Психология общения в семье: Психология общения в семье

Содержание

Психология общения в семье

Общение. Великая сила спрятана в общении, в умении общаться друг с другом. Общение в семье имеет огромное значение для супругов. Если нет общения, нет и семейного счастья. Развивайте культуру общения в своей семье, разговаривайте обо всем, проговаривайте все волнующие вас темы и трудности, обсуждайте то, что происходит сейчас и то, к чему вы стремитесь через два, три, четыре года. А через десять лет?

Пока есть общение между вами, будет у вас и семейное счастье. Как только перестанете общаться, то станете друг другу неинтересными. Как только вечера начнете проводить перед телевизором или с журналом, вместо того, чтобы расстелить плед на полу, зажечь свечи, налить чая и устроить семейные вечера-«болтушки», так сразу же холодность в отношениях появится. А разве вы этого хотите?

Вот здесь сразу могу сказать, что не нужно воспринимать всё в штыки и говорить: «А когда нам общаться: работа, дети, стирка-глажка-готовка, а на общение уже сил не хватает». Вы прекрасно понимаете, что всё зависит от человека и от его желания. Нельзя путать причину со следствием. Часто именно взаимные упреки и обиды, нехватка времени из-за того, что кто-то один в семье делает намного больше другого, возникает именно из-за отсутствия постоянного общения и разговоров «по душам».

Как разговаривать с мужчиной, как его просить и убеждать его в том, чтобы он помог вам по дому, тема отдельной статьи и не одной. И такие статьи уже есть на нашем сайте. Сейчас скажу лишь то, что если вы научитесь общаться, научитесь понимать друг друга, спокойно и уверенно доносить до партнера свои пожелания, то и вопрос о том, что «времени не хватает и муж по дому не помогает», уйдет из вашей жизни. Плюс к этому, если у вас есть дети, проводя все вместе семейные вечера – общения, вы заложите им в подсознание образ семейного счастья. А взаимопонимание в семье, которое они будут наблюдать с детства, поможет им построить в дальнейшем свое семейное счастье.

Как же это здорово — скучать и ждать каждый вечер с нетерпением. С желанием встретиться, обняться и спросить друг у друга о том, как прошел сегодняшний день? Что было интересного и смешного? А в чем возникли трудности? Что получилось удачно, какие подвиги совершил ваш настоящий мужчина? — И просто выслушать, просто посмеяться или сказать: «У тебя все получится, ты со всем справишься, я в тебя верю!»

А представляете, сколько удивительного вы можете узнать о своем партнере, с которым прожили уже много лет, если научитесь слушать и общаться.

Главное, хотя бы пару раз в неделю находите время, садитесь вместе и спрашивайте: «А что тебе нравится? Чем ты сейчас увлечен? Что бы ты хотел (хотела) через три года в своей жизни? Чем ты сейчас живешь? Все ли тебя устраивает, или ты хочешь что-то изменить в себе или в нашей жизни?»

Нам ведь порой только кажется, что мы все знаем о рядом живущем с нами человеке. Хотя на самом деле мы не знаем даже половины из того, что происходит в его жизни, что он чувствует, к чему стремится, чего опасается, что ему нравится и что раздражает. Нам только «кажется». На самом деле попробуйте остановиться и поспрашивать своего любимого (любимую), а потом молча, очень внимательно выслушать. Не перебивать и не заканчивать фразу за своего партнера, как любят многие делать, а даете высказаться человеку хоть один раз за всю вашу совместную жизнь.

Как это сделать? Представьте, что вы задали вопрос и набрали себе в рот воды. И как бы вам теперь не хотелось что-то добавить, с чем – то поспорить, что-то «исправить» и сказать по своему, вы не можете этого сделать. Попробуйте. Уверяю вас, вы узнаете много нового и интересного для себя. А через время вы поймаете себя на том, что начинаете удивляться и как-то по — новому смотреть на свою вторую половинку. Ведь ваш партнер, как и любой другой человек, — это огромная, неизведанная Вселенная, и я уверена в том, что он (она) очень интересный человек!

Если не получится с первого раза и ваша вторая половинка удивится такому «вдруг» появившемуся интересу, не удивляйтесь и не продавливайте свою позицию. Ведь, возможно, вы много лет разговаривали только на бытовые темы, иногда ссорились и что-то требовали.

Поэтому, наберитесь терпения и мудрости и если человек пока не готов открыться, расскажите немного о себе, но только немного. Расскажите, как вы хотите, чтобы складывались ваши отношения. Расскажите о том, почему человек, с которым вы живете, вам дорог. Поблагодарите своего партнера за всё, что он (она), делает для вас. Ведь в жизни мы так редко слышим слова благодарности и просто слова «Спасибо тебе за всё, что ты делаешь для меня. Спасибо тебе за то, что ты есть и за то, что ты делаешь для нашей семьи». И если вы сами не слышите таких слов от своего партнера, но при этом хотите их услышать, так может вначале самому научиться давать и дарить другому человеку то, что мы хотим видеть в своей жизни?

Дайте друг другу время, наберитесь мудрости и терпения, и выстраивайте ваши отношения так, как будто вы недавно познакомились и стремитесь узнать друг о друге всё: какую музыку нравится слушать, какие фильмы любите смотреть, чем нравится заниматься в свободное время, о чем мечтает, каким человеком хочет стать через несколько лет, какие отношения хочет, чтобы сложились в семье и т.д., т.д.

Можете рассказать и предложить своему партнеру эту идею, как увлекательную игру. Как идею, словно вы два раза в неделю встречаетесь с незнакомым человеком, который вам сильно нравится и узнаете его с чистого листа. Он вам настолько интересен, что слушаете вы его затаив дыхание и впитываете каждой своей клеточкой новую информацию. И перед вами открывается новый человек, с теми страхами, переживаниями, мечтами и радостями, о которых вы даже не подозревали.

Кстати, так на самом деле и есть. Многие люди продолжают жить представлениями о своих близких, какие были у них пять, десять, пятнадцать лет назад. Но ведь за это время много что изменилось и уж тем более, изменился и ваш партнер. Что ему (ей) пришлось прожить? Через что пройти, какие успехи, достижения и разочарования происходили в его жизни? Какие чувства он (она) испытывает к вам? И какие бы вы хотели, чтобы он (она) испытывал? Может, все – таки стоит попробовать возродить то, что было раньше? Попробуйте, у вас обязательно получится.

Что мне ещё хочется сказать в завершение, так это то, что учиться общаться и слушать друг друга можно не только с мужем или женой. Здесь я не говорю о тех людях, как их называют «энергетическими вампирами», которые могут говорить без умолку и на разные темы. Нет, я говорю сейчас о нас самих и о тех дорогих нам людях, представления о которых мы сложили 10, 15, или 20 лет назад и живем в прошлых в этих представлениях, не пытаюсь узнать человека заново. Такое часто у родителей бывает, когда они не хотят замечать взросления своих детей и считают, что их сын или дочь до сих пор любят бутерброды с колбасой и съедают по целому торту в один присест, как в подростковом возрасте.

Пробуйте молча выслушивать своих детей, своих родственников и близких вам по духу людей, своих друзей и коллег. Иногда, когда вам так хочется перебить другого человека и сказать: «Да, да, а вот знаешь, у меня тоже …», или «А вот помнишь, несколько лет назад ты …», вспомните эту статью и просто выслушайте человека. Задайте ему вопросы о нем самом. О его интересах и увлечениях и думаю, вы будете сильно удивлены, сколько заблуждений и устаревшей информации у вас скопилось. Возможно, вы начнете открывать мир вокруг себя и живущих в нем людей словно заново.

Особенности общения в семье и воспитательный результат

Трудно переоценить роль общения в жизни человека, а в жизни ребенка оно является одним из факторов становления личности. Также и в семейном взаимоотношении имеет особую актуальность, так как является основой и гарантией его устойчивости[1]. Известно, что причинами разводов, глубоких обид или психологических травм в семье являются неумение слышать и корректно высказывать свои чувства и эмоции. Изучая проблему общения и взаимоотношения в семье, исследователи определили тенденции и конкретные стили общения.

Все семьи можно разделить на два основных типа: альтруистический и корпоративный [5]. В корпоративной семье общение осуществляется на партнерских началах. Все члены семьи стараются прийти к соглашению между собой. Имеют собственные правила. В следствие этого, обязанности выполняются одним из членов семьи, если они выполняются и остальными. Общение в данной семье довольно открытое и ненапрягаемое, у них нет у друг у друга тайн и секретов. Каждый член семьи достаточно независим в своем выборе, критики мало. Поэтому они свободно рассказывают о своем личном и интимном опыте. Нет запретов, постоянно откликается свое мнение.

Члены такого типа семьи свободно приспосабливаются к окружающей среде, считаются открытыми. Прагматизм во взаимоотношениях между мужем и женой, между детьми и остальными родственниками, содействует развитию «эгоистической» натуры. Дети, которые выросли в таких семьях, живут только для одного себя.

Рассмотрим альтруистический тип семьи. Члены семьи привыкли беспокоиться и заботиться об остальных. Все старания идут на общее благополучие каждого члена. В случае, если появится проблема в выборе личных интересов или интересов семьи, то он выберет второе, потому что он живет по принципу «для других». В данной семье определены неотъемлемые правила. Если член семьи не выполняет эти правила, то никак не отдаляется от семьи, а наоборот пользуется поддержкой и помощью родных. В беседе в альтруистической семье чувствуется любовь, хорошее и теплое отношение к друг другу. Но зачастую появляются секреты, так как не желают обидеть остальных или разочаровать их. В этом случае обсуждаются не все проблемы, но если она будет серьезной, то будут принимать решения вместе. В беседе доминируют нежные и ласкательные слова, часто в такой семье имеют свои имена, которые используются только в их кругу.

Стиль общения в семье распределяется на авторитарный, демократический, либерально-попустительский, гиперопекающий и отчужденный стили [4].

Авторитарный стиль представляется как строгое декларирование родителями требований, которые охватывают всю жизнь детей. Типичное наказание для такой семьи являются физические наказания, которая выражает власть взрослого над детьми. Но при этом любовь к своему чаду выражается достаточно экспрессивно. На подобие своих родителей в этих семьях вырастают невротизированные люди, то есть неуверенные и агрессивные люди. Такой характер проявляется уже в отношениях со своими одноклассниками или друзьями. В авторитарной семье гораздо чаще встречается культ отца (реже культ матери). Главный в семье имеет большой авторитет, непосредственно его позиция считается важным и оказывает влияние на других членов семьи. Беседуют только в тех рамках, который определил авторитет.

Демократический стиль основывается на обоюдной заинтересованности и помощи друг другу. Ребенок, выросший в такой семье, приспосабливается к жизни и обществу быстро и легко, нечасто страдает неврозами, не то, что люди, выросшие в авторитарных семьях. В такой семье могут обсудить каждые проблемы и вопросы, любого члена семьи принимают как личность со своей точкой зрения и миропониманием.

Либерально-попустительский стиль характеризуется в семье абсолютным равнодушием и попустительством друг к другу. Члены семьи имеют свои отдельные заботы, мысли и дела. Данный стиль придерживаются такие родители, которые ценят свободу в воспитании. Выросший в такой семье ребенок, может демонстрировать свои обиды, требовать «хотелки» в общественных местах, капризничать.  Такое воспитание не дает развиваться ребенку в зрелую социальную личность. Далее вырастает эгоист, конфликтный и трудный, который всеми недоволен, никак не может найти общий язык с окружающими людьми. В образовательных учреждениях ребенок с такого рода семьи не сможет нормально общаться со сверстниками, потому что он не умеет уступить и подчинять свои желания для общих коллективных целей. Для того, чтобы вести себя нормально в человеческих отношениях ему мешает социальный эгоцентризм.

Одним из вариантов либерально-попустительского стиля в семье является гиперопека. В гиперопекающем стиле семья не дает ребенку развиваться самостоятельно в психическом, физическом, социальном аспекте. Она целиком цепляет свое внимание на чадо. Это может быть из-за возможной опасности здоровья ребенка, из-за страха неудач, из-за пере оценивания своего ребенка как вундеркинда и др.  В данном стиле родители посвящают своему чаду всю свою жизнь, полностью растворяются в нем. Такое отношение и воспитание невротизирует родителей и дает надежду на то, что в будущем ребенок будет им благодарен. Но не видя этого, очень страдают, не понимая, что вырастили такого же невротизированного человека, несамостоятельного и неуверенного в себе. Инфантильное и зависимое поведение лишит его возможности общаться с ними на равных. Он займет подчиненную позицию, найдя себе покровителя среди одноклассников.

Отчужденный стиль взаимоотношений предполагает полное равнодушие старших к своему чаду. В данном стиле отец и мать ребенка предпочитают держать его на дистанции, не хотят с ним общаться и вообще взаимодействовать как-нибудь. Непричастность старших к развитию своего чада, заставляет его чувствовать одиноким, отрешенным и несчастным. Из-за этого у него может возникнуть враждебное или агрессивное отношение к окружающим. В образовательных учреждениях такой ребенок может испытывать затруднения во взаимоотношениях со сверстниками.  Он не уверен в себе и невротизирован.

Ценностный подход к ребенку с высокой рефлексией и ответственностью за него — более продуктивный стиль воспитания. В данном случае, ребенку показывают свою любовь и дружелюбность, с ним говорят и обсуждают его проблемы или интересующие его темы.  Но чрезмерно не опекают и предлагают считаться с другими. Такой ребенок умеет себя дисциплинировать. Растет такой человек, который имеет чувство собственного достоинства и ответственности за близких ему людей. В школе ребенок из такой семьи быстро обретает самостоятельность, он умеет строить отношения с одноклассниками и знает, что такое дисциплина [6].

Приведенные сверху стили общения Объединяет то, что одно — отец с матерью неравнодушны к собственным чадам, они любят своих детей, а стиль воспитания часто является преемственным, передаваемым в семье из поколения в поколение. Каждая семья, которая умеет рефлексировать особенности ребенка, ищет методы его самостоятельного индивидуального семейного воспитания.

Стиль общения в семье является определяющим в воспитании ребенка и каким он вырастет. Большая общественная проблема – это агрессивное отношение в семьях, и оно отражается на каждого члена семьи. Причин жестокости много: психическая неуравновешенность взрослых, их общая неудовлетворенность жизнью, семейными отношениями, служебным статусом, отсутствие взаимной любви между супругами, их алкоголизация и наркотизация, просто бескультурье; измены. Эта агрессия формирует в ребенке агрессивный тип личности. Он проявляет это нецензурными словами, кулаками, нападениями на слабых, садистскими действиями. Этот ребенок не сможет адаптироваться по поводу нормативных требований, не хочет подчиняться общепринятым правилам в общественных местах. Уже в первом классе он может провоцировать учителя. Он может мстить окружающим, так как уже знает и понимает, что он отличается от других.  Это уже социально запущенный ребенок. Ребенок из неблагополучной семьи имеет право на специальное внимание — ведь порой оказывается, что он даже не догадывается о том, какими добрыми и прекрасными могут быть человеческие отношения.

Родительские антагонизм и агрессия – очень опасны, которые чаще всего возникают при алкоголизации, наркотизации и последующей общей деградации семьи. Алкоголизация семьи возникает в результате патологической склонности взрослых к алкоголю или негативных традиций пьяного застолья, существующих в ближайшем окружении. Она влияет на социальное поведение людей, и в результате — низкая дисциплина труда во всех отраслях; агрессивное поведение по отношению к окружающим и т.д. Все это наблюдают и принимают (присваивают) дети. В таких условиях они привыкают к тому, что пьянство и пьяные драки — норма жизни [6].

Таким образом, если взрослые поймут в каких условиях растет ребенок в семье, то можно все это предотвратить, попытаться исправить. Психически здоровые, нормальные и любящие родители могут дать своему чаду условия для хорошей жизни, доверие, чувство защищенности. 

Общение в семье. Роль общения. Женщина плюс мужчина [Познать и покорить]

Общение в семье. Роль общения

Хотите, чтоб о вас хорошо говорили, не говорите о себе хорошо.

Б. Паскаль

Ряд исследований показал, что одним из важнейших обстоятельств в браке является эмоциональная поддержка со стороны супруга. В распадающихся семьях 77% супругов указали в качестве первопричины трудности в общении (для сравнения – проблемы в сексуальных отношениях назвали только 38% супругов).

Учитесь разговаривать

Но почему же перед свадьбой не возникало таких недоразумений? Тогда, плененные и заинтересованные друг другом, мы очень внимательно слушали, что говорит наш партнер, обращая внимание не только на слова, но и на манеру высказывания. Мы были особенно восприимчивы к каждому проявлению сердечности и безошибочно замечали каждую перемену в настроении – словом, в нас появилось нечто вроде датчика, настроенного на любимого человека. Этот феномен взаимного понимания начинает после свадьбы постепенно ослабевать. Со временем супружеские будни (к счастью, не всегда) начинают протекать в атмосфере отсутствия понимания и постоянного расхождения в важных для обоих супругов вопросах.

Супружество, в котором оба партнера открыто говорят о своих переживаниях, ясно выражают свои пожелания, рассказывают о своих радостях и горестях, – обычно бывает счастливым.

Оба знают, что если один из них чем-то доволен или огорчен, то он это сразу выскажет. В такой ситуации существует возможность корректировки собственного поведения согласно пожеланиям партнера. Есть также шанс объяснять свое поведение, если его считают неправильным.

Не бойтесь раскрыться

Лев Толстой мало доверял своему непосредственному чувству к жене, стремясь построить отношения по разумной программе, согласно высочайшим моральным требованиям и идеалам. Но, как мы знаем, не достиг ни теплоты отношений, ни человеческого удовлетворения.

Превалирование рассудочности над открытостью и доверчивостью в отношении с женщиной может привести к отчуждению, как это и произошло в семье великого писателя. Ведь эмоциональное начало очень сильно в женщине и его не заменить мужской логикой.

Правила счастливых семей

Изучение общения в счастливых семьях и сравнение их с семьями распавшимися позволило выявить ряд правил, которым следуют обычно счастливые семьи, а в семьях неудачных они нарушаются.

Эти правила довольно просты, но от этого их важность не уменьшается. Главное – следовать этим правилам постоянно.

Правило 1. Уступайте друг другу

Уступать – это значит считаться с интересами партнера, избегать ссор. Взаимные уступки – важнейшее условие прочной семьи. Но только половина молодых жен и большее количество мужей считают, что лучше лишний раз уступить в споре, чем испортить отношения.

Любовь – это искусство проигрывать.

Правило 2. Считайтесь с настроением и интересами супруга, управляйте своим поведением

Неприятности на работе, усталость или плохое самочувствие, семейные обстоятельства – мало ли причин для плохого настроения…

Срывать его на близких – прямой путь к конфликту. Вместо этого – рассказать супругу о своих неприятностях, скверном самочувствии, снять тем самым «запал» и объяснить свою раздраженность. Услышав слова поддержки и утешения, легче перенести плохое состояние.

Большинство конфликтов возникает вечером, после работы, когда оба супруга – уставшие и с грузом накопившихся за день отрицательных эмоций. Эффективным профилактическим средством от подобных конфликтов служит следующий прием: встречайте супруга в дверях, поцелуйте, или хотя бы прикоснитесь, скажите что-нибудь хорошее. Психологи установили чудодейственную силу дружеских прикосновений. 2-3 таких касания в день дают положительный заряд на сутки.

Если же грубость уже сорвалась с губ – сдержитесь, не отвечайте тем же. Спросите: «Тебя что-то расстроило?»

Терпимость – это мудрость семейной жизни.

Правило 3. Цените друг друга, почаще хвалите. Помните только хорошее

Мы привыкаем к хорошему, воспринимаем его как должное и перестаем это ценить. Это ошибка, и немалая, в результате которой пропадает желание делать хорошее. Наоборот, неустанно восхищаясь партнером, мы помогаем ему соответствовать лучшим образцам.

Эмоциональная поддержка нужна каждому из супругов, но жены ставят ее на одно из первых мест. Не случайно даже в споре с женой самым сильным аргументом является: «Ты мое самое дорогое сокровище».

Известно, что поощрение значительно эффективнее наказания. Однако многие супруги (чаще – женщины) обладают способностью надолго запоминать плохое, что позволяет во время ЧП кухонного масштаба легко и просто развить мысль от «ты разбил мою любимую чашку» до «ты разбил мне жизнь».

Во время домашних ссор мужчина предъявляет конкретные претензии или признает за собой вину за вполне определенный поступок. Женщина же при этом вспоминает все плохое, что муж ей сделал за все годы их знакомства.

Правило 4. Постоянно проявляйте внимание и уважение к супругу

Сказать «С добрым утром, дорогая» и «Спокойной ночи, милый», ласково проститься, уходя на работу, и, встретившись, поцеловать, поблагодарить за всякое доброе дело – все это так просто и не требует усилий. Но отсутствие этого приводит к недовольству друг другом.

Ввиду особой потребности женщин в знаках внимания приведем краткий кодекс хорошего мужа:

подавать жене пальто и пропускать ее первой в дверь,

встретив пришедшую супругу, помочь ей раздеться, спросить, как дела,

вернувшись с работы, поцеловать жену и сделать ей комплимент,

на вечере первый танец танцевать с женой и в ее присутствии не оглядываться вслед другим женщинам,

делать жене мелкие подарки даже без повода,

выходя из дома в нерабочие часы, сообщать жене о цели ухода и времени возвращения и, в свою очередь, иногда поинтересоваться тем, что делала жена, пока он отсутствовал,

похвалить обед, новое платье жены и не ходить по квартире полуодетым.

Несмотря на меньшую, чем у жен, эмоциональность, мужья также очень ценят проявление заботы о себе.

Правило 5. Как можно больше общайтесь

В наш век стремительных скоростей, когда мы страшно заняты и вечно спешим, когда телевидение заполняет весь наш досуг, мы стали меньше общаться друг с другом, обеднело семейное общение.

Даже когда все члены семьи дома, то все равно каждый сам по себе, занят своими делами, своими мыслями.

И собираются уже не чтобы побыть вместе, поговорить друг с другом, а у телевизора, чтобы вместе… помолчать. Так начинает разъедать семейные отношения ржавчина отчужденности. Беднеет бытовой разговорный язык. Англичане установили, что у среднего лондонца, просиживающего по нескольку часов в день у телевизора, разговорный язык скудеет в среднем на 35%. Самым популярным словом в семейном обиходе становится слово «заткнись», что означает – «не мешай смотреть телепередачу». Скудеет язык – скудеют чувства, отношения. А семья без общения – разве это семья? Старайтесь по возможности чаще бывать вместе в кино, в театре, на прогулке, рассказывайте друг другу о том, что вас волнует, поддерживайте тепло супружеских отношений.

Тогда и не получится так, как в этой истории:

Приходит к психологу мужик с женой, жалуется:

– Доктор, вот эта… Господи, как ее зовут-то?.. В общем, вот эта жалуется, что я ей дома уделяю мало внимания.

Два барьера общения

Есть и еще два обстоятельства, препятствующие семейному общению. Первое – это то, что потребность женщин в общении в среднем в полтора раза превышает аналогичную потребность мужчин. Если женщине еще хочется вечером пообщаться, то многим мужчинам общения в течение рабочего дня более чем достаточно и ему хочется побыть одному.

Потребность в общении тесно связано с показателями экстраверсии-интроверсии. Читатель может протестироваться по этому показателю, соответствующие тесты она найдет в книгах [59] [62] автора.

Вторая причина в том, что мужчины устают больше женщин, об этом говорят данные исследований. Организм мужчин, как оказалось, менее вынослив: болеют они больше, тяжелее переносят болезни и продолжительность жизни у них меньше, чем у женщин.

Поэтому жене не стоит приставать с требованием «поговори со мной » и обижаться, когда он уткнулся в газету или в телевизор. Отдохнув, он будет более склонен пообщаться.

В свою очередь, мужу стоит учесть повышенную потребность женщин в общении и по возможности стараться побольше общаться с женой.

Недостаток общения

Следует помнить, что недостаток общения ведет к отчуждению супругов. Общаясь же, они постепенно начинают понимать друг друга все лучше и лучше и многое перенимать у супруга.

Не случайно супруги, прожившие много лет вместе, становятся в чем-то похожими друг на друга.

Необходимо помнить особенности женской психологии. Помните, мы приводили «закон» женской логики, в силу которого женщина из нескольких вариантов выбирает тот, при котором ей доведется больше страдать? Так вот, представим такую ситуацию.

У мужа на работе неприятности. Говорить о них он не хочет, чтобы не унизить перед женой свою мужскую гордость. Но она видит, что он что-то скрывает. Что? Что мужу обязательно нужно скрыть от жены?! Конечно же – другую женщину! («закон» срабатывает). И вот жена уже изводит себя домыслами. «Взвинтив» себя ими, «дает на орехи» и мужу… А и всего-то было сказать, хоть в двух словах, в чем дело.

Учиться общению

Поскольку полноценное общение является необходимым условием крепкого семейного союза, специалисты в разных странах ищут пути научить супругов правильному общению.

Так, профессор Вальтер Бин из Немецкого института молодежных проблем разработал и проводит тренаж по программе «пятиборье любви». На его занятиях супруги учатся умению слушать, давать высказаться другим, сохранять самообладание, хвалить партнера, делать комплименты.

В процессе освоения программы стороны учатся избегать, например, таких вредных моделей поведения, как выпады против личности, обобщения при спорах («ты всегда говоришь ерунду»), преувеличения («тебя же приходится просить тысячу раз»), взваливание вины друг на друга, высказывания слишком категорических суждений, угрозы, замечания в саркастической форме, унижения («ты вообще ни на что не годишься»).

Программы предусматривают практические тренировки по «положительным моделям»– «перевод стрелок на себя» («это я тебя не так понял»), умение говорить о конкретной ситуации без обобщений, обсуждать конкретное поведение, вместо упреков «открываться в свою сторону» («проблема, которую мы никак не можем решить, вызывает у меня тревогу»).

Программы предписывают вести общение в таком тоне не постоянно, а в принципиальных ситуациях. Для остальных случаев достаточно общего правила – меньше хаять, больше хвалить. Преимущества курсов перед потоком книжных нравоучений – в возможности практически потренироваться на моделях «позитивных коммуникаций «.

Программы – не терапия от глубоко запущенных семейных болезней, а «предохранительная» мера, снижающая супружеские раздоры. У тех, кто одолел ее, разводов на три четверти меньше. Показательно и то, что у 81 процента таких семей появляются дети, у не прошедших курсы деторождаемость значительно ниже.

Автор данной книги также проводит тренинги общения, предотвращения и разрешения конфликтов.

Флирт как профилактика скуки

Флиртуйте друг с другом, и ваша семейная жизнь не будет пресной. Особенно, если хотите сохранить счастливую и прочную семью. По мнению американского психолога Пэт Хадсон», если супруги не флиртуют друг с другом, их отношения становятся скучными и однообразными. Скука же разрушает брак».

Чтобы супружеская жизнь не превратилась в стоячую воду, почаще улыбайтесь! И смотрите в глаза дольше обычного. За столом садитесь поближе друг к другу и поглаживайте ногой ногу партнера. Придумайте ему ласковое прозвище, и ваши отношения станут более доверительными и тесными.

Кстати, если супруг(а) читает или просто задумался (лась), подойдите и нежно погладьте. А когда садится рядом, обязательно прижмитесь.

Пять запретов

1. Не пытайтесь переделать друг друга

Мы почему-то думаем, что нам лучше знать, какими следует быть нашему ближнему, и изо всех сил стараемся «исправить» его по нашему разумению. Забывая, что ядро личности закладывается в 5, а по другим данным, в 3 года. И переделывать человека в 20-30 лет не только бессмысленно, но и опасно. Была такая песня: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу»).

А. Моруа в «Письмах к незнакомке» делился своими наблюдениями над тем, как реагируют мужья на такую «доработку»: вначале он вытерпит ее, попробует исправиться, а затем станет проклинать свою наставницу, а его любовь поколеблется и угаснет, он начнет ненавидеть женщину, быть может, отнявшую у него самое драгоценное достояние – уверенность в себе.

Если же женщине удастся «сломать» мужа, то любить его она уже не будет: «подкаблучников» не любят, ими только командуют.

Наиболее вероятные результаты «переделывания» – потерянная любовь, разбитая семья. Не стоит и «пилить» друг друга – от многократного повторения убедительности не прибавится, разве лишь возрастет раздражение.

Главное средство воспитания – благодарность за хорошие дела. Давно известно, что поощрение гораздо эффективнее наказаний.

2. Не критикуйте, а намекайте

Муж жене: «Ты готовишь все одно и то же, никакого разнообразия!» Можно сказать по другому: «Мне так нравится, когда ты приготовишь что-нибудь вкусненькое». Первая фраза загоняет жену «в угол», заставляет обороняться. Вторая вызывает вопрос: «А что бы тебе хотелось? » То есть совершенно конструктивный разговор.

Жена мужу: «Ты плохой отец, совсем не занимаешься ребенком». А если по другому: «Так приятно видеть, когда отец занимается с ребенком. И ребенок так это любит!» Такой намек намного эффективней упрека.

Особенно болезненно воспринимается критика при посторонних.

Вот результаты одного исследования: на вопрос, «как часто случается вам критиковать мужа при посторонних, знакомых, родственниках, детях», только 31% женщин ответили, что они никогда не критикуют мужа, остальные 69% ответили утвердительно, причем 13% из них делают это часто и очень часто.

Исследователи отмечают, что психологическая и этическая культура семьи требует, чтобы критические замечания, даже если они справедливы, были высказаны с глазу на глаз и уж никак не при детях. К тому же постоянная резкая критика одного супруга другим ведет к психологическому дискомфорту, к эмоциональным срывам, конфликтам, а значит, и к отчуждению, ибо затрудняет семейную кооперацию, разрушает супружеский контакт. В этом случае дом стоит на пороховой бочке, готовой в любую минуту разнести его в щепки.

Результаты специальных исследований, да и просто житейские наблюдения свидетельствуют о том, что мужчины более болезненно переживают критику в свой адрес, поскольку редко сразу же переходят в оборону, а скорее замыкаются в себе. Жены же обычно в ответ на критические замечания в силу большей экспрессивности тотчас же парируют и поэтому легче переносят обиду.

С общими правилами, как критиковать не раня, читатель может познакомиться по нашей книге.

3. Не обобщайте

Наиболее типичные обобщения: «Вот ты всегда!», «Ты никогда!..», « Все вы такие!»

Нужно очень хорошо помнить: обобщенные оценки в таких спорах дают обычно обратный эффект. Все эти оценки, обидные для адресата или содержащие определенные повеления или запрещения – «ты должен», «это твой долг», « порядочный человек так не поступает» – не только не разряжают ситуации, а наоборот, обостряют ее, давая сигнал к ссоре. В результате возникают обиды, усиливается взаимная неприязнь и уже невозможно понять то, чего хочет ваш партнер.

4. Не требуйте, а просите

Требуя, заставляя, мы унижаем личность супруга, вызываем сопротивление уже самим фактом требования. Наоборот, прося, мы демонстрируем уважение к собеседнику, подчеркиваем его значимость, располагаем к себе – все это способствует пробуждению желания сделать то, что и не собирался.

О преимуществах доброго отношения перед силовым воздействием рассказывает одна из притч Эзопа.

Поспорили Ветер и Солнце, кто сильнее. И порешили они проверить силу свою на путнике: кто сорвет с него шляпу. Задул ветер, что есть сил. Но чем сильнее был Ветер, тем крепче сжимал путник сбою шляпу. Настала очередь Солнца, пригрело оно как следует, путнику стало жарко и он сам обнажил голову перед победителем.

5. Не спекулируйте любовью и телом

Когда других аргументов нет (или искать их не хочется), некоторые используют доводы типа «Если ты меня любишь, то сделаешь… (что-то)» или «Если бы ты меня любил…».

Некоторое время этот аргумент может срабатывать, конечный результат будет плачевным: эксплуатация прекрасного чувства с целью выколачивания меркантильных благ убивает это чувство.

Спекуляция телом также используется некоторыми для принуждения супруга к какому-то действию (покупке, например). Соблазн этот появляется, когда у супругов обозначилась разница в сексуальных потребностях (в разные периоды семейной жизни более «озабоченными» могут быть и муж и жена). В зависимость попадает более нуждающийся в сексе партнер.

Такая «коммерционализация» интимных отношений вызывает раздражение страдающей от этого стороны… Как результат – желание избавиться от этой зависимости. Так появляется повод для измены. Да и на чувства такая торговля телом действует убийственно.

Техника супружеского общения

Не все сразу

Однажды проанализировали на специальных приборах, как берут сложные ноты профессионалы и любители. Оказалось, что и те и другие начинают с фальшивой ноты, но профессионалы в несколько раз быстрее «выходят » на верную ноту, чем любители. То же и в браке. Не сразу мы начинаем с верного тона, иногда пара идет к верному взаимопониманию несколько лет, и это нормально. Взаимопонимание смягчает один кризис, другой, но важно после каждого конфликта возвращаться к ощущению «мы» – нас двое, мы опять вместе и никто другой нам не нужен.

Счастливые пары ссорятся ничуть не меньше, чем несчастливые. Но у них ссоры не приобретают затяжного характера, они не посвящают в конфликт посторонних и, кроме того, после каждой ссоры возвращаются к тому уровню взаимопонимания, который является нормальным и исходным для них.

Помогают в этом принципы сближающего общения.

Принципы сближающего общения

I. Принцип субъективности суждений: «Я могу ошибаться, заблуждаться и не полностью уверен в своей правоте».

II. Принцип одобрения: Неодобрение партнеру выражается в минимальной, наиболее мягкой форме.

III. Принцип скромности: Одобрение своих поступков выражается минимальным образом.

IV. Принцип согласия: Стараться сводить разногласия к минимуму.

V. Принцип симпатии: Сводить к минимуму возникшую антипатию между собой и партнером.

Разделяющее общение

Это общение, содержащее конфликтогены, то есть то, что вызывает раздражение и способствует конфликту.

Конфликтогены суть проявления агрессии, эгоизма и превосходства. Наиболее часто встречается стремление к превосходству: приказания, угрозы, замечания, критика, обвинения, насмешки, хвастовство, категоричность, безапелляционность, излишняя уверенность в себе, навязывание своего мнения, перебивание собеседника, утаивание информации, нарушение этики, подшучивание, обман или попытка обмана, перекладывание ответственности с себя на другого.

Употребление конфликтогенов – верный путь к конфликту.

Замените одно другим

Многие «разделяющие» фразы легко заменяются » сближающими «. Приведем некоторые примеры.

Разделяющие фразы

Суп пересолен

Я устал(а)

Ты грубишь

Ты глуп(а)

Ты зануда

Только так!

Ты всегда меня обижаешь

Ты бессердечен

Я абсолютно прав

Твое невежество шокирует меня

Мне надоело видеть тебя в старом халате

Сближающие фразы

Мне кажется, немного пересолен суп

Я немного устал(а)

Ты хочешь меня обидеть?

Я не совсем понимаю тебя

Ты уже говорил(а) мне об этом

Мне кажется, так будет лучше. А ты как думаешь?

Эти слова мне немного обидно слышать

Порой ты кажешься равнодушным ко мне

Надеюсь, что в этом я ближе к истине

Милый, ты не хотел бы почитать…, там об этом очень интересно написано

Давай купим тебе хорошее домашнее платье. Я так люблю видеть тебя нарядную

Спросим самих себя

Припомните последние 3-5 случаев, когда вы с мужем (женой) обсуждали важные проблемы. Сколько раз вы до конца сохраняли уверенность в своей правоте? Если всегда – есть большая вероятность, что вы слишком неуступчивы, что вами скорее руководит стремление к самоутверждению, а не желание найти верное решение. Может быть, своему спутнику жизни вы кажетесь просто более упрямым человеком?

Вы считаете себя человеком добрым, готовым помочь другим членам семьи. А не воспринимают ли они это как покушение на их самостоятельность? Не обижаете ли вы, сами того не ведая, своих близких стремлением все взять на себя? Возможен и встречный вопрос: неужели искреннее стремление помочь может обидеть? Может, и даже очень: у партнера возникает чувство, что вы не верите в его способность выбрать в магазине нужную вещь, прибить полку, проверить, как сын выучил уроки.

Всегда ли вы просите мужа или жену помочь, когда нуждаетесь в помощи? Часто мы стесняемся, боимся обременить близкого человека, а он думает, что мы не просим помощи из-за чрезмерной уверенности в своих силах. Чрезмерная уверенность в себе в большинстве случаев раздражает партнера. Для супружеского счастья одинаково вредно как перекладывать на другого все свои заботы, так и бояться попросить о помощи, когда помощь действительно нужна.

Не слишком ли вы уступчивы? Не идете ли вы навстречу желаниям близкого человека в ущерб собственным потребностям и интересам? Не говорите ли «да», когда хотите сказать «нет»? Такая чрезмерная уступчивость часто встречается у женщин и очень мешает формированию здоровых супружеских отношений. Если вы постоянно отказываетесь от собственных желаний, в вас неосознанно нарастает ощущение неудовлетворенности жизнью, напряженность, раздражительность. Слишком уступчивый человек может легко стать жертвой капризов партнера. Сохранить супружескую любовь – вовсе не значит отказываться от своих желаний и прав. Человек, умеющий за себя постоять, пробуждает большую борьбу, чем тот, кто старается все время угодить партнеру.

Подумайте, не слишком ли часто вы говорите мужу или жене о том, как вам трудно? Конечно, вы говорите об этом в надежде вызвать сочувствие. Но вместе с ним вы можете вызвать у партнера и чувство вины перед вами за то, что вам трудно. К сожалению, своим ощущением недовольства собой, своей жизнью мы слишком часто «перегружаем» своих близких. В ответ они, опасаясь, что мы опять начнем «вешать» на них свои проблемы, нередко отдаляются от нас. Все хорошо в меру!

Не посылаете ли вы своему супругу (супруге) «двойных» сообщений? Не противоречит ли сказанное словами тому, что вы одновременно сообщаете по несловесным каналам – выражением лица, интонацией, жестами? Если, к примеру, вы чем-то серьезно недовольны, но, говоря об этом, улыбаетесь, чтобы не выглядеть агрессивным, – это очень затрудняет общение. Чтобы проверить, справедливы ли высказанные опасения относительно жестов и мимики, постарайтесь во время разговора подсмотреть за собой в зеркало. А затем сверьте по книжкам, указанным в списке литературы, те ли несловесные сигналы вы обычно используете…

Не ведете ли вы себя так, словно ваш муж или жена может читать ваши мысли? Всегда ли вы сообщаете, чего ждете, чего хотите от партнера, или, как это часто бывает, исходите из того, что он «сам должен понимать»? На самом деле единственный путь к взаимопониманию – открыто сказать словами то, что вы в действительности думаете.

Психология общения в семье — Отношения

Общение – очень важный процесс, но порой трудноосуществимый на практике. Любые отношения требуют определенного уровня общения. Люди, которые заботятся друг о друге, должны уметь не только говорить, но и обмениваться мыслями, идеями и чувствами. Следующие советы помогут сделать ваше общение с людьми более тесным:

Умейте открываться

Трудно наладить доверительное общение с людьми, но если вы научитесь открывать свою душу и свои чувства, они смогут лучше вас понимать, и будут откровенными с вами. К сожалению, людям гораздо проще сказать то, что другие хотели бы услышать. Боясь обидеть их чувства или рискуя быть подверженным критике, вы часто избегаете выражении своих реальных чувств. Люди не смогут отреагировать на ситуацию так, как вы этого хотели бы, если они не будут знать наверняка, что вы чувствуете и чего вы ожидаете от них.

Будьте тактичными

Открыться – не означает злобно критиковать другого человека. Вы можете тактично обсудить деликатную ситуацию. Очень часто люди не понимают, что своими поступками огорчают вас, если вы им об этом не скажете. Они не могут прочесть ваши мысли, поэтому даже и не подозревают, что обидели вас. И прежде, чем нападать на человека, усадите его и деликатно попытайтесь обговорить возникшую проблему, позволив человеку объясниться.

Учитесь признавать свои ошибки

Быть открытым и честным также включает в себя признание своей неправоты. Это является одним из наиболее сложных аспектов общения. Никому не нравится быть неправым. Однако, если вы причинили боль близкому человеку, вы обязаны сделать всё, чтобы исправить эту ситуацию. Как кто-то может поверить, что вы заботитесь о нем или о ней, если не можете признать, что сделали больно этому человеку? Это не значит, бросить мимолетом фразу, «Мне жаль.» а признать то, что вы были неправы и искренне извиниться перед человеком.

Будьте внимательным слушателем

Вы действительно слушаете, когда другие пытаются выразить свои чувства? Вы можете слышать слова, но в полной ли мере понимаете то, что другой человек пытается выразить? Во время важного разговора желательно повторить сказанное вашим собеседником своими словами. В случае, если вы неправильно истолковали точку зрения другого человека, он сможет поправить вас. Это не только помогает избежать недоразумения, но и также поможет вам узнать и понять людей на более глубоком уровне.

Идите на компромисс

Есть моменты, когда множество обсуждений не приводит к единому решению. Если это серьезный вопрос, то вам лучше пересмотреть свои отношения, но во многих случаях такие ситуации являются лишь небольшим недопониманием. Но если вы действительно дорожите человеком, то не стоит разрывать отношения из-за небольшой разницы во мнениях.

Когда общение отсутствует, отношения становятся напряженными, отстраненными. Работая над более глубоким уровнем общения, вы сможете укрепить связь между вами и важными людьми в вашей жизни.

Общение в семье, 10.0 out of 10 based on 2 ratings

Источник: familyis.ru

Общение. Великая сила спрятана в общении, в умении общаться друг с другом. Общение в семье имеет огромное значение для супругов. Если нет общения, нет и семейного счастья. Развивайте культуру общения в своей семье, разговаривайте обо всем, проговаривайте все волнующие вас темы и трудности, обсуждайте то, что происходит сейчас и то, к чему вы стремитесь через два, три, четыре года. А через десять лет?

Пока есть общение между вами, будет у вас и семейное счастье. Как только перестанете общаться, то станете друг другу неинтересными. Как только вечера начнете проводить перед телевизором или с журналом, вместо того, чтобы расстелить плед на полу, зажечь свечи, налить чая и устроить семейные вечера-«болтушки», так сразу же холодность в отношениях появится. А разве вы этого хотите?

Вот здесь сразу могу сказать, что не нужно воспринимать всё в штыки и говорить: «А когда нам общаться: работа, дети, стирка-глажка-готовка, а на общение уже сил не хватает». Вы прекрасно понимаете, что всё зависит от человека и от его желания. Нельзя путать причину со следствием. Часто именно взаимные упреки и обиды, нехватка времени из-за того, что кто-то один в семье делает намного больше другого, возникает именно из-за отсутствия постоянного общения и разговоров «по душам».

Как разговаривать с мужчиной, как его просить и убеждать его в том, чтобы он помог вам по дому, тема отдельной статьи и не одной. И такие статьи уже есть на нашем сайте. Сейчас скажу лишь то, что если вы научитесь общаться, научитесь понимать друг друга, спокойно и уверенно доносить до партнера свои пожелания, то и вопрос о том, что «времени не хватает и муж по дому не помогает», уйдет из вашей жизни. Плюс к этому, если у вас есть дети, проводя все вместе семейные вечера – общения, вы заложите им в подсознание образ семейного счастья. А взаимопонимание в семье, которое они будут наблюдать с детства, поможет им построить в дальнейшем свое семейное счастье.

Как же это здорово — скучать и ждать каждый вечер с нетерпением. С желанием встретиться, обняться и спросить друг у друга о том, как прошел сегодняшний день? Что было интересного и смешного? А в чем возникли трудности? Что получилось удачно, какие подвиги совершил ваш настоящий мужчина? — И просто выслушать, просто посмеяться или сказать: «У тебя все получится, ты со всем справишься, я в тебя верю!»

А представляете, сколько удивительного вы можете узнать о своем партнере, с которым прожили уже много лет, если научитесь слушать и общаться.

Главное, хотя бы пару раз в неделю находите время, садитесь вместе и спрашивайте: «А что тебе нравится? Чем ты сейчас увлечен? Что бы ты хотел (хотела) через три года в своей жизни? Чем ты сейчас живешь? Все ли тебя устраивает, или ты хочешь что-то изменить в себе или в нашей жизни?»

Нам ведь порой только кажется, что мы все знаем о рядом живущем с нами человеке. Хотя на самом деле мы не знаем даже половины из того, что происходит в его жизни, что он чувствует, к чему стремится, чего опасается, что ему нравится и что раздражает. Нам только «кажется». На самом деле попробуйте остановиться и поспрашивать своего любимого (любимую), а потом молча, очень внимательно выслушать. Не перебивать и не заканчивать фразу за своего партнера, как любят многие делать, а даете высказаться человеку хоть один раз за всю вашу совместную жизнь.

Как это сделать? Представьте, что вы задали вопрос и набрали себе в рот воды. И как бы вам теперь не хотелось что-то добавить, с чем – то поспорить, что-то «исправить» и сказать по своему, вы не можете этого сделать. Попробуйте. Уверяю вас, вы узнаете много нового и интересного для себя. А через время вы поймаете себя на том, что начинаете удивляться и как-то по — новому смотреть на свою вторую половинку. Ведь ваш партнер, как и любой другой человек, — это огромная, неизведанная Вселенная, и я уверена в том, что он (она) очень интересный человек!

Если не получится с первого раза и ваша вторая половинка удивится такому «вдруг» появившемуся интересу, не удивляйтесь и не продавливайте свою позицию. Ведь, возможно, вы много лет разговаривали только на бытовые темы, иногда ссорились и что-то требовали.

Поэтому, наберитесь терпения и мудрости и если человек пока не готов открыться, расскажите немного о себе, но только немного. Расскажите, как вы хотите, чтобы складывались ваши отношения. Расскажите о том, почему человек, с которым вы живете, вам дорог. Поблагодарите своего партнера за всё, что он (она), делает для вас. Ведь в жизни мы так редко слышим слова благодарности и просто слова «Спасибо тебе за всё, что ты делаешь для меня. Спасибо тебе за то, что ты есть и за то, что ты делаешь для нашей семьи». И если вы сами не слышите таких слов от своего партнера, но при этом хотите их услышать, так может вначале самому научиться давать и дарить другому человеку то, что мы хотим видеть в своей жизни?

Дайте друг другу время, наберитесь мудрости и терпения, и выстраивайте ваши отношения так, как будто вы недавно познакомились и стремитесь узнать друг о друге всё: какую музыку нравится слушать, какие фильмы любите смотреть, чем нравится заниматься в свободное время, о чем мечтает, каким человеком хочет стать через несколько лет, какие отношения хочет, чтобы сложились в семье и т.д., т.д.

Можете рассказать и предложить своему партнеру эту идею, как увлекательную игру. Как идею, словно вы два раза в неделю встречаетесь с незнакомым человеком, который вам сильно нравится и узнаете его с чистого листа. Он вам настолько интересен, что слушаете вы его затаив дыхание и впитываете каждой своей клеточкой новую информацию. И перед вами открывается новый человек, с теми страхами, переживаниями, мечтами и радостями, о которых вы даже не подозревали.

Кстати, так на самом деле и есть. Многие люди продолжают жить представлениями о своих близких, какие были у них пять, десять, пятнадцать лет назад. Но ведь за это время много что изменилось и уж тем более, изменился и ваш партнер. Что ему (ей) пришлось прожить? Через что пройти, какие успехи, достижения и разочарования происходили в его жизни? Какие чувства он (она) испытывает к вам? И какие бы вы хотели, чтобы он (она) испытывал? Может, все – таки стоит попробовать возродить то, что было раньше? Попробуйте, у вас обязательно получится.

Что мне ещё хочется сказать в завершение, так это то, что учиться общаться и слушать друг друга можно не только с мужем или женой.
есь я не говорю о тех людях, как их называют «энергетическими вампирами», которые могут говорить без умолку и на разные темы. Нет, я говорю сейчас о нас самих и о тех дорогих нам людях, представления о которых мы сложили 10, 15, или 20 лет назад и живем в прошлых в этих представлениях, не пытаюсь узнать человека заново. Такое часто у родителей бывает, когда они не хотят замечать взросления своих детей и считают, что их сын или дочь до сих пор любят бутерброды с колбасой и съедают по целому торту в один присест, как в подростковом возрасте.

Пробуйте молча выслушивать своих детей, своих родственников и близких вам по духу людей, своих друзей и коллег. Иногда, когда вам так хочется перебить другого человека и сказать: «Да, да, а вот знаешь, у меня тоже …», или «А вот помнишь, несколько лет назад ты …», вспомните эту статью и просто выслушайте человека. Задайте ему вопросы о нем самом. О его интересах и увлечениях и думаю, вы будете сильно удивлены, сколько заблуждений и устаревшей информации у вас скопилось. Возможно, вы начнете открывать мир вокруг себя и живущих в нем людей словно заново.

Источник: smogendrr.ru

Жизнь в семье невозможна без общения в ней, общения между мужем и женой, между родителями и детьми в процессе повседневных отношений. Общение в семье представляет собой отношение членов семьи друг к другу и их взаимодействие, обмен информацией между ними, их духовный контакт. Спектр общения в семье может быть очень разнообразным. Помимо бесед о работе, домашнем хозяйстве, здоровье, жизни друзей и знакомых оно включает в себя обсуждение вопросов, связанных с воспитанием детей, искусством, политикой, и так далее.

Удовлетворённость супругов общением зависит от степени совместимости их взглядов, ценностей. Не вызывает сомнения тот факт, что нервозность, неуравновешенность, замкнутость и другие отрицательные черты характера являются плохими спутниками семейного общения.

Социологические исследования показывают, что при нормальных взаимоотношениях в семье супруги обычно всегда делятся между собой своими огорчениями и получают при этом морально психологическую поддержку, чего не скажешь про неблагополучные семьи.

Однако не бывает идеального общения в семье, т.е. общения, состоящего только из согласия. Супружеские отношения неизбежно проходят через противоречия: ссоры, конфликты, и так далее. В этих случаях очень важно понять супругам позицию друг друга, поставить себя на его место. Я считаю, что в процессе спора следует говорить только о предмете спора и не следует напоминать о прошлых промахах другого, не делать выпадов: «А ты сам…».

В семейном общении очень важны нравственные принципы, главным из которых является — уважение другого, его «я».
редко, после трудного трудового дня супруги стремятся сорвать своё плохое настроение на близких, дать выход накопившейся озлобленности. Они начинают ворчать, упрекать, делать замечания, кричать. В результате такой разрядки человек может получить временное облегчение, хотя последствия могут оказаться тяжёлыми. Одних начинают мучить угрызения совести за собственную неправоту и несдержанность. Других — обида за несправедливые обвинения и упрёки. В результате это способствует разрушению семьи.

Иногда полезно делать компромиссы, т.е. идти на уступки друг другу. Также очень важно уметь признавать свои ошибки, как право других ошибаться.

Очень важно чаще делиться своими мыслями, не скупиться на похвалу, добрые слова.

Несложившиеся отношения между мужем и женой ведут к плохим последствиям. Психологами установлено, что существует связь между супружескими конфликтами и нервно психическими расстройствами. Отсутствие взаимопонимания в семье приводит к подавленности, отчуждённости, к ухудшению психологического и физического состояния, значительному понижению работоспособности человека. Неумение общаться способно разрушить семью. Основными компонентами культуры общения являются сопереживание, терпимость, уступчивость, доброжелательность. Особая способность к общению — умение признать ценность другого, даже при несовпадении позиций. Только таким образом можно достичь гармонии в семейной жизни.

В семье, кроме взрослых, в полноценном общении нуждаются также и дети. Общение является одним из основных факторов формирования личности ребёнка. Потребность в общении появляется у младенца с самого рождения. Уже в возрасте 2-х месяцев при виде матери он улыбается.

Общение родителей с детьми имеет огромное значение для их полноценного развития. Доказано, что дети, лишённые возможности общаться с родителями, характеризуются низким уровнем саморегуляции поведения, обладают повышенной чувствительностью к обращению к ним взрослого, испытывают трудности в общении со сверстниками.

Во многих семьях в большинстве своём дети чаще общаются с матерью, чем с отцом. Беседы же с отцом имеют кратковременный характер. У некоторых детей вообще отсутствуют доверительные отношения, как с отцом, так и с матерью. Чаще всего это бывает в семьях, где не установились близкие духовные контакты, как между супругами, так и между родителями и детьми. В таких семьях главной является воля одного из супругов, а взаимоотношения с другими членами семьи основывается на приказах, подчинении, оскорблениях. Это оказывает отрицательное влияние на формирование у детей способности к полноценному общению.

Таким образом, на родителях лежит ответственность за воспитание у детей способности к человеческому общению, т.к. именно в семье дети усваивают характер общения. Кроме того, от умения супругов общаться во многом зависит и нравственно-психологическое благополучие всех членов семьи.

Развод

В нашей стране наряду со свободой брака существует и право супругов на развод. По статистике на 1990 год ещё в бывшем СССР ежегодно расторгалось примерно 930 тысяч браков (это приблизительно 1,5 % от их общего количества) и образовывалось 2788 тысяч новых семей. Таким образом, соотношение между браками и разводами составляет примерно 3:1. Но этот показатель различен в зависимости от места жительства и возраста людей. Так в больших городах разводы происходят чаще, чем в сельской местности. Наименьшее количество разводов приходится на регионы, где ещё сильны патриархально-религиозные традиции — это среднеазиатские и кавказские республики.

По мере роста числа разводов возможность того, что они будут компенсированы повторным браком, становится всё меньшей. Лишь 10-15 % женщин с детьми повторно выходят замуж. В результате увеличивается количество неполных семей.

Так что же такое развод? Одни говорят — зло, другие — избавление от зла. Для того, чтобы узнать это, надо проанализировать большой круг вопросов: как живётся разведённому человеку? Доволен ли он разводом? Как изменились квартирные условия, здоровье? Как сложились отношения с детьми? Думает ли он вступать в повторный брак? Очень важно выяснить судьбу разведённой женщины или мужчины, а также ребёнка из распавшейся семьи. Не зря говорят, что развод, как айсберг в море: на поверхности видна лишь небольшая часть причин, основная же их масса скрыта в глубинах душ разведённых.

По статистике дело о разводе возбуждается в основном по просьбе женщины, т.к. женщина в наше время стала независимой, она работает, сама может содержать семью и не желает мириться с недостатками мужа. Супруга порой говорит: «Почему я должна ему подсказывать?» или «Почему он сам не может догадаться?». При этом женщина не задумывается, что она сама во многом не идеальна. Она считает, что достойна совершенного мужчины. Воображение рисует ей такой совершенный идеал, который в реальной жизни и не встречается.

Слов нет, что муж алкоголик — несчастье для семьи, жены и детей. Особенно, когда он устраивает побои жене и детям, уносит деньги из семьи, не занимается воспитанием детей, и т.д. Развод в этих случаях чаще всего необходим, чтобы оградить семью от морального и материального опустошения.

Но ведь не всегда пьяница — муж был пьяницей. Ведь были же сначала встречи и ухаживания, друзья, праздники и гости, радости и горести — была жизнь. И какова была вначале позиция жены по отношению к выпивкам мужа? Была ли она достаточно требовательной, могла ли умно и тонко сочетать ограничительные и запретные меры, чтобы уберечь семью от порока. Может причины пьянства следует искать во взаимоотношениях между супругами.

Кроме пьянства причинами, по которым жёны подают на развод, могут быть — измена мужа, мужской эгоизм. Порой мужчина просто вынуждает своим поведением подать жену на развод. Он пренебрежительно к ней относится, не терпит её слабостей, не помогает в домашних делах, и т.д.

Из причин, по которым мужья подают на развод можно выделить: измена жены или его любовь к другой женщине.

Но основной причиной разводов, на мой взгляд, является неподготовленность супругов к семейной жизни. На молодых супругов наваливаются бытовые, финансовые проблемы. В первые годы супружеской жизни молодые больше узнают друг друга, раскрываются недостатки, которые старались скрывать до свадьбы, происходит адаптация супругов друг к другу.

Молодые супруги нередко излишне поспешно прибегают к разводу, как к способу разрешения любых конфликтов, в том числе и вначале преодолимых. Подобное «лёгкое» отношение к распаду семьи складывается благодаря тому, что развод уже стал обыденным явлением. В момент заключения брака существует чёткая установка на развод, в случае если хоть один из супругов не будет удовлетворён совместной жизнью. Ясно, что такая установка стимулирует развод.

Причиной развода может послужить нежелание одного из супругов иметь ребёнка. Эти случаи встречаются редко, но они бывают.

Я считаю, что люди разводятся не для того, чтобы всю жизнь жить в одиночестве. Они хотят заменить неудачный брак счастливым, но это не всегда удаётся. При социологических опросах больше половины мужчин и женщин хотели бы вступить в повторный брак. Многие мужчины, как и многие женщины, легко идут на развод, но потом очень тяжело переживают его последствия.

В разводах, кроме супругов есть ещё заинтересованные лица — дети. Чем больше разводов — тем меньше детей. В этом социальный вред разводов. Развод сокращает воспитательские возможности семьи по отношению к детям. Детям наносится большая психологическая травма, о которой часто не думают родители. Многие знают, что они причиняют своим детям страдания, но не многие понимают, к чему они могут привести, как это отразится на ребёнке в его дальнейшей жизни. При разводе властно вступает в силу эгоизм родителей. Они мало при этом думают о судьбе своих детей.

Дети из распавшихся семей — это как бы сироты при живых отцах или матерях. Вина за то, что дети остаются без отца, лежит на обоих родителях.

Кроме моральных минусов у развода есть ещё и материальные отрицательные стороны. При уходе мужа из семьи, у жены с ребёнком возникают трудности денежного характера, особенно, если заработная плата у жены маленькая, а детей больше одного. Уход из семьи также бьёт по карману мужчине, ведь теперь ему приходится платить алименты. Также возникают проблемы с жильём, приходится разменивать квартиру, делить вместе нажитое имущество.

Таким образом, развод во многих случаях зло, чем добро. Но возможность воссоединения семьи вполне реальна для многих, сгоряча распавшихся пар. В жизни часто случается, когда «блудный муж» возвращается к своей жене и детям, а разведённые женщины говорили о своих мужьях, что, мол, если он изменит своё поведение к лучшему, то приму. Иногда, даже, может произойти обратная ситуация, когда муж прощает измену жене, если его стремление к спокойной семейной жизни оказывается сильнее его «эго». В глубине души каждый из супругов хочет иметь свою хорошую семью. А для этого, прежде всего самим людям, вступившим в брак, надо учиться взаимопониманию, преодолевать мелочный эгоизм, совершенствовать культуру отношений в семье. На государственном же уровне с целью предотвращения разводов надо создавать и расширять систему подготовки молодёжи к браку, а также социально-психологическую службу помощи семье и одиноким людям.

Заключение

Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества. И жизнь общества характеризуется теми же духовными и материальными процессами, как и жизнь семьи. Общество состоит из людей, которые являются отцами и матерями в своих семьях, а также их детей. В этой связи очень важны роли отца и матери в семье, а в частности воспитательная функция семьи. Ведь от того, как родители приучают своих детей к труду, уважению к старшим, любви к окружающей природе и людям, зависит то, каким будет общество, в котором будут жить наши дети. Будет ли это общество, построенное на принципах добра и справедливости или же наоборот? В этом случае очень важно общение в семье. Ведь общение является одним из основных факторов формирования личности ребёнка, члена общества. И поэтому в семейном общении очень важны нравственные принципы, главным из которых является — уважение другого.

Последствиями дурного общения в семье могут быть конфликты и разводы, которые наносят большой социальный вред обществу. Чем меньше разводов в семьях, тем здоровее общество.

Таким образом, общество (а его тоже можно назвать большой семьей) прямо пропорционально зависит от здоровья семьи, так же как и здоровье семьи от общества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. БЕДНЫЙ М.С., «Семья–здоровье–общество», М., 1986

  2. ОСИПОВ Г.В., КОВАЛЕНКО Ю.П. «Социология», М., 1990

  3. Сборник статей «Культура семейных отношений» М., 1985

  4. ХАРЧЕВ А.Г., МАЦКОВСКИЙ М.С. «Современная семья и её проблемы» М.,1978

  5. СПИРКИН А.Г. «Философия» М., 2003

18

Источник: StudFiles.net

Восприятие человека человеком

С чего начинается общение? Вы думаете со знакомства? Нет, значительно раньше. Прежде случилось восприятие человека человеком. В психологии общения это — важнейшее условие.

Установка

 Но и у восприятия есть свой предшественник – установка. Это предварительный настрой, который определяется многими факторами: настроением, состоянием нервной системы, ранее полученной информацией, физическим состоянием организма. Установка — это неосознанная предвзятость при восприятии, своеобразная призма, через стекла которой тот или иной человек воспринимает окружающий мир и людей. Одни и те же явление окружающего мира воспринимаются неодинаково, это приводит к напряженности в отношениях между людьми, к взаимному непониманию.

Именно восприятие определяет появление соответствующих оценок и поступков людей. Неважное для одного кажется важным для другого, безобидное замечание жены может показаться мужу подозрительным или даже оскорбительным.

 Каждый человек неповторим, уникален и непохож на другого. Нет иного такого же на нашей планете. И это может стать непреодолимым препятствием к взаимопониманию людей. Это происходит в том случае, когда у человека вместе с ростом и развитием индивидуальности проявляется и растет индивидуализм, эгоизм, стремление противопоставить себя, «уникального и неповторимого», другим, «простым смертным».

Поэтому восприятие человека или события может быть далеко необъективным и делать скоропалительные выводы и обобщения – занятие неумное. То, что мы считаем правильным, другим покажется сомнительным.

В общении и особенно в семейном следует исходить из веры в невиновности своих близких. Что значит:

  • понять другого «изнутри», встав на его место, посмотрев на событие его глазами. Это трудно. Способность понимать не дается от природы, этому надо учиться;
  • воздерживайтесь от обвинений. Обвинять всегда легче, чем оправдывать. Когда мы обвиняем, мы чаще всего оправдываем себя в собственных глазах.

Стереотипность восприятия

Следующее свойство восприятия – стереотипность. Знакомясь с новым человеком, мы выясняем его статус: кто он, чем занимается, где работает и так далее. И создается видимость знания человека. Благодаря жизненному опыту мы имеем уже определенные образы-модели типичного продавца, учителя, полицейского, депутата… Вот через эти модели мы и воспринимаем каждого нового человека. Возникает симпатия или антипатия к нему. Стереотипность существенно влияет на восприятие события в данный момент времени, придавая ему ту или иную эмоциональную окраску, подчеркивая одни моменты и вычеркивая другие. В общении с незнакомыми людьми это свойство нам помогает выстраивать отношения с ними.

А вот в неформальном общении, когда люди связаны личностными контактами, стереотипность восприятия становится помехой в общении. Это из-за нее мы порой не слышим слова жены (мужа), так как нам кажется, что нам хорошо известно, что он (она) может сказать в данной ситуации или по тому или иному поводу. И супруги, проживающие много лет вместе, иногда думают, что они прекрасно знают свою половину. Такая иллюзия рождается стереотипом, она наводит скуку в семейном общении, и муж и жена охладевают друг к другу. Поэтому:

  • помните, что каждый человек индивидуален, личность изменчива, познавать ее нужно всю жизнь;
  • проявляйте искренний интерес к тем, с кем живете рядом. Иначе в один прекрасный момент обнаружите, что живете с незнакомцем. Древние философы очень тонко подметили, что нельзя дважды войти в одну реку, так и нельзя утверждать, что знаешь даже близкого человека насквозь.

Субъективность восприятия

 Восприятие человека человеком носит всегда субъективный характер. Мы замечаем в других людях те качества, которые присущи нам самим. Так, доброжелательный увидит в новом знакомом доброту и отзывчивость, коварный ждет от других подвоха и обман. Мы, как эхо в лесу, на крик отвечаем криком, на добро – добром.

Оценивая других, мы исходим из своей самооценки. Заниженная самооценка является серьезной помехой в общении. Кроме того, такие люди очень мнительны и тревожны, в семье часто беспричинно ревнивы. Завышенная самооценка так же создает порой непреодолимые барьеры в общении.

  • учитесь воспринимать себя адекватно, принимать себя таким, каким ты есть;
  • общаясь, умейте себя подать.

Особенности семейного общения

 Отчего происходит непонимание между близкими людьми? Общаясь с ними, мы считаем, что наши помыслы всем ясны и не заботимся о формах и способах общения. В психологии общения особо подчеркивается, что супружеское общение, это — межполовое общение. В нем обязательно будет прослеживаться характер восприятия мужчины и женщины. Как утверждают психологи, женщина любит ушами, а мужчина глазам. Для женщины в любом возрасте важно слышать от мужа, какая она особенная, а мужу видеть, что его жена действительно неповторимая.

Мужчина и женщина по-разному выражают свои чувства и эмоции. Там, где жена даже в шепоте услышит крик, муж не заметит ничего особенного. В семейном общении важна не только форма, но и его содержание. О чем говорят влюбленные? Обо всем. Слушают и слышат они друг друга? Конечно, да! А супруги? О чем говорят они? О семейных проблемах, о воспитании детей, о бытовых мелочах. Но порой обсуждение семейных неурядиц заканчивается конфликтами в семье. И очень часто супруги не слушают и не слышат друг друга. Каждый придает слишком большое значение тому, что говорит сам, не придавая значения словам другого. Возникает обида и непонимание. Как же придти к взаимопониманию?

  •  проявлять чуткость и наблюдательность, правильно оценивать состояние окружающих, предвидеть их реакцию на наши слова и действия;
  • слушать, что говоришь сам, и что говорят другие. В трудные минуты жизни человеку достаточно высказаться, чтобы облегчить душу, но только, если он уверен, что его заинтересованно слушают;
  • старайтесь понять своего собеседника, уважать его мнение, каким бы оно ни было;
  • обращайте внимание на свою манеру общения, будьте терпимее и мягче;
  • выражая свое сопереживание, будьте максимально тактичны.

Источник: lyubov-semya.ru

Человеческое поведение — это коммуникация, т. е. передача и обмен информацией. Люди не могут не вступать в коммуникацию, поэтому все ситуации, в которые включены два или более человека, коммуникационные. Коммуникация – двусторонний процесс, где оба собеседника являются одновременно отправителями и получателями сообщений.

Вирджиния Сатир, основоположница семейного консультирования, предлагает для профилактики семейных конфликтов супругам ясно выражать свои мысли, желания, чувства, не унижая и не подавляя друг друга. Это даст возможность получать необходимую информацию, принимать взаимовыгодное решение, поможет достичь большего взаимопонимания в супружеских отношениях.

Семья, в которой вырос человек, определяет его поведение и установки. Семья — это система, которая стремится к равновесию и для поддержания последнего нередко используется навязывание ролей членам семьи, запреты, нереальные ожидания. Нарушения в системе семьи порождают низкую самооценку и защитное поведение. Но в каждом человеке присутствуют силы для личностного роста и здоровой активной жизни.

Семья формирует наше мировосприятие: родители, сестры и братья влияют на наш характер и наши действия многие годы. Сложно быть счастливым, не создав свою гармоничную семью.

Как происходит коммуникация в семье?


Как строить общение супругов?

В. Сатир сравнивает общение с зонтом, под которым происходит взаимодействие характеров. Способность человека к формированию доверительных и близких отношений зависит от его общения с окружающими. В процессе общения люди обмениваются информацией, определяют ценность партнера, меняют самооценку.

Ребенок, приходя в этот мир, не знает как взаимодействовать с людьми, он растет и учится, общаясь с родственниками. К школьному возрасту каждый уже владеет многими способами общения, имеет представление об ответной реакции людей и понимает, что разрешено, а что – запрещено. Этими представлениями мы пользуемся всю жизнь. В. Сатир утверждает, что если есть необходимость, то можно поменять тип общения. Она сравнивает человека в процессе коммуникации с кинокамерой. То есть мозг воспринимает не только картинки, но и звуки в процессе общения.

Спокойствие или напряжение в процессе коммуникации зависит от восприятия информации (внешний вид, звук голоса, запах, прикосновение, чувства, мысли) и ее сравнения с прошлым опытом (родители, другие люди, книги, фильмы, ожидания, ценности). Но двое, общаясь, могут только догадываться и фантазировать о том, что чувствует и думает партнер. Эти фантазии и догадки и становятся основой недопонимания и конфликтов. Этот процесс запускается еще до того, как люди начинают обмениваться словами, в доли секунды, соответственно, реакция на партнера по общению бывает не всегда понятна второму.

С кем мы общаемся – с конкретным человеком или представлением о нем?

«Общение – как огромный зонт, под которым скрыто все, что происходит между людьми». Общение важно для каждого человека. Сформированность навыков общения влияет на всю жизнь. С помощью общения возможно варьировать уровень самооценки.

В.Сатир разработала упражнения, которые развивают способности слышать, понимать, видеть и осмыслять информацию, полученную в процессе коммуникации. «Люди способны осуществлять метакоммуникацию как на вербальном, так и на невербальном уровне». Вербальное общение – это слова, невербальное – поза тела, выражение лица, ритм дыхания, мышечный тонус, интонации.

Коммуникация многопланова и незавершима, поэтому получатель информации сам додумывает адресованные ему сообщения своими догадками. Люди интерпретируют то, что видят, и из этого строят свое поведение.

Начинается все с построения зрительного образа партнера, когда вы на него смотрите, и тут разворачивается внутренний монолог ваших ассоциаций, мыслей и чувств. Кого он вам напоминает из вашего прошлого? Ваше тело также будет реагировать либо напряжением, либо расслаблением. Члены семьи связаны друг с другом историей взаимоотношений. Часто какие-то события не проговариваются и остаются негативные чувства. В. Сатир предлагает их проговорить, прояснить и начать все с чистого листа.

К зрительному образу подключается звук: тон, тембр, дыхание, покашливание. Это тоже вызывает чувства и мысли.

Прикосновение – начало знакомства ребенка с миром. Для эмоционально близких отношений прикосновения очень важны и дают надежную информацию о другом человеке. Тактильные ощущения могут выражать восхищение, любовь, нежность, страх, пренебрежение и т.д. Снизить агрессию и улучшить отношения в браке возможно, если уделять больше внимания тактильным контактам, например, объятиям. В. Сатир полагает, что запрет на тактильные контакты основывается на прошлом опыте негативных ранних сексуальных отношений.

Часто встречается, что люди пытаются передать одну информацию, а партнер воспринимает совсем не так, как ожидалось, и при этом испытывает совсем другие чувства. Важно поделиться друг с другом этими переживаниями. Конечно, прошлые обиды к человеку мешают его общению в настоящем, поэтому от старых обид лучше избавиться.

При общении членов семьи В. Сатир рекомендует не превышать дистанцию между супругами при важном разговоре более девяносто сантиметров. Положение в пространстве желательно на одном уровне: оба сидят или оба стоят (чтобы глаза смотрели в глаза). Если один сидит на полу, а второй стоит рядом, то тот, кто сидит на полу, будет испытывать физический дискомфорт и отрицательные чувства. Это поза маленького ребенка в семье. Чем точнее воспринимается информация от партнера, тем лучше отношения между людьми. Но иногда мы домысливаем слова партнера, делаем ошибочные заключения.

Слова являются основополагающим смыслом высказывания. Но слова и смысл не всегда совпадают. Поэтому лучше чаще прояснять и уточнять, о чем именно идет речь и максимально отказываться от обобщений.

Слушая партнера, необходимо учитывать три уровня общения: «звуки голоса говорящего, ваши переживания прошлых и будущих событий, касающиеся обоих, осознание своего права выразить то, что в данный момент чувствуете».

Внимательное слушание партнера предполагает:
  • сосредоточить внимание на говорящем
  • отказаться от предубеждений в отношении партнера
  • не пользоваться предвзятыми оценками
  • не смущаться и задавать вопросы
  • показывать партнеру, что он услышан и понят

В одни и те же слова люди вкладывают разный смысл. Чтобы понять друг друга, необходимо научиться осознавать разные смыслы. Распространенное заблуждение — человек полагает, что партнер знает о нем все и умеет читать мысли. «Люди должны ясно выражать свои мысли, если хотят получить от других и донести другим нужную им информацию». Если один из членов семьи не выражает свои чувства, то тогда растет напряженность во взаимоотношениях. Но именно такие люди и испытывают сильные чувства.

Понимание разных смыслов того, что говорит человек, можно понять, используя описания чувств, а не оценку, это дает возможность выстраивать доверительные, близкие и стабильные отношения.

Общаясь, люди влияют на самооценку и представления друг о друге. Неоднозначное общение влечет за собой построение защит от партнера, а также влияет на наше здоровье и отношения с людьми.

Источник: mp-34.ru


Психологические проблемы общения в семье

Все чаще в современных семьях можно встретить проблему, связанную с психическим заболеванием одного из родственников.

Окружающая атмосфера в кругу близких людей важна для больного. Напряжение, ругань, непонимание могут только усугубить общее состояние человека и усилить недуг. Рассмотрим особенности коммуникации в семье.

Коммуникация – это любые взаимодействие внутри семьи. Общение, совместный досуг, эмоциональные и физические воздействия. Передача данных с помощью слов, действий, мимики.

Нарушение коммуникации вызывает проблемы в общении. Сейчас практически невозможно встретить семьи с идеальными взаимоотношениями, а может, таковых и не существует. Но в случае, когда один из родственников психически болен, настроить общение очень тяжело.

Родственники нередко используют парадоксальную коммуникацию и ставят друг друга в тупиковое положение, вызывая противоречия. Такой способ общения называется «двойное принуждение». В этом случае, какое бы действие ни совершил больной, он будет не прав, и его ждет негативное отношение со стороны семьи.

Допустим, в семье есть молодой человек с нарушением психики, больной шизофренией. Он собрался вечером в кино на поздний сеанс и пришел домой поздно. В обычном распорядке дня у него по графику ужин, после прием таблеток и сон. Его родные встали перед выбором: накормить юношу ужином, через час дать таблетки и уложить его спать, или же сразу выпить таблетки и отправиться в кровать. Нарушение такого режима приведет к бессоннице. В итоге, не поужинав, молодой человек не сможет уснуть от голода, а в другом случае ляжет позднее обычного и не уснет. На лицо двойное принуждение, где нет правильного выбора, где в любом случае больного ждет наказание от родных. Это может привести к обострению шизофрении, вызванное непонимание и конфронтацией коммуникаций в семье.

Часто человек, подверженный двойному принуждению, очень зависим от контролирующего его. Авторитет принуждающего подавляет личное мнение и возможность выбора зависимого. Когда нет возможности отстоять свое видение ситуации, сделать выбор на «свой вкус», начинает развиваться неуверенность в себе, замкнутость, наступает тупиковое положение.

Такие парадоксальные ситуации встречаются в повседневной жизни во всех семьях. Маленьких мальчиков с детства учат мужественности, ответственности, учат постоять за себя – одним словом, быть настоящим мужчиной. Однако когда этот мальчик, пытаясь постоять за себя перед сверстниками, проявляет агрессию, начинает драться, родители ругают его. Процесс воспитания получается двойственный. Отсюда диссонанс отношений.

Мужчина дарит женщине подарок на праздник, но она недовольна. Обвиняет мужчину в безответственности, в том, что подарок не тот. В следующий раз мужчина не будет дарить подарок, чтобы не стать обвиняемым в безразличии – но и тут он не прав в глазах женщины, она обвиняет в невнимании к себе.

Мать требует от сына, чтобы тот женился. Когда сын женится, его мать говорит, что он мало внимания уделяет ей. Она хочет, чтобы сын был всегда рядом. Это синдром «маменькиного сыночка». Такие мужчины чаще других страдают психическими заболеваниями, становятся нервными, зажатыми, под давлением матери начинаются неврозы. Даже если и получится создать семью, она будет некрепкой, и брак распадется. Возможно, мужчина никогда больше не женится или вообще откажется от встреч с противоположным полом.

Такие коммуникации в семье вредят не только здоровому человеку, но и страдающему психическим расстройством.

Тот член семьи, который использует двойственное принуждение по отношению к другим, считает себя правым. Он уверен в себе, своей правоте, у него неограниченный авторитет. Но разлад в семье продолжается, так как человек, находящийся под гнетом, выражает себя в стремлении врать, уворачиваться. Ухудшается его психическое состояние. Появляется неудовлетворенность всех родных.

Человек, использующий парадоксальную коммуникацию по отношению к другим, сам к себе предъявляет такие же требования, строит ловушку для себя. Одновременно с этим боится быть разоблаченным и отчасти винит себя в проблемах близкого.

Когда в семье возникает проблема коммуникаций, особенно если есть больные психически, стоит пройти курс психологической помощи у специалиста. Это поможет наладить отношения в семье, сгладить углы, разобраться со сложившимися ситуациями и тем самым облегчить жизнь своим близким.

Как показывает практика, все проблемы, связанные с нарушением психики, идут из детства. Неправильное воспитание, плохо сформированные роли членов семьи, различные сценарии воспитания, подавление детского мнения, чрезмерная агрессия. Все это может плохо отразиться на дальнейшей судьбе. Отсюда жалобы родителей на трудное поведение ребенка. А смотреть надо в глубь проблемы, в самого себя.

2.3.Общение в семье

Жизнь семьи — это мир общения, главным образом между мужем и женой, между родителями и детьми в процессе повседневных отношений. Общение в семье — достаточно многогранное явление. Оно представляет собой и отношение членов семьи друг к другу, и их взаимодействие, и обмен информацией между ними, их непосредственный эмоциональный контакт и духовное взаимопроникновение. Наряду с беседами о работе, домашнем хозяйстве, здоровье, жизни друзей и знакомых оно включает в себя обсуждение вопросов, связанных с воспитанием детей, литературой, искусством, политикой и т.д.

В условиях современного научно-технического прогресса общение людей стало приобретать фрагментарный, безличный функционально — ролевой характер. В связи с этим возрастает потребность в доверительном, эмоциональном общении в семье.

Огромное значение для нормального функционирования семьи имеет стиль общения, сложившийся между супругами, которые во многом зависят от свойств из их характера, от их темперамента, культурного уровня, привычек, интересов и, что очень важно, той модели взаимоотношений, которая привносится из семей родителей. Удовлетворенность супругов общением в значительной мере зависит от степени совместимости их ценностей и норм общения. Не вызывает сомнения тот факт, что нервозность, неуравновешенность, замкнутость, отрицательные черты характера являются плохими спутниками полноценного семейного общения.

Существенным барьером на пути взаимопонимания супругов является эгоистичное мышление, отсутствие способности к всестороннему и объективному анализу собственной личности. Известно, например, что женщины дают себе более скромные и реалистичные оценки. Мужчины же склонны переоценивать свои достоинства. Женщины в большей мере, чем мужчины, склонны к доверительному общению.

Неумение, как нежелание, построить нормальное общение между супругами неминуемо ведет к ухудшению отношений в семье. При хороших взаимоотношениях мужу и жене легко объективно оценить возникшую проблему, сообща найти разумный выход. Прочные отношения в семье способны выдержать несовпадение мнений, настроений и состояний. Бесспорно, что при хороших отношениях возрастает удовлетворенность супружеским общением.

Социологические исследования показывают, что при нормальных взаимоотношениях в семье жена обычно всегда делится с мужем своими огорчениями и получают при этом морально-психологическую поддержку, в неблагополучных же семьях — только 16,7 % жен посвящают мужей в свои нерешенные проблемы и трудности. (Сысенко В.А. Устойчивость брака. — М., 1981, с.97).

Однако не бывает по-видимому, общения, состоящего только из согласия. Стивенсон, автор «Острова сокровищ», писал: «Брак — это долгий разговор, прерываемый иногда спорами». (К сожалению, во многих семьях довольно частыми). Супружеские отношения неизбежно проходят через противоречия:

ссоры, конфликты, споры. И очень важно в возникших разногласиях вникнуть в позицию другого, поставить себя на его место, взглянуть на вещи его глазами. Нормой семейного общения должно быть понимание того факта, что в диалоге сходятся два понимания, две точки зрения, два равноценных голоса. Причем, в процессе возникших разногласий следует говорить только о предмете спора, не напоминать о промахах другого, не делать контрвыпадов типа: «А ты сам(а)»

В семейном общении очень важны нравственные принципы, главнейший из них — уважение другого, его «я». К сожалению, многие супруги забывают о том, что никто не любит приказного тона, обвинений. Совершенно нетерпимой в семейной жизни является привычка всегда ворчать, делать замечания, кричать. Однако нередко супруги после трудового дня вольно или невольно стремятся расслабиться, сорвать свое скверное настроение на близких, дать выход накопившейся раздражительности. В результате такого рода разрядки человек может получить временное облегчение, но цена его слишком велика, а последствия могут оказаться самыми тяжелыми. Одних начинают мучить угрызения совести и раскаяние за собственную неправоту и несдержанность. Других — обида за несправедливые обвинения и необоснованные претензии и упреки. Выплескивание своих отрицательных эмоций на членов семьи служит разрушению не укреплению, а разрушению ее.

В супружеской жизни очень важно уметь признавать как свои ошибки, так и право других ошибаться. Но для этого требуется благородство. Подчас супруги словно забывают о том, что каждый из них нуждается в добрых словах признания, в сердечном одобрении, похвале, быть понятым и одобренным. Нередко муж или жена пренебрегают этим. Более того, как не парадоксально, но практически единственные люди, говорящие иногда обидные оскорбительные слова, — это члены собственной семьи.

Не сложившиеся отношения между мужем и женой ведут к крайне негативным последствиям. Психологическими исследованиями установлено, что существует взаимосвязь между супружескими конфликтами и нервно-психическими расстройствами. Отсутствие взаимопонимания приводят к чувству внутренней пустоты, подавленности, отчужденности, к ухудшению психологического и физического состояния, значительному понижению работоспособности человека.

Неумение общаться способно убить любовь, разрушить семью. Культура общения должна быть выстрадана в процессе семейной жизни. Ее основными компонентами являются сопереживание, терпимость, уступчивость, доброжелательность. Особая способность к общению — умение признать ценность другого, даже вопреки несовпадению позиций. Только таким образом можно сохранить желание и интерес супругов к мыслям и чувствам брачного партнера, достичь подлинной гармонии в семейной жизни.

Очевидно, что в полноценном общении в семье нуждаются так же и дети. Многочисленные исследования показывают, что общение является одним из основных факторов формирования личности ребенка. Потребность в общении появляется у младенца, которому нет и двух месяцев. Уже в этом возрасте при виде матери его лицо озаряется улыбкой. А начиная с пяти месяцев общение ребенка становится избирательным и остается таковым на всю жизнь.

Установлено, что общение родителей с детьми имеет огромное значение для их интеллектуального, эмоционального и волевого развития. С другой стороны, доказано, что дети, лишенные возможности общаться с родителями или одним из них, характеризуются низким уровнем саморегуляции поведения, обладают повышенной чувствительностью ко всякому обращению к ним взрослого, испытывают трудности в отношениях со сверстниками. У таких детей усложняется усвоение ролевого поведения в рамках своего пола.

По данным ряда социологических опросов во многих семьях дети чаше общаются с матерью, чем с отцом. Именно с ней и у мальчиков и у. девочек обычно складываются доверительные отношения, с ней они обсуждают животрепещущие вопросы. Беседы же с отцом нередко носят эпизодический характер, что существенно обедняет мир общения детей. Вызывает беспокойство также тот факт, что у некоторой части молодежи в детстве отсутствовало доверительное общение как с матерью, так и с отцом. Чаще всего в таком положении оказываются дети, выросшие в семьях, где не установились близкие духовные контакты как между супругами, так и между родителями и детьми. Нередко в семьях такого типа доминирует воля одного из супругов, а взаимоотношения с другими членами семьи основываются на приказах, подчинении, необоснованной критике, оскорблениях. Естественно, что образ жизни подобных семей и сложившийся в ней стиль взаимоотношений оказывает отрицательное воздействие на формирование у детей способности к полноценному общению. Следовательно, на родителях лежит ответственность за воспитание у детей способности к глубокому человеческому общению, поскольку именно в семье подрастающее поколение усваивает на ряду с жизненными ориентирами и ценностными представлениями определенный стиль и характер общения. Таким образом, нравственно-психологическое благополучие всех членов семьи во многом зависит прежде всего от умения супругов общаться. Однако способность к общению — это не только подарок судьбы. Это дело воспитания и самовоспитания, неустанный труд души, которому должны посвятить свои силы муж и жена с первых дней семейной жизни. Еще более сложное искусство — умение управлять собой в общении с детьми. Чего греха таить: не всегда мы сдерживаемся и порой даем себе возможность «отвести душу». Как часто мы читаем детям длинные нотации вместо того, чтобы тактично сказать весомое родительское слово. Ребенок не любит нотаций, как правило, он знает и чувствует, что поступил неверно, и порой наши слова о том, что он поступил плохо, ничего нового ему не прибавляют. С ребенком не только нужно уметь говорить, но и учить его искусству общения с другими людьми, через которое он включается в сложную систему человеческих отношений. Грубость в общении между родителями ( нигде люди не ранят друг друга так больно, как в семейных конфликтах. Хорошо зная все слабости и уязвимые места своего ближнего наверняка бьют по ним, попадая в яблочко почти всегда), неделикатность по отношению друг к другу нередко отдаются в будущей супружеской жизни детей.

Бесчисленное множество ситуаций и супружеских отношений дает возможность выделить некоторые модели семейного общения, которые объективно существуют в нашей жизни.

Модель 1.Родители заняты друг другом, они — счастливые супруги. Со стороны — как будто все в порядке, даже окружающие иногда им завидуют, тогда как в семье нет необходимого микроклимата взаимопонимания, а дети как бы стоят в стороне от этой большой родительской любви.

Модель 2.Родители заняты каждый самим собой: у них своя работа, которой они увлечены, свои друзья, формы проведения досуга. Здесь возникает разобщенность, налицо отсутствие реальных психологических контактов, без которых формирование семейного климата просто невозможно, и ребенок это хорошо ощущает.

Модель 3.Поглощенность родителей внесемейной деятельностью. Они хорошие, активные производственники, но семья как бы не входит в сферу их жизненных интересов. В результате — это уже не семья, а люди, живущие под одной крышей.

Модель 4.Ее можно было бы назвать так: «Отойди, не мешай!». Психологический смысл этой формы поведения заключается в том, что ребенок постоянно как бы исключается из сферы взрослого общения, не допускается в нее.

Модель 5.Она характеризуется постоянным раздражением супругов по отношению друг к другу и к ребенку. Причем мотивы этой раздражительности могут быть самые разнообразные, они создают в семье атмосферу нервозности, тревожности, эмоционального неблагополучия. Раздражение следует по всякому поводу, образуя непрерывную негативную психологическую цепь.

Модель 6.Ее можно назвать моделью психологического самоутверждения родителей, и проявляется она в том, что супруги постоянно в той или иной форме стремятся утвердить собственное превосходство, лидерство в семье, используя ум, энергию и т.п. Эта психологическая тенденция распространяется и на отношение к собственным детям.

Модель 7.Основной ее психологический подтекст в следующем: я для вас сделал(а) все, а вы как хотите, так и живите. Проявление этой модели может выглядеть так: муж приходит с работы, уходит в свою комнату и отдыхает. Он добытчик, основа семьи и его нельзя обременять мелочными детскими проблемами.

Мы привели лишь некоторые негативные модели внутрисемейного общения. Важно найти свой собственный, для данной семьи индивидуальный стиль организации взаимоотношений, но в любом случае он должен строится на основе увлеченности всех членов семьи совместной творческой деятельностью. Это самый сложный, но и самый продуктивный в педагогическом отношении стиль общения, когда между родителями и ребенком существует постоянная духовная связь, обеспеченная увлеченностью совместной работой, домашними делами, организацией досуга и т. д. Для ребенка на любой ступени его развития семья является значительнейшей частью его мира. Образ жизни семьи, отношения членов семьи друг к другу и к другим людям — все это играет определяющую роль в формировании личности ребенка. Для подрастающего человека в делах и словах его родителей отражается мир, лежащий вне семьи. Он с ранних лет начинает воспринимать, как родители, бабушка с дедушкой, другие родственники и знакомые судят об общественно- политических событиях, о проблемах духовной жизни, бытовых вопросах, об обстановке на работе и о поступках ближних, полагая , что все так и должно быть.

Общение в семье. Советы психолога

Эффективное общение в семье

Кажется, что может быть проще чем, сказать, что думаешь? Но зачастую люди испытывают большие трудности в повседневном общении. Вы говорите одно, а близкие люди слышат совершенно другое, и, как следствие, возникает непонимание, обиды и ссоры на пустом месте.

Но, к счастью, существуют простые советы, которые помогут вам в общении с вашими членами семьи. И, конечно, навыки общения, универсальны. Все сегодняшние советы вы также можете использовать (с определенной коррекций) вне семейного круга и даже в своей профессиональной деятельности.

 

Эффективное общение в семье

 

 

 

Общение – это не просто обмен информации. Общение предполагает, что участники коммуникации понимают эмоциональные состояния и желания друг друга, кроющиеся за формальным значением слов. Общение – это движение навстречу друг другу. Добавлю, эффективное общение – это движение навстречу друг другу.  В эффективном общении партнеры не только четко передают информацию и верно ее интерпретируют, но и дают своему партнеру почувствовать принятие, уважение и понимание.

Для эффективного общения нужно
  1. Обращать внимание на невербальные послания (язык тела).
  2. Уметь слушать собеседника.
  3. Уметь отстаивать собственные принципы и нужды, одновременно не задевая достоинства собеседника.

Обо всем по порядку.

Внимание к невербальным посланиям в общении или к языку тела.

Язык тела – это  мимика, жесты, движения тела, глазной контакт, дыхание, интонирование. Часто по тому, как человек смотрит на вас, слушает или жестикулирует, можно получить массу информации. Порой эта информация вступает в противоречие с тем, что человек напрямую говорит. Подобное противоречие между вербальными и невербальными сообщениями создает значительные затруднения в общении. Например, вы спрашиваете своего супруга, как у него дела, а в ответ получаете дежурное «нормально». Но по всему внешнему виду супруга видно, что он расстроен. Голос тихий, уголки губ опущены и так далее.

Поэтому для эффективного общения нужно, чтобы ваши вербальные и невербальные послания совпадали. Тогда собеседнику не придется гадать, какой из источников информации (вербальный или невербальный) более достоверно отражает реальное положение дел.

Другой совет заключается в том, чтобы не забывать, что люди разные, и язык тела может сильно различаться от человека к человеку. Особенно это наглядно видно на примере культурных различий, люди разных национальностей в один и тот же жест могут вкладывать различные смыслы. Поэтому с интерпретацией языка тела нужно быть достаточно аккуратным.

Полезным будет опираться не на отдельные невербальные сигналы (например, не только на позу или глазной контакт), а на всю совокупность телесных проявлений, на то, какое общее впечатление они на вас производят. Язык тела – очень древнее приобретение в плане эволюционного развития человека, поэтому не передает тонких нюансов, а скорее отражает глобальные категории – нравится или нравится, согласен собеседник с вами или нет.

Эффективное общение – это больше о том, как человек умеет слушать, нежели, чем то, как мастерски он излагает собственные мысли. Человек, который умеет слушать, понимает не только смысл сказанного, но и невысказанное послание собеседника: его переживания, надежды и ожидания. Умение слушать позволяет собеседнику почувствовать себя понятым, что, в свою очередь, укрепляет отношения и формирует близкую привязанность. Человек, который чувствует, что его слышат и понимают в семье, очень ценит эти отношения и готов чаще идти на компромиссы, чем тот, кто лишен возможности быть услышанным.

Итак, как же научиться слушать?

  1. Сконцентрироваться на общении с собеседником, не отвлекаться на телефон, телевизор, собственные мысли. Именно поэтому один за самых частых советов работающим родителям – это проводить качественное время с ребенком, т.е. посвятить ему хотя бы 30 минут времени вечером после работы и заниматься только им. Под «заниматься» имеется в виду общение, а не проверку уроков, стрижку ногтей или другие бытовые дела. То же самое верно в и отношении общения супругов, которым для поддержания здоровой атмосферы необходимо выделять время, которое посвящено только вам двоим.
  2. Не перебивать и не вставлять свои «пять копеек», а дать возможность человеку сказать все то, чем он хотел поделиться. Демонстрируя подобное уважительное отношение к собеседнику, вы получите максимум информации, а собеседник будет тронут вашим участием.
  3. Проявлять интерес к рассказу собеседника, подбадривать его краткими «да», «угу», кивками головы, можно задавать небольшие уточняющие вопросы. Но главное быть искренним в своем интересе к собеседнику. Обычно это правило бывает непросто соблюдать в рамках деловых отношений. Не каждый коллега вам интересен, это понятно. Но в семье ситуация обстоит совсем иначе. Вы общаетесь с теми, кого любите, мужем или женой, которого выбрали, или с ребенком, которого знаете с пеленок и видели все этапы его жизни. В такой ситуации намного проще проявлять истинный интерес, хотя иногда быт и повседневная усталость пытается встать у вас на пути.
  4. Не оценивать, не осуждать и не давать непрошеных советов. Пожалуй, это самое сложное в нашей культуре. Потому что если человек с кем-то делится своими проблемами, то большинство собеседников чувствуют себя обязанным помочь, то есть дать те или иные рекомендации. Если собеседник спрашивает совет – это одна ситуация. А если супруг или ребенок вам рассказывает, какие у него трудности были в течение дня, то, скорее всего, он просто хочет, чтобы его выслушали и поняли. Поэтому подобные разговоры можно поддержать фразой, что «я поняла (или понял), ты сегодня устал на работе или в школе, на тебя накричали и тебе обидно». Естественно, содержание высказывания зависит от того, что вам рассказал супруг или ребенок.

 

Уметь отстаивать собственные принципы и нужды, одновременно не задевая собеседника. В психологии это называется ассертивностью и является одним из важнейших компонентов эффективного взаимодействия.

 

Именно этот навык является самым сложным и многие клиенты приходят  с запросом научиться общаться прямо, уверенно, научиться выражать свои эмоции и потребности, а не задвигать их на второй план в угоду потребностям близких. Подобное ассертивное поведение вовсе не означает, что человек не уважает окружающих или намеренно хочет их задеть. В конце концов, эффективное общение заключается в том, чтобы быть понятым. А человек с ассертивным поведением позволяет без труда понять, что именно он думает и хочет.

 

Небольшие подсказки, которые помогут вам быть более ассертивным в общении:

  1. Ценить собственное мнение. Ваше мнение имеет не меньшее значение, чем мнение окружающих. Да, неважно, какого возраста ваш собеседник, каков его жизненный опыт, уровень доходов или социальное положение. Ваше мнение , даже если оно окажется ошибочным в будущем по вашими же оценкам, значит столько же, сколько и мнение любого другого человека.
  2. Осознавать и удовлетворять свои потребности и нужды. Это позволит вам находиться в ресурсном состоянии, быть полным сил, чтобы общаться и реагировать на окружающих и их поведение адекватно. Этот фактор лежит в основе родительского выгорания, когда человек, осуществляющий уход за ребенком, чаще всего мать, так мало заботится о себе (о том, чтобы поесть, помыться, побыть в тишине или, наоборот, в кругу других, взрослых, людей), что не может адекватно реагировать на запросы ребенка. Она часто срывается, многое запрещает ребенку и не может радоваться вместе с ним по мелочам.
  3. Выражать свои негативные эмоции, но не оскорблять членов семьи и собеседников. Здесь важно говорить именно о своих чувствах, а не поведении близкого человека. Схема примерно такова: «Мне обидно/грустно/досадно и т.д.» вместо «Ты меня обидел/довел/раздосадовал». Подобные я-высказывания снижают градус конфликта и настраивают на конструктивный лад.
  4. Научиться говорить «нет». Весьма непростая задача, но необходимая для сохранения собственной психологической целостности. Вам надо понимать ограничения своих сил и возможностей и не позволять другим использовать вас просто потому, что вам сложно ответить отказом.

Внимание к языку тела, умение слушать собеседника и ассертивное поведение – ключевые навыки эффективного общения. Но существует еще ряд навыков, которые носят вспомогательную функцию, но без них общение не может считаться эффективным. Вот некоторые из них:

  • Умение распознавать свои и чужие эмоциональные реакции.
  • Хорошая стрессоустойчивость, потому что человек в стресс и на пике эмоций не может ни слушать собеседника, ни замечать его невербальных сообщений, да и вообще не всегда ведет себя так, как хотел бы.
  • Умение решать конфликтные ситуации конструктивно, а не просто их игнорировать, как часто бывает в семье.
  • Уместно использовать юмор. Шутки – сильнейшее средство, позволяющее снизить тревогу, агрессию и настроить людей дружелюбно. Но неуместные шутки также могут дать обратный эффект. Поэтому юмор надо использовать умело и с учетом ситуации.

 

 

Все вышеперечисленные навыки вы можете развить самостоятельно. Естественно, это потребует времени и усилий. И порой будет казаться, что все приложенные старания тщетны. Но вышеприведенные принципы эффективного общения позволяет значительно уменьшить количество разногласий в семье и повысить общее качество жизни. В любом затруднительном случае вы можете обратиться за профессиональной помощью к семейному психологу, поэтому вы не остаетесь один на один со своими проблемами.

 

Хорошего и эффективного общения вам!

 

©  Ирина Ушкова. Клинический психолог

Использование материалов сайта возможно только при размещении активной ссылки.

 

3 основных принципа общения в здоровой семье

Источник: Фото Тиаго Черкейры на Unsplash

Многие родители чувствуют себя пойманными в ловушку негативных стереотипов отношения к своим детям. Неделя за неделей они повторяют одни и те же аргументы, заставляя всех чувствовать себя измученными и уставшими от битв.

Сталкиваясь со сложным или проблемным поведением детей, все родители неизбежно совершают ошибки. Пять самых распространенных:

  1. Винить друг друга в поведении своих детей.
  2. Пристыдить, критиковать и отчитывать своих детей.
  3. Слишком полагаться на наказания.
  4. Диктование правил без обсуждения.
  5. Моделирование импульсивного или неуважительного поведения.

Такой выбор обостряет конфликты и оставляет семьи в унынии и унынии. Хуже того, пока родители продолжают совершать эти пять ошибок, их отношения с ребенком будут неуклонно ухудшаться.

Перезагрузка вашего семейного стиля общения

Самый мощный навык для укрепления и улучшения семейных отношений — это здоровое общение .Качество общения родителей в конечном итоге определяет успех их воспитания и счастье их детей. Три основных элемента для здорового семейного общения:

Поведение. Моделирование позитивного поведения — жизненно важная часть успешного воспитания. Например, когда родители не уважают друг друга или своих детей, они учат своих детей не уважать их, своих братьев и сестер, их сверстников или учителей. Родители должны моделировать позитивное поведение, которое они хотят видеть в своих детях.

Язык. Выбор родителями языка сильно влияет на детей. Членам семьи никогда не разрешается оскорблять друг друга словесно. Избегайте языка, унижающего достоинство или деморализующего. Грубые или оскорбительные выражения вредит хрупкому эго детей и подрывают их самооценку.

Прослушивание. Родители, которые плохо слушают, с большей вероятностью будут иметь вызывающих, депрессивных или тревожных детей. Слушание лечит; это основа почти всех терапевтических бесед.Дети, которые считают своих родителей заинтересованными слушателями, развивают позитивное чувство собственного достоинства и больше доверяют своим родителям.

Начало новой культуры общения

Чтобы изменить культуру общения в семье, нужно время, и это непросто, но принесет устойчивые результаты. Вот четыре области, на которых следует сосредоточиться:

1. Родительское единство. Улучшение общения между вами и вашим партнером имеет решающее значение. Обсудите решения о воспитании детей, прежде чем включать своих детей.Решайте свои конфликты наедине. Отложите свое эго в сторону. Избегайте принятия управленческих решений, работайте в команде.

2. Семейные встречи. Слишком часто семьи обсуждают поведение в стрессовых условиях. Проводите семейные встречи в то время, когда все хорошо отдохнули и расслабились. Используйте такие встречи, чтобы установить семейные правила и распорядок дня. Пусть каждый получает равную долю времени на разговоры. Обязательно обрабатывайте конфликты, признавайте прогресс и ставьте общие цели. Всегда начинайте каждую встречу с благодарности, прежде чем вы попадете в более сложные ситуации.

3. Положительное армирование. Родители склонны быть слишком критичными и игнорировать улучшения в поведении. Хвалите детей за положительный выбор. Обратите особое внимание на улучшение вашего стиля общения. Простые признания, такие как «Мне нравится, как вы это сказали» или «Я ценю, что вы мне это сказали», укрепляют успех.

4. Здоровая семья

Положите свой мобильный телефон, отключитесь от электросети (см. Лучший семейный технический контракт), отойдите от учебы или работы по дому.Каждой семье нужны здоровые занятия, которыми они наслаждаются вместе. Рассмотрим следующие пять видов здоровой семейной деятельности:

  • Физическая активность , например, езда на велосипеде или поход в спортзал.
  • Творческая деятельность , например, рисование, поход в галерею или на концерт.
  • Интеллектуальная деятельность , например посещение лекции, игра или совместное чтение романа.
  • Духовная деятельность , например посещение религиозных собраний или практика медитации.
  • Altruistic , например, волонтерство в местных организациях или участие в благотворительных акциях.

Чтобы освободиться от негативных коммуникативных паттернов, вам придется столкнуться со своей эмоциональной незрелостью. Вам нужно быть более терпеливым, внимательным и вдумчивым. Это будет сложно, но когда вы примете вызов, ваши дети последуют за вами.

Для получения дополнительной информации посетите SeanGrover.com

Семейных стилей общения | Психология сегодня

Источник: фонд с разрешения

Фундаментальный навык для сильного воспитания — это ваша способность устанавливать четкие, прямые и конкретные ограничения.Вашему ребенку должно быть легко следовать ограничениям. По словам родителей, с которыми я работаю в консультации, не всегда легко определить, какими должны быть не подлежащие обсуждению пределы поведения.

Это помогает узнать ваш преобладающий стиль общения и стиль общения вашего партнера (партнеров) по воспитанию. Хотя большинство родителей согласны с тем, что совместное воспитание важно, многие говорят, что сочетание двух стилей воспитания еще более затрудняет установление ограничений.

Стили
В Проактивном воспитании есть три стиля воспитания:

• Реактивный
• Неустойчивый
• Проактивный

Реактивный стиль
Если у вас реактивный стиль общения, вам может казаться, что вы проводите большую часть своего родительского времени в конфликте со своим ребенком.Несмотря на то, что у вас могут быть четкие границы, вы склонны реагировать на плохое поведение вашего ребенка сердитым или разочарованным образом. В вашей семье могут накаляться эмоции, и никто не знает, как остановить постоянный конфликт. Мирные времена кажутся редкими и далекими. Часто не происходит формирования поведенческих навыков, но проводится проверка границ и ограничений.

Этот стиль общения побуждает членов вашей семьи либо избегать вашей реакции, либо провоцировать ее, и этот стиль учит вашего ребенка преодолевать ограничения.

Неуверенный стиль
Если у вас нестабильный стиль общения, у вас могут быть ограничения, но вы непоследовательны в их соблюдении. Когда дело касается дисциплины, вы много говорите и мало играете? Я предполагаю, что ваш ребенок может выходить за рамки из-за вашей непоследовательности. Возможно, она даже пользуется вашей неспособностью предвидеть поведенческие проблемы.

Если вы колеблетесь в установлении лимита и выполняете его, ваш ребенок узнает, что иногда вы имеете в виду то, что говорите, а часто — нет.Этот стиль воспитания поощряет испытание ограничений, потому что ваш ребенок должен продолжать заниматься, чтобы узнать, чего вы от него ждете.

Проактивный стиль
Если у вас есть проактивный стиль общения, у вас есть твердые, безошибочные личные границы, которые четко передаются членам вашей семьи. Такой стиль воспитания способствует принятию вашим ребенком самостоятельных решений в соответствии с его возрастом.

Когда происходит некорректное поведение, за словами следует соответствующее действие.Ваше воспитание — это как задний двор, окруженный крепким забором. Ваш ребенок может выбрать бегать, качаться или кататься, но границы его двора четкие. Вы обучаете своего ребенка навыкам, которые необходимы ему, чтобы стать способным, ответственным и мотивированным, чтобы вести себя хорошо изнутри. Его способность принимать ограничения и действовать приемлемым образом поможет ему справиться с жизненными взлетами и падениями.

Коммуникационные стратегии
Стили, которые есть у вас и вашего партнера, либо облегчат совместную работу, либо нет.Вы оба реагируете? Один человек реагирует, в то время как другой родитель колеблется? Вот несколько стратегий смешивания стилей, которые помогут вам проявлять инициативу, когда вы вместе воспитываете детей:

• Определите свой стиль. Говорите об этом, когда ни один из вас не расстроен родительской дилеммой.
• Подумайте, какие шаги вы можете предпринять, чтобы принять более активный стиль.
• Найдите время, чтобы обсудить, что каждый из вас будет делать, чтобы сочетать лучшее из своих стилей. Ваша цель — показать вашему ребенку больше единства в установлении ограничений.
• Просмотрите, каковы на самом деле ваши пределы. Невозможно передать их своему ребенку, если вы не знаете, какие правила не подлежат обсуждению.
• Решите заранее и вдали от ребенка, как вы будете решать вопросы дисциплины, с которыми вы не согласны. Не позволяйте ребенку знать, что у него есть право начать ссору между вами.
• Предлагайте поддержку. Создайте сигнал между вами и вашим партнером, который говорит о том, что вам нужна помощь, когда вы находитесь в конфликте со своим ребенком.
• Сделайте перерыв.Если один из родителей конфликтует с ребенком, а другой не согласен с происходящим, выделите время для обсуждения плана. Скажите ребенку, что вы вернетесь к нему, когда вы двое решите, как справиться с проблемой.

Уважение друг к другу, когда вы выступаете единым фронтом, является ключом к совместному воспитанию детей. Особенно в тяжелые времена помните, что уважение, которое вы проявляете друг к другу, — это то уважение, которое ваш ребенок учится испытывать к вам.

(PDF) Взаимосвязь между моделями семейного общения и психическим здоровьем

Пожалуйста, пишите только «Имя первого автора» / Процедуры — Социальные и поведенческие науки 00 (2012) 000–000

Введение

Все сообщества стремятся к психическому здоровью и счастью для своих членов.Для достижения этой цели необходимо как можно больше определить

эффективных факторов психологического здоровья и адаптации. Одним из таких факторов является семья

и общение между ее членами. Вообще говоря, общение между членами семьи

всегда рассматривалось как аспект основных межличностных отношений, чтобы понять динамику

, на которую влияют семейные отношения. Например, Ричардс и Франкель (1990) утверждают, что по сравнению с

семей, у которых есть некоторые проблемы со своими детьми, оптимальные семьи гораздо более открыты и комфортнее

, общение между членами и членами семьи находит возможности для самовыражения.В этом исследовании было проведено

, чтобы выявить значение моделей семейного общения и психического здоровья, а также их влияние на личную и социальную жизнь. Идентификация этих шаблонов помогает нам реализовать некоторые аспекты

функций семейства. Действительно, определение моделей и стилей семейного общения, а также их описание

поможет нам предсказать и объяснить функцию семьи и соответствующие предписания и советы.

Исследователи попытались определить и классифицировать модели семейного общения. Фитцпатрик и Ричи (1994)

переосмыслили работу, в первую очередь выполненную Маклаодом и Чаффи, и определили два фундаментальных

измерения ориентации в разговоре и ориентации на соответствие в моделях семейного общения.

Ориентация на беседу определяется как: «степень, в которой семьи обеспечивают почву, на которой членов семьи

поощряют действовать свободно и комфортно в их взаимодействиях, обсуждениях и общении по широкому кругу вопросов

» (Кернер и Фицпатрик , 1997).

Ориентация на конформность — это «степень, в которой семьи подчеркивают сходство взглядов, ценностей и

убеждений». Комбинация этих двух измерений формирует четыре семейные коммуникационные схемы, которые называются коммуникативными моделями семейства

(Koerner and Fitzpatrick, 1997). Каждый паттерн описывает определенный тип семей. Эти

четырех паттернов или четырех типов семейств образуются комбинацией низких или высоких ситуаций в двумерном континууме

ориентации разговора и ориентации на конформность, и они включают в себя согласованные семьи, плюралистические

семьи, защитные семьи и меньшие. справедливые семьи.Консенсусные семьи получают высокие баллы по обоим параметрам

ориентации на разговор и ориентации на соответствие. Они стараются сделать большой акцент на согласовании

друг с другом, даже когда они поощряют друг друга выражать разные идеи. Плюралистические семьи получают высокий балл

за ориентацию на разговор, но низкий балл за ориентацию на конформность. Среди характеристик этих семей одна

может относиться к открытому, свободному и удобному общению и эмоциональной защите.Защитные семьи получают

— низкий балл по ориентации на разговор, но высокий балл по ориентации на конформность. Эти семьи могут быть признаны

по их чрезмерному вниманию к родителям и повиновению им. Более того, члены этих

семей избегают открытых разногласий и конфликтов очевидным подчинением авторитету родителей.

Термин «психическое здоровье» означает физическое и эмоциональное благополучие и отсутствие психических заболеваний.Эта концепция

относится к способностям активной, совершенной и гибкой жизни в противостоянии давлению и напряжению в жизни

. Во многих аспектах семья — это уникальная структура, помогающая регулировать психическое здоровье, и наиболее важная среда

, которая способствует физическому и психическому здоровью ее членов (Woodo, 1996). Способы семейного общения

и способы, с помощью которых члены семьи выражают свои идеи и чувства, считаются

одним из наиболее значимых факторов, влияющих на психологическое здоровье членов семьи и их функции

(Ноллер и Фитцпатрик, 1993; цитируется по Koerner and Fitzpatrick, 2002).

Тревога — одно из наиболее распространенных психических расстройств, которое может вызывать у подростков нарушения в обучении

и способностях к чтению, а также в отношении проблем друг с другом (Atkinson & Hornby, 2002). Несколько исследований показывают

отрицательных взаимосвязей между пониманием личности в отношении ориентации на разговор и тревожностью

(Gudy Kanest, Nishida, 2001; Vittengl & Holt, 1998; цитируется по Kooroshnia, 2006) и социальной тревожностью (Reno, Kenny,

). 1992; Дуронто, Нишида, Накаяма, цитируется по Таджали, 2007).Выводы Хуанга (1999) по измерениям

моделей семейного общения и личностных качеств 196 студентов университетов со средним возрастом 21 год показывают, что самооценка

имеет положительную и значимую связь с ориентацией на беседу, а также отрицательную связь.

с ориентацией на соответствие. Результаты показывают отрицательную взаимосвязь между самооценкой и тревогой,

депрессией, агрессией (Mruk, 1995, цитируется по Huang, 1999), потерей образования и наркоманией (Huang, 1999).

Терапия коммуникативных проблем, терапевт коммуникационных проблем

Коммуникационные проблемы потенциально могут возникать при любых обстоятельствах или социальных отношениях. Люди могут легко неправильно понять или неверно истолковать других, и это недопонимание может привести к спорам или напряжению в личных, платонических или профессиональных отношениях. В некоторых случаях могут возникнуть конфликты, которые могут еще больше усложнить общение.

Может быть полезно заручиться поддержкой терапевта или другого специалиста по психическому здоровью при изучении причин, по которым возникают проблемы с общением, или во время работы с любым стрессом или трудностями, возникающими в результате частых проблем с общением.

Типы проблем связи

Ряд факторов может способствовать возникновению проблем связи между двумя или более сторонами. Различия во мнениях могут привести к разногласиям между друзьями или коллегами, а это может усугубить трудности в общении. Те, кто обращается за консультацией по поводу проблем в отношениях, могут часто ссылаться на проблемы с общением как на причину обращения за лечением.

В некоторых случаях трудности могут возникать в результате различий в культурных традициях или личном опыте.Поскольку стили общения в разных культурах часто сильно различаются, человек может сказать одно и то же двум людям, принадлежащим к разным культурам, и это может быть истолковано двумя совершенно разными способами. Лица, общающиеся на своем родном языке с носителями языка, и лица, общающиеся на языке, отличном от их родного, также могут столкнуться с трудностями в понимании или интерпретации определенных тонкостей или нюансов, которые носители языка могут легко уловить.Проблемы такого типа могут привести к путанице или конфликту, а в некоторых случаях могут быть истолкованы как грубость, хотя этого и не было.

Кроме того, из-за культурных различий вопрос, который считается проблемой общения человеком из одной культуры, не может быть ни в малейшей степени проблематичным для человека из другой культуры.

Плохое физическое или психическое здоровье также может привести к нарушению связи между лицом, обращающимся за лечением, и лицом, оказывающим помощь.Человек, страдающий болезнью или стрессом, может устать сообщать о проблемах одному медицинскому работнику за другим или ему будет трудно описать конкретную проблему, и это может стать препятствием для лечения. Ситуации, которые могут способствовать возникновению проблем со связью, включают:

  • Детский стресс
  • Проблемы с физическим и психическим здоровьем
  • Травма
  • Неправильная интерпретация заявлений или мотивов другого человека
  • Непонимание точки зрения другого человека
  • Культурные барьеры
  • Лингвистические различия
  • Неточные предположения и стереотипы
  • Каменная стена
  • Тайна и обман
  • Воспалительные высказывания или поведение
  • Плохое слушание

Проблемы общения в интимных отношениях

Проблемы с общением часто становятся причиной проблем в отношениях.Пара может распознать, когда в отношениях присутствуют проблемы, вызывающие беспокойство, но они не могут приписывать эти трудности плохому общению. Некоторые пары часто говорят о повседневных проблемах и занятиях и считают себя хорошими коммуникаторами, хотя на самом деле они могут пренебрегать обсуждением вопросов, оказывающих значительное влияние на отношения. Пары, которые принимают во внимание проблемы общения и работают над улучшением или расширением общения, могут обнаружить, что это помогает в разрешении конфликта.

Эмоциональные и психологические проблемы, связанные с отношениями в раннем детстве, предыдущими романтическими отношениями или другими сферами жизни, также могут влиять на романтические отношения, поскольку эти проблемы могут вызывать эмоциональный стресс, который трудно общаться или обсуждать с партнером. Когда один партнер в отношениях испытывает трудности, но не сообщает об этом другому партнеру, этот человек может чувствовать себя обиженным или изолированным, что может негативно повлиять на отношения.Эффективное общение между партнерами обычно считается необходимым аспектом здоровых отношений, и когда возникают проблемы с общением в отношениях и между членами семьи, терапия может помочь решить эти проблемы и изучить любые основные причины.

Лицо, желающее улучшить повседневные коммуникативные навыки, может оказаться полезным:

  • Сформируйте эмоциональную связь, прежде чем пытаться общаться.
  • Расслабьтесь, прежде чем пытаться обсудить сложную тему.
  • Кратко излагайте мысли и чувства.
  • Выражайте чувства с помощью утверждений «я».
  • Не говори от лица другого человека.
  • Избегайте оскорблений или снисходительности.
  • Внимательно слушайте других.
  • Присоединитесь к дискуссионному клубу или классу публичных выступлений (когда сам факт разговора вызывает трудности).

Как культура способствует решению проблем коммуникации?

Даже если две стороны говорят на одном языке, различия в культуре могут помешать эффективному общению.Культура человека часто может влиять на то, как человек думает и чувствует мир, и два человека, говорящие на одном языке, но имеющие разное культурное происхождение, могут выйти из разговора с совершенно разными взглядами на обмен. Если человек не является носителем языка, на котором происходит обмен, недопонимание или ошибки в переводе могут еще больше затруднить хорошее общение.

Культура может влиять на осмысленное общение тремя основными способами:

  • Когнитивные ограничения можно увидеть в общении сторон, которые не разделяют схожие мировоззрения и имеют разные системы координат.
  • Поведенческие ограничения — это различия в вербальных и невербальных действиях. Например, в одних культурах можно смотреть в глаза авторитетному представителю во время общения, но представители других культур могут счесть такое поведение неприемлемым.
  • Эмоциональные ограничения описывают различия в выражении чувств и эмоций. Представители определенной культурной среды могут открыто демонстрировать свои чувства, в то время как представители другой культуры могут жестко контролировать свои эмоции.

Когда те, кто участвует в межкультурном общении, не осведомлены об этих потенциальных ограничениях и последствиях, которые они могут иметь, легко может возникнуть недопонимание, что может привести к конфликту.

Коммуникационные стили

Четыре основных стиля общения — напористый, агрессивный, пассивный и пассивно-агрессивный — характеризуются определенным языком, поведением и эффектами. Способность определять основные стили общения, вероятно, будет полезна в процессе распознавания стилей, используемых в личных отношениях, которые могут помочь человеку лучше вносить коррективы, необходимые для облегчения роста и развития всех отношений.

  • Человек, который говорит уверенно, скорее всего, будет ясно, прямо и честно говорить о своих мыслях и эмоциях, обеспечивая правильное выражение чувств. Можно сказать, что настойчивые коммуникаторы дорожат своими личными правами и отстаивают их, но при этом стараются не нарушать права других людей. Человек, который настойчиво общается, может верить или делать заявления в духе: «Мы оба в равной степени имеем право на свое мнение». Напористое общение — это рекомендуемый стиль общения, который считается одновременно полезным и эффективным.
  • Хотя агрессивные стили общения могут также характеризоваться ясным и прямым выражением чувств, это выражение может происходить ненадлежащим образом, что может нарушать права других. Поскольку люди могут часто обращать внимание на то, как сообщение было доставлено, а не на то, что было сказано, этот стиль общения может потерять часть своей эффективности. Агрессивное общение может характеризоваться заявлениями или убеждениями типа: «Я добьюсь своего, независимо от последствий.”
  • При пассивном общении мысли и чувства обычно не выражаются открыто или честно. Когда высказываются мнения, они могут быть выражены таким образом, что другие игнорируют их. Человек, который общается пассивно, может испытывать трудности с осознанием или выражением личных мнений и желаний, а в некоторых случаях это может побудить других воспользоваться преимуществами или нарушить права человека. Человек, который склонен к пассивному общению, с большей вероятностью будет использоваться другими и может подумать или сказать: «Все ходят вокруг меня.«
  • Те, кто использует пассивно-агрессивный стиль общения, склонны выражать свои мысли и чувства нечетко или запутанно. Эти люди могут сначала казаться пассивными, но позже действуют косвенным образом из-за гнева. Люди, которые общаются в пассивно-агрессивной манере, могут чувствовать себя бессильными, застрявшими или обиженными на свои текущие обстоятельства, но они могут быть не в состоянии напрямую реагировать на свои обстоятельства. Вместо этого они могут попытаться подорвать источник своего негодования тонкими выражениями гнева.Пассивно-агрессивное поведение обычно характеризуется внешним сотрудничеством, внутренним разочарованием и негодованием.

Вербальное и невербальное общение

Общение может осуществляться вербальными (письменные или устные слова) или невербальными (мимика, жесты, язык тела, поза, движения глаз и т. Д.) Средствами. Хотя различия между вербальным и невербальным общением известны уже много лет, тщательные исследования обеих форм общения начались только в 1960-х годах.Первоначально исследователи рассматривали вербальное и невербальное поведение как отдельные каналы, которые независимо закодированы и способны передавать различные типы сообщений с разными значениями и функциями. Но хотя вербальные и невербальные сообщения могут отличаться или даже противоречить друг другу, современные исследователи полагают, что эти сообщения связаны и при совместном изучении обеспечивают более целостное понимание социального взаимодействия.

Одним из основных участников современного понимания вербального и невербального общения является Альберт Мехрабиан.В своем исследовании Мехрабиан обнаружил, что слушатель может регулировать относительную важность вербального и невербального поведения в зависимости от конкретной ситуации. Свидание может сказать: «Ты мне действительно нравишься», но избегай зрительного контакта, выглядишь отвлеченным или часто хмурься, что может привести к сомнению в правдивости заявления.

Исследования Мехрабиана показывают:

  1. Значительная часть общения может происходить без слов.
  2. Без невербальных сигналов вербальное общение легче понять неправильно.
  3. Когда сообщение неясно, люди склонны уделять больше внимания невербальным сигналам.

Ненасильственное общение

Ненасильственное общение предполагает, что все люди по своей природе сострадательны и что склонности к насилию (вербальные или физические) являются приобретенными формами поведения. Этот подход также предполагает, что все люди имеют одни и те же базовые потребности и, хотя эти потребности не противоречат друг другу, конфликты возникают, когда стратегии удовлетворения базовых потребностей сталкиваются. Этот тип общения направлен на то, чтобы научить людей использовать объективный язык и сообщать о том, что они видят, чувствуют и в чем нуждаются, прежде чем обращаться с просьбой.

Рефлексивные утверждения часто используются терапевтами, чтобы дать людям понять, что их понимают, и помочь им прояснить свои мысли и слова. Рефлексивное утверждение сообщает человеку, проходящему терапию, то, что терапевт считает, что он сказал, и просит человека подтвердить или исправить это понимание. Использование таких утверждений может помочь предотвратить серьезные недоразумения в терапии или в других сферах жизни.

Терапия коммуникативных проблем

Есть много терапевтических вариантов, доступных для людей, испытывающих проблемы с общением.В зависимости от конкретной ситуации те, кто нуждается в профессиональной поддержке, могут получить пользу от семейной терапии, семейного консультирования или индивидуальной терапии. Например, люди, которые испытывают трудности с общением в результате вытесненной детской травмы, могут обнаруживать и разрешать бессознательные мысли и эмоции в ходе терапии и в результате развивать свои коммуникативные навыки. Интимные партнеры, которые хотят более эффективно общаться в своих отношениях, могут выбрать терапию отношений имаго.

Квалифицированный терапевт может помочь людям изучить стратегии общения, чтобы определить, адекватно ли их стиль общения передает мысли, потребности и цели. Во время терапии люди, которые часто оказываются вовлеченными в недопонимание, могут исследовать, что заставляет их неверно истолковывать точки зрения других или неточно передавать свои собственные идеи. Терапия может способствовать улучшению навыков межличностного и межгруппового общения, помогая людям улучшить качество, характер и частоту их общения.

Некоторые лечебные стратегии, которые могут использоваться для решения проблем коммуникации, включают:

  • Открытие линий связи
  • Активное слушание
  • Диалог с прослушиванием
  • Ставить под сомнение стереотипы
  • Опосредованное общение
  • Диалог
  • Уважительное общение

Пример корпуса

  • Изучение коммуникативных навыков в терапии: Малита, 32 года, идет на терапию, потому что она чувствует себя подавленной и тревожной в своих новых отношениях.Ей очень нравится ее новый парень, но она обнаруживает, что уступает его желаниям чаще, чем ей действительно хочется. Она говорит терапевту, что он не оказывает на нее давления и не принуждает, но твердо определяет, что он хочет есть, куда пойти развлечься и когда им следует выйти или остаться дома. Малита говорит, что обычно она не против, но иногда , когда она действительно хочет чего-то отличного от того, чего хочет ее парень, ее отговаривают. Хотя ее парень никогда не оскорблял ее словами или действиями и не обращался с ней каким-либо образом, Малите все еще трудно выразить то, что она хочет, не чувствуя, что это вызовет конфликт с ее парнем.Сначала терапевт работает с Малитой, чтобы развить ее коммуникативные навыки и обрисовать, что она хочет изменить в коммуникативных моделях в своих отношениях. Они практикуют общение во время сеансов, и по мере того, как она начинает чувствовать себя более способной передавать свои мысли и чувства, терапевт также работает с ней, чтобы исследовать корень ее проблем с общением: детство с властным отцом и пассивной матерью дало ей возможность бессознательное убеждение, что женщины должны полностью подчиняться своим мужьям и мужчинам в целом.Благодаря своей работе с терапевтом Малита в конечном итоге может отвергнуть это убеждение и обнаруживает, что способна отстаивать свои желания перед собой, своим парнем и в других сферах жизни.

Каталожные номера:

  1. Берджесс Г. и Берджесс Х. (2005). Управление конфликтами и конструктивное противостояние: руководство по теории и практике. Получено 17 сентября 2015 г. с сайта http://www.colorado.edu/conflict/peace/index.html
  2. .
  3. Джонс, С. Э. и ЛеБарон, К.Д. (2002). Исследование отношений между вербальным и невербальным общением e: возникающие интеграции. Журнал связи , 499-521. DOI: 10.1111 / j.1460-2466.2002.tb02559.x. Получено с http://www.researchgate.net/profile/Curtis_Lebaron/publication/227626335_Research_on_the_Relationship_Between_Verbal_and_Nonverbal_Communication_Emerging_Integrations/links/02bfe50d8750f0403e10000000.pdf
  4. Mehrabian, A., & Ferris, S.R. (1967). Вывод установок из невербального общения по двум каналам. Журнал консалтинговой психологии, 31 (3) 48-258.
  5. Мехрабиан А. и Винер М. (1967). Расшифровка несогласованных сообщений. Журнал личности и социальной психологии, 6, 109-114.
  6. Центр ненасильственного общения. (2014). Что такое NVC? Получено с https://www.cnvc.org/about/what-is-nvc.html
  7. Центр по предотвращению и предотвращению насилия в Великобритании. (нет данных). Четыре основных стиля общения. Получено с http: // www.uky.edu/hr/sites/www.uky.edu.hr/files/wellness/images/Conf14_FourCommStyles.pdf

Связь между моделями семейного общения, близостью братьев и сестер и статусом усыновления

Abstract

Предыдущие исследования продемонстрировали защитный эффект близости семьи и братьев и сестер на адаптацию ребенка, но меньшее количество исследований изучали, как близость поощряется в семьях. Руководствуясь теорией паттернов семейного общения, мы проверили связь между семейным общением и эмоциональной и поведенческой близостью братьев и сестер, а также выяснили, влияет ли приемный статус на эти отношения.В нем приняли участие 616 приемных и неприемных семей с двумя детьми-подростками. Гипотезы были проверены с помощью моделирования структурным уравнением. Близость между братьями и сестрами была самой высокой в ​​семьях, в которых делался упор как на разговоре, так и на подчинении, и меньше всего в семьях, которые делали упор только на разговоре или ни на разговоре, ни на подчинении. Эмоциональная и поведенческая близость по-разному связаны со статусом усыновления, возрастом братьев и сестер и полом братьев и сестер. Было обнаружено несколько модерирующих эффектов статуса усыновления.Постфактум анализ показал смягчающие эффекты гендерного состава братьев и сестер.

Ключевые слова: подростковый возраст, усыновление, общение, семейное взаимодействие

Существующие доказательства демонстрируют, что близость семьи и братьев и сестер отрицательно связана с подростковой экстернализацией (Бранье, ван Лисхаут, & ван Акен, Хазелагер, 2004; Крисс & Шоу, 2005; Гамильтон, 2005; Медоуз, 2007) и усвоение проблем (Гамильтон, 2005; Медоуз, 2007; Пиловски, Викрамаратн, Номур и Вайсман, 2006).Тем не менее, небольшое исследование демонстрирует семейные характеристики, которые способствуют восприятию семьи и близости между братьями и сестрами. Чтобы лучше понять, как поддерживать близость между братьями и сестрами в качестве защиты от проблем подростковой адаптации, мы исследовали связь между наблюдаемыми моделями семейного общения и двумя формами близости между братьями и сестрами.

Важным фактором при изучении близости братьев и сестер в современных семьях является генетическое родство членов семьи. Число приемных семей, приемных семей и семей, сформированных с использованием вспомогательных репродуктивных технологий, растет (CDC, 2007, Nicman et al., 2005; Кридер, 2003). Братья и сестры в этих семьях часто не связаны генетически, а генетическое родство связано с воспринимаемой близостью (Jankowiak & Diderich, 2000; Pollet, 2007). Таким образом, в этом исследовании изучались связи между семейным общением, близостью братьев и сестер и генетическим родством братьев и сестер в приемных и не приемных семьях. Мы также исследовали генетическое родство братьев и сестер как модератор связи между общением и близостью.

Теория паттернов семейного общения

Это исследование проводилось под руководством Теории паттернов семейного общения (FCPT) (Koerner & Fitzpatrick, 2006).FCPT предлагает, чтобы для оптимального функционирования семьи создавали семейную общую социальную реальность (FSSR), в широком смысле определяемую как общее понимание друг друга. Для полного установления общей реальности необходимо, чтобы члены семьи воспринимали тему одинаково, верили, что другие разделяют их отношение и восприятие, и, наконец, были точны в своих убеждениях.

Кажется, что темы, о которых соглашаются члены семьи, имеют значение; например, родители и подростки с большей вероятностью согласятся по темам, касающимся ценностей и моральных проблем, но не в такой степени по более приземленным темам (Laursen & Collins, 2004), таким как повседневные хлопоты (Adams & Laursen, 2001).С другой стороны, разногласия по поводу повседневных хлопот больше влияют на родителей, чем на подростков (Steinberg, 2001), возможно, из-за несовместимых представлений и ожиданий, влияющих на родителей больше, чем на детей (Laursen & Collins, 2004).

Достижение общей реальности (согласия, точности и согласованности в убеждениях и установках) увеличивает вероятность того, что члены семьи поймут и будут поняты друг друга, что приведет к более эффективному взаимодействию и уменьшению разногласий и конфликтов.Возможно, достижение FSSR особенно сложно в семьях с детьми-подростками из-за их растущей потребности в автономии (Fuligni, 1998) и стремления к общению со сверстниками, а не к семейному взаимодействию (Larson & Richards, 1991; Steinberg & Silverberg, 1986). Есть некоторые свидетельства, связывающие эти изменения в развитии с усилением семейных конфликтов (Youniss & Smollar, 1985), особенно в семьях, где подростки чувствуют, что их автономия ограничена (Fuligni & Eccles, 1993; Smetana, 1995).Тем не менее, есть доказательства отрицательной связи между разногласиями между родителями и подростками и теплыми, поддерживающими семейными взаимодействиями (Rueter & Conger, 1995). В целом это говорит о том, что ощущение общей социальной реальности, по-видимому, способствует здоровому функционированию семьи, даже если это несколько сложнее достичь с подростками.

Семьи создают общую реальность, используя комбинацию двух ориентаций: разговора и конформизма (Koerner & Fitzpatrick, 2006). Те, кто подчеркивает ориентацию на беседу, побуждают участников делиться мыслями, чувствами и мнениями в попытке понять взгляды друг друга на тему.Семьи, подчеркивающие соответствие, ожидают, что все члены семьи будут рассматривать тему одинаково. Это общее мнение часто определяется доминирующим и влиятельным членом семьи, например, авторитетным лицом.

Комбинация ориентации на диалог и соответствие дает четыре модели общения (см.). Консенсус семей достигают общей реальности, уравновешивая высокий уровень разговора и соответствия. В этих семьях члены часто говорят о своих взглядах и мнениях, но обычно окончательное решение принимает авторитетный деятель, ожидая, что тогда поведение каждого будет соответствовать этому решению. Защита Семьи в значительной степени полагаются на конформность для достижения общей реальности, делая упор на откладывание разговора на мнение доминирующего члена семьи. Плюралистические семей делают упор на разговоре, не уделяя особого внимания соответствию единой точке зрения. Laissez-Faire семей менее заинтересованы в том, чтобы делиться реальностью, и поэтому не подчеркивают ни одну из ориентаций. Члены семьи очень индивидуалистичны и могут казаться отстраненными.

Семейные коммуникативные модели FCPT имеют общие черты с другими типологиями, включая стили воспитания Баумринда (1971). Консенсусные семей часто имеют авторитетных родителей. Родители в защитных семьях обычно авторитарных, и плюралистических семей, как правило, имеют разрешающих, родителей (Isaacs & Koerner, 2008). Кроме того, Laissez-Faire семей демонстрируют отказ от участия небрежных родителей Баумринда. Связь между коммуникативными моделями FCPT и подростковой адаптацией (Rueter & Koerner, 2008) также согласуется с исследованиями, показывающими сильную связь между теплым, твердым воспитанием и приспособлением к здоровому ребенку (Steinberg, 2001).

Между классами FCPT и стилями воспитания есть два отчетливых различия. Используя системную перспективу, FCPT предлагает, чтобы каждый член семьи вносил свой вклад в структуру семейного общения, а не сосредотачивался только на поведении родителей. Кроме того, FCPT выходит за рамки описательных типологий, чтобы объяснить, почему беседа и соответствие теоретически значимы для близости братьев и сестер. Согласно FCPT, будь то посредством разговора на какую-то тему (например, комендантский час) или путем соответствия единому взгляду на эту тему, достижение общей реальности означает, что все члены семьи соглашаются по теме, понимают и принимают точку зрения друг друга (McLeod & Chaffee, 1972, 1973).Наличие этой общей реальности уменьшает семейные конфликты, что приводит к улучшению семейных отношений, включая отношения между братьями и сестрами. Другими словами, FSSR теоретически предлагается как посредник между классами FCP и здоровым функционированием.

Есть некоторые свидетельства того, что коммуникативные модели FCPT связаны с межличностной близостью (Ledbetter, 2009). Мы используем FCPT, чтобы предвидеть близость братьев и сестер. Согласно FCPT, поскольку консенсусных семей используют как диалог, так и конформизм для создания общей реальности, они, скорее всего, достигнут этого.Следовательно, братья и сестры (h2a) в семьях Consensual , как ожидается, будут сообщать о большей близости, чем все другие типы семей. Protective Семейства и Pluralistic подчеркивают единую ориентацию. Они с умеренной вероятностью достигают общей реальности, поэтому мы можем ожидать, что братья и сестры (h2b) в семьях Protective или Pluralistic будут сообщать о меньшей близости, чем в семьях Consensual , но о большей близости, чем братья и сестры в семьях Laissez-Faire .Наконец, семей Laissez-Faire с наименьшей вероятностью достигают общей реальности, а (h2c) братья и сестры Laissez-Faire , как ожидается, будут сообщать о самом низком уровне близости.

Генетическое родство братьев и сестер

За исключением усыновлений в группах родственников и братьев и сестер и приемных родителей, приемные дети не имеют генетического родства со своими родителями или братьями и сестрами. Дети, которые не имеют генетического родства с членами своей семьи, как правило, сообщают о более низкой семейной близости, чем те, кто является родственными (Jankowiak & Diderich, 2000; Pollet, 2007).В FCPT это открытие объясняется более низким уровнем общей реальности в приемных семьях. В самом деле, другие предположили, что достижение общей реальности является более сложной задачей для приемных семей по сравнению с семьями с генетически связанными членами (Brodzinsky, Lang, & Smith, 1992; Deater-Deckard & Petrill, 2004; Grotevant, Wrobel, van Dulman & McRoy, 2001). ).

Одно из возможных объяснений дополнительных проблем, связанных с достижением общей реальности среди приемных семей, исходит из исследований поведенческой генетики.Многие когнитивные процессы, отношения и физические характеристики, лежащие в основе восприятия, в некоторой степени являются функцией генетической наследственности (например, Jang, McCrae, Angleitner, Reimann & Livesley, 1998; Lykken, Bouchard, McGue, & Tellegen, 1993; Olson, Вернон, Харрис и Джанг, 2001; Скурфилд, Мартин, Льюис и Макгаффин, 1999; Тессер, 1993). Возможное наличие унаследованных сходств позволяет генетически связанным членам семьи иногда рассматривать тему одинаково, даже не обсуждая ее.Мы и другие предполагаем, что генетически неродственные члены семьи, которые не имеют этого преимущества, должны больше полагаться на разговор, чтобы полностью достичь общей реальности (Brodzinsky et al., 1992; Grotevant et al., 2001; Rueter & Koerner, 2008; Stein И Hoopes, 1985). Таким образом, мы ожидали, что разговор будет играть более сильную роль в продвижении близости приемных братьев и сестер, чем близость не приемных братьев и сестер.

Наша вторая группа гипотез была сосредоточена на том, как статус усыновления может влиять на взаимосвязь между классами FCP и близостью братьев и сестер.В частности, мы ожидали, что модель уровней близости, предложенная в h2a-h2c, будет такой же для не приемных братьев и сестер, но переупорядочена для приемных братьев и сестер. Таким образом, для не усыновленных братьев и сестер мы предположили, что (h3a) согласованных семей будут иметь ближайших братьев и сестер; Protective и Плюралистические семьи будут иметь такой же умеренный уровень близости братьев и сестер; и братьев и сестер Laissez-Faire были бы наименее близкими. Среди приемных братьев и сестер (h3b) мы также ожидали, что самые высокие уровни близости между братьями и сестрами будут в согласованных семьях и самые низкие уровни в семьях Laissez-Faire .Однако из-за того, что они уделяют больше внимания разговору, мы ожидали, что приемные братья и сестры в Плюралистических семьях будут сообщать о большей близости, чем приемные братья и сестры в Защитных семьях .

Ковариаты

Существуют четкие доказательства того, что разница в возрасте и гендерный состав братьев и сестер также влияет на их близость. Например, близость имеет тенденцию увеличиваться с возрастом братьев и сестер (Feinberg, McHale, Crouter & Cumsille, 2003). Кроме того, близкие по возрасту братья и сестры сообщают о большей близости, чем братья и сестры с большей разницей в возрасте (Furman & Burhmester, 1985).Наконец, почти каждое исследование качественных отношений между братьями и сестрами показало, что пары сестра-сестра между братьями и сестрами более близки по сравнению со смешанными парами или парами брат-брат (Furman & Buhrmester, 1992; Noller, 2005; Stoneman & Brody, 1993). Фактически, есть некоторые свидетельства того, что все девочки и женщины сообщают о большей близости между братьями и сестрами, независимо от пола их братьев и сестер (Burhmester & Furman, 1987; Furman & Burhmester, 1992; Kim, McHale, Osgood, & Crouter, 2006). Наконец, очередность рождения и подростковый возраст также исследовались как ковариаты близости братьев и сестер, потому что они были связаны с другими характеристиками качества отношений между братьями и сестрами, такими как конфликт (Campione-Barr, & Smetana, 2010).Основываясь на этих данных, возраст братьев и сестер, разница в возрасте братьев и сестер, порядок рождения, пол и гендерный состав были включены в настоящее исследование в качестве ковариат близости братьев и сестер.

Усовершенствования методологии

В дополнение к расширению наших знаний о том, как генетическое родство регулирует взаимосвязь между общением и близостью, мы дополнительно исследуем эту взаимосвязь с помощью наблюдения. Как уже упоминалось, существующие исследования установили связь между общением и близостью в семье (Schrodt, 2006; Vazsonyi, Hibbert & Snider, 2003).Тем не менее, в большинстве исследований, изучающих общение, используются опросы самооценок, которые оценивают глобальные аспекты семейного общения (например, «насколько вы удовлетворены общением с семьей», «насколько открыто общение между вами и вашими родственниками»). членов семьи ». Эти результаты указывают на связь между общением и близостью; тем не менее, до сих пор неясно, какие конкретные аспекты семейного общения влияют на восприятие подростками близости. Поэтому мы стремились расширить наши знания о том, какие коммуникативные практики в соответствии с систематической оценкой сторонним наблюдателем связаны с восприятием близости.Кроме того, мы кодировали коммуникативное поведение нескольких членов семьи (отец, мать, старший брат и младший брат), а не сосредотачивались на коммуникативных практиках только одного члена семьи.

Мы также исследовали два аспекта близости братьев и сестер. Семейная близость определяется как эмоциональная связь (Olson et al., 1983; Olson & Goral, 2003; White, 2000) или эмоциональная связь (Anderson & Henry, 1994; McCubbin, Thompson, Pirner & McCubbin, 1988), а также поведенческая взаимозависимость. (Berscheid, Snyder, & Omoto, 1989) среди членов семьи.Эмпирические данные подтверждают наличие двух различных факторов близости: чувство близости и близкое поведение (Aron, Aron & Smollan, 1992). Предыдущие исследования показали, что братья и сестры более похожи по различным результатам адаптации, когда они имеют большую эмоциональную близость (Rowe & Gulley, 1992) и чем больше они участвуют в совместной деятельности (Tucker, McHale & Crouter, 2008). Наличие двух факторов близости побудило нас оценить близость братьев и сестер как две отдельные конструкции, эмоциональную близость и поведенческую близость, чтобы дополнительно изучить их потенциальные сходства и различия в отношении семейного общения.Эмоциональная близость определялась как воспринимаемая любовь, доверие и забота между братьями и сестрами. Поведенческая близость определялась как воспринимаемое количество и качество времени, проведенного вместе.

В итоге были проверены следующие гипотезы:

Гипотеза 1: классы FCP будут связаны с близостью братьев и сестер.

Гипотеза 1a: Братья и сестры в семьях по обоюдному согласию будут сообщать о большей близости, чем все другие типы семей.

Гипотеза 1b: Братья и сестры в защищенных или плюралистических семьях будут сообщать о меньшей близости, чем братья и сестры в семьях по обоюдному согласию, но большей близости, чем братья и сестры в семьях невмешательства.

Гипотеза 1c: Братья и сестры в семьях невмешательства будут сообщать о самых низких уровнях близости.

Гипотеза 2: Статус усыновления будет смягчать связь между классами FCP и близостью братьев и сестер.

Гипотеза 2a: Среди детей, родственных биологически, результаты будут отражать гипотезы 1a – 1c.

Гипотеза 2b: Среди приемных детей результаты также будут отражать Гипотезу 1a и Гипотезу 1c. Ожидается, что смягчающий эффект приемного статуса будет происходить из-за различных ассоциаций между плюралистическими и защитными семьями и близостью братьев и сестер.В частности, мы ожидаем, что приемные братья и сестры в плюралистических семьях будут сообщать о большей близости, чем приемные братья и сестры в защищенных семьях.

Методы

Данные были получены в ходе исследования взаимодействия и поведения братьев и сестер (SIBS) (McGue, Keyes, Sharma, Elkins, Legrand & Johnson, 2007), исследования, разработанного для изучения влияния взаимодействий ген x среда на субстанцию ​​подростка. использование (данные собраны в 1998 г.). Семьи ( N = 617) включали родителей с двумя детьми, которые (а) оба были усыновлены и не были генетически связаны ни со своими родителями, ни друг с другом ( n = 285, одна семья из этой группы была исключена из всех анализов исследования, потому что приемные дети были генетически связаны друг с другом), (б) оба биологических потомка своих родителей ( n = 208), или (в) генетически не связаны с одним ребенком, биологическим потомком его / ее родителя, и одним приемным ребенком ( n = 123).Таким образом, в окончательную выборку вошли 616 семей. Семьи с двумя биологическими детьми идентифицированы по государственным свидетельствам о рождении. Приемные семьи были идентифицированы на основе записей трех агентств по усыновлению.

Исследователи обнаружили 90% идентифицированных приемных семей и 85% неприемных семей. В ходе предварительного телефонного собеседования один из родителей (обычно мать) сообщил о статусе усыновления каждого ребенка, а также об этнической принадлежности и дате рождения каждого члена семьи. Кроме того, этот родитель сообщил о доходе и образовании каждого из родителей, а также о других ключевых демографических переменных.Право на участие в исследовании было ограничено семьями, проживающими недалеко от исследовательской лаборатории. Участвующие дети не должны были иметь физических или умственных недостатков и быть не старше пяти лет. Все усыновленные дети были размещены в семьях в возрасте до двух лет ( M, = 4,7 месяца, SD, = 3,4 месяца).

Пятьдесят семь процентов отвечающих критериям не усыновителей и 63% приемлемых приемных семей согласились участвовать. Три четверти подходящих родителей, не участвующих в опросе, были опрошены по телефону для определения репрезентативности выборки.Сравнение образования, рода занятий и семейного положения родителей, а также поведенческих расстройств у детей показало, что выборка для исследования в целом репрезентативна для мегаполиса, в котором расположен университет (McGue et al., 2007). Членам семьи, которые участвовали в лаборатории, заплатили 50 долларов.

Участники исследования

В окончательную выборку вошли 616 семей с 1232 подростками (692 усыновленных подростка, 540 не усыновленных, 54,8% женщин, 53,7% европеоидов, 37,5% азиатов, 8.8% подростков сообщили о другой национальности; один подросток был признан непригодным из-за показателей IQ). Средний возраст подростков составлял 14,9 года, SD = 1,9 (старшие братья и сестры M возраст = 16,1, SD = 1,5; младшие братья и сестры M = 13,8, SD = 1,6). Четверть (25,3%) пар братьев и сестер были братьями, 34,9% — сестрами, 23,7% — младшими сестрами с парами старших братьев и сестер, и 16,1% — младшими братьями с парами старших сестер и братьев и сестер. Средняя разница в возрасте в парах братьев и сестер составила 2 года.34 года (SD = 0,89). Среди усыновленных 514 были усыновлены на международном уровне (женщины: 60,3%, азиатки: 89,2%) и 178 были усыновлены дома (женщины: 41%, европеоид: 78,7%). В среднем 56% участвовавших родителей имели высшее образование (61% приемные родители, 44% не приемные родители). Большинство родителей (91,1%) были женаты. В соответствии с демографическими данными этого района 96% родителей были европеоидной расы. Дополнительные демографические данные по выборке доступны в McGue et al., 2007.

Процедуры

Участвующие члены семьи пришли в исследовательскую лабораторию для получения информированного согласия, диагностических интервью, опросов самоотчетов и двух 5-минутных видеозаписей семейных взаимодействий.Семейные взаимодействия записывались в комнатах, оформленных как гостиная / столовая, где члены семьи сидели за столом. Видеокамеру незаметно поместили в книжный шкаф, хотя члены семьи знали, что ее записывают. Обученный лаборант объяснил членам семьи задачи взаимодействия с семьей, ответил на все вопросы о задачах и вышел из комнаты для видеозаписи. Для первого задания семьям было предложено прийти к соглашению о том, что представляет собой чернильное пятно Роршаха.Для выполнения второго задания семьи читают рассказ о мужчине, у супруги которого было диагностировано неизлечимое заболевание, если она не приняла одно лекарство; этот препарат, однако, был недоступен. Членов семьи попросили решить, должен ли мужчина украсть это лекарство для своей супруги, а также должен ли он украсть это лекарство для кого-то в тех же обстоятельствах, но кого он не знал (Kohlberg, 1981).

Меры

Семейные коммуникативные модели (FCP)

Переменная FCP была оценена как переменная скрытого класса с использованием четырех шкал наблюдения, адаптированных из Шкал взаимодействия семей Айовы (Melby, Conger, Book, Rueter, Lucy & Repinski, 1998).Обученные наблюдатели в глобальном масштабе оценили поведение каждого члена семьи по отношению друг к другу по шкале от 1 ( совсем не характерно для человека ) до 9 (в основном характерно для человека ). Все наблюдатели прошли примерно 100 часов обучения и должны были пройти письменные тесты перед независимым кодированием. Наблюдатели также посещали встречи раз в два месяца для продолжения обучения. Надежность оценивали двойным кодированием 25% лент. Оценки с двойным кодом сравнивались с использованием внутриклассовых корреляций (ICC) (Shrout & Fleiss, 1979; Suen & Ary, 1989).

В соответствии со стратегией измерения Рутера и Кернера (2008), шкалы Коммуникации, Слуховой отзывчивости и Теплоты использовались для оценки ориентации разговора (которая подчеркивает открытое и частое общение при совместном создании FSSR) и шкалы Контроля. был использован для оценки ориентации на соответствие (которая подчеркивает соответствие взглядам доминирующего члена семьи при создании FSSR). Каждый член семьи получил один код для каждой шкалы, который был объединен для обеих семейных задач.Члены семьи оценивались по их поведению по отношению ко всем остальным членам семьи (по 3 оценки по каждой из 4 шкал).

Связь ( ICC диапазон: 0,60 — 0,75, M (SD) диапазон : 3,11 (1,14) — 4,99 (1,44)) определялась как степень, в которой член семьи объяснял свои рассуждения в ясный, нейтральный к позитивному тону. Способность к слушанию другой член семьи. Теплота ( ICC диапазон: 0,44 — 0,72, M (SD) диапазон: 1,57 (1,00) — 2,73 (1,64)) измеряли степень, в которой член семьи выражал поддержку, признательность или заботу о другой семье. член. Контроль ( ICC диапазон: 0,56 — 0,76, M (SD) диапазон: 3,79 (1,54) — 5,38 (1,41)) измерял степень, в которой член семьи успешно влиял на других, чтобы соответствовать его поведению, мнениям. и точки зрения, желаемые членом семьи.Например, если ответ члена семьи на вопрос о том, следует ли мужчине украсть наркотик для своей жены, был безоговорочно принят другими членами семьи, этот человек получил бы высокую оценку за контроль.

Восприятие близости между братьями и сестрами

Эмоциональная близость между братьями и сестрами и поведенческая близость между братьями и сестрами измерялись по ответам подростков на анкету для взаимоотношений между братьями и сестрами (SRQ) (Furman & Buhrmester, 1985). SRQ просит подростков оценивать взаимодействия с другими братьями и сестрами по шкале от 1 ( Практически невозможно, ) до 5 ( ЧРЕЗВЫЧАЙНО намного больше, чем ).Эмоциональная близость оценивалась как латентный фактор, обозначенный тремя пунктами: (а) «Насколько сильно между вами и этим братом или сестрой существует сильное чувство привязанности (любви)?»; (б) «Некоторые братья и сестры очень заботятся друг о друге, в то время как другие братья и сестры не заботятся друг о друге так сильно. Насколько сильно вы заботитесь друг о друге с этим братом и сестрой? »; и (c) «Насколько сильно вы и этот брат или сестра любите друг друга?» (α = 0,89).

Поведенческая близость также оценивалась как латентный фактор, обозначенный тремя пунктами: (а) «Некоторые братья и сестры много играют и веселятся друг с другом, в то время как другие братья и сестры играют и немного веселятся друг с другом, насколько вы с этим братом или сестрой играете и развлекаетесь друг с другом? »; б) «Сколько вы с этим братом или сестрой ходите куда-нибудь и делаете что-то вместе?»; и (в) «Некоторые дети проводят много времени со своими братьями и сестрами, а другие — не так много.Сколько свободного времени вы с братом или сестрой проводите вместе? » (α = 0,86).

План анализа данных

Результаты представлены на основе поэтапных проверок гипотез исследования с использованием моделирования смеси, выполненного в Mplus 5.1 (Muthén & Muthén, 1998–2007).

Скрытые классы Семейных коммуникационных шаблонов (FCP)

Переменная Семейные коммуникационные шаблоны (FCP) была операционализирована как латентный фактор 4-го класса. Этот скрытый фактор был создан с помощью анализа скрытых классов (LCA) в соответствии с процедурами, описанными в Rueter and Koerner (2008).В этом исследовании использовались те же образцы и меры, что и в настоящем исследовании. LCA включала 16 латентных факторов первого порядка (4 члена семьи: мать, отец, старший подросток, младший подросток x 4 наблюдаемых показателя: общение, отзывчивость слушателя, теплота, контроль) в качестве индикаторов переменной FCP второго порядка. Каждый фактор первого порядка (например, «общение матери») имел 3 показателя, по одному для поведения члена семьи по отношению к каждому из трех других членов семьи. Rueter и Koerner (2008) сравнили модели 1-, 2-, 3-, 4- и 5-класса и обнаружили, что решение 4-го класса дает наиболее подходящую модель.Для настоящего исследования средние значения факторов первого порядка были установлены равными 4-классным значениям, указанным Рутером и Кернером (см.).

Таблица 1

Факторные средства первого порядка для 4-го класса LCA семейных коммуникационных паттернов (N = 616)


Защитный Консенсус Плюралистический Laissez-Faire

2
Управление: Мать .38 .40 .08 −.34
Контроль: Отец .13 .54 .07 −.21
Контроль: Старший брат .0.2569 −.03 −.18
Контроль: младший брат .09 .26 −.05 −.06
Связь: Мать .00 .55 -.62
Связь: Отец .01 .82 .33 −.41
Связь: Старший брат .27 .99 .14
Общение: младший брат −.06 .88 .25 −.32
Тепло: мать .28 1,54 .05 .05
Тепло: Отец .28 1.02 −.03 −.30
Тепло: старший брат .74 1.47 −.36 −.37
младший 9069 38 .99 −.08 −.32
Прослушивание: Мать −.08 1,35 .50 −.59
Прослушивание: Отец . .90 .24 −.44
Прослушивание: старший брат .38 1,19 .06 −.46
Прослушивание: младший брат .174. .174. −.38
Латентные факторы эмоциональной близости и поведенческой близости между братьями и сестрами

Эмоциональная близость и поведенческая близость были операционализированы как латентные факторы (эмоциональная близость M =.00, SD = 0,71; поведенческая близость: M = ,00, SD = 0,74). Стандартизированные факторные нагрузки варьировались от 0,83 до 0,89 (эмоциональная близость) и от 0,78 до 84 (поведенческая близость). Эти два фактора сильно коррелировали ( r = 0,69, t = 15,26, p <0,001). Поэтому все модели эмоциональной и поведенческой близости тестировались отдельно и одновременно. В обоих случаях были обнаружены одинаковые паттерны эффектов. Результаты представлены для одновременных анализов.

Проверка гипотез

Проверка гипотез этого исследования потребовала, чтобы мы сравнили средние уровни латентных факторов близости братьев и сестер по латентным классам FCP. Мы достигли этого путем регрессии латентных факторов эмоциональной и поведенческой близости братьев и сестер по 4-классной латентной переменной FCP. Эмоциональная и поведенческая близость были коррелированы, и подростковый возраст, разница в возрасте, пол и гендерный состав братьев и сестер были введены как ковариаты эмоциональной и поведенческой близости. Чтобы контролировать общие семейные различия среди подростков, модель включала спецификацию COMPLEX, тем самым увеличивая стандартные ошибки и снижая вероятность нереалистично завышенных эффектов.В этой регрессионной модели нас интересовали средства (точки пересечения) двух скрытых факторов близости.

Для проверки h2a-h2c средние значения эмоциональной и поведенческой близости сравнивались между парами FCP. Каждый из 6 результатов анализа ограничивал средние значения факторов эмоциональной и поведенческой близости для указанных пар FCP. Например, для сравнения эмоциональной близости братьев и сестер в Consensual и Laissez-Faire семей, Consensual и Laissez-Faire средства эмоциональной близости были ограничены, чтобы быть равными, тогда как эмоциональная близость означает для Pluralistic и Защитные классы разрешалось варьировать.

Каждая модель с ограничениями сравнивалась с моделью без ограничений, что позволяло варьировать все средства близости. Сравнения стали возможными, потому что умножение значений логарифмической вероятности на -2 дает приблизительное распределение хи-квадрат. Тест разности хи-квадрат использовался для выявления статистически значимых различий между средними значениями близости. Модель, которая подошла значительно лучше, показала статистически значимое различие исследуемых средних. Разница хи-квадрат равна 3.84 с изменением 1 df необходимо для достижения статистической значимости при p <0,05.

Для проверки h3a и h3b парные сравнения, описанные выше, были повторены дважды: один раз для выборки усыновленных подростков и второй раз для не усыновленных подростков. Опять же, было проанализировано изменение −2 x Loglikelihood, чтобы определить, подходят ли модели без ограничений значительно лучше, чем с моделями с ограничениями.

Результаты

Предварительный анализ

Из 616 семейств выборок 6.82% ( n = 84 подростка) были отнесены к консенсусным, семьям, 22,15% ( n = 272 подростка), к защитным , 30,44% ( n = 375 подростков) к Плюралистическим и 40,58% ( n = 501 подросток) как Laissez-Faire семей. Среди протестированных ковариат (возраст, пол, разница в возрасте братьев и сестер и гендерный состав братьев и сестер) только возраст давал незначительно значимую связь с переменной FCP ( t = -1.78, p = 0,074).

представляет собой средние оценки факторов для каждой модели семейного общения. Ожидаемые четыре шаблона FCPT в целом были поддержаны. Защитник членов семьи обычно получали низкие баллы по общению, а один из родителей, матери, обычно получали высокие баллы по контролю (однако старшие братья и сестры также были умеренно высокими по контролю). Согласие членов семьи обычно получали высокие баллы по всем параметрам. Множественность членов семьи были ниже в контрольной группе по сравнению с другими FCP, но были примерно средними по сравнению с выборкой в ​​целом и, как правило, участвовали в большом количестве разговоров, характеризующихся высоким уровнем общения и слушания.Наконец, семей Laissez-Faire и получили низкие оценки по всем параметрам.

Ковариаты восприятия близости братьев и сестер

Изученные демографические корреляты включали усыновление, очередность рождения, подростковый возраст, разницу в возрасте, пол и гендерный состав братьев и сестер. Сначала мы оценили прямую связь между статусом усыновления (1 = усыновленный, 2 = не усыновленный) и близостью братьев и сестер путем одновременного регресса эмоциональной и поведенческой близости на статус усыновления. Статус усыновления связан только с поведенческой близостью, β =.12, t = 3,39, p <0,001. Последующий независимый тест t показал, что приемные подростки сообщали о значительно меньшей поведенческой близости ( M = — 0,08), чем не приемные подростки ( M = 0,11), t (1190) = — 4,19, р <0,001. Порядок рождения был незначительно связан с эмоциональной близостью братьев и сестер ( t (1190) = -1,81, p = 0,07) и значимо связан с поведенческой близостью братьев и сестер, так что младшие братья и сестры ( M =.05) сообщили о большей поведенческой близости, чем старшие братья и сестры ( M = — 0,05), t (1190) = — 2,43, p <0,03. Возраст не был существенно связан с эмоциональной близостью братьев и сестер, но был связан с поведенческой близостью, так что подростки старшего возраста сообщали о меньшей поведенческой близости, β = - 0,10, t = — 3,08, p <0,01. Разница в возрасте братьев и сестер не была существенно связана ни с эмоциональной, ни с поведенческой близостью.

Пол подростка был связан с близостью братьев и сестер, поэтому девочки сообщали о большей близости, чем мальчики (эмоциональная близость: β =.21, т = 6,53, р <0,001; поведенческая близость: β = 0,13, t = 4,08, p <0,001). Гендерный состав братьев и сестер не был связан с эмоциональной близостью, но был связан с поведенческой близостью (β = -0,16, t = -4,64, p <0,001). Апостериорные ЛСД-тесты Фишера показали, что подростки в парах сестер и братьев сообщили о большей поведенческой близости, чем все другие пары братьев и сестер, а подростки в парах братьев и сестер младших сестер с парами старших братьев сообщили о значительно более низкой поведенческой близости, чем все другие пары братьев и сестер, все p s <.001 (сестра-сестра: M = 0,16, SD = 0,74; брат-брат: M = 0,05, SD = 0,73; младший брат-старшая сестра M = -,03 , SD = 0,69; младшая сестра — старший брат M = — 0,26, SD = 0,71).

Проверка гипотез: h2a-h2c

Эмоциональная близость

В первом столбце представлены средние значения эмоциональной близости братьев и сестер по FCP для полной выборки. Если не указано иное, эталонным классом для сравнения средних значений был Laissez-Faire .Как и ожидалось (h2a), подростки в консенсусных семьях сообщили о большей эмоциональной близости, чем все другие классы FCP ( консенсуальных по сравнению с защитных : χ 2 (1) = 7,52; консенсусных по сравнению с плюралистических). χ 2 (1) = 23,02; Согласованный по сравнению с Laissez-Faire (базовый класс: Плюралистический , т. Е. Плюралистический M = 0), χ 2 (1) = 25.66; все стр. s <0,01). Подростки в Защитных семьях сообщили о большей эмоциональной близости, чем подростки из Laissez-Faire семей (ссылка: Плюралистический ; χ 2 (1) 9,74, p <0,01). Вопреки ожиданиям h2b, подростки в семьях Pluralistic и Laissez-Faire сообщили об эквивалентной эмоциональной близости (ссылка: Consensual ). Подростки в Защитных семьях сообщили о значительно большей эмоциональной близости, чем подростки в Плюралистических семьях , χ 2 (1) = 7.38, стр. <0,01. Наконец, в поддержку h2c подростки из семей Laissez-Faire сообщили о более низкой эмоциональной близости, чем в семьях Consensual и Protective (статистика приведена выше), однако, как сообщалось выше, эмоциональная близость была аналогичной в Pluralistic и Laissez-Faire, семей.

Таблица 2

Фактор эмоциональной и поведенческой близости между братьями и сестрами Средство в моделях семейного общения

Подростки, не усыновленные ( n = 692) ( n = 540) Согласование 1042 d .21 c d 9069
Полная выборка ( N = 1232) Усыновленные подростки ( n = 692)

Эмоциональное Поведенческое Эмоциональное Поведенческое Эмоциональное Поведенческое
.48 b c d .28 c d .52 b c d .24 c .28 c
Защитный .21 a c d .14 c .11 a 9104.39164 .10
Плюралистический 0,01 a b −.11 a b 0,04 a −,13 3 b — 0,01 a b −.08 a
Laissez-Faire .00 a b .00 a .00 a ,00 .00 a b .00
Поведенческая близость

Как показано во втором столбце, означает, что поведенческая близость братьев и сестер в целом следовала ожидаемому шаблону. Например, как и ожидалось (h2a), подростки в согласованных семьях сообщили о большей поведенческой близости, чем подростки в плюралистических семьях ( χ 2 (1) = 12,98, p <0,001) и Laissez- Faire семейств (ссылка: Pluralistic ; χ 2 (1) = 7.16), с. <0,01). С другой стороны, статистические тесты показали, что подростки в согласных семьях ( M = 0,28) и Защитных семьях ( M = 0,14) сообщили о сходной поведенческой близости. Статистические тесты предоставили некоторую поддержку h2b. Как сообщалось выше, поведенческая близость братьев и сестер была ниже в Плюралистических семьях, чем в Консенсусных семьях , но поведенческая близость в Защитных семьях была не меньше, чем в Консенсусных .Действительно, подростки из Защитных семей сообщили о значительно большей поведенческой близости, чем Плюралистический ( χ 2 (1) = 10,04, p <0,01). Также неожиданно поведенческая близость подростков в семьях Laissez-Faire была аналогична той, о которой сообщили подростки в Protective и в плюралистических семьях . Согласно h2c, мы ожидали, что подростки из семей Laissez-Faire будут иметь самый низкий уровень поведенческой близости.Это ожидание было подтверждено при сравнении семейств Consensual и Laissez-Faire , но не при сравнении семейств Laissez-Faire с Protective или Pluralistic семейств (статистика приведена выше).

Проверка гипотез: h3a-h3b

Эмоциональная близость

Третий и пятый столбцы в существующей эмоциональной близости братьев и сестер означают для принятых и не принятых подвыборок. Мы ожидали, что среди не усыновленных подростков образец эмоциональной близости останется таким же, как при тестировании h2a-h2c.Это ожидание подтвердилось. Неприемные подростки сообщили о большей эмоциональной близости в консенсусных семьях, чем в Laissez-Faire ( χ 2 (1) = 11,14, p <0,001) и в плюралистических семьях ( χ ). 2 (1) = 11,07, p <0,001). Для полной выборки мы обнаружили более высокие уровни эмоциональной близости в Защитных семьях , чем в Плюралистических семьях , и такой же результат был обнаружен в неподходящей подвыборке ( χ 2 (1) = 5.28, стр. <0,05). Наконец, как и в полной выборке, эмоциональная близость братьев и сестер была ниже в Laissez-Faire , чем в Consensual (статистика приведена выше) и Protective семьях ( χ 2 (1) = 5,62, p ). <.05), но похожи в Laissez-Faire и Плюралистических семьях .

Среди приемных подростков мы ожидали переупорядочения уровней эмоциональной близости таким образом, что приемные подростки в плюралистических семьях должны были сообщать о большей эмоциональной близости, чем в защитных семьях (h3b).Это ожидание не подтвердилось. Скорее, приемные подростки в согласованных семей сообщили о большей эмоциональной близости по сравнению со всеми другими ПП ( Защитный: χ 2 (1) = 5,46; Плюралистический : χ 2 (1) = 11,87 ; Laissez-Faire : χ 2 (1) = 14,25; все p’s <0,05), и не было статистически значимых различий между уровнями эмоциональной близости между Protective , Pluralistic и Laissez -Faire семей.

Поведенческая близость

Среди не усыновленных подростков мы ожидали, что модель поведенческой близости будет аналогична той, которая была обнаружена в полной выборке. Это ожидание в целом подтвердилось (см. Столбец 6 ), хотя, возможно, из-за уменьшения размера выборки, меньшее количество сравнений было статистически значимым. Как и в случае полной выборки, не усыновленные подростки в согласных семьях и Защитных семей сообщили об аналогичных уровнях поведенческой близости, и поведенческая близость была ниже в плюралистических семьях , чем в согласных семьях ( χ 2 (1)). ) = 5.29, стр. <0,05). Все остальные сравнения подростков, не усыновленных детей, не были статистически значимыми.

Вопреки ожиданиям, модель усыновленных средних значений поведенческой близости подростков была аналогична той, что была обнаружена в полной выборке. Поведенческая близость была выше в приемных Консенсусных семьях, чем в Плюралистических семьях ( χ 2 (1) = 6,46 p <0,05) и выше в Защитных семьях , чем в Плюралистических семьях ( χ 2 (1) = 4.81 p <0,05). Поведенческая близость в приемных семьях Consensual по сравнению с Laissez-Faire семей была незначительно выше ( χ 2 (1) = 2,82, p = 0,09).

Пост-хирургический анализ

Из-за различий в гендерном составе, влияющем на поведенческую и эмоциональную близость братьев и сестер, был проведен апостериорный анализ. Мы стремились определить, была ли связь между FCP и близостью братьев и сестер модерироваться их гендерным составом.Тот же план анализа, который использовался для проверки h3, был использован для проверки этих анализов; Модель FCP была исследована для каждой подгруппы гендерного состава братьев и сестер с точки зрения как свободной, так и полностью ограниченной модели.

Эмоциональная близость братьев и сестер

Гендерный состав братьев и сестер модерировал отношения между ППС и эмоциональной близостью. Сестра-сестра показала значительную разницу между свободными и полностью ограниченными моделями: χ 2 (2) = 12,21, p <.01, но не было никакой разницы для пар братьев и сестер, χ 2 (2) = 5,04, p = 0,08 для FCP. Последующие тесты показали, что для сестер подростки из плюралистических семей ( M = — 0,15) сообщили о значительно меньшей эмоциональной близости по сравнению с таковыми в Consensual ( M = 0,34, χ 2 (1) = 10,82, p <0,001) и Защитные семейства ( M =.12, χ 2 (1) = 4,96, p <0,03). Для пар младшая сестра - старший брат брат и сестра контрольные тесты показали значительно большую эмоциональную близость ( M = 0,70) в семьях по согласию по сравнению со всеми другими классами FCP ( Protective M = 0,05, χ 2 (1) = 7,52, p <0,01; Плюралистическая M = −15, χ 2 (1) = 13,53, p <0,001; Laissez-Faire M = 0, χ 2 (1) = 10.10, стр. <0,003). Пары младшего брата и старшей сестры в семьях Защитный ( M = 0,45), Consensual ( M = 0,63) и Плюралистических семей ( M = 0,21) сообщили о значительно большей эмоциональной близости. чем братья и сестры в семей Laissez-Faire ( M = 0), χ 2 (2) = 12,72, p <0,003. Других значимых отличий не обнаружено.

Поведенческая близость братьев и сестер

Поведенческая близость не зависела от FCP для братьев ( χ 2 (2) = 3.42, p = 0,18) или сестринские пары братьев и сестер ( χ 2 (2) = 3,84, p = 0,15). Гендерный состав действительно смягчал связь между FCP и поведенческой близостью для младшей сестры — старшего брата, χ 2 (2) = 17,13, p <0,001, и пары младший брат - старшая сестра братья и сестры: χ 2 (2) = 11,26, p <0,005). Последующие тесты показали, что пары младшая сестра - старший брат в консенсуальных семьях сообщили о значительно большей поведенческой близости ( M =.58), чем другие FCP ( Защитная M = −14, χ 2 (1) = 10,47, p <0,003; Плюралистическая M = −27, χ 2 ( 1) = 15,52, p <0,0001; Laissez — Faire M = 0, χ 2 (1) = 5,45, p <0,03). Пары младший брат - старший брат и сестра сообщили о большей близости поведения в Защитных ( M = 0,31) семьях по сравнению с Плюралистическим ( M = -.21, ( χ 2 (1) = 10,81, p <0,01) и Laissez-Faire семейств ( M = 0, χ 2 (1) = 3,74, p = 0,05). Других значимых отличий не обнаружено.

Обсуждение

Это исследование основывается на более ранних исследованиях, показывающих связь между семейным общением и близостью в семье (Dickerson & Crase, 2005; Schrodt, 2006; Shearer et al., 2005; Vazsonyi et al., 2003), чтобы продемонстрировать связь между семейное общение и близость братьев и сестер.Это исследование необходимо, потому что другие исследования показывают, что у братьев и сестер, которые чувствуют себя близкими друг к другу, меньше проблем с адаптацией (Branje et al., 2004; Criss & Shaw, 2005), но скудные исследования выявили семейные характеристики, которые способствуют близости между братьями и сестрами. При проведении этого исследования мы изучили две формы близости братьев и сестер, проверили теоретически обоснованные гипотезы и приняли во внимание статус усыновления детей.

Эмоциональная близость братьев и сестер в сравнении с поведенческой близостью

Основано на данных, подтверждающих возможное существование более чем одного измерения близости (Aron et al., 1992; Tucker, McHale & Crouter, 2008), мы протестировали связи между семейным общением и двумя измерениями близости братьев и сестер, эмоциональной близостью (воспринимаемая любовь, доверие и забота между братьями и сестрами) и поведенческой близостью (количество и качество времени, проведенного вместе). Следуя существующим исследованиям (Tucker et al., 2008), наши результаты показывают значительное совпадение между измерениями, а также указывают на различия.

Доказательства совпадения включают сильную корреляцию между этими двумя факторами, что позволяет предположить, что братья и сестры, которые считают себя эмоционально близкими, как правило, также сообщают о поведенческой близости.Кроме того, некоторые ковариаты показали аналогичные ассоциации по измерениям близости. Например, пол братьев и сестер и разница в возрасте братьев и сестер были аналогичным образом связаны с близостью. Гендер братьев и сестер вызывал значимые ассоциации с обоими измерениями близости, что указывает на то, что девочки обычно сообщают о большей эмоциональной и поведенческой близости, чем мальчики. Разница в возрасте братьев и сестер не была связана ни с одним аспектом близости. В нескольких более ранних исследованиях сообщается об аналогичных результатах для пола братьев и сестер (Kim et al., 2006; Stoneman & Brody, 1993) и разница в возрасте между братьями и сестрами (Bellin & Rice, 2009; Furman & Burhmester, 1985; Kim et al., 2006) при использовании показателей эмоциональных аспектов близости между братьями и сестрами (теплота или близость).

Дальнейшее подтверждение наличия двух отдельных факторов близости между братьями и сестрами исходит из результатов дифференциальных ассоциаций с эмоциональной и поведенческой близостью между определенными характеристиками братьев и сестер. Например, эмоциональная близость между братьями и сестрами не зависела от их генетического родства, в отличие от поведенческой близости.Этот вывод показывает, что генетически родственные братья и сестры чаще сообщали о поездках и совместном проведении свободного времени, чем генетически неродственные братья и сестры.

В отсутствие исследований, сравнивающих близость между усыновленными и не усыновленными братьями и сестрами, мы сравниваем эти результаты с исследованиями сводных братьев и сестер (Sturgess, Dunn, & Davies, 2001), полу- и полных братьев и сестер (Jankowiak & Diderich, 2000). ; Поллет, 2007). Эти исследования дали неоднозначные результаты: сводные и полные братья и сестры сообщили о сходных уровнях близости (Sturgess et al., 2001), а полные братья и сестры сообщали о меньшей близости, чем полные братья и сестры (Jankowiak & Diderich, 2000; Pollet, 2007). Различия в возрасте в выборках этих исследований могут объяснить неоднозначные результаты. Стерджесс и др. (2001) оценивали маленьких детей, Jankowiak и Diderich (2000) включали маленьких детей в взрослых, а Pollet (2007) оценивали молодых взрослых. Однако, возможно, более показательным является тип измеряемой близости. В исследовании, не обнаружившем разницы в степени близости (Sturgess et al., 2001), оценивалась эмоциональная близость (e.г., чувство любви). Различия в близости, основанные на генетическом родстве братьев и сестер, были обнаружены в исследованиях, в которых измерялась поведенческая близость (например, взаимные обмены, совместное выполнение дел, частота контактов). Кроме того, используя план усыновления, Ренде, Сломковски, Стокер, Фулкнер и Пломин (1992) задокументировали важное генетическое влияние на позитивное и негативное неструктурированное поведение братьев и сестер в раннем детстве. В целом, это исследование показывает, что генетическое родство братьев и сестер может не влиять на чувство эмоциональной близости, но, возможно, из-за унаследованных поведенческих тенденций, генетическое родство действительно влияет на то, сколько братьев и сестер разделяют схожие действия, взаимное поведение и делают что-то вместе.

Исследования в области генетики поведения показывают, что генетическое влияние на поведение увеличивается с возрастом, тогда как влияние окружающей среды уменьшается (например, Bergen, Gardner, & Kendler, 2007). Таким образом, даже генетически родственные братья и сестры, которые не являются однояйцевыми близнецами, вероятно, станут менее близки в поведении с возрастом, но, возможно, все равно останутся эмоционально близкими. Это может помочь объяснить наш вывод об отрицательной связи между возрастом и поведенческой близостью, но не об отсутствии связи между возрастом и эмоциональной близостью.

Семейное общение и близость братьев и сестер

Насколько нам известно, это исследование было первым, продемонстрировавшим связь между семейным общением и близостью братьев и сестер-подростков. Более того, используя теорию моделей семейного общения (FCPT) (Koerner & Fitzpatrick, 2006) для руководства этим исследованием, наши результаты указывают на типы семейного общения, которые способствуют близости между братьями и сестрами. Согласно FCPT, будь то за счет ориентации на беседу или ожидания согласия среди членов семьи, достижение общей реальности уменьшает семейные конфликты и улучшает семейные отношения.Основываясь на FCPT, мы ожидали, что братья и сестры в семьях, наиболее способных создать общую реальность, будут иметь самый высокий уровень близости, в соответствии с гипотезой 1. FCPT предполагает, что консенсуальные семьи с большей вероятностью достигают общей реальности, потому что они используют как беседу, так и ориентацию на конформность. . Мы предположили, что близость между братьями и сестрами будет наиболее высокой в ​​семьях по обоюдному согласию (Гипотеза 1a). Это ожидание неизменно поддерживалось как в отношении эмоциональной, так и поведенческой близости, и следует за предыдущими исследованиями в области воспитания, показывающими важность сочетания теплоты с контролем (Steinberg, 2001).

Защитные семей уступали Консенсусным по эмоциональной близости братьев и сестер и аналогичны Консенсусным семьям по поведенческой близости братьев и сестер. Сила Protective семей в воспитании близости между братьями и сестрами, особенно в поведении, стала неожиданностью. Поскольку Защитные семейства подчеркивают единую ориентацию, мы ожидали, что они будут связаны с Плюралистическими семьями и будут постоянно ниже, чем Консенсусных семей по близости братьев и сестер (Гипотеза 1b).Ориентация Защитный стресс семьи — это соответствие между всеми членами семьи, и в этих семьях часто есть авторитарные родители (Isaacs & Koerner, 2008). Есть некоторые признаки того, что братья и сестры с авторитарными родителями развивают коалицию или чувство солидарности, напоминающее поведенческую близость (Johnson, 1982), однако эта возможность требует дальнейшего изучения.

Вторая возможность, требующая дополнительных исследований, заключается в том, что стремление семьи Protective к соответствию приводит к тому, что время, проведенное вместе, как семья, и время, проведенное вместе, является более близким предиктором поведенческой близости братьев и сестер.Наконец, значительная часть нашей выборки была азиатскими приемными женщинами, и есть некоторые признаки того, что азиатские подростки не так сильно страдают от высокого уровня родительского контроля, который часто наблюдается в семьях Protective , как на других этнических группах (Steinberg, 1992, 2001). На данный момент мы можем сделать вывод, что сочетание разговора и ориентации на соответствие, по-видимому, способствует наивысшему уровню близости между братьями и сестрами, и что ориентация на соответствие, по-видимому, способствует поведенческому сходству между братьями и сестрами, что способствует развитию поведенческой близости между братьями и сестрами.

В отличие от облегчающего эффекта единственной ориентации, используемой защитными семьями, единственная ориентация плюралистических семей, по-видимому, мало способствовала сближению братьев и сестер. Плюралистические семьи делают упор на разговоре и мало обращают внимание на соответствие. Эти семьи позволяют или даже поощряют самостоятельные действия членов семьи. В отсутствие давления, чтобы соответствовать, членов семьи поощряют изучать индивидуальные интересы. Согласно нашим результатам, близость между братьями и сестрами, особенно поведенческая, находится на самом низком уровне.В целом гипотеза 1b была частично поддержана и частично опровергнута.

Отсутствие акцента ни на подчинении, ни на разговоре, как в случае Laissez-Faire семей, также, похоже, мало способствовало сближению братьев и сестер. Братья и сестры в Laissez-Faire семьях, члены которых, как правило, очень индивидуалистичны до такой степени, что они не вовлечены, обычно получают самые низкие уровни эмоциональной и поведенческой близости, что соответствует гипотезе 1c. Laissez-Faire Семьи были наиболее часто встречающимися FCP, что может быть удивительно, если сравнивать FCP с другими типологиями, основанными только на поведении родителей (например,г., Баумринд, 1971). Однако FCP принимают во внимание поведение каждого члена семьи. При наблюдении за общением между семьями с детьми-подростками, которые могут быть вовлечены в процессы дифференциации от родителей (Fuligni, 1998; Smetana, 1988) и деидентификации от братьев и сестер (Whiteman, McHale & Crouter, 2007), большое количество Laissez-Faire семей не будет неожиданностью. Альтернативное объяснение большой доли семей Laissez-Faire основано на методе.Члены семьи участвовали в лабораторном обсуждении гипотетических, второстепенных тем, которые могли не полностью заинтересовать всех членов семьи. В будущих наблюдательных исследованиях в этой области следует использовать множество наблюдательных задач, чтобы полностью проверить эту возможность.

В целом ожидания по всей выборке, основанной на теории паттернов семейной коммуникации (Koerner & Fitzpatrick, 2006), в целом подтвердились. Семьи, которые, по теории, скорее всего, достигли общей реальности, скорее всего, имели эмоционально и поведенчески близких братьев и сестер.Альтернативные теоретические объяснения все же существуют. Например, теория социального обучения (Bandura, 1969) предполагает, что моделирование поддерживающего коммуникативного поведения некоторыми членами семьи будет распространено на других членов семьи, увеличивая вероятность эмоциональной близости между братьями и сестрами. Точно так же братья и сестры учатся поведенческой близости, моделируя поведение друг друга. Будущее исследование, которое сравнивает объяснения социального обучения с объяснениями FCPT, было бы полезно для разделения объяснительных процессов.Теперь мы обратимся к связи между семейным общением и близостью братьев и сестер между генетически связанными и генетически неродственными братьями и сестрами.

Семейное общение, генетическое родство братьев и сестер и близость братьев и сестер

Как описано выше, мы обнаружили прямую связь между генетическим родством братьев и сестер (статус усыновления) и поведенческой близостью, но никакой связи между генетическим родством и эмоциональной близостью в частичной поддержке и частичной противоречие с гипотезой 2.Наш тест взаимодействия между FCP в семье и статусом усыновления дал возможный эффект взаимодействия для эмоциональной близости, но не эффекта взаимодействия для поведенческой близости. Наши гипотезы об эффекте взаимодействия основывались на предположениях о том, что при отсутствии унаследованных сходств (например, Jang et al., 1998; Lykken et al., 1993; Olson et al., 2001; Scourfield et al., 1999; Tesser, 1993) ), генетически неродственные члены семьи должны полагаться на разговор, чтобы полностью достичь общей реальности (Brodzinsky et al., 1992; Гротевант и др., 2001; Рутер и Кернер, 2008; Stein & Hoopes, 1985). Таким образом, мы ожидали, что генетически неродственные братья и сестры в семьях, подчеркивающих ориентацию на разговор (консенсуальную и плюралистическую), будут сообщать о самых высоких уровнях близости (гипотеза 2b). Это ожидание частично подтверждалось только эмоциональной близостью братьев и сестер. Мы обнаружили, что в консенсусных семьях генетически неродственные братья и сестры сообщили о самом высоком уровне эмоциональной близости. Во всех других FCP генетически неродственные братья и сестры сообщали о столь же низкой эмоциональной близости, что противоречит гипотезе 2b.Таким образом, похоже, что поведенческие аспекты близости братьев и сестер напрямую связаны с генетическим родством, а эмоциональная близость связана с комбинацией FCP и генетического родства. Эти результаты также указывают на то, что ориентация на конформность играет более сильную роль в близости братьев и сестер, чем предполагалось вначале. Конечно, прежде чем полностью доверять этим результатам, их необходимо воспроизвести и изучить в будущих исследованиях.

Семейное общение, близость братьев и сестер и гендерный состав братьев и сестер

Мы провели ретроспективный анализ, чтобы проверить, модерируется ли связь между РПС и близостью между братьями и сестрами гендерным составом братьев и сестер, и нашли некоторую поддержку.Эти анализы были поисковыми без априорных гипотез . Похоже, что для младших сестер сочетание беседы и ориентации на конформность было особенно важно для повышения эмоциональной близости и до некоторой степени для повышения поведенческой близости, если у них есть старший брат. Напротив, для младших братьев акцент либо на ориентацию на разговор, либо на ориентацию на конформность, либо на комбинацию этих двух ориентаций был достаточен для повышения эмоциональной близости.Более того, одного конформности было достаточно для повышения поведенческой близости младших братьев. В будущих исследованиях рекомендуется проверить возможные объяснения этих различных ассоциаций.

Ограничения и сильные стороны исследования

Применение этих выводов должно производиться с учетом возможности обобщения выборки. Как отмечалось ранее, семьи этого исследования являются репрезентативными для региона, из которого они были набраны (McGue et al., 2007). Этот регион, однако, был ограничен столичной зоной Среднего Запада.Кроме того, хотя среди детей выборки было этническое разнообразие, родители были преимущественно белыми. Дальнейшие исследования должны определить, применимы ли наши выводы к семьям из других регионов или других национальностей. В приемных семьях СЭС часто выше, чем в других семьях, и это имело место в данном исследовании (McGue et al., 2007). Во главе семей также стояли двое родителей. Есть свидетельства того, что СЭС и структура семьи связаны с семьей (Baer, ​​1999; Hardway & Fuligni, 2006; Pfliger & Vazsonyi, 2006) и близостью между братьями и сестрами (East & Khoo, 2005).Например, одно исследование показывает, что статус неполного родителя связан с более высоким уровнем близости братьев и сестер (East & Khoo), но другое исследование предполагает обратное (Lansford, Ceballo, Abbey, & Steward, 2001). Исследования должны проверить, насколько хорошо результаты этого исследования применимы к семьям с более низким SES и различными семейными структурами.

В этом исследовании изучался процесс, который, как ожидается, будет разворачиваться с течением времени. Методологические преимущества этого исследования укрепляют уверенность в наших выводах. Например, использование нами наблюдения для оценки семейного общения и самоотчета для оценки близости братьев и сестер помогло уменьшить систематическую ошибку метода, которая могла искусственно раздуть ассоциации между переменными (Morsbach & Prinz, 2006).Кроме того, наличие паттернов общения со сторонним наблюдателем позволяет одинаково понимать общение в семьях, а не полагаться на субъективную интерпретацию паттернов общения отдельными членами семьи (Kerig, 2001). Тем не менее, мы протестировали предлагаемый нами процесс, используя данные поперечного сечения. Таким образом, хотя у нас есть веские теоретические основания для предположения, что семейное общение приводит к близости между братьями и сестрами, это первое исследование, показывающее связь между семейным общением и близостью между братьями и сестрами, не может продемонстрировать направление эффекта.Кроме того, наша мера соответствия отражала присутствие и влияние влиятельной и доминирующей фигуры в семье, но мы использовали только один тип кода для фиксации соответствия, в отличие от трех, используемых для фиксации разговора. Необходима дальнейшая проверка нашей теории с использованием продольных данных и более строгих мер ориентации на соответствие.

Принимая во внимание эти ограничения, сильные и слабые стороны, мы можем сделать вывод из этого исследования, что более глубокое понимание близости братьев и сестер может быть получено путем изучения нескольких аспектов близости, включая эмоциональную и поведенческую близость.Кроме того, похоже, что определенные формы семейного общения связаны с близостью братьев и сестер. Разговор в сочетании с ожиданием солидарности или согласия среди членов семьи, по-видимому, связан с наивысшим уровнем близости между братьями и сестрами, как эмоциональными, так и поведенческими, как для приемных, так и для не усыновленных подростков. С другой стороны, похоже, что существует уникальный дополнительный эффект разговора в дополнение к конформности, который связан с большей эмоциональной близостью братьев и сестер для приемных подростков и, возможно, младших братьев и сестер женского пола.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить изменения в развитии отношений между семейным общением и близостью братьев и сестер с течением времени.

Журнал семейной психологии — APA Publishing

Исходящий редактор

(обработка предложенных изменений только в 2021 году)

Барбара Х. Физе, доктор философии
Иллинойсский университет в Урбане-Шампейн, США

Уходящие младшие редакторы

Дэвид Дж. Бриджетт, доктор философии
Университет Северного Иллинойса, США

Белинда Кампос, доктор философии
Калифорнийский университет, Ирвин, США

Арин М.Коннелл, доктор философии
Университет Кейс Вестерн Резерв, США

Брайан Д. Досс, доктор философии
Университет Майами, США

Хизер М. Форан, доктор философии
Клагенфуртский университет, Австрия

Астрида Сея Каугарс, PhD
Университет Маркетт, США

Джастин А. Лавнер, доктор философии
Университет Джорджии, США

Кристофер Трентакоста, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Исходящие редакторы-консультанты

Сэм Х.Аллен, доктор философии
Мэрилендский университет, США

Хода Бадр, PhD
Медицинский колледж Бейлора, США

Джейсон К. Бейкер, доктор философии
Государственный университет Калифорнии, Фуллертон, США

Мариан Дж. Бакерманс-Краненбург, доктор философии
Лейденский университет, Нидерланды

Мелисса А. Барнетт, доктор философии
Университет Аризоны, США

Робин А. Барри, доктор философии
Университет Вайоминга, США

Брайан Р.В. Бауком, PhD
Университет Юты, США

Стивен Р. Х. Бич, доктор философии
Университет Джорджии, США

Джей Бельски, доктор философии
Калифорнийский университет, Дэвис, США

Синтия А. Берг, доктор философии
Университет Юты, США

Морин М. Блэк, доктор философии
Медицинский факультет Мэрилендского университета, США

Бек Брэдли-Давино, PhD
Университет Эмори, США

Скотт Р.Брейтуэйт, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Джеймс Х. Брей, доктор философии
Техасский университет в Сан-Антонио, США

Кирстен Л. Буист, доктор философии
Утрехтский университет, Нидерланды

Аннмари Кано, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Элис С. Картер, доктор философии
Массачусетский университет Бостон, США

Сьюзан С. Чуанг, PhD
Университет Гвельфа, Канада

Виктор Г.Чичирелли, доктор философии
Университет Пердью, США

Клементс Мари Л., доктор философии
Богословская семинария Фуллера, США

Сюзанна К. Крич, доктор философии
Техасский университет в Остине и Вирджиния Центр передового опыта VISN 17, США

Карла Креспо, доктор философии
Лиссабонский университет, Португалия

Кейт А. Крник, доктор философии
Государственный университет Аризоны, США

Рик А.Круз, доктор философии
Университет штата Юта, США

Аннамария Чизмадиа, доктор философии
Университет Коннектикута, США

Э. Марк Каммингс, PhD
Университет Нотр-Дам, США

Патрик Т. Дэвис, доктор философии
Университет Рочестера, США

Памела Э. Дэвис-Кин, доктор философии
Мичиганский университет, США

Кирби Дитер-Декард, доктор философии
Массачусетский университет, Амхерст, США

Кэтрин Грей Диринг, PhD, ABPP
Государственный университет Клейтона, США

Тамара Дель Веккьо, доктор философии
ул.John’s University, США

Сьюзан Дикштейн, доктор философии
Больница Брэдли / Медицинская школа Уоррена Альперта Брауновского университета, США

Теодор Дикс, PhD
Техасский университет в Остине, США

W. Джастин Дайер, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Кристофер И. Экхарт, доктор философии
Университет Пердью, США

Дж. Марк Эдди, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Кэтрин Б.Эрлих, доктор философии
Университет Джорджии, США

Дебора А. Эллис, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Кэтрин К. Эпкинс, доктор философии
Техасский технический университет, США

Стивен А. Эрат, доктор философии
Обернский университет, США

Робин С. Эверхарт, доктор философии
Университет Содружества Вирджинии, США

Юджин В. Фарбер, доктор философии
Университет Эмори, США

Рэйчел Х.Фарр, доктор философии
Университет Кентукки, США

Марк Фейнберг, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Синь Фэн, доктор философии
Государственный университет Огайо, США

Фрэнк Дж. Флойд, доктор философии
Гавайский университет в Маноа, США

Грегори М. Фоско, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Карен Л. Франк, доктор философии
Университет Теннесси, Ноксвилл, США

Стеффани Дж.Фредман, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Патти А. Фриц, доктор философии
Виндзорский университет, Канада

Джоди М. Ганибан, доктор философии
Университет Джорджа Вашингтона, США

Эбигейл Х. Гевирц, доктор философии
Миннесотский университет, США

Трейси Р. Г. Гладстон, доктор философии
Колледж Уэллсли, США

Эбби Э. Голдберг, доктор философии
Университет Кларка, США

Кэмерон Гордон, доктор философии
Государственный университет Среднего Теннесси, США

Кристина Куп Гордон, доктор философии
Университет Теннесси, Ноксвилл, США

Эрика Л.Графский, канд.
Virginia Tech, США

Гарольд Д. Гротевант, доктор философии
Массачусетский университет, Амхерст, США

Джон Х. Грыч, PhD
Университет Маркетт, США

Йозеф Грживач, доктор философии
Государственный университет Флориды, США

Ханна К. Густафссон, доктор философии
Орегонский университет здоровья и науки, США

Даниэль Гутьеррес, PhD
Колледж Уильяма и Мэри, США

Дженнифер Л.Хардести, доктор философии
Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн, США

Стивен Н. Хейнс, доктор философии
Гавайский университет в Маноа, США

Лори Хетерингтон, доктор философии
Колледж Уильямс, США

Крейг Э. Хендерсон, доктор философии
Государственный университет Сэма Хьюстона, США

Крис Хенрих, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Ричард Э.Хейман, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Ихеома У. Ирука, PhD
Фонд образовательных исследований HighScope, США

Ванесса Кахен Джонсон, доктор философии
Университет Вест-Честера, США

Блейк Л. Джонс, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Эрнест Н. Джурилес, доктор философии
Южный методистский университет, США

Клэр М.Камп Даш, доктор философии
Государственный университет Огайо, США

Флоренс В. Каслоу, доктор философии, ABPP
Kaslow Associates, США

Надин Дж. Каслоу, доктор философии
Университет Эмори, США

Казак Энн Э., PhD
Детская больница Nemours / Alfred I. DuPont, США

Пегги С. Келлер, доктор философии
Университет Кентукки, США

Мишель Л. Келли, доктор философии
Университет Олд-Доминион, США

Патрисия К.Кериг, доктор философии
Университет Юты, США

Джеффри Б. Кингри, доктор философии
Университет Клемсона, США

Джунгмин Ким-Спун, доктор философии
Virginia Tech, США

Джордж П. Найт, доктор философии
Государственный университет Аризоны, США

Калси Дж. Косс, доктор философии
Принстонский университет, США

Курос Кристина Дмитриевна, PhD
Южный методистский университет, США

Лори Ф.Крамер, доктор философии
Северо-Восточный университет, США

Дориан А. Ламис, PhD, ABPP
Медицинский факультет Университета Эмори, США

Эрика Лоуренс, доктор философии, LCP
Семейный институт Северо-Западного университета, США

Томас Ледерманн, PhD
Государственный университет Флориды, США

Рональд Ф. Левант, редактор
Университет Акрона, США

Майкл Ф.Лорбер, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Рэйчел Г. Лукас-Томпсон, доктор философии
Государственный университет Колорадо, США

Аннетт Махони, доктор философии
Государственный университет Боулинг-Грин, США

Гайла Марголин, к.м.н.
Университет Южной Калифорнии, США

Ховард Маркман, доктор философии
Денверский университет, США

Сьюзан Х. МакДэниел, доктор философии
Медицинский центр Университета Рочестера, США

Сьюзан М.Макхейл, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Джим К. Макналти, доктор философии
Государственный университет Флориды, США

Роджер Миллс-Кунсе, доктор философии
Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл, США

Маунтс Нина Сергеевна, PhD
Университет Северного Иллинойса, США

Триша К. Непл, доктор философии
Государственный университет Айовы, США

Уильям Д.Норвуд, доктор философии
Университет Хьюстона — Клир Лейк, США

Эми К. Наттолл, доктор философии
Университет штата Мичиган, США

Томас Г. О’Коннор, доктор философии
Медицинский центр Университета Рочестера, США

Огольски Брайан Г., PhD
Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн, США

К. Дэниел О’Лири, PhD
Университет Стоуни-Брук, США

Лаура М.Падилья-Уокер, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Лорен М. Папп, доктор философии
Висконсинский университет Мэдисон, США

Джастин Пэрент, доктор философии
Международный университет Флориды, США

Шарлотта Дж. Паттерсон, доктор философии
Университет Вирджинии, США

Вики Фарес, PhD
Университет Южной Флориды, США

Лорен Э.Филбрук, доктор философии
Университет Колгейт, США

Элисон Пайк, доктор философии
Университет Сассекса, Великобритания

Пост Кристина Михайловна, к.м.н.
Университет Ла Верна, США

Рональд Принц, доктор философии
Университет Южной Каролины, США

Кристин М. Пру, доктор философии
Университет штата Миссури, США

Кейт Д. Реншоу, доктор философии
Университет Джорджа Мейсона, США

Рена Л.Репетти, доктор философии
Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, США

Шелли А. Риггс, доктор философии
Университет Северного Техаса, США

Мишель М. Роббинс, доктор философии
Колледж Джорджии Гвиннетт, США

Теодор Ф. Роблес, доктор философии
Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, США

Лорелей Симпсон Роу, доктор философии
Сеть здравоохранения Аллегейни, США

Аманда Рой, доктор философии
Иллинойсский университет в Чикаго, США

Кейт Сэнфорд, доктор философии
Университет Бэйлора, США

Стивен Л.Сэйерс, доктор философии
Университет Пенсильвании и Медицинский центр CMC VA (Филадельфия), США

Доминик Шеби, PhD
Университет Фрибурга, Швейцария

Томас Дж. Шофилд, доктор философии
Всемирная федерация гемофилии, Канада

Сара Дж. Шоппе-Салливан, доктор философии
Государственный университет Огайо, США

Джули А. Шумахер, доктор философии
Медицинский центр Университета Миссисипи, США

Райан Б.Сидалл, доктор философии
Университет штата Юта, США

Кэтрин Шелтон, доктор философии
Кардиффский университет, Великобритания

Шер Тамара Геннадьевна, к.м.н.
Институт семьи Северо-Западного университета, США

Ричард Слатчер, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Эми М. Смит Слеп, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Скотт М. Стэнли, доктор философии
Денверский университет, США

Сунита Махтани Стюарт, PhD, ABPP
Юго-западный медицинский центр Техасского университета в Далласе, США

Киран Т.Салливан, доктор философии
Университет Санта-Клары, США

Кейси Т. Тафт, доктор философии
Национальный центр посттравматических стрессов, Система здравоохранения штата Вирджиния и медицинский факультет Бостонского университета, США

Зои Э. Тейлор, доктор философии
Университет Пердью, США

Дуглас М. Тети, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Марти П. Томпсон, доктор философии
Университет Клемсона, США

Патрик Х.Толан, доктор философии
Университет Вирджинии, США

Эрин Б. Тон, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Кейси Дж. Тотенхаген, доктор философии
Университет Алабамы, США

Кимберли Апдеграфф, доктор философии
Государственный университет Аризоны, США

Ван Шу-вэнь, доктор философии
Хаверфорд Колледж, США

Дебора П. Уэлш, доктор философии
Университет Теннесси, Ноксвилл, США

Марк А.Висман, доктор философии
Университет Колорадо, Боулдер, США

Дэниел Дж. Уитакер, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Дебора Уитли, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Сара В. Уиттон, доктор философии
Университет Цинциннати, США

Ханна К. Уильямсон, доктор философии
Техасский университет в Остине, США

Марсия А.Зима, к.
Университет Содружества Вирджинии, США

Эрика Маргарет Вудин, доктор философии
Университет Виктории, Канада

Шу Сюй, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Паула Д. Зеана, доктор философии
Центр развития ребенка и непрерывного обучения Пикарда, США

Хайди М. Зинцов, доктор философии
Университет Клемсона, США


Входящий (2022) Редактор

(обработка всех новых заявок в 2021 году)

Арин М.Коннелл, доктор философии
Университет Кейс Вестерн Резерв, США

Новые младшие редакторы

Брайан Р. В. Бауком, доктор философии
Университет Юты, США

Дэвид Дж. Бриджетт, доктор философии
Университет Северного Иллинойса, США

Сьюзан С. Чуанг, PhD
Университет Гвельфа, Канада

Кэтрин Б. Эрлих, доктор философии
Университет Джорджии, США

Рэйчел Х.Фарр, доктор философии
Университет Кентукки, США

Курос Кристина Дмитриевна, PhD
Южный методистский университет, США

Джастин А. Лавнер, доктор философии
Университет Джорджии, США

Эрика Маргарет Вудин, доктор философии
Университет Виктории, Канада

Входящие редакторы-консультанты

Сэм Х. Аллен, доктор философии
Мэрилендский университет, США

Хода Бадр, PhD
Медицинский колледж Бейлора, США

Джейсон К.Бейкер, доктор философии
Государственный университет Калифорнии, Фуллертон, США

Мариан Дж. Бакерманс-Краненбург, доктор философии
Лейденский университет, Нидерланды

Мелисса А. Барнетт, доктор философии
Университет Аризоны, США

Робин А. Барри, доктор философии
Университет Вайоминга, США

Стивен Р. Х. Бич, доктор философии
Университет Джорджии, США

Джей Бельски, доктор философии
Калифорнийский университет, Дэвис, США

Синтия А.Берг, доктор философии
Университет Юты, США

Морин М. Блэк, доктор философии
Медицинский факультет Мэрилендского университета, США

Бек Брэдли-Давино, PhD
Университет Эмори, США

Скотт Р. Брейтуэйт, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Джеймс Х. Брей, доктор философии
Техасский университет в Сан-Антонио, США

Кирстен Л.Буист, канд.
Утрехтский университет, Нидерланды

Белинда Кампос, доктор философии
Калифорнийский университет, Ирвин, США

Аннмари Кано, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Элис С. Картер, доктор философии
Массачусетский университет Бостон, США

Виктор Г. Чичирелли, PhD
Университет Пердью, США

Клементс Мари Л., доктор философии
Богословская семинария Фуллера, США

Сюзанна К.Крич, доктор философии
Техасский университет в Остине и Вирджиния Центр передового опыта VISN 17, США

Карла Креспо, доктор философии
Лиссабонский университет, Португалия

Кейт А. Крник, доктор философии
Государственный университет Аризоны, США

Рик А. Круз, доктор философии
Университет штата Юта, США

Аннамария Чизмадиа, доктор философии
Университет Коннектикута, США

E.Марк Каммингс, доктор философии
Университет Нотр-Дам, США

Патрик Т. Дэвис, доктор философии
Университет Рочестера, США

Памела Э. Дэвис-Кин, доктор философии
Мичиганский университет, США

Кирби Дитер-Декард, доктор философии
Массачусетский университет, Амхерст, США

Брайан Д. Досс, доктор философии
Университет Майами, США

Кэтрин Грей Диринг, PhD, ABPP
Государственный университет Клейтона, США

Тамара Дель Веккьо, доктор философии
ул.John’s University, США

Сьюзан Дикштейн, доктор философии
Больница Брэдли / Медицинская школа Уоррена Альперта Брауновского университета, США

W. Джастин Дайер, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Кристофер И. Экхарт, доктор философии
Университет Пердью, США

Дж. Марк Эдди, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Дебора А. Эллис, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Кэтрин К.Эпкинс, доктор философии
Техасский технический университет, США

Стивен А. Эрат, доктор философии
Обернский университет, США

Робин С. Эверхарт, доктор философии
Университет Содружества Вирджинии, США

Юджин В. Фарбер, доктор философии
Университет Эмори, США

Марк Фейнберг, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Синь Фэн, доктор философии
Государственный университет Огайо, США

Барбара Х.Физе, доктор философии
Иллинойсский университет в Урбане-Шампейн, США

Фрэнк Дж. Флойд, доктор философии
Гавайский университет в Маноа, США

Хизер М. Форан, доктор философии
Клагенфуртский университет, Австрия

Грегори М. Фоско, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Карен Л. Франк, доктор философии
Университет Теннесси, Ноксвилл, США

Стеффани Дж.Фредман, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Патти А. Фриц, доктор философии
Виндзорский университет, Канада

Джоди М. Ганибан, доктор философии
Университет Джорджа Вашингтона, США

Эбигейл Х. Гевирц, доктор философии
Миннесотский университет, США

Трейси Р. Г. Гладстон, доктор философии
Колледж Уэллсли, США

Эбби Э. Голдберг, доктор философии
Университет Кларка, США

Кэмерон Гордон, доктор философии
Государственный университет Среднего Теннесси, США

Кристина Куп Гордон, доктор философии
Университет Теннесси, Ноксвилл, США

Эрика Л.Графский, канд.
Virginia Tech, США

Гарольд Д. Гротевант, доктор философии
Массачусетский университет, Амхерст, США

Джон Х. Грыч, PhD
Университет Маркетт, США

Йозеф Грживач, доктор философии
Государственный университет Флориды, США

Ханна К. Густафссон, доктор философии
Орегонский университет здоровья и науки, США

Даниэль Гутьеррес, PhD
Колледж Уильяма и Мэри, США

Стивен Н.Хейнс, доктор философии
Гавайский университет в Маноа, США

Лори Хезерингтон, доктор философии
Колледж Уильямс, США

Крейг Э. Хендерсон, доктор философии
Государственный университет Сэма Хьюстона, США

Крис Хенрих, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Ричард Э. Хейман, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Ихеома У. Ирука, PhD
Фонд образовательных исследований HighScope, США

Ванесса Кахен Джонсон, доктор философии
Университет Вест-Честера, США

Астрида Сея Каугарс, PhD
Университет Маркетт, США

Блейк Л.Джонс, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Эрнест Н. Джурилес, доктор философии
Южный методистский университет, США

Клэр М. Камп Даш, доктор философии
Государственный университет Огайо, США

Флоренс В. Каслоу, доктор философии, ABPP
Kaslow Associates, США

Надин Дж. Каслоу, доктор философии
Университет Эмори, США

Казак Энн Э., PhD
Немур / Альфред И.Детская больница DuPont, США

Пегги С. Келлер, доктор философии
Университет Кентукки, США

Мишель Л. Келли, доктор философии
Университет Олд-Доминион, США

Шалонда Келли, доктор философии
Университет Рутгерса, США

Патриция К. Кериг, доктор философии
Университет Юты, США

Су Еонг Ким, доктор философии
Техасский университет в Остине, США

Джунгмин Ким-Спун, доктор философии
Virginia Tech, США

Джеффри Б.Кингри, доктор философии
Университет Клемсона, США

Джордж П. Найт, доктор философии
Государственный университет Аризоны, США

Калси Дж. Косс, доктор философии
Принстонский университет, США

Лори Ф. Крамер, доктор философии
Северо-Восточный университет, США

Дориан А. Ламис, PhD, ABPP
Медицинский факультет Университета Эмори, США

Эрика Лоуренс, доктор философии, LCP
Семейный институт Северо-Западного университета, США

Томас Ледерманн, PhD
Государственный университет Флориды, США

Рональд Ф.Левант, ЭдД
Университет Акрона, США

Суан Ли, доктор философии
Нью-Йоркский университет Шанхай, Китай

Майкл Ф. Лорбер, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Рэйчел Г. Лукас-Томпсон, доктор философии
Государственный университет Колорадо, США

Эрика Лункенхаймер, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Аннетт Махони, доктор философии
Государственный университет Боулинг-Грин, США

Гайла Марголин, к.м.н.
Университет Южной Калифорнии, США

Ховард Маркман, доктор философии
Денверский университет, США

Сьюзен Х.МакДэниел, доктор философии
Медицинский центр Университета Рочестера, США

Сьюзан М. Макхейл, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Джим К. Макналти, доктор философии
Государственный университет Флориды, США

Роджер Миллс-Кунсе, доктор философии
Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл, США

Маунтс Нина Сергеевна, PhD
Университет Северного Иллинойса, США

Джеки А.Нельсон, доктор философии
Техасский университет в Далласе, США

Триша К. Непл, доктор философии
Государственный университет Айовы, США

Уильям Д. Норвуд, доктор философии
Университет Хьюстона — Клир Лейк, США

Эми К. Наттолл, доктор философии
Университет штата Мичиган, США

Томас Г. О’Коннор, доктор философии
Медицинский центр Университета Рочестера, США

Брайан Г.Огольский, к.м.н.
Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн, США

К. Дэниел О’Лири, PhD
Университет Стоуни-Брук, США

Лаура М. Падилья-Уокер, доктор философии
Университет Бригама Янга, США

Лорен М. Папп, доктор философии
Висконсинский университет Мэдисон, США

Джастин Пэрент, доктор философии
Международный университет Флориды, США

Шарлотта Дж.Паттерсон, доктор философии
Университет Вирджинии, США

Вики Фарес, PhD
Университет Южной Флориды, США

Лорен Э. Филбрук, доктор философии
Университет Колгейт, США

Элисон Пайк, доктор философии
Университет Сассекса, Великобритания

Пост Кристина Михайловна, к.м.н.
Университет Ла Верна, США

Рональд Принц, доктор философии
Университет Южной Каролины, США

Кристин М.Пру, доктор философии
Университет штата Миссури, США

Джей А. Пакетт, доктор философии
Университет штата Мичиган, США

Кейт Д. Реншоу, доктор философии
Университет Джорджа Мейсона, США

Рена Л. Репетти, доктор философии
Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, США

Шелли А. Риггс, доктор философии
Университет Северного Техаса, США

Мишель М. Роббинс, доктор философии
Колледж Джорджии Гвиннетт, США

Теодор Ф.Роблес, доктор философии
Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, США

Лорелей Симпсон Роу, доктор философии
Сеть здравоохранения Аллегейни, США

Аманда Рой, доктор философии
Иллинойсский университет в Чикаго, США

Кейт Сэнфорд, доктор философии
Университет Бэйлора, США

Дарби Саксбе, доктор философии
Университет Южной Калифорнии, США

Стивен Л. Сэйерс, доктор философии
Университет Пенсильвании и Медицинский центр CMC VA (Филадельфия), США

Доминик Шеби, PhD
Университет Фрибурга, Швейцария

Томас Дж.Шофилд, доктор философии
Всемирная федерация гемофилии, Канада

Сара Дж. Шоппе-Салливан, доктор философии
Государственный университет Огайо, США

Джули А. Шумахер, доктор философии
Медицинский центр Университета Миссисипи, США

Райан Б. Сидалл, PhD
Университет штата Юта, США

Кэтрин Шелтон, доктор философии
Кардиффский университет, Великобритания

Тамара Г.Шер, к.м.н.
Институт семьи Северо-Западного университета, США

Ричард Слатчер, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Эми М. Смит Слеп, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Скотт М. Стэнли, доктор философии
Денверский университет, США

Сунита Махтани Стюарт, PhD, ABPP
Юго-западный медицинский центр Техасского университета в Далласе, США

Киран Т.Салливан, доктор философии
Университет Санта-Клары, США

Кейси Т. Тафт, доктор философии
Национальный центр посттравматических стрессов, Система здравоохранения штата Вирджиния и медицинский факультет Бостонского университета, США

Зои Э. Тейлор, доктор философии
Университет Пердью, США

Дуглас М. Тети, доктор философии
Государственный университет Пенсильвании, США

Марти П. Томпсон, доктор философии
Университет Клемсона, США

Патрик Х.Толан, доктор философии
Университет Вирджинии, США

Эрин Б. Тон, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Кейси Дж. Тотенхаген, доктор философии
Университет Алабамы, США

Кристофер Трентакоста, доктор философии
Государственный университет Уэйна, США

Кимберли Апдеграфф, доктор философии
Государственный университет Аризоны, США

Ван Шу-вэнь, доктор философии
Хаверфорд Колледж, США

Дебора П.Валлийский, доктор философии
Университет Теннесси, Ноксвилл, США

Марк А. Уисман, доктор философии
Университет Колорадо, Боулдер, США

Дэниел Дж. Уитакер, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Дебора Уитли, доктор философии
Государственный университет Джорджии, США

Сара В. Уиттон, доктор философии
Университет Цинциннати, США

Ханна К.Уильямсон, доктор философии
Техасский университет в Остине, США

Марсия А. Винтер, доктор философии
Университет Содружества Вирджинии, США

Шу Сюй, доктор философии
Нью-Йоркский университет, США

Паула Д. Зеана, доктор философии
Центр развития ребенка и непрерывного обучения Пикарда, США

Хайди М. Зинцов, доктор философии
Университет Клемсона, США

Общение с подростками во время COVID

Поскольку во время пандемии большая часть учебы, работы и игр происходит дома, семьи проводят гораздо больше времени вместе, чем обычно, что создает новые проблемы для отношений между подростками и родителями, которые уже являются одними из самых серьезных. напряженный.

Психологи, имеющие опыт воспитания детей, а также те, кто изучает семейное общение по вопросам расы, пола, психического здоровья и использования средств массовой информации, предлагают идеи о том, как улучшить динамику отношений между подростками и их опекунами.

В целом, установление автономии является одной из ключевых задач развития подростков, но пандемия имеет ограниченные возможности для этого, например, за счет перемещения обучения подростков из школы в дома и удержания студентов колледжей в домах их родителей, поскольку многие кампусы остаются закрытыми. вниз.По словам Джудит Сметана, доктора философии, профессора психологии в Университете Рочестера, которая изучает развитие и семейные отношения, общая проблема для семей — найти баланс между потребностью подростков в автономии и другими заботами, такими как их безопасность.

Но даже то, как мы определяем безопасность, изменилось в этом году — и родители могут уделять больше внимания соблюдению рекомендаций общественного здравоохранения, чем подростки. В любом случае, Сметана сказал, что активное обсуждение может помочь установить соответствующие границы, потому что исследования показали, что родители, как правило, наиболее эффективны с так называемым «авторитетным» стилем воспитания, который вовлекает подростков в дискуссии о правилах и ожиданиях и дает объяснения, почему эти правила важны.

Сметана и ее коллеги обнаружили, что разногласия по поводу границ родительской власти — это то место, где обычно возникают конфликты между подростками и родителями ( Journal of Research on Adolescence , Vol. 26, No. 2, 2016).

Когда возникает конфликт, психологи предлагают несколько стратегий, которые могут помочь, включая поощрение подростков к поиску места или уединения и поиск альтернативных способов связи со своими родителями, таких как текстовые сообщения или обмен заметками в общем журнале, предложила Мэри Фристад, доктор философии, ABPP, директор по академическим вопросам и развитию исследований в Службе поведенческого здоровья Big Lots Национальной детской больницы в Колумбусе, штат Огайо.Ограничения, вызванные пандемией, могут означать, что родители проводят гораздо больше времени, чем обычно, с подростками, которые раньше не планировали учиться, но это дополнительное время можно рассматривать как возможность участвовать в занятиях по установлению взаимопонимания с подростком, например, выгуливать собаку или готовить вместе.

«Воспользуйтесь этим как возможностью провести время с подростками и повеселиться», — сказала психолог Лаура Падилла-Уокер, доктор философии, профессор кафедры семейной жизни Университета Бригама Янга в Прово, штат Юта.«Мои подростки гораздо чаще разговаривают со мной, когда мы идем на снегоступах, чем когда я сижу напротив них за столом и смотрю на них сверху вниз».

Средства мониторинга

Экранное время среди детей и взрослых резко возросло во время пандемии, отчасти потому, что цифровые и социальные сети теперь имеют решающее значение для домашнего обучения, развлечений и общения с друзьями и семьей, сказала психолог Патти Валкенбург, доктор философии, профессор молодежи, СМИ. и общество в Амстердамском университете.

«Качество и контекст использования медиа, а не количество экранного времени — все больше внимания уделяют как исследователям, так и родителям», — сказал Валкенбург. «Например, разве подростки обращаются к экрану, чтобы откладывать дела на потом? Или они используют его, чтобы расслабиться после того, как закончили домашнее задание? »

Взаимодействие с другими подростками в социальных сетях или в многопользовательских онлайн-играх может помочь подросткам развить личность, развить навыки взаимоотношений и изучить свою сексуальность — все это ключевые составляющие достижения личной автономии, сказал Валкенбург.Это особенно верно во время пандемии, когда другие социальные возможности ограничены, но чрезмерное употребление может помешать учебе, сну и психическому благополучию. Психологические исследования показывают, что вместо того, чтобы вводить односторонние ограничения на использование смартфонов, поддержка в разумных объемах использования мультимедиа и упреждающий мониторинг использования могут помочь подросткам научиться регулировать свое поведение, что приводит к лучшим результатам. Проактивный мониторинг предполагает установление и, при необходимости, корректировку границ; сотрудничество со СМИ; и информирование о том, точно ли изображение в СМИ таких вещей, как насилие и секс, отражает реальность.

Одно исследование, проведенное Падиллой-Уокер и ее коллегами, показало, что подростки были менее скрытными и менее агрессивными, когда родители активно наблюдали и обсуждали использование ими средств массовой информации, а не просто устанавливали ограничения ( Journal of Social and Personal Relationships , Vol. 37, No 1, 2020).

«Лучше держать каналы связи открытыми, потому что чрезмерные ограничения в этом возрасте, как правило, приводят к сохранению тайны», — сказала она.

Другое исследование показывает, что упреждающий мониторинг связан с меньшим использованием СМИ и увеличением самооценки просоциального поведения подростков и их способности к саморегулированию ( Journal of Adolescence , Vol.46, 2016; Журнал молодежи и отрочества , Vol. 47, 2018).

Родители должны попросить подростков согласиться с политикой использования и границами до покупки смартфона или другого устройства или до того, как произойдет чрезмерное использование. Если родитель не установил ограничения заранее, совместное участие и обсуждение медиа-контента могут быть полезны. Они также могут подавать пример, моделируя, как это выглядит, чтобы устанавливать и соблюдать границы вокруг их собственного использования медиа. Обе стратегии могут помочь подросткам научиться регулировать собственное поведение, сказал Валкенбург.

«Регулирование использования СМИ может быть проблемой, но она того стоит», — сказал Валкенбург. «Помощь молодежи в формировании здоровых медиа-привычек… принесет дивиденды в их дальнейшем развитии».

Проверка психического здоровья

В то время как американцы всех возрастов сообщают об ухудшении психического здоровья во время пандемии, подростки и молодые люди сталкиваются с особыми проблемами: 43% подростков поколения Z сообщают об усилении стресса за последний год ( Stress in America 2020, APA).Подростки связывают этот всплеск с закрытием школ, потерей социального взаимодействия и неуверенностью в будущем.

«Все подростки страдают», — сказала Лиза Дамур, доктор философии, клинический психолог, которая ведет колонку о воспитании детей в газете New York Times . «Мы одновременно должны нормализовать то, что они чувствуют, и изо всех сил стараться оказать максимально возможную поддержку».

Это может означать, что нужно отдавать предпочтение сочувствию и признанию, а не советам, сказал Фристад, в том числе продолжать признавать, насколько сложным был этот год и что бороться в таких условиях — нормально.Родителям, не знающим, как поднять тему психического здоровья, Дамур рекомендует внимательно следить за сигналами своего подростка.

«Обычно подросток поднимает этот вопрос, и наша задача как родителя — не упустить это», — сказала она.

Подростки могут рассказывать о своем однокласснике, который перестал делать уроки или опубликовал в социальных сетях информацию о «врезании в стену» во время пандемии, открывая дверь для родителей, чтобы спросить, что подросток чувствует по этому поводу и какая поддержка им нужна. Подростки также часто выражают проблемы с психическим здоровьем в форме жалоб или разочарования, сказал Дамур, например, говоря, что они расстроены и не хотят делать домашнее задание.

«Когда увертюра — это жалоба, наши инстинкты могут попытаться ее закрыть», — сказала она. «Но жалоба — это открытие, и мы должны относиться к ней как к таковой».

Хотя исчерпывающих данных еще нет, есть также признаки того, что подростки могут столкнуться с повышенным риском суицида во время пандемии. Всплеск самоубийств среди студентов в Кларк-Кантри, штат Невада, даже побудил округ ускорить выполнение плана по открытию местных школ.

Исследования показывают, что вопрос о суицидальных мыслях не увеличивает риск самоубийства, поэтому обеспокоенным родителям следует обращаться к своим подросткам (Dazzi, T.и др., Психологическая медицина , Vol. 44, №16, 2014 г.). Говорите прямо и спросите, есть ли у вашего подростка мысли о самоубийстве или членовредительстве, но избегайте стыда или критики, — сказал Дамур.

Говоря о расе и расизме

Прошедший год также привнес все большую актуальность в общенациональный разговор о расовом равенстве, над которым, в частности, работают цветные семьи.

«Разговоры о расизме часто являются самой сложной задачей для цветных взрослых и детей, в основном потому, что конца не видно», — сказала психолог Риана Элис Андерсон, доктор философии, доцент кафедры здорового поведения и санитарного просвещения в университете. Школы общественного здравоохранения Мичигана.

В цветных семьях процесс расовой социализации начинается рано, обычно с решения проблем с детьми школьного возраста, таких как издевательства или комментарии по поводу цвета кожи. По мере того, как дети вступают в подростковый возраст, родители могут все активнее внушать идеи о расовой гордости, важности разнообразия и барьерах, с которыми могут столкнуться цветные подростки при перемещении по миру, сказала Иша Мецгер, доктор философии, доцент кафедры клинической психологии Университета им. Грузия.

Мецгер и ее коллеги создали Руководство по расовым травмам, чтобы помочь чернокожим семьям сориентироваться в этих разговорах, например, что делать подростку, если его остановит полиция.Она рекомендует родителям ориентировать свои обсуждения на текущие события, такие как сообщения СМИ о жестокостях полиции.

«Если вы видите что-то в новостях или социальных сетях, очень важно предположить, что ваш подросток тоже это видел», — сказала она.

Родители могут указать на онлайн-дискуссии о социальной справедливости и анти-чернокожем расизме, а затем спросить своего подростка, что они видят и как они к этому относятся. Мецгер предполагает, что это обсуждение может стать воротами к обмену навыками совладания с подростками, чтобы справиться с чувствами гнева и безнадежности, а также направить это разочарование на просоциальные действия, такие как организация мирного протеста в своем сообществе.

«Справочник по расовым травмам» также предоставляет ресурсы для союзников, которые могут помочь белым родителям поговорить со своими подростками о привилегиях белых, расовых предрассудках и важности участия в работе по борьбе с расизмом.

Чтобы еще больше помочь чернокожим родителям и их подросткам поддерживать постоянный открытый диалог, Андерсон и ее коллеги создали EMBRace — вовлечение, управление и объединение через расу — пятисессионное мероприятие, предназначенное для чернокожих семей, в котором используются стратегии когнитивно-поведенческих стратегий, ориентированных на травмы. терапия для поощрения разговоров о расовой идентичности и предвзятости.Родители и дети сначала отдельно встречаются с врачом, а затем собираются вместе для групповых занятий, посвященных тому, как распознать расовую дискриминацию и справиться со стрессом.

Основная часть программы просит родителей и детей разыграть различные стратегии выживания. Например, родитель может перечислить конкретные способы поддержки своего ребенка в ответ на расовую дискриминацию со стороны учителя в школе. Пилотный тест EMBRace показал, что он помогает и родителям, и подросткам справляться со стрессом, связанным с расой ( Journal of Black Psychology , Vol.44, No 1, 2018).

Помимо помощи подросткам в борьбе с расовым стрессом, EMBRace также помогает родителям начать разговор о расовой идентичности и гордости, которые являются важной частью здорового развития расовой идентичности, — сказал Шон К. Т. Джонс, доктор философии, доцент кафедры психологии консультирования в Содружестве Вирджинии. Университет.

«Устойчивость и сопротивление также должны быть частью повествования в черных семьях, а не только угнетением», — сказал он.

Открытость к сексуальным дискуссиям

Пол и гендерная идентичность — это другие центральные аспекты подросткового опыта, к которым родители часто чувствуют себя плохо подготовленными, — сказал Падилла-Уокер.Недавнее исследование, которое она провела, показало, что подростки по-прежнему очень мало говорят о сексе со своими родителями, в том числе о сексуальном согласии ( The Journal of Sex Research , Vol. 57, No. 9, 2020). (Подробнее об исследованиях психологов по вопросам сексуальной и порнограмотности среди подростков см. В March Monitor .)

«Мой совет — продолжайте говорить, сделайте эти разговоры регулярной частью бесед с вашими детьми», — сказал Падилла-Уокер. «И будьте открыты и готовы обсуждать все, на что им нужны ответы.Если они не спросят вас, они будут спрашивать друзей или СМИ ».

Например, родители могут указать на сцены из фильмов или книг, которые иллюстрируют здоровые или нездоровые отношения, например, когда мужчина целует или прикасается к женщине без ее разрешения. Родители также могут обращаться к ценностям, связанным с сексом и сексуальностью, небольшими способами в повседневной жизни, например, оставляя комментарий об изображении тела на обложке журнала или беседу о контрацепции, если подросток рассказывает, что одноклассница беременна.

«Дети часто извлекают больше из этих маленьких разговоров или комментариев, чем они когда-либо из одного« большого разговора »о сексуальности», — сказал Падилла-Уокер.

Другое исследование показывает, что родители склонны привносить гендерные предположения в разговоры с современными прогрессивными подростками — такие, которые могут снизить качество оказываемой ими поддержки.

«Взрослые имеют предвзятые ожидания относительно типа психосоциальных стрессоров, которые, по их мнению, должны иметь их подростки, в зависимости от их пола», — сказала Дебра Гарсия, доктор философии, профессор психологии Калифорнийского государственного университета в Лос-Анджелесе.

В исследовании, представленном на APA2020, Гарсия показал рассказы о стрессовых переживаниях, написанные подростками 113 взрослым, и попросил их оценить, описывает ли каждое утверждение мужскую, женскую или гендерно-нейтральную проблему.Взрослые ошибочно идентифицировали 68% рассказов, написанных мальчиками-подростками, как «женские стрессоры», а 44% рассказов девочек — как «мужские стрессоры». Самые большие ошибки были сделаны в рассказах о развитии идентичности, такой как этническая идентичность, сексуальная ориентация и дружба. Гарсия сказал, что из-за этих ошибок страдает общение между подростками и их родителями.

«Если родители могут подумать о своих собственных гендерных предрассудках, прежде чем вступать в потенциально деликатный разговор со своим подростком, они могут подойти к разговору с большим сочувствием и предоставить советы и поддержку более высокого качества», — сказала она.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *