Отношения неимущественные связанные с имущественными: Понятие и система неимущественных прав

ПРИРОДА ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ И ИХ СВЯЗЬ С ИМУЩЕСТВЕННЫМИ ПРАВАМИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

||||||

ИСТОЧНИК:    Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015. № 6. Ч. 2. С. 195-198.
РАЗДЕЛ:    Юридические науки
Порядок опубликования статей | Показать содержание номера | Показать все статьи раздела | Предметный указатель

Лицензионное соглашение об использовании научных материалов.

Хватова Мария Алексеевна
Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана

Аннотация. Статья посвящена актуальным проблемам гражданского права, касающимся правового статуса личности. Основное внимание автор уделяет научным дискуссиям о системе личных неимущественных прав человека и приходит к выводу, что все они обусловлены автономией личности. По соотношению личных нематериальных благ и личных неимущественных прав доказаны возможность самостоятельной защиты как личного нематериального блага, так и основанного на нем личного неимущественного права, а также наличие органической связи неимущественных прав с имущественными правами.

Ключевые слова и фразы: личные нематериальные блага, личные неимущественные права, виды прав человека, защита нематериальных благ, право на жизнь и здоровье, personal nonmaterial welfare, personal nonproperty rights, types of individual’s rights, protection of nonmaterial welfare, right to life and health

Открыть полный текст статьи в формате PDF.
Бесплатный просмотрщик PDF-файлов можно скачать здесь.
Список литературы:
  1. Голубев К. И., Нарижний С. В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. Изд-е 2-е, доп. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2001. 302 с.
  2. Гражданское право: учебник / под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. Изд-е 2-е, доп. и перераб. М.: Юристь, 2002. Ч. 1. 536 с.
  3. Дробышевская Т. В. Личные неимущественные права граждан и их гражданско-правовая защита: монография. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 2001. 131 c.
  4. Красавчикова Л. О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации: автореф. дисс. … д.ю.н. Екатеринбург, 1994. 42 с.
  5. Красавчикова Л. О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации: дисс.
    . д.ю.н. Екатеринбург, 1994. 435 с.
  6. Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М.: МЗПРЕСС, 2000. 244 с.
  7. Малеина М. Н. Право индивида на телесную неприкосновенность // Государство и право. 1993. № 4. С. 97-106.
  8. Нохрина М. Л. Гражданско-правовое регулирование личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. 372 с.
  9. Пешкова О. А. Ответственность и защита при причинении вреда неимущественным правам и нематериальным благам граждан и юридических лиц: автореф. дисс. … к.ю.н. Волгоград, 1998. 25 с.
  10. Рясенцев В. А. Неимущественные интересы в советском гражданском праве // Ученые записки Московского юридического института. М., 1939. Вып. 1. С. 26-27.
  11. Сараев Д. В. Соотношение понятий «личные нематериальные блага» и «личные неимущественные права» // Юрист. 2002. № 7. С. 3-4.
  12. Толстой В. С. Личные неимущественные правоотношения. М.: Изд-во Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки, 2009. 216 с.

Порядок опубликования статей | Показать содержание номера | Показать все статьи раздела | Предметный указатель

© 2006-2022 Издательство ГРАМОТА

разработка и создание сайта, поисковая оптимизация: krav.ru

Личные неимущественные, не связанные с имущественными отношения в структуре предмета гражданского права С.С.Шевчук

ББК 67. 404

ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С ИМУЩЕСТВЕННЫМИ, ОТНОШЕНИЯ В СТРУКТУРЕ ПРЕДМЕТА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

С.С. Шевчук

Рассматривается проблема взаимосвязи личных неимущественных и имущественных отношений. Поднимается вопрос: составляют ли личные неимущественные отношения предмет гражданско-правового регулирования или же они только защищаются нормами гражданского права.

Решение вопроса о предмете правового регулирования является важнейшим исходным моментом всякой отрасли права. Определению отношений, составляющих предмет гражданского права как отрасли, посвящены нормы ст.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее

– ГК). Анализ этих норм позволяет сделать вывод о том, что предметом гражданского права являются имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, носящие эквивалентно-возмездный характер и возникающие между самостоятельными и несоподчиненными участниками гражданского оборота. Неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ.

Недостаточно четкая позиция законодателя в определении предмета гражданского права вызвала оживленную дискуссию по вопросу: составляют ли личные неимущественные, не связанные с имущественными, отношения, имеющие своим объектом личные неимущественные блага, предмет гражданско-правового регулирования, или личные неимущественные права и неотчуждаемые неимущественные блага только защищаются нормами гражданского права. В науке гражданского права отсутствует единство мнений ученых по вопросу о структуре предмета гражданского права.

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

Для углубления в обозначенную проблему обратимся к анализу точек зрения различных авторов и их аргументации. Н.Д. Егоров считает, что «в соответствии с п.1 ст.2 ГК РФ гражданским правом регулируются те личные неимущественные отношения, которые связаны с имущественными. Отсюда следует, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, гражданским правом не регулируются»[1]. По мнению В.А. Дозорцева, «личные неимущественные права относятся к гражданскому праву вообще не в качестве объекта экономического оборота, в котором не участвуют и не могут участвовать по определению. Они составляют побочную, хотя и очень «важную, ветвь гражданского права, имеющую своей задачей обеспечить только их защиту некоторыми средствами гражданского права»[2]. Солидарен с ними М.И. Брагинский, полагающий, что ст.2 ГК РФ «исключила неимущественные отношения, не связанные с имущественными, из предмета регулирования гражданского законодательства, следовательно, гражданское право лишь защищает объекты личных неимущественных прав, но не регулирует их»[3]. В свое время аналогичную позицию высказывал О.С Иоффе, считая, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, лишь охраняются и защищаются, но не регулируются гражданским правом [4].

Сторонники противоположной позиции утверждают, что для подобных выводов нет достаточных оснований. А.Е. Шерстобитов, критикуя взгляды авторов, занимающих отрицающую позицию, пишет: «…в новейшей литературе удаление из предмета гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, рассматривается как малообоснованное»[5]. «Если личные неимущественные отношения тяготеют к предмету гражданского права, то они должны им регулироваться независимо от того, связаны они с имущественными отношениями или нет»[5].

Более осторожной позиции в определении предмета гражданского права придерживается Е.А.Суханов. Раскрывая структуру предмета

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

гражданского права, он указывает, что к отношениям, регулируемым гражданским правом, относятся: «во-первых, это имущественные отношения… Во-вторых, личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, а в некоторых случаях и не связанные с ними», отмечая при этом, что « применение гражданско-правовых средств защиты еще не свидетельствует о том, что такие отношения могут в полной мере регулироваться гражданским правом»[5, с.6].

Действительно, прямо и непосредственно личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, в числе отношений, регулируемых гражданским правом, в ст.2 ГК РФ не упоминаются. «Тем самым, – справедливо отмечает Ю.К.Толстой, – на вооружение взята концепция, основанная на искусственном противопоставлении регулирования и защиты, причем в ее худшем варианте, поскольку речь идет о регулировании отношений и о защите прав»[6]. Соглашаясь с аналогичной позицией и аргументацией А.Л.Маковского, Ю.К.Толстой утверждает, что «противопоставление правового регулирования и правовой защиты, по крайней мере в области гражданского права, в высшей степени условно, и что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, составляют предмет гражданского права не только тогда, когда они нарушены, но и до их нарушения»[6].

Возможность осуществления как регулятивной, так и охранительной функции гражданского права в сфере личных неимущественных отношений обосновывает Л.О.Красавчикова. «На первый взгляд, – пишет автор, – может показаться лишенной какого-либо практического смысла необходимость закрепления права на жизнь, права на здоровье, права на честь и достоинство, личную неприкосновенность, если жизнь, здоровье, имя, честь и достоинство и так принадлежат человеку с рождения, если независимо (а иногда и вопреки) от норм права гражданин принимает решения и осуществляет их в своей частной жизни исходя из своих собственных интересов… Однако с появлением государства и права «юридически

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

признанная свобода существует в государстве в форме закона». Таким образом, регулятивная функция гражданского права в сфере личных неимущественных отношений проявляется в первую очередь в форме юридического признания принадлежности каждому физическому лицу неотчуждаемых нематериальных благ и свободы определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению»[7].

Убедительно отстаивая позитивную концепцию, в соответствие с которой личные права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом, М.Н. Малеина предлагает «уточнить содержание ст.2 ГК РФ, включив в предмет гражданско-правового регулирования все виды личных неимущественных отношений»[8]. Согласно разработанной ею концепции личные неимущественные права равноценны с имущественными, в связи с чем база правового регулирования таких прав должна быть расширена и детализирована [9].

Позиция признания существенного изменения приоритетов в предмете гражданско-правового регулирования в сторону неотчуждаемых личных неимущественных благ поддерживается и другими авторами. Развивая теорию конструирования модели субъективных прав на различные нематериальные блага, авторы работы «Проблемы объектов гражданских прав» обосновывают, что «разработка содержательной стороны указанного права может произвести переворот в науке гражданского права. Исторически дело поворачивается таким образом, что на передний план выдвигается человек, гражданин, личностажданин, личностполучие. Все остальное – дело второго порядка. И гражданское право вынуждено будет основным своим предметом регулирования брать неимущественные отношения. Имущественные же отношения подлежат учету в той мере, в какой на возмездной основе удовлетворяются материальные и культурные потребности членов общества»[10].

Решение обозначенной проблемы структурного состава предмета гражданского права представляет исключительную актуальность. Небольшой

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

исторический экскурс позволит вспомнить, как относился к этой проблеме законодатель в пределах обозримого периода истории развития гражданского законодательства.

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. личные неимущественные права не охранялись. О.С. Иоффе относит разработку советской цивилистикой возможности обеспечения гражданско-правовой охраны чести, имени, собственно изобретения и других личных благ такого же характера к концу 30-х – началу 40-х годов [11]. Структура предмета гражданскоправового регулирования в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. в соответствии со ст. 1 включала имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, а в случаях, предусмотренных законом, личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными. В этот период в науке гражданского права существовало полное единство взглядов по поводу относимости к предмету гражданского права имущественных отношений, что же касалось неимущественных отношений, то не было единства мнения о том, «какие именно из неимущественных отношений являются элементом предмета гражданско-правового регулирования, какие из этих отношений регулируются гражданским правом, а какие только охраняются…» [12].

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. сделали значительный шаг вперед в определении предмета гражданскоправового регулирования, включив в него товарно-денежные имущественные отношения; иные имущественные отношения, основанные на равенстве их участников; связанные с имущественными личные неимущественные отношения; не связанные с имущественными личные неимущественные отношения, если иное не предусмотрено законодательными актами либо не вытекает из существа личного неимущественного отношения.

В ст. 2 ныне действующего ГК РФ формально значительно сужен предмет регулируемых гражданским правом неимущественных отношений, что представляется автору шагом назад по сравнению с Основами

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., и что не соответствует конституционному курсу признания, развития и беспрепятственного осуществления неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина.

Вместе с тем, на наш взгляд, выделение в ст. 2 ГК РФ личных неимущественных прав, которые лишь защищаются гражданским правом, отнюдь не означает, что их регулирование лежит за пределами данной отрасли, поскольку это противоречит содержанию прочих норм ГК РФ и, прежде всего, нормам гл.8 ГК РФ, в которых говорится не только о защите, но и об осуществлении личных неимущественных прав и других нематериальных благ (п.1 ст. 150 ГК РФ). А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что личные неимущественные, не связанные с имущественными, отношения могут составлять предмет гражданского права не только в нарушенном, но и в нормальном (ненарушенном) состоянии. На это обращают внимание и многие другие авторы. М.Н. Малеина, обращаясь к проблеме определения предмета гражданского права, замечает: «Ряд статей ГК РФ подтверждают, что гражданское законодательство именно регулирует, а не только защищает личные нематериальные отношения, не связанные с имущественными. Так, в ст. 128 ГК РФ отмечается, что нематериальные блага являются объектами гражданских прав. В ст. 150 ГК указывается, что личные неимущественные права могут принадлежать гражданину от рождения. Эти положения доказывают существование личных неимущественных прав до их нарушения»[13].

Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной властей, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Логическое толкование ст. 2 ГК РФ позволяет обнаружить и другие аргументы в пользу данной позиции. Так, ст. 2 носит название «Отношения,

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

регулируемые гражданским законодательством». Поскольку ч.2 ст.2 входит в состав ст. 2 ГК РФ, то не вызывает сомнения то, что законодатель включает отношения, возникающие по поводу личных неимущественных благ, предусмотренных ст. 150 ГК РФ, в предмет гражданского права. Выделив их в самостоятельную часть ст.2 ГК РФ, законодатель именно так попытался подчеркнуть особенности и своеобразие данных отношений. Непонятным остается вопрос о том, как, по мнению законодателя, соотносятся между собой такие правовые категории, как «регулирование» и «защита» гражданских прав. Автором разделяется точка зрения, в соответствии с которой защита есть одна из форм правового регулирования, следовательно, между этими понятиями существует соотношение категорий рода (более широкого понятия – регулирование), и вида (более узкого понятия – защита). Если следовать такому подходу, то можно сделать следующий вывод: абсолютные личные неимущественные права, имеющие своим объектом личные неимущественные блага, предусмотренные ст.150 ГК РФ, входят в предмет гражданско-правового регулирования и имеют позитивное содержание. На сегодняшний день содержание этих прав в законодательстве не определено, однако в целях обеспечения возможности беспрепятственной реализации и защиты этих прав назрела настоятельная необходимость определить это содержание, установить правовые границы поведения как управомоченных субъектов – носителей этих прав, так и всех остальных лиц, которые могут создать препятствия управомоченным субъектам в реализации принадлежащих им правомочий. Если же состоялся факт нарушения соответствующего права конкретным субъектом (субъектами), то возникает новое, относительное правоотношение по возмещению вреда, носящее внедоговорный характер, получившее свое закрепление в ч.1 ст.2 ГК РФ, а детальную правовую регламентацию в нормах гл. 59 ГК РФ.

Вхождение в предмет гражданского права личных неимущественных, не связанных с имущественными, отношений обусловливается также возможностью применения к ним метода гражданско-правового

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

регулирования, основными признаками которого являются юридическое равенство их участников, их независимость и несоподчиненность. Немаловажным является и то обстоятельство, что любое личное неимущественное правоотношение может приобрести правовую связь с имущественным правоотношением в связи с предоставленной законом возможностью субъекту личных неимущественных прав использовать в случае их нарушения такие гражданско-правовые способы защиты, как взыскание убытков и компенсация морального вреда.

Не вызывает также сомнения, что субъекты этих прав вправе требовать применения к ним общих норм гражданского права о беспрепятственном осуществлении их субъективных гражданских прав, об осуществлении принадлежащих им прав по своему усмотрению, о недопустимости произвольного вмешательства в их права. Одновременно с этим они обязаны претерпевать ограничения своих прав на основаниях и в порядке, определяемых федеральным законом (ч.2 п.2 ст.1 ГК РФ), не допускать злоупотребления своими правами. Что касается сущности и содержания корреспондирующей неотчуждаемым личным неимущественным правам субъективной пассивной обязанности любого и каждого, то этот вопрос решен в общей норме о недопустимости нарушения признаваемых законом и охраняемых прав, и интересов.

Изложенное, на наш взгляд, свидетельствует о наличии общего механизма гражданско-правового регулирования такого рода отношений. На сегодняшний день отсутствуют лишь специальные нормы, определяющие содержание и границы субъективных прав граждан на жизнь, здоровье, честь, достоинство, личную неприкосновенность и т. п., что представляется существенным пробелом и требует скорейшего исправления такого положения.

Другим недостатком действующего гражданского права, на наш взгляд, является то, что оно лишь перечисляет подлежащие защите неотчуждаемые личные неимущественные блага, но не дает им понятия.

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

Общепризнанно, что развитие и совершенствование гражданского законодательства должно основываться на фундаментальных конституционных принципах признания и соблюдения основных прав и свобод человека и гражданина, на реальном возрождении права граждан свободно и самостоятельно распоряжаться своими правами. С этой целью необходим глубокий научный анализ понятия и содержания основных неотчуждаемых благ, что позволит выявить и конкретизировать содержание возникающих по их поводу субъективных гражданских прав, усовершенствовать правовой механизм их реализации и защиты.

Оговоримся сразу, что отношение представителей правовой науки к легальным понятиям и дефинициям не является однозначным. Некоторые ученые отрицают необходимость и полезность разработки и закрепления в законе легальных определений, считая, что это неминуемо ограничивает восприятие реальной сущности и содержания того или иного явления, поскольку, по их мнению, ни одно определение не способно их выразить. Так, обсуждая вопрос о значении легальных дефиниций и иных закрепленных в нормативных актах положений, В.И. Сенчищев отмечает, что «вероятность достижения сколь-нибудь единого и однообразного понимания того или иного вопроса в теоретической его плоскости становится практически невозможной и в значительной степени зависящей от субъективных позиций исследователя. Поэтому чуть ли не любое вполне последовательное, с одной точки зрения, обоснование того или иного положения может быть опровергнуто с другой точки зрения»[14].

Мы придерживаемся противоположной позиции, согласно которой следует признавать значение формулирования и обоснования категорий и понятий, и которую убедительно представил О. С. Иоффе, подчеркивая, что «…в категориях и понятиях отражаются объективные закономерности исследуемых явлений, и что наука не возникает, пока такие закономерности остаются нераспознанными»[15]. Значение легальных определений, являющихся результатом научных разработок понятий и категорий,

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

обосновывает и Е.Г. Комиссарова: «Объективное право – это продукт длительного исторического и культурного развития человечества, а потому невозможно отрицать значение заключенных в нем легальных понятий. Они

– важнейшее и, пожалуй, первоначальное средство аргументации в юридической литературе»[16].

В нормативно-правовых актах законодатель нередко обращается к таким личным неимущественным благам, как жизнь, здоровье, телесная (физическая) неприкосновенность и т.п., не давая им определения, исходя из предполагаемой очевидности для всех того, какой смысл в них вкладывается (например, ст. ст. 20,41 Конституции Российской Федерации; ст.ст.1, 150, 1084, 1085 ГК РФ; ст.ст.1, 2, 3 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан; ст.ст . 11, 12 закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека»; ст.ст. 1, 8 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»; преамбула, ст.18 Федерального закона «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» и т.п.). Нам представляется необходимым иметь более или менее точное знание о том, что представляют собой такие блага, и какое значение для целей правового регулирования вкладывает в их содержание законодатель. Правовой анализ и разработка определений перечисленных благ необходимы также постольку, поскольку от этого зависит и понимание содержания субьективных прав гражданина, которые по поводу этих благ возникают. Нам импонирует позиция М.Н.Малеиной, в соответствие с которой «…одна из гарантий права на жизнь – закрепление на уровне закона понятия жизни и смерти»[17]. Не менее актуальным, на наш взгляд, является закрепление в законе понятий «здоровье», «физическая (психическая) неприкосновенность», «человеческое постоянство» и др. В качестве авторского варианта предлагается следующая дефиниция «жизни» как объекта личного неимущественного права гражданина и охраняемого законом неотчуждаемого блага: «жизнь есть охраняемое законом личное неимущественное благо высшего уровня и

Сборник научных трудов. Серия «Право»,выпуск №1 (5)//СевКавГТУ, Ставрополь,2003 г.

ISBN 5-9296-0167-4 Северо-Кавказский государственный технический университет http://www.ncstu.ru

Правовая природа собственности и неимущественных статей Образец статей

  • Имущество используется исключительно для целей розничной торговли и других сопутствующих и связанных целей.

  • За исключением случаев, указанных в настоящем Разделе 2.6, никакое погашение, досрочное погашение всей или любой части Займа не должно вызывать, давать право требовать или иным образом приводить к освобождению Залогового инструмента от Обеспечительного инструмента на Объекте.

  • (a) Заемщик должен обеспечить эксплуатацию Имущества во всех существенных отношениях в соответствии с Соглашением об управлении (или Соглашением об управлении на замену), в зависимости от обстоятельств. В случае истечения срока действия Соглашения об управлении или его расторжения (без ограничения каких-либо обязательств Заемщика по получению согласия Кредитора на любое прекращение или изменение Соглашения об управлении в соответствии с условиями и положениями настоящего Соглашения) Заемщик должен незамедлительно заключить Соглашение о замене Соглашение об управлении с Менеджером или другим Квалифицированным менеджером, если применимо.

  • Арендодатель, с учетом условий и соглашений, содержащихся в настоящем документе, со стороны Арендатора, которые должны быть оплачены, сохранены, соблюдены и выполнены, настоящим сдает в аренду Арендатору, а Арендатор настоящим сдает в аренду у Арендодателя на Срок (как здесь и далее определено), Свойство. Использование Арендатором Имущества должно осуществляться в соответствии с условиями настоящего Договора аренды.

  • Заемщик должен обеспечивать содержание Имущества в хорошем и безопасном состоянии и ремонт. Улучшения и Личное имущество не могут быть удалены, снесены или существенно изменены (за исключением обычной замены Личного имущества или в соответствии с условиями Договора аренды ПЭЦМАРТ) без согласия Кредитора. За исключением случаев, предусмотренных в Разделе 3.8(f) настоящего документа, Заемщик должен незамедлительно отремонтировать, заменить или перестроить или обеспечить ремонт, замену или перестройку любой части Имущества, которая может быть уничтожена в результате несчастного случая, повреждена, изношена или пришла в негодность или которые могут быть затронуты любыми действиями характера, упомянутыми в Разделе 3.6 настоящего документа, и должны завершить и оплатить любое сооружение в любое время в процессе строительства или ремонта на Земле. Заемщик не должен инициировать, присоединяться, соглашаться или соглашаться с любыми изменениями в любом частном ограничительном соглашении, законе о зонировании или других государственных или частных ограничениях, ограничивающих или определяющих виды использования, которые могут быть сделаны Имуществом или любой его частью, при условии, что: что Заемщику разрешается заключать соглашения о сервитуте или предоставлять права проезда, если такие соглашения или предоставления не уменьшают стоимость Имущества или ухудшают его использование, и до тех пор, пока Заемщик предоставил Кредитору подтверждение правового титула, удовлетворяющее Кредитора. в отношении таких соглашений и/или прав проезда. Если в соответствии с применимыми положениями о зонировании использование всей или любой части Имущества является или должно стать использованием, не соответствующим требованиям, Заемщик не будет вызывать или разрешать прекращение несоответствующего использования или отказ от несоответствующего Улучшения без явного письменного согласия Кредитора.

  • A10.1 Если Управление безвозмездно выдает Имущество Подрядчику, такое Имущество будет и останется собственностью Управления, и Подрядчик безотзывно выдает разрешение Управлению и его агентам на вход в любые помещения Подрядчика в ходе обычной деятельности. часов по разумному уведомлению, чтобы удалить любое такое Собственность. Подрядчик ни при каких обстоятельствах не имеет залогового права или каких-либо иных интересов в отношении Имущества, и Подрядчик всегда должен владеть Имуществом в качестве доверительного агента и хранителя Органа. Подрядчик должен принять все разумные меры для обеспечения того, чтобы право собственности Администрации на Имущество и исключение любых таких залогов или других интересов были доведены до сведения всего Персонала, и должен, по запросу Администрации, хранить Имущество отдельно и обеспечивать что он четко идентифицируется как принадлежащий Органу.

  • За исключением случаев, предусмотренных в Подразделе 12(p) и (q) ниже, Заемщики будут эксплуатировать или прилагать разумные усилия для обеспечения эксплуатации всех нефтегазовых объектов осторожным и эффективным образом в соответствии с практикой. отрасли и в соответствии во всех существенных отношениях со всеми применимыми законами, правилами и положениями, а также в соответствии во всех существенных отношениях со всеми применимыми законами о пропорции и сохранении юрисдикции, в которой расположены объекты, и со всеми применимыми законами, правилами , а также положения любого другого агентства и органа, время от времени создаваемого для регулирования разработки и эксплуатации объектов, а также производства и продажи углеводородов и других полезных ископаемых из них; при условии, однако, что Заемщики имеют право добросовестно оспаривать посредством соответствующих процедур применимость или законность любого такого закона, правила или постановления, а до такого оспаривания могут отсрочить соблюдение их, если такая отсрочка не повлечет за собой собственности или любой ее части к обращению взыскания или утрате.

  • A. Все существующие сооружения, инженерные сети, службы, дороги, деревья, кустарники и имущество, в которых ОКРУГ имеет интересы, должны быть защищены ПОДРЯДЧИКОМ от повреждений или перерывов в обслуживании в любое время в течение срока действия настоящего контракта, и ПОДРЯДЧИК несет ответственность за ремонт или замену поврежденного имущества в соответствии с требованиями ОКРУГА, которому причинен ущерб в результате действий ПОДРЯДЧИКА с имуществом. В случае, если ПОДРЯДЧИК не соблюдает эти требования, ОКРУГ оставляет за собой право обеспечить необходимые услуги и возместить стоимость таких услуг ПОДРЯДЧИКУ. Все предметы, поврежденные в результате деятельности ПОДРЯДЧИКА или субподрядчика, принадлежащие третьим сторонам, такие как, помимо прочего: тротуары, ирригация, бордюры, трубы, водостоки, водопровод, тротуар, почтовые ящики, дерн, знаки или другое имущество, либо быть отремонтированы или заменены ПОДРЯДЧИКОМ за счет ПОДРЯДЧИКА, в порядке, установленном ОКРУГОМ, и при исключительном удовлетворении ОКРУГА.

  • Не позднее 31 октября 2018 г. Застройщик должен завершить покупку всех участков, составляющих Недвижимость, и всех необходимых полос отвода, необходимых для Проекта. Застройщик должен предоставить копии актов и таких других закрывающих документов по запросу города или RDA в отношении покупки Имущества и прав проезда. Имущество и права отвода принадлежат Застройщику.

  • По истечении или досрочном расторжении настоящего Договора аренды Арендатор может вывезти свое личное имущество, офисные принадлежности и офисную мебель и оборудование, если (а) такие предметы легко передвигаются и не прикреплены к Помещению; (b) такое удаление завершено до истечения срока действия или досрочного расторжения настоящего Договора аренды; (c) на момент такого удаления не существует Случая невыполнения обязательств; и (d) Арендатор немедленно устраняет все повреждения, вызванные или возникшие в результате такого удаления. Все остальное имущество в Помещении и любые изменения Арендатора (включая ковровое покрытие от стены до стены, обшивку панелями, настенное покрытие, осветительные приборы и аппаратуру или проводку для телекоммуникационных средств или любые другие предметы, прикрепленные к полу, стенам, потолку или любой другой части). Помещения или Здания) становится собственностью Арендодателя и остается в Помещении и передается вместе с ним; при условии, однако, что по единоличному выбору Арендодателя, после письменного уведомления Арендодателем Арендатора в то время, когда Арендатор представляет планы и спецификации изменений Арендатора Арендодателю на утверждение, Арендатор обязан за свой счет и за свой счет удалить по по окончании Срока аренды или досрочном расторжении настоящего Договора аренды всех (или той части, которую укажет Арендодатель) Изменений, связанных с удалением (далее определено) (включая Телекоммуникационные средства), возместить любые повреждения, возникшие в результате такого удаления, и вернуть Помещения тому же состоянии, существовавшем до установки таких Изменений для удаления, за исключением разумного износа. Используемый в настоящем документе термин «Изменения в связи с удалением» означает любые изменения Арендатора (включая все телекоммуникационные средства и/или кабели в Помещении или проложенные между Помещением и любой другой частью Здания), (i) которые Арендодатель в ответ на Запрос (далее определяемый) Арендатором, указанный Арендатору, должен быть удален Арендатором в конце Срока действия; или (ii) в отношении которого Арендатор не направил Арендодателю Запрос о выселении в то время, когда Арендатор запросил у Арендодателя одобрение такого изменения арендатора (в соответствии с положениями настоящего пункта 4. 7). Используемый в настоящем документе термин «Запрос на удаление» означает запрос Арендатора, направленный Арендодателю одновременно с запросом Арендатора на утверждение любого Изменения Арендатора, относительно того, должно ли такое Изменение быть удалено Арендатором в конце Срока аренды. Арендатор отказывается от всех прав на любые платежи или компенсации за такие Изменения Арендатора (включая Телекоммуникационные Средства). Если Арендатор не сможет вывезти какое-либо свое имущество из Помещения, Здания или Земли по истечении или досрочном расторжении настоящего Договора аренды, Арендодатель может, по своему усмотрению, вывезти и хранить такое имущество за счет Арендатора без ответственности за утрату или повреждение имущества. такое имущество, такое хранение осуществляется за счет и за счет Арендатора. Арендатор должен оплатить все разумные, фактические и документально подтвержденные расходы, понесенные Арендодателем, в течение пятнадцати (15) Рабочих дней после требования о такой оплате. Если Арендатор не оплачивает стоимость хранения такого имущества, Арендодатель может, по своему усмотрению, после того, как оно будет храниться в течение тридцати (30) дней или более, продать или разрешить продажу любого или всего такого имущества по публичная или частная продажа (и Арендодатель может стать покупателем при такой продаже) таким образом, в такое время и в таком месте, которые Арендодатель по своему единоличному усмотрению сочтет надлежащими, и Арендодатель должен использовать выручку от такой продажи: во-первых, на стоимость и расходы на такую ​​продажу, включая фактически понесенные разумные гонорары адвокатов; во-вторых, на оплату расходов или сборов за хранение любого такого имущества; в-третьих, на выплату любых других денежных сумм, которые могут быть или позже должны быть причитаются Арендодателю от Арендатора по настоящему Договору аренды; и, в-четвертых, баланс, если таковой имеется, Арендатору.

Гражданское право | История, системы и факты

Юстиниан I

Просмотреть все СМИ

Похожие темы:
римское право германское право

Просмотреть весь связанный контент →

Резюме

Прочтите краткий обзор этой темы

гражданское право , также называемое романо-германским правом , право континентальной Европы, основанное на примеси римского, германского, церковного, феодального, торгового и обычного права. Европейское гражданское право было принято в большей части Латинской Америки, а также в некоторых частях Азии и Африки, и его следует отличать от общего права англо-американских стран.

Термин гражданского права имеет другие значения, не используемые в данной статье. Термин jus civile , означающий, например, «гражданское право», использовался в Древнем Риме, чтобы отличить право, существующее исключительно в городе Риме, от

jus gentium , права всех наций, распространенного по всей империи. Эта фраза также использовалась для разграничения частного права, регулирующего отношения между людьми, от публичного права и уголовного права. Наконец, в философии права гражданское право иногда относится к позитивному праву государства, в отличие от естественного права.

В V и VI веках н.э. в Западной и Центральной Европе господствовали германские народы, особенно те, которые завоевали Римскую империю. Среди них были англосаксы Англии, франки западной Германии и северной Франции, бургунды, вестготы южной Франции и Испании и лангобарды Италии. Хотя традиции римского права сохранялись некоторое время, в большинстве регионов преобладали германские обычаи. В средние века эти обычаи претерпели бурный рост в попытке удовлетворить сложные потребности, связанные с развитием феодализма и рыцарства, ростом городов, восточной колонизацией, ростом торговли и все более утонченной культурой. Среди множества нитей, из которых сплеталась сложная структура средневекового права, особое значение имели обычаи купцов и каноническое право Римско-католической церкви. В основном через каноническое право концепции и идеи Древнего Рима продолжали ощущать свое присутствие, даже когда само римское право было забыто. В конце 11 века римское право было заново открыто и стало предметом научного изучения и преподавания учеными в северной Италии, особенно в Болонье. С ростом спроса на подготовленных судей и администраторов, сначала со стороны итальянских городов-республик, а затем со стороны князей из других местностей, студенты стекались в Болонью со всей Европы, пока изучение и преподавание права не были постепенно переданы местным университетам.

В результате этого процесса римское право проникло в отправление правосудия к северу от Альп, особенно в Германии и Нидерландах, где влияние римского права стало особенно сильным.

В Священной Римской империи германской нации восприятию римского права способствовало то, что ее императоры лелеяли идею быть прямыми преемниками римских цезарей; Римское право, собранное в Кодексе Юстиниана (Corpus Juris Civilis) императором Юстинианом I между 527 и 565 годами, можно было считать все еще действующим просто потому, что оно было имперским законом. Однако решающим для приема было превосходство специализированной подготовки юристов римского права над эмпирическими методами непрофессиональных судей и практиков местного права. Столь же решающим было превосходство римско-канонического типа процедуры с ее рациональными правилами доказывания над местными формами процедуры, предполагающими доказывание ордалиями, битвами и другими иррациональными методами. Однако нигде римское право полностью не вытеснило местные законы, а в отношении содержания права возникли различные амальгамы.

Римское право сильно повлияло на договорное и гражданское право; каноническое право достигло верховенства в области брака; и сочетания германских, феодальных и римских традиций развивались в вопросах собственности и правопреемства или наследования. Понятийные формулировки, в которых выражались нормы и принципы права, а также процессуальные формы, в которых осуществлялось правосудие, также были строго римскими. Возникшая таким образом система была названа 9-й.0069 jus commune . На практике оно менялось от места к месту, но, тем не менее, представляло собой единое целое, скрепленное общей традицией и общим багажом знаний. Хотя закон Corpus Juris Civilis (особенно его основная часть, Дигесты — сочинения юристов) как таковой фактически нигде не существовал, он повсюду составлял основу изучения, обучения и рассуждений. Несмотря на все местное разнообразие, гражданско-правовой мир испытывал чувство единства, которое соответствовало остро ощущаемому единству европейской цивилизации.

Это единство было подорвано религиозными разногласиями Реформации и Контрреформации и ростом национализма, сопровождавшим объединение и стабилизацию европейских наций и их борьбу за гегемонию. В области права раскол нашел выражение в национальных кодификациях, благодаря которым право внутри каждой нации было унифицировано, но в то же время обособлено от права всех других. В Дании кодификация произошла в 1683 г., в Норвегии – в 1687 г., в Швеции и Финляндии – в 1734 г., а в Пруссии – в 179 г.4. Благодаря личности их основоположника и примененной новаторской технике большой славы и влияния достигли наполеоновские кодификации частного и уголовного права Франции, особенно их центральная часть, Гражданский кодекс 1804 г., который стал известен как Кодекс Наполеона.

Кодификация продолжалась и после наполеоновской эпохи. В Бельгии и Люксембурге, которые были присоединены к Франции при Наполеоне, его кодексы просто оставили в силе. Нидерланды, Италия, Испания, Португалия и многие страны Латинской Америки последовали французской модели, не только предприняв национальную кодификацию, но и используя те же методы и механизмы. Естественно, их суды и ученые-правоведы были, по крайней мере в начале 19века склонен уделять большое внимание французской юридической учености.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В Германии национальная кодификация появилась значительно позже, чем во Франции. Только коммерческий кодекс был единообразно создан независимыми германскими государствами вскоре после революции 1848 г. Унификация уголовного права произошла почти одновременно с политическим объединением страны, которое произошло в 1871 г. Кодификация организации судов и гражданского и уголовного судопроизводства пришли в 1879 г.. Но Гражданский кодекс Германии (Bürgerliches Gesetzbuch für das deutsche Reich) не был завершен до 1896 г. и не вступил в силу до 1 января 1900 г.

На протяжении XIX века энергичная немецкая юридическая наука имела большое влияние в Австрии (которая уже в 1811 г. кодифицировала свое право по методике, отличной от французской), в Швейцарии, в скандинавских странах, а позже и в большинстве стран. восточной Европы. Когда швейцарское право было кодифицировано в 1907–1912 годах, оно стало образцом для турецкой кодификации 19 века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *