ли антигенная конкуренция после первичной вакцинации.

    В модели строгого заражения включение HA, кодируемого вирусным вектором, в первичную и бустерную фазы значительно превзошло все схемы при обоих заражениях в надире инфекции (дни с 4/5 по 8/9), и у всех животных в этих группах сохранили исходную массу тела на протяжении всего гетерологичного испытания.Обнадеживает то, что два штамма вирусов с псевдотипом H7, использованные для оценки ответов, были нейтрализованы при всех разведениях сыворотки, испытанных на мышах, примированных HA7 и NP + M1 Ag, и эти гуморальные ответы сохранялись до 18 недель после вакцинации. Это важное открытие в свете угрозы пандемии, создаваемой циркулирующими в настоящее время птичьими вирусами H7.

    Таким образом, вакцинация против HA, NP и M1 как при первичной, так и при бустерной иммунизации, доставляемая вакцинами с вирусным вектором ChAd – MVA, вызывает сильные Т- и В-клеточные ответы.Эти новые двухвалентные вакцины с вектором MVA вызывают сильные Т-клеточные ответы против NP + M1, одновременно индуцируя высокие уровни Ат, которые могут распознавать различные подтипы НА. Более того, Т-клеточные ответы против NP + M1 были значительно выше, чем ответы, вызванные первым поколением клинически исследованных вакцин с вектором MVA, что является особенно обнадеживающим результатом для будущей клинической работы (37, 42). Наши данные показывают, что эти гуморальные и клеточные ответы, индуцированные после первичной бустерной вакцинации, являются гетерологичными и гомологичными по своей природе и могут обеспечивать защиту в строгой модели заражения.Действительно, одновременная доставка двойных АГ (H7HA и NP + M1) превзошла ранее опубликованную схему эффективной вакцинации, и, что важно, двойная доставка АГ может снизить давление отбора, которое, как в настоящее время считается, усиливает антигенное разнообразие при вакцинации против гриппа птиц (1, 43). ).

    Раскрытие информации

    S.C.G. является названным изобретателем патентной заявки, описывающей вектор ChAdOx1 (патентная заявка Великобритании № 1108879.6), и названным изобретателем патентов, касающихся методов вакцинации, включая вакцины против гриппа.S.C.G. выступает консультантом Vaccitech, дочерней компании Оксфордского университета. У других авторов нет финансового конфликта интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим В. Кларка и Х. Грея за животноводство, а также А. Ворта и центр Vector Core института Дженнера за помощь. Следующие реактивы были получены через BEI Resources, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальные институты здравоохранения: пептидный массив, белок HA вируса гриппа A / Anhui / 1/2013 (H7N9), NR-44011; пептидный массив, различные пептиды белка НА вируса гриппа A / Shanghai / 1/2013 (H7N9), NR-44012; и белок HA H5 из вируса гриппа, A / Vietnam / 1203/2004 (H5N1), рекомбинантный из бакуловируса, NR-10510.

    • Получено 1 июня 2016 г.
    • Принято 14 июня 2017 г.
    • Copyright © 2017 Американская ассоциация иммунологов, Inc.

    Артикул:

    Мильчакова О.В. Реформа Конституционного суда Черногории (2013-2014 гг.). // Административное и муниципальное право. — 2014. — 4 с. — С. 367-374. DOI: 10.7256 / 1999-2807.2014.4.11462.

    рубрика

    DOI: 10.7256 / 1999-2807.2014.4.11462

    Читать статью

    Отзыв: Статья посвящена анализу статуса Конституционного суда Черногории. Особое внимание уделяется реформе института судебного конституционного контроля, состоявшейся в 2013-2014 гг. Реформа повлияла на формирование Конституционного суда, его административная автономия, внутренняя организация, процедуры конституционного судебный процесс.При этом сформировавшаяся ранее европейская модель конституционного контроля не претерпела изменений. В целом, Поправки направлены на повышение эффективности органа конституционного правосудия, обеспечение открытости и прозрачность судебного разбирательства и формирование суда. В процессе анализа автор в основном использует исторический метод, формально-правовой метод и сравнительно-правовой метод исследования. В заключение автор отмечает, что реализация позитивных демократических основ реформы конституционного правосудия в Черногории вовлечена некоторые недоразумения.Поэтому есть серьезные сомнения относительно легитимности нового корпуса Конституционного Суд Черногории и его решения, что неприемлемо в правовом государстве, поскольку подрывает авторитет и вызывает недоверие к органам государственной власти и особенно Конституционному суду Черногории.

    Ключевые слова: Черногория, конституционная реформа, конституционный суд, конституционный контроль, административная автономия суда, конституционный процесс, Югославия, конституционность, конституционное правосудие, конституция.

    Контактная информация: Мильчакова, Олеся Владимировна, 123995, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9.

    Литература:
    Витрук Н. В. Конституционное право. Судебно-конституционное право и процесс: учеб. пособие. 3-е изд., Перераб. я доп. М., 2011.-592 с.
    Конституционализм: идеал и / или реальность: Сборник материалов дискуссии за круглым столом 4 февраля 2011 года / Под ред. Страшуна Б.А., Алебастровой И.А.М., 2012.-255 с.
    Конституционный контроль: доктрина и практика: материалы международной конференции, посвященной 20-летию Конституционного суда Российской Федерации (Санкт-Петербург, 28-29 октября 2011 г.) / Под ред. Зорькина В.Д. М., 2012.-464 с.
    Конституционный контроль в зарубежных странах: учеб. пособие / отв. красный. Маклаков В.В. 2-е изд., Испр. я доп. М., 2010.-672 с.
    Международный суд по бывшей Югославии: Действие, результаты, эффективность.Материалы Международной научной конференции (Москва, 22–23 апреля 2009 г.) / Отв. красный. Е.Ю. Гуськова. М., 2012.-544 с.
    Месич С. Как развалилась Югославия. М., 2013.-394 с.
    Мильчакова О. В. Конституционная юстиция в Хорватии: становление, развитие, основы организации. Монография. М., 2013.-174 с.
    Мильчакова О. В. Конституционный контроль в странах бывшей Югославии. М., 2014.-308 с.
    Нуриев Г. Х. Европейская модель конституционного судопроизводства.М., 2012.-224 с.
    Пономарева Е. Г. Новые государства на Балканах: Монография. М., 2010.-252 с.
    Ustavni sud Srbije: chetrdeset godina postojaa (приредили Светозар Чипли, Лилана Славни). Белград, 2003. -64 с.
    Добрынин Н.М. Краткий очерк о судьбе российского конституционализма: о сущности, эволюции и неотложности конституционной реформы // Право и политика. — 2013. — 12. — С. 1737 — 1752. DOI: 10.7256 / 1811-9018.2013.12.10142.
    Есиева Ф. К. Эволюция высших органов государственной
    власти на завершающем этапе развития
    советской государственности // Политика и общество.- 2012. — 2. — С. 13 — 18.

    Литература (транслитерация):
    Витрук Н.В. Конституционное право. Судебно-конституционное право и процесс: учеб. пособие. 3-е изд., Перераб. я доп. М., 2011.-592 с.
    Конституционализм: идеал и / или реальность: Сборник материалов дискуссии за круглым столом 4 февраля 2011 года / Под ред. Страшуна Б.А., Алебастровой И.А. М., 2012.-255 с.
    Конституционный контроль: доктрина и практика: материалы международной конференции, посвященной 20-летию Конституционного суда Российской Федерации (Санкт-Петербург, 28-29 октября 2011 г.).) / Под красный. Зорькина В.Д. М., 2012.-464 с.
    Конституционный контроль в зарубежных странах: учеб. пособие / отв. красный. Маклаков В.В. 2-е изд., Испр. я доп. М., 2010.-672 с.
    Международный суд по бывшей Югославии: Действие, результаты, эффективность. Материалы Международной научной конференции (Москва, 22–23 апреля 2009 г.) / Отв. красный. Е.Ю. Гуськова. М., 2012.-544 с.
    Месич С. Как развалилась Югославия. М., 2013.-394 с.
    Мильчакова О.В. Конституционная юстиция в Хорватии: становление, развитие, основы организации. Монография. М., 2013.-174 с.
    Мильчакова О. В. Конституционный контроль в странах бывшей Югославии. М., 2014.-308 с.
    Нуриев Г. Х. Европейская модель конституционного судопроизводства. М., 2012.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.