Как развенчаться и стоит ли это делать: процедура развенчания церковного брака, можно ли, причины и обряд

Содержание

Можно ли «развенчаться» и венчаться повторно, если ты не «развенчан»? | Общество

Зачастую современные пары не относятся серьёзно к процессу венчания, превращая церемонию в «показательное выступление». А кто-то венчался с пониманием дела и ответственности, однако из-за непредвиденных обстоятельств решил расторгнуть брак. Ни для кого сейчас не секрет, что несколько раз венчаться в Беларуси можно, однако как получить согласие на это? Об этом мы решили узнать у представителей Православной и Римско-католической церквей.

Снятие благословения

Точкой зрения Православной церкви с редакцией «АиФ» поделился клирик Свято-Духова кафедрального собора Андрей ЛОМАКИН:

- Прежде чем говорить, что такое «развенчание», стоит напомнить о том, что же есть с церковной позиции венчание. Венчание - это таинство, в котором два человека получают благословение для совместной супружеской жизни. А таинство - это дар Божий. Обряда или таинства «развенчания» в Церкви нет, потому что церковные таинства не имеют обратной силы, то есть нельзя «раскреститься», «разисповедаться», «распричаститься».

- Если «развенчания» не существует, то о чём же тогда идёт речь, когда люди расторгают узы брака?

- Все мы понимаем, что в жизни бывают совершенно разные обстоятельства, порой непредсказуемые. Бывает так, что семья распадается и распадается венчанный брак. Поэтому в церковной практике появилось такое явление, как «снятие церковного благословения». Это процедура, которая даёт людям право венчаться повторно. Но повторное венчание отличается от первого.

- Как происходит снятие церковного благословения в Православной церкви? Обязательно ли при этом присутствовать обоим супругам?

- Супруги, желающие по тем или иным причинам расторгнуть свой союз, должны прийти в местное епархиальное управление. Узнать, где оно находится, совершенно нетрудно: достаточно просто сделать интернет-запрос. На процедуру могут прийти как оба супруга, так и один, если они уже длительное время не живут вместе и даже не знают, где сейчас находится вторая половинка, и побеседовать с дежурным священником или даже епископом.

После этого епархия принимает решение, дать ли документ о снятии церковного благословления. Этот документ позволяет, вступая в новый брак, пройти повторное венчание. Однако чин такого венчания отличается от того, которое происходит впервые. Одним из отличий является покаянный характер молитв, в то время как в первом молитвы носят торжественный характер. Никакого документа о расторжении брака церковь не выдает. Главная цель развода в церкви - получить благословение на второе венчание.

А была ли семья?

Взглядом на «развенчание» со стороны Римско-католической церкви в Беларуси с нами поделился священник Кирилл БАРДОНОВ, судья костельного суда, церковного суда Минско-Могилевской архиепархии.

- Католическая церковь учит, что брак нерасторжим, только смерть может разлучить двоих супругов, но можно поставить вопрос, был ли брак вообще, стали ли они мужем и женой. То есть мы не говорим, что они были мужем и женой, а потом передумали и церковь это признает - это так не работает. Брак можно сравнить с определенным договором, у которого есть и свой контекст. Иисус говорит в Евангелии, что «брак нерасторжим». Перефразируя его слова, можно задаться вопросом: а стали ли эти два человека мужем и женой перед Богом? Допустим, молодые люди, может, им было 16-17 лет, встречались, и так случилось, что девушка забеременела, а родители говорят: «Всё, вам нужно жениться, а поскольку мы верующие, то должно быть и венчание». Молодые люди совсем не были к этому готовы, и они в силу свей жизненной неопытности, зависимости от родителей, большого чувства уважения к близким соглашаются на этот брак. Зачастую родители могут даже поставить вопрос так: «Или вы создаете семью, или мы вообще вас не знаем». Это понуждение к браку, физически их никто не заставлял идти к алтарю, но это было моральное понуждение, и, чтобы освободиться от него, у них была только одна возможность - венчание. Или же кто-то из супругов скрыл от другого, например, какую-либо болезнь, зависимость. В таких ситуациях брак нельзя считать действительным.

Решение о том, дать ли согласие на расторжение союза, принимает церковный суд по месту жительства одного из супругов.

Хотелось бы дать совет: прежде чем думать о «развенчании», нужно настроиться на совсем иной лад - на лад сохранения и единства семьи. Дело в том, что в наш «век одноразовых вещей» человек склонен всё менять: купил одну машину, не понравилась - купил другую, третью и т. д., - но с семьёй нельзя так. Нельзя думать, что если вступил в брак, то это временно. Семья - это вместе и навсегда.

Развенчание. Как развенчаться в церкви?

Как развенчаться в церкви? Существует ли такой обряд в принципе? На эти вопросы ответит священник Михаил Самохин в данной статье.

Как совершить развенчание в церкви?

 

Раз – венчание, два – венчание…

Священник Михаил Самохин

Честно признаюсь, слово «развенчание» режет мне слух. И не только потому, что в нем есть некая терминологическая или филологическая неправильность. Скорее, настороженность вызывает отношение к Таинству Брака, сквозящее в этом слове. Сошелся – разошелся. Обвенчался – «развенчался». Все просто, буднично, обыденно и поправимо. А самое главное – в наших руках.

 

На самом деле распад православной семьи – трагедия. Хотя когда на сайт или лично люди приходят с вопросом о «развенчании», как раз трагичности они не осознают.

 

А ведь Господь задумал семью как союз двух людей на всю оставшуюся жизнь: «Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует». (Мф. 19, 9) Простое и ясное повеление.

 

Строгое целомудрие было не только оградой от языческой распущенности, царившей вокруг первых христиан. Оно естественно вытекало из понимания того, что брак — это земной образ небесного союза Христа и Церкви. Не может быть у Христа двух Церквей, а у Церкви — кого-то, кроме Христа. Такими же мыслятся отношения мужчины и женщины, соединившихся в христианском браке. Так писал о семье, например, святитель Иоанн Златоуст.

 

И сейчас мы вкладываем в Таинство именно такой высший смысл, воспринимая семью как малую Церковь, задача которой – духовное спасение всех, кого она объединяет. Есть и еще одна важнейшая черта, объединяющая Церковь и семью. Это действующая в них сила любви. Друг к другу и к Господу.

 

Таким образом, Церковь, как провозвестница Евангельской истины, не знает развода, как знали его древние или современные люди. Развода, как возвращения добрачной свободы друг от друга. Но есть случаи, когда люди сами разрушили свой брак. И закрывать на это глаза невозможно.

 

Руководствуясь словами Господа, Церковь признавала факт распада семьи в случае измены одного из супругов. И до сих пор список причин, по которым брак может быть признан распавшимся, невелик. Для точности процитирую официальный документ – «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви»:

 

«В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в «Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим.

В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа».

 

Скорбный список. И очень не хочется, чтобы что-то из него стало реальностью семейной жизни кого-то из читателей. Но, очень может быть, если Вы читаете эти строки, тема церковного развода коснулась лично Вас. Семья распалась. И теперь понятно, почему это называют трагедией. Что же делать? Конечно, молиться. Или о сохранении семьи, или о том, чтобы Господь управил дальнейшую жизнь по Своей всеблагой воле.

 

И только тогда, когда в ответ на молитву Вы обретете того, с кем захотите пройти по жизни, когда Вы придете к решению скрепить свой союз Божиим благословением, нужно идти в храм. Там подскажут, как обратиться к правящему архиерею епархии за благословением повторного брака.

 

Заметьте, это решение настолько важно для Церкви, что принять его может только епископ. А право повторного брака дается только тому, кто не виноват в распаде первой семьи. Не правда ли существенная разница? Не «развенчание», а повторный брак. Не свобода, а снова семья, малая церковь.

 

Это важно. Кардинально важно. Но я, как и многие собратья – священники, считаю неуместным омрачать торжество брака словами о разводе. И потому об этом удается поговорить только во время подготовки к венчанию. Может быть, на исповеди. Но для некоторых то, как понимает Церковь Таинство брака, остается неизвестным. А само Таинство – красивым обрядом.

 

Поэтому мне очень хочется, чтобы мои нерадостные размышления прочитали, прежде всего, не те, кто расспрашивает о «развенчании». А те, кто радостно готовится к Таинству брака. Не потому что мне нравится омрачать чью-то радость. Но, чтобы молодожены осознали всю важность и ответственность предстоящего события. И пусть немногая полезная информация, изложенная здесь, никогда и никому не пригодится!


Вы прочитали статью «Развенчание. Как развенчаться в церкви?«. Читайте также:

 Развод

 Таинство венчания

Церковный развод. Как развенчаться официально

Что такое церковный развод, очевидно из названия. Так как развенчаться, если обычный развод уже получен? Читай все подробности о причинах и процедуре в нашем материале.

Shutterstock

Считается, что таинство венчания совершается один раз и на всю жизнь. Так ли это на самом деле и что может привести к расторжению церковного брака?

ЧИТАЙ ТАКЖЕ: Как поверить в себя? Мнение психолога

По статистике, молодых пар, которые  после окончания регистрации в ЗАГСе спешат в церковь для обряда венчания, с каждым годом становится все больше.

Но, к сожалению, церковных разводов после таинства венчания меньше не становится(!). Почему так происходит, ответить однозначно сложно. Здесь имеет значение — возраст мужчины и женщины, когда они вступают в брак,

ценности каждого их них, и не только.

Каждый развод в церкви по своей сути индивидуален и единого для всех правила развенчания не существует. Но есть общие причины, которые влекут за собой расторжение брака — их признает церковь.

Причина для церковного развода № 1 — прелюбодеяние

По церковным законам, основной причиной развода — и наиболее частой! — является измена.

Если прелюбодеяние в браке имело место, в этом случае брак считается оскверненным. Согласно Евангелию, верность должна храниться как со стороны мужа, так и жены, так что сторона тут неважна.

Если виновник признает измену и готов расторгнуть брак, следует обратиться в церковь того патриархата, в котором был заключен церковный брак, и попросить о развенчании.

Новая вера — повод, чтобы развенчаться

Еще одна причина, которая может привести к расторжению брака, — когда один из супругов решил принять другую веру. В этом случае, обратиться в церковь с просьбой о развенчании имеет право тот, кто остался с православной верой.

Shutterstock

Читай также: Как смена фамилии влияет на судьбу? Мнение экспертов

При этом смена вероисповедания — не обязательный повод для расторжения церковного брака. Ведь факт смены взглядов остается «на совести» той стороны, которая приняла решение изменить религию.

Новая семья и церковный развод

Также, если супруг или супруга вступили в другой гражданский или фактический брак, то это может быть основанием для церковного развода.

Shutterstock

В случае, если гражданский («светский») развод уже получен, развенчаться лучше всего до того, как будут оформлены отношения с новым избранником или избранницей.

Другие причины для церковного развода

Есть менее популярные, но все же веские причины для того, чтобы развенчаться. Среди них Церковь признает такие:

  1. Тяжелая душевная болезнь одного из супругов (медицински засвидетельствованная), а также официально подтвержденные хронические алкоголизм или наркомания.
  2. Заболевание проказой или сифилисом (несколько устаревшая норма, — тем не менее, она действует).
  3. Заболевание одного из супругов СПИДом (ВИЧ-позитивных носителей эта норма не касается).
  4. Совершение женой аборта без согласие на то мужа.
  5. Посягательство на жизнь супруга/супруги либо общих детей (должны быть официальные бумаги, подтверждающие этот факт).
  6. Неспособность одного из супругов к деторождению (только в случае, если она наступила до брака либо в результате самокалечения).

Как развенчаться: документы и подробности

Для того чтобы развенчаться в церкви, необходимо представить такие документы и их копии:

  • паспорт,
  • свидетельство о венчании,
  • прошение о церковном разводе (в котором будут подробно изложены причины прошения о развенчании),
  • свидетельство о разводе от государственных структур.

У тебя могут также потребовать в письменном виде описать историю брака с подробным указанием причины развода. Помимо соблюдения формальных моментов, в церкви перед расторжением брака необходимо покаяться, и лучше, если это сделают и мужчина, и женщина.

Если ваш случай подходит под описанные выше причины, согласие второй стороны не потребуется. Тем не менее, если экс-супруг/супруга готовы подписать согласие на развенчание, лучше иметь его при себе во время обращения к настоятелю храма.

Также, если причина развода — медицинская или юридическая, тебе потребуются документы и копии, подтверждающие правомерность церковного развода.

Для церковного развода лучше всего обратиться в тот храм, где происходило венчание. Если такой возможности нет, достаточно беседы с настоятелем того храма, в который у тебя сейчас есть возможность прийти.

На основании твоего прошения и беседы с настоятелем храма, церковь готовит рапорт с прошением и развенчании, который передается в управление епархии. Через какое-то время (обычно до месяца) будет получен ответ, дает ли епархия разрешение на расторжение церковного брака.

ЧИТАЙ ЕЩЕ:

Как удачно выйти замуж. Совет эксперта

Физиология уверенности: как поверить в себя?

ТОП-5 причин, которые мешают поверить в себя

Как можно развенчаться?

Отвечает протоиерей Владимир Долгих.

Никак, по той простой причине, что в Православной Церкви нет и никогда не было понятия «развенчания». Это скорее народный разговорный термин, обозначающий церковное благословение на второй брак. Далее, для тех, кто только первый или уже второй раз планирует семью, я предлагаю порассуждать на эту тему немного глубже.

Венчание – это неизгладимое Таинство, и не существует никакого чина, его аннулирующего. Есть лишь практика, когда один из супругов, уже по факту распавшегося брака, обращается к епархиальному епископу за благословением на венчание во второй раз, при этом обязательно указывает объективную причину развода. Бюрократическая сторона вопроса, как правило, решается в епархиальном управлении, но архиерей, если сочтет необходимым, может пригласить и на личную беседу. Стоит сказать, что причина развода на подобие «не сошлись характером» не рассматривается как объективная. К сожалению, молодожены далеко не всегда понимают глубину и смысл Таинства Венчания, относятся к нему как к красивому обряду, некоему религиозному атавизму или атрибуту культуры. От этого и возникает иллюзия, что «развенчаться» можно так же легко, как и обвенчаться. Я скажу больше: в формальном плане «развенчаться» действительно проще, не нужно «отстаивать» богослужение, «терпеть» не всегда понятный церковнославянский язык и нравоучения священника, но при этом нужно помнить, что в любом случае расторжение христианского брака – это всегда следствие греховных действий супругов.

Кто-то, возможно, подобными выводами возмутится, ведь могут же быть случаи, когда один из супругов на 100% прав, а другой на такие же 100% – не прав? Думаю, что могут, но только довольно редко. Пояснить свою позицию я постараюсь примерами. Мы знаем слова Христа: «Кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5:32). Исходя из этого, можно сделать вывод, что допустивший измену супруг не прав на «все сто» и нечего с ним разговаривать. Ни в коем случае не оправдывая грех, напомню о ситуациях, которые мне не раз доводилось наблюдать. Вот перед нами молодая и красивая пара. Какой-то период они завоевывали сердца друг друга, старались понравиться, наконец влюбились и решили создать семью. В один из дней их совместной жизни жена приходит в Церковь и кардинально меняется. Перестает красиво одеваться, пользоваться косметикой, перестает интересоваться чем-либо, кроме церковных тем. Выходные проводит не как обычно, в кругу семьи, а неся послушание в храме. Без всяких пояснений, а просто на основании «так надо» заставляет детей отстаивать службы, чем, вполне ожидаемо, вызывает у них неприятие церковной жизни, но они пока что еще слушают ее. При этом постоянно пилит мужа за то, что тот не ходит в храм, и допускает его в постель лишь пару раз в год, да и то нехотя. Предположим, для мужа ценны семья и дети, он как может еще старается любить изменившуюся до неузнаваемости супругу, но не выдерживает, ему «срывает крышу» – и он находит утешение в объятиях другой женщины. Мужчина, может, будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, но исправить ситуацию становится все сложнее.

Посмотрев извне, мы увидим «благочестивую» христианку и грешника-прелюбодея, но что мы имеем на самом деле? На самом деле, и это я говорю из личного опыта, жена здесь выступает большей эгоисткой, чем муж. Грех всегда остается грехом, но в свершившемся прелюбодеянии виновны оба. В «церковности» жены не было любви, а только запреты и укоры, более того, такими действиями она оттолкнула мужа от Церкви, если не навсегда, то точно надолго, ведь в происшедших в ней изменениях он точно будет винить Церковь, так как винить ему по большому счету больше некого.

Вариации поведения супругов могут быть различными, но этот пример я привел для того, чтобы мы всегда помнили: главным «веществом», скрепляющим христианский брак, является любовь, а когда встает вопрос развода, то не стоит торопиться, возможно, ситуацию еще можно спасти. В счастливом союзе мужчины и женщины любовь – это не всегда удовольствие и наслаждение, чаще – это постоянный труд, но в этом труде и заключается само счастье. Тот, кто живет только ради себя, не может быть по-настоящему счастливым. В браке человек спасается жертвенностью ради любимого. Приведенный мной пример показывает, что жена религиозную экзальтацию восприняла как подлинную христианскую жизнь и жила ради себя, нанеся большой урон как своей душе, так и душам своих близких. Как видим, в браке радости и горести всегда общие и затрагивают всех членов семьи. Именно поэтому утрата любви одного ведет к утрате любви и у других, живя под одной крышей, люди отдаляются друг от друга. Жертвенная же любовь со временем только «взрослеет», так что к «золотой свадьбе» супруги любят друг друга сильнее, чем в молодости.

Бывает и так, что из-за чреды совершенных и никак не исправленных ошибок от прежних отношений остается лишь одно «пепелище», а развод представляется единственным средством решения сложившейся проблемы. В таком случае Церковь допускает возможность вступления христиан во второй брак. Но при этом важно помнить, что данная мера – средство снисхождения, а не норма. «Разводиться дело противное как природе, так и божественному закону, – пишет свт. Иоанн Златоуст, – природе – поскольку рассекается одна плоть, закону – поскольку вы покушаетесь разделить то, что Бог соединил и не велел разделять». Эти слова, с одной стороны, свидетельствуют, как было сказано, о том, что не существует аннуляции Таинства Венчания, с другой – в случае повторного вступления в брак – напоминают о его святости и недопустимости развода. Третий брак в христианстве разрешается крайне редко и лишь в исключительных случаях, поэтому не стоит надеяться на него и рассматривать как запасной вариант в случае неудачи со вторым.

Греховный, негативный опыт – это тоже опыт, из которого можно сделать положительные выводы и не допустить ошибок, совершенных ранее. Все чинопоследование венчания – содержание молитв, песнопений и читаемых отрывков из Священного Писания – указывает нам, что прообразом союза мужа и жены является союз Христа и Церкви, а, как мы понимаем, Христос и Церковь – неразделимы.

Мы сегодня живем в эпоху постмодерна, когда все традиционные ценности не просто нивелируется, а отрицаются. Человеку предлагается свобода как вседозволенность, но лишенная при этом всяких смыслов и целей. Однако воспитание личности, душевный и духовный рост невозможны без ограничений, и брак – это как раз то ограничение, которое мы добровольно берем на себя ради того, чтоб научиться жертвенности, любви и смирению, ради того, чтоб совместными усилиями достичь блаженной вечности. Это не тягостная повинность, но подлинное счастье. Напоследок стоит вспомнить прекрасные слова свт. Григория Богослова: «Связанные узами супружества, заменяем мы друг для друга и руки, и ноги, и слух. Супружество и слабого делает вдвое сильнее... Общие заботы супругов облегчают для них скорби и общие радости восхищают обоих. Для единодушных супругов и богатство делается приятнее, а в бедности самое единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожеланий, печатью необходимой привязанности».


 

Церковь объяснила, как заключить и расторгнуть церковный брак — Российская газета

На сайте Московского Патриархата появился проект документа "О церковном браке". Он содержит в себе перечень указаний к заключению и прекращению церковного брака и предназначен для обсуждения.

Сегодня каждый третий заключенный гражданский брак у нас в стране распадается. Но понятие "церковный брак" воспринимается как повышенный знак надежности. Реальность и здесь может преподносить самые разные сюрпризы, но все-таки церковный брак - прошедший через Таинство венчания - предполагает куда более серьезное отношение к брачному союзу. И венчаться и развестись в церковном браке гораздо труднее.

Проект документа "О церковном браке" содержит в себе много интересных и важных разъяснений. Одно из таких важных разъяснений связано с тем, что многие ревнители благочестия "не по разуму" обзывают "блудом" не венчанные, но законные - по гражданскому законодательству - браки. Супругам, прожившим десятки лет в таком браке, чуть ли не объявляют, что они "как блудники" не имеют право причащаться. Проект уточняет, что такой брак не считается "греховным сожительством", а супругов нельзя отлучать от таинств в православных храмах. Хотя такие семьи достойны "особого попечения", и им надо разъяснить все о должном браке.

Так называемый гражданский брак без регистрации в ЗАГСе, долго считавшийся модным среди молодежи, не благословляется венчанием. "Нерасписанных" венчают только в очень особенных случаях - каких, уточняется в документе.

Венчаться с нехристианами нельзя. С христианами других конфессий - католиками, протестантами, членами древних восточных церквей (Армянской апостольской и Эфиопской православных церквей, а также коптских и сиро-яковитских общин) венчание возможно при условии, если брак будет благословлен в православной церкви, а дети будут воспитываться в православной вере.

Еще из Послания апостола Павла известно, что разорять уже сложившийся брак с человеком другой веры нельзя. "Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее. И жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его", - писал апостол Павел. К лицам, находящимся в таком браке, проявляется "пастырское снисхождение".

Церковный брак труднее расторгнуть, чем светский. Для этого нужны весьма веские основания. Такие, как "отпадение одного из супругов от православия", "прелюбодеяние одного из супругов", "злонамеренное оставление одного супруга другим", "заболевания одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, хроническим алкоголизмом или наркоманией". Поводом для развода может стать совершение женой аборта при несогласии мужа или, наоборот, принуждение жены к искусственному прерыванию беременности.

Решение о разводе принимает епархиальный архиерей. Он же выдает свидетельство о признании церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчания во втором и третьем браке. Наличие решения светских органов власти о расторжении брака, отмечают авторы документа, "не отменяет" для церковной власти необходимости "самостоятельного суждения и собственного решения" о случившемся - по Священному писанию и церковным канонам.

- На мой взгляд, сегодня самое важное - это не регламентация, по каким причинам можно, а по каким нельзя венчаться или разводиться, - комментирует проект для "РГ" член комиссии Межсоборного присутствия по вопросам церковного права, руководитель церковно-научного центра "Православная энциклопедия" Сергей Кравец. - Мы же живем не в условиях царской России, когда решение Церкви о браке влекло очень серьезные правовые последствия, связанные и с наследством, и со статусом детей, и со статусом разводящихся. Сейчас такие последствия не наступают. Поэтому куда важнее сегодня попробовать изменить современный тренд на превращение брака во временное сожительство.

Самая важная проблема сегодня, по мнению Сергея Кравца, психологическая неготовность к браку людей, особенно молодых и вступающих в него первый раз. "Опросы показывают, что процент разводов по этой причине выше, чем по причине алкоголизма или насилия в семье. Браки, которые распадаются в первые годы (а таких стало очень много) разрушаются из-за неготовности к браку. Эта неготовность усиливает легкомысленное отношение к браку - люди не расценивают его как союз, заключаемый до конца жизни или на многие годы. Это брак на пробу: вот, попробуем так".

Укрепляется представление о браке как о том, что можно много раз поменять. "Уж не говорю о том, что решения о браке принимаются сегодня и из соображений комфорта и удобств, связанных с ним. Все чаще - раньше этого не было - причиной расторжения браков называют выявление меркантильных намерений в браке у одного из супругов. Брак, один из традиционных институтов, дающих человеку наибольшую устойчивость, попал под угрозу. И причина в нас самих. И прежде всего в главенстве психологии комфорта и потребления".

Брак в таких случаях становится одним из признаков потребления. Девушки очень хотят выйти замуж из соображений престижа, мальчики ждут от брака изменений бытовых условий жизни, а кончается все тяжело, считает Сергей Кравец.

Церковный же брак требует подготовки. "Если нам удастся добиться перед венчанием реальной внутренней подготовки к этому таинству, если священник сможет серьезно поговорить об этом, это будет очень важным делом", - подчеркивает наш собеседник. Он считает, что надо сосредоточить внимание на долговременной настоящей психологической подготовке к браку.

Между тем

Чтобы быть счастливым в семейной жизни, надо следить за тем, что мы говорим и делаем, считает Папа Римский Франциск. "Используйте в общении фразы "Могу ли я?", "Спасибо" и "Извини". Это ключ к созданию крепкой семьи. Эти простые слова легко произнести, но сложно научиться постоянно использовать. Но когда вы игнорируете их, отсутствие этих фраз может пошатнуть основы вашей семьи, что может привести к ее распаду. Когда эти слова ... произносятся не формально, а искренне, от всего сердца, в семье воцаряется любовь, они укрепляют семейную жизнь".

Как развенчаться после развода: процедура развенчания и нюансы

СодержаниеСвернуть

Когда двое влюблены, кажется, что это на всю жизнь. Пара стремится узаконить свои отношения не только в ЗАГСе, но и перед Господом. Люди дают клятвы, венчаются, и становятся мужем и женой по православным канонам. Однако в жизни происходят разные ситуации, и даже обвенчанные люди могут развестись. Подать на развод просто, а вот как расторгнуть церковный брак? Нужно ли это делать, чтоб получить полный развод?

Почему люди развенчиваются

Практически любой брак может распасться. Причины для развенчания и развода всегда найдутся, ведь их великое множество:

  • банальное «не сошлись характерами»;
  • измены;
  • пагубные привычки;
  • насилие и тирания;
  • обиды и недопонимание;
  • лень, нежелание зарабатывать на жизнь и/или помогать по хозяйству.

Это лишь основной список того, почему влюбленные разбегаются в разные стороны. На самом деле, причин для развенчивания и развода куда больше. Если люди разлюбили друг друга, то никакие отговорки не нужны для того, чтобы уйти – далеко не все могут попытаться сохранить почти распавшийся брачный союз. Возможно ли развенчание церковного брака, если бывшие супруги хотят полностью порвать все отношения меж собой?

Расторжение церковного союза

В далекие времена большинство якобы «достойных» сейчас причин, для окончания отношений и развенчания серьезным поводом не являлись. Священник даже слушать бы не стал про то, что супружники характерами не сходятся. К сожалению, большинство молодых людей забыли об истинном значении венчания, и давно превратили таинство в настоящее шоу. Именно по этой причине обряд развенчания и развод начали набирать популярность, чем приводит служителей храма в печаль.

Развестись в церкви можно, если, например, один из молодоженов поменял вероисповедание. Священнослужители этому препятствовать не будут, ибо в некоторых религиях подобные отношения считаются одним из страшнейших смертных грехов, и развод может помочь. В любом случае, причина для того, чтоб была проведена процедура развенчания, должна быть веской. Не далее, как в двухтысячном году, православная церковь добавила в список веских причин для развода три беды нашей современности:

  • пристрастие к алкоголю, наркотикам и похожим пагубным привычкам;
  • СПИД/ВИЧ, если муж или жена на момент венчания не был в курсе болезни;
  • аборт, особенно если он был совершен без ведома супруга.

Если причина довольно веская, то процесс развенчания можно провести без разрешения и присутствия второй половины. Нужно ли развенчиваться? Государственные органы дают время подумать и принять верное решение до того, как брак будет расторгнут. В случае развенчания так же стоит подумать – священники в принципе не слишком положительно относятся к разводам, поэтому непременно посоветуют попытаться сохранить семью. И, к счастью, многие пары действительно передумывают разводиться и счастливо живут дальше.

Что нужно сделать для развенчания

Русская православная церковь утвердила порядок действий, если брак все же распался. В течение четырнадцати дней после официального развода необходимо обратиться в тот приход, где проводилось таинство венчания. Если такой возможности нет (например, семья венчалась в Москве, а потом переехала в Украину), то можно поговорить со священником ближайшей церкви. Он обязательно узнает, почему так происходит, зачем людям нужно развенчание, и объяснит, можно ли развенчаться. Если причины для развода покажутся ему недостаточными, то придется поискать аргументы убедительнее или же другого священнослужителя. Говорить стоит только правду, ведь эта беседа – своего рода исповедь. Так как развенчаться после развода? Непременно нужно предоставить следующий список официальных бумаг:

  • настоящее, выданная государственными органами, бумага об окончании брака;
  • если союз стал распадаться, а потом супруг или его бывшая жена вступили в брак заново, то документальное подтверждение его заключения;
  • документ, подтверждающий проведенный обряд венчания;
  • официально подтвержденное согласие второй половинки, заверенное нотариусом и подписанное лично;
  • документы, подтверждающие причины, по которым супруги хотят развенчаться.

Подавать необходимо исключительно копии документов, потому как оригиналы всегда должны быть на руках у бывших супругов. Во избежание подобных проблем, перед венчанием стоит хорошенько подумать, нужен ли конкретно вам этот обряд. Для верующих людей ответ на вопрос вполне очевиден, но если веры нет или брак заключается по расчету, стоит как следует взвесить свое решение, чтоб потом не возникало вопроса о том, как развенчаться в церкви. Обряд будет проходить строго после получения свидетельства в ЗАГСе, дабы разводящийся был полностью уверен в своем решении.

Развенчание и новые отношения

Поскольку каждый церковный развод – вещь индивидуальная, единого обряда и порядка нет. Чтобы сделать все правильно и провести развенчание, обязательно нужно поговорить со священником. Приготовьтесь к тому, что служители Господа непременно будут пытаться вернуть вас на истинный путь и сохранить семейный очаг. Если никакие усилия не дали положительного результата, то развенчание будет произведено. Для этого нужно:

  • на имя архиерея нужно подать прошение и приложить необходимые документы, а затем ждать ответа;
  • поговорить со священнослужителем;
  • получить дальнейшее благословение.

После венчального обряда в каждой семье остаются атрибуты таинства, например, свечи и иконы. Их хранят как реликвии, но иногда после развенчания становится несколько неудобно их оставлять у себя, словно напоминание о разрушенной семье. Церковные служители утверждают, что никакие суеверия здесь не работают. Свечи можно сжечь, а иконы в принципе горя в дом принести не могут. Если все же вы боитесь, то просто не отдавайте вещи никому.

Если благословение после развенчания было получено, то можно вступить в повторный церковный брак. Сколько раз можно венчаться? Трижды. Процедура венчания во второй раз практически ничем не отличается, только венцы не будут возложены. Эта честь выпадает только тем, кто венчается впервые. Тем не менее, брак все равно будет законным по канонам церкви. Важно то, что заново вступить в церковный брак можно лишь после того, как на руках у супругов будет свидетельство о заключении супружеского союза.

Прохождение обряда венчания в церкви – дело сугубо добровольное. Обязательно взвесьте свое решение, особенно, если дело касается развенчания. Попробуйте сохранить семью – некоторые незначительные причины носят лишь временный характер и могут только укрепить ваш союз. Венчание – это не дань моде, а один из важнейших обрядов православной церкви. Поэтому, если вы не чувствуете в себе веры, то идти в церковь потому что «все ходят» не стоит. Со временем к духовности приходит каждый. Будьте счастливы и любимы!

Внимание! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в данной статьей могла устареть. Вместе с тем каждая ситуация индивидуальна.

Для решения своего вопроса заполните следующую форму или позвоните по телефонам, указанным на сайте, и наши юристы Вас бесплатно проконсультируют!

"Развода нет". Как возможны развенчание и новый брак

https://ria.ru/20190806/1557190444.html

"Развода нет". Как возможны развенчание и новый брак

"Развода нет". Как возможны развенчание и новый брак - РИА Новости, 15.03.2021

"Развода нет". Как возможны развенчание и новый брак

По данным ряда исследований, в России распадается около половины венчанных браков. Как происходит "развенчание", исчезает ли уже совершенное таинство брака,... РИА Новости, 15.03.2021

2019-08-06T08:00

2019-08-06T08:00

2021-03-15T14:19

религия

россия

аналитика - религия и мировоззрение

вциом

русская православная церковь

москва

семья

общество

религия и мировоззрение

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/155720/47/1557204796_0:161:3071:1888_1920x0_80_0_0_8d6da6ceabbfcb6e92f713a872b9d092.jpg

МОСКВА, 6 авг — РИА Новости, Артем Буденный. По данным ряда исследований, в России распадается около половины венчанных браков. Как происходит "развенчание", исчезает ли уже совершенное таинство брака, из-за чего разводятся даже религиозные люди и как психологи помогают не "наступать на те же грабли" — разбирался корреспондент РИА Новости.Бедность не порок"Ссоры начались почти сразу: жена меня не слушалась, чуть что — уезжала к маме", — рассказывает Валерий Сутормин, основатель движения "Развода нет" за сохранение венчанных браков. В середине нулевых Валерий, молодой семинарист из Москвы, думал принять монашество, но познакомился с сестрой милосердия, и вскоре пара получила благословение на брак. Из-за ссор Валерий даже хотел отложить венчание. "Она заявила тогда: если отложим, ничего не получится, да и благословение уже было", — продолжает он. Как и следовало ожидать, после венчания конфликты не прекратились.По данным Росстата, в 2018 году в России на 917 тысяч браков пришлось 584 тысячи разводов. Около половины венчанных браков распадается, и ситуация ухудшается, свидетельствуют священники из разных епархий Русской православной церкви. Но централизованного учета, официальной статистики нет. "Да и неофициальные данные получить непросто", — признается протоиерей Александр Дягилев, председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии. Задача отца Александра — побеседовать с желающим развестись, постараться помочь сохранить семью. Ну а если это уже невозможно, "минимизировать последствия развода и сделать так, чтобы в следующем браке ситуация не повторилась". У отца Александра два высших образования, духовное и психологическое. Для дополнительных консультаций есть контакты врачей — наркологов и психологов. Убедившись, что семью не сохранить, он отправляет человека к архиерею за справкой, что брак "признан утратившим каноническую силу".Главная причина разводов в России — бедность, отсутствие работы и возможности прокормить семью, считают 46% участников июльского опроса ВЦИОМ. На супружеские измены указали 22%. Но это касается официально зарегистрированного гражданского брака, в венчанном все немного иначе."На первом месте — супружеские измены, на втором — алкоголизм. И только на третьем то, что муж недостаточно обеспечивает семью", — говорит отец Александр.По его словам, до недавнего времени в обществе было сильно искаженное представление о христианском идеале семейной жизни: "муж прежде всего снабженец, а жена не работает, рожает много детей и сидит дома". "Дело в том, что большинство церковных книг о семейной жизни написано до революции. Воспроизвести идеал патриархальной библейской семьи, который там описан, в XXI веке практически невозможно", — объясняет он. В венчанных браках, по его впечатлениям, развод инициируют чаще женщины.Укрощение строптивой"Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви", — цитирует Валерий Сутормин апостола Павла. И от себя добавляет: "Жена должна быть послушна мне во всем".Валерий вспоминает, как ограничивал общение жены с подругами, которые "плохо на нее влияли", и настаивал на том, что к ее родителям нужно ездить только вместе. Через пять лет брака жена ушла с двумя детьми."Брак — это не формальность, а личные отношения людей, тогда есть семейное счастье и радость, — уверен протоиерей Михаил Потокин, председатель комиссии по социальному служению при Епархиальном совете города Москвы. — Чтобы добиться этого, нужно стать личностью, а это значит — уважать личность другого человека". По его словам, Домострой — это как раз не про уважение."Есть заповедь — люби ближнего. Церковь стремиться дать человеку свободу, чтобы он любил и радовался. Но это любовь не сильного к слабому, а равных личностей. К сожалению, в паре зачастую не считают себя равными", — сетует отец Михаил.Он отмечает, что многие недовольны, потому что брак "не такой, как у родителей". "Женщина возмущается мужем, но не знает почему, а просто он не пьет, а ее отец — пил. Она этого не признает, но для многих создать семью — это в первую очередь установить такие отношения, как были у родителей".Как психолог, отец Александр выделяет и другую тенденцию — люди не решаются создавать семью, поскольку не хотят воспроизводить "кошмар из детства": "Девочка не хочет идти по пути мамы, которую бил пьяный отец, а мальчик не принимает роль отца, которого не уважала мать".Священник считает, что масштаб проблемы колоссальный: "Прежде чем дать человеку права на управление автомобилем, его отправляют в автошколу. А в наши дни людей нужно учить — в теории и на практике — быть супругами и родителями. Необходимы специальные программы". Сам он запустил два проекта: "Супружеские встречи" — для потенциальных и реальных супругов и "Школа для родителей и воспитателей", где обучают мам и пап. "Если подобные проекты будут тиражироваться, есть шанс, что ситуация с разводами начнет меняться в лучшую сторону", — заключает отец Александр.Пока смерть не разлучитПо данным ВЦИОМ, 89% россиян считают развод в принципе допустимым, 30% его не поддерживают, если семья фактически не распалась, а десять процентов категорически против расторжения брака.Для Валерия Сутормина разводы не имеют ничего общего с православием. Он верит, что венчание — таинство, которое совершает Бог, и ни человек, ни Церковь не могут его отменить. "Понятий "развод" или "прекращение брака" в Священном Писании нет. В Библии сказано, что муж может "пустить" жену — и то в одном случае: если она прелюбодействует, — говорит он. — Но и тогда она связана законом, то есть "числится" женой. Прелюбодейка должна оставаться одна до смерти".Валерий считает, что люди, доверяя священникам, получают справку и, думая, что брака нет, вступают в новую связь, а фактически прелюбодействуют, то есть грешат. "И если они, не раскаявшись, умрут, то попадут в ад", — утверждает он."Уйдя от меня, жена сожительствовала с другим и родила, — возмущается Валерий. — И кто-то на этот грех ее подтолкнул". С 2013 года он судится (в церковном суде) со священниками, которые, по его мнению, способствовали развалу семьи. КлятвопреступлениеСлово "развенчание", которое часто мелькает в обиходе, вообще некорректно, замечает отец Александр. "Церкви дана заповедь: "что Бог сочетал, того человек да не разлучает". Церковь не может разрушить чей-то брак через обряд, она способна только признать, что брака больше нет с точки зрения церковных канонов. Но это не Церковь его разрушила, а люди — своими грехами", — объясняет священник.Есть мнение, что "и таинство прекращает действие". "По этой логике, супруги должны снова венчаться, если опять сошлись. Однако Церковь не венчает воссоединившиеся пары. Значит, таинство существует и после расставания", — парирует Валерий. Для отца Александра развод — это клятвопреступление, нарушение клятвы, данной Богу. "Но действие Духа Святого не уничтожает свободу выбора, и даже крещеный христианин может отречься от веры. Просто с точки зрения Церкви он тогда не христианин. Впрочем, если он принесет покаяние и будет восстановлен в единстве с Церковью, мы не станем его крестить второй раз", — уточняет священник.Причины для признания брака недействительным указаны в Основах социальной концепции РПЦ и документе "О канонических аспектах церковного брака". Это, в частности, измена, неизлечимая болезнь, алкоголизм, наркомания, фактическое отсутствие одного из супругов. Причем даже это обязывает священников не "разводить", но лишь рассмотреть вопрос. Кроме того, нужно согласие архиерея, возглавляющего епархию. С момента официального светского развода до рассмотрения прошения о признании брака утратившим силу должен пройти по меньшей мере год."В этих сложностях я вижу большую пользу: нужно, чтобы люди не разводились скоропалительно, на эмоциях. Если развод "свежий", есть время проработать ситуацию и даже примириться, но это единичные случаи, — добавляет отец Александр. — Чаще всего люди уже несколько лет не живут вместе, у них есть новые семьи, а тут они вспомнили, что венчаны и приходят за справкой". Считается, что это открывает путь ко второму венчанию. Хотя венчанием это, строго говоря, уже не является. "Второе "венчание" — это фактически не брак, а благословение на сожительство. Церковь по милосердию позволяет человеку вступить в союз повторно. Молитвы, которые читаются во время второбрачного чина, — покаянные", — рассказывает протоиерей Михаил Потокин. У мирян есть три попытки обрести семейное счастье (включая и венчанные, и "обычные" браки). У белого духовенства вовсе один шанс: овдовел, развод — живи один.И все же отец Михаил призывает не отказываться от венчания, исходя из логики "мы еще не знаем, сможем ли быть вместе до старости". "Венчание дает возможность построить глубокие, настоящие отношения с человеком — это дар, а не обязывающий документ. Конечно, ты можешь отказаться от дара, но тогда ты просто многое потеряешь", — заключает протоиерей.

https://ria.ru/20180708/1524151070.html

https://ria.ru/20190721/1556736262.html

https://ria.ru/20171203/1510056685.html

россия

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/155720/47/1557204796_171:0:2902:2048_1920x0_80_0_0_67aa57fb73df727067cbd21fc3f1ccaf.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

религия, россия, аналитика - религия и мировоззрение, вциом, русская православная церковь, москва, семья, общество

МОСКВА, 6 авг — РИА Новости, Артем Буденный. По данным ряда исследований, в России распадается около половины венчанных браков. Как происходит "развенчание", исчезает ли уже совершенное таинство брака, из-за чего разводятся даже религиозные люди и как психологи помогают не "наступать на те же грабли" — разбирался корреспондент РИА Новости.

Бедность не порок

"Ссоры начались почти сразу: жена меня не слушалась, чуть что — уезжала к маме", — рассказывает Валерий Сутормин, основатель движения "Развода нет" за сохранение венчанных браков.

В середине нулевых Валерий, молодой семинарист из Москвы, думал принять монашество, но познакомился с сестрой милосердия, и вскоре пара получила благословение на брак. Из-за ссор Валерий даже хотел отложить венчание. "Она заявила тогда: если отложим, ничего не получится, да и благословение уже было", — продолжает он. Как и следовало ожидать, после венчания конфликты не прекратились.

По данным Росстата, в 2018 году в России на 917 тысяч браков пришлось 584 тысячи разводов. Около половины венчанных браков распадается, и ситуация ухудшается, свидетельствуют священники из разных епархий Русской православной церкви. Но централизованного учета, официальной статистики нет. "Да и неофициальные данные получить непросто", — признается протоиерей Александр Дягилев, председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии.

Задача отца Александра — побеседовать с желающим развестись, постараться помочь сохранить семью. Ну а если это уже невозможно, "минимизировать последствия развода и сделать так, чтобы в следующем браке ситуация не повторилась". У отца Александра два высших образования, духовное и психологическое. Для дополнительных консультаций есть контакты врачей — наркологов и психологов. Убедившись, что семью не сохранить, он отправляет человека к архиерею за справкой, что брак "признан утратившим каноническую силу".

Главная причина разводов в России — бедность, отсутствие работы и возможности прокормить семью, считают 46% участников июльского опроса ВЦИОМ. На супружеские измены указали 22%. Но это касается официально зарегистрированного гражданского брака, в венчанном все немного иначе.

"На первом месте — супружеские измены, на втором — алкоголизм. И только на третьем то, что муж недостаточно обеспечивает семью", — говорит отец Александр.

По его словам, до недавнего времени в обществе было сильно искаженное представление о христианском идеале семейной жизни: "муж прежде всего снабженец, а жена не работает, рожает много детей и сидит дома". "Дело в том, что большинство церковных книг о семейной жизни написано до революции. Воспроизвести идеал патриархальной библейской семьи, который там описан, в XXI веке практически невозможно", — объясняет он. В венчанных браках, по его впечатлениям, развод инициируют чаще женщины.

Укрощение строптивой

"Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви", — цитирует Валерий Сутормин апостола Павла. И от себя добавляет: "Жена должна быть послушна мне во всем".

Валерий вспоминает, как ограничивал общение жены с подругами, которые "плохо на нее влияли", и настаивал на том, что к ее родителям нужно ездить только вместе. Через пять лет брака жена ушла с двумя детьми.

"Брак — это не формальность, а личные отношения людей, тогда есть семейное счастье и радость, — уверен протоиерей Михаил Потокин, председатель комиссии по социальному служению при Епархиальном совете города Москвы. — Чтобы добиться этого, нужно стать личностью, а это значит — уважать личность другого человека". По его словам, Домострой — это как раз не про уважение.

"Есть заповедь — люби ближнего. Церковь стремиться дать человеку свободу, чтобы он любил и радовался. Но это любовь не сильного к слабому, а равных личностей. К сожалению, в паре зачастую не считают себя равными", — сетует отец Михаил.

Он отмечает, что многие недовольны, потому что брак "не такой, как у родителей". "Женщина возмущается мужем, но не знает почему, а просто он не пьет, а ее отец — пил. Она этого не признает, но для многих создать семью — это в первую очередь установить такие отношения, как были у родителей".

Как психолог, отец Александр выделяет и другую тенденцию — люди не решаются создавать семью, поскольку не хотят воспроизводить "кошмар из детства": "Девочка не хочет идти по пути мамы, которую бил пьяный отец, а мальчик не принимает роль отца, которого не уважала мать".

Священник считает, что масштаб проблемы колоссальный: "Прежде чем дать человеку права на управление автомобилем, его отправляют в автошколу. А в наши дни людей нужно учить — в теории и на практике — быть супругами и родителями. Необходимы специальные программы". Сам он запустил два проекта: "Супружеские встречи" — для потенциальных и реальных супругов и "Школа для родителей и воспитателей", где обучают мам и пап. "Если подобные проекты будут тиражироваться, есть шанс, что ситуация с разводами начнет меняться в лучшую сторону", — заключает отец Александр.

8 июля 2018, 08:00Религия и мировоззрение"Как жить сегодня Петру и Февронии": Церковь решает семейный вопрос

Пока смерть не разлучит

По данным ВЦИОМ, 89% россиян считают развод в принципе допустимым, 30% его не поддерживают, если семья фактически не распалась, а десять процентов категорически против расторжения брака.

Для Валерия Сутормина разводы не имеют ничего общего с православием. Он верит, что венчание — таинство, которое совершает Бог, и ни человек, ни Церковь не могут его отменить. "Понятий "развод" или "прекращение брака" в Священном Писании нет. В Библии сказано, что муж может "пустить" жену — и то в одном случае: если она прелюбодействует, — говорит он. — Но и тогда она связана законом, то есть "числится" женой. Прелюбодейка должна оставаться одна до смерти".

Валерий считает, что люди, доверяя священникам, получают справку и, думая, что брака нет, вступают в новую связь, а фактически прелюбодействуют, то есть грешат. "И если они, не раскаявшись, умрут, то попадут в ад", — утверждает он.

"Уйдя от меня, жена сожительствовала с другим и родила, — возмущается Валерий. — И кто-то на этот грех ее подтолкнул". С 2013 года он судится (в церковном суде) со священниками, которые, по его мнению, способствовали развалу семьи.

21 июля 2019, 12:55Религия и мировоззрениеВ Москве мощам святых Петра и Февронии поклонились более 75 тысяч человек

Клятвопреступление

Слово "развенчание", которое часто мелькает в обиходе, вообще некорректно, замечает отец Александр. "Церкви дана заповедь: "что Бог сочетал, того человек да не разлучает". Церковь не может разрушить чей-то брак через обряд, она способна только признать, что брака больше нет с точки зрения церковных канонов. Но это не Церковь его разрушила, а люди — своими грехами", — объясняет священник.

Есть мнение, что "и таинство прекращает действие". "По этой логике, супруги должны снова венчаться, если опять сошлись. Однако Церковь не венчает воссоединившиеся пары. Значит, таинство существует и после расставания", — парирует Валерий.

Для отца Александра развод — это клятвопреступление, нарушение клятвы, данной Богу. "Но действие Духа Святого не уничтожает свободу выбора, и даже крещеный христианин может отречься от веры. Просто с точки зрения Церкви он тогда не христианин. Впрочем, если он принесет покаяние и будет восстановлен в единстве с Церковью, мы не станем его крестить второй раз", — уточняет священник.

Причины для признания брака недействительным указаны в Основах социальной концепции РПЦ и документе "О канонических аспектах церковного брака". Это, в частности, измена, неизлечимая болезнь, алкоголизм, наркомания, фактическое отсутствие одного из супругов. Причем даже это обязывает священников не "разводить", но лишь рассмотреть вопрос. Кроме того, нужно согласие архиерея, возглавляющего епархию. С момента официального светского развода до рассмотрения прошения о признании брака утратившим силу должен пройти по меньшей мере год.

"В этих сложностях я вижу большую пользу: нужно, чтобы люди не разводились скоропалительно, на эмоциях. Если развод "свежий", есть время проработать ситуацию и даже примириться, но это единичные случаи, — добавляет отец Александр. — Чаще всего люди уже несколько лет не живут вместе, у них есть новые семьи, а тут они вспомнили, что венчаны и приходят за справкой". Считается, что это открывает путь ко второму венчанию. Хотя венчанием это, строго говоря, уже не является.

"Второе "венчание" — это фактически не брак, а благословение на сожительство. Церковь по милосердию позволяет человеку вступить в союз повторно. Молитвы, которые читаются во время второбрачного чина, — покаянные", — рассказывает протоиерей Михаил Потокин. У мирян есть три попытки обрести семейное счастье (включая и венчанные, и "обычные" браки). У белого духовенства вовсе один шанс: овдовел, развод — живи один.

И все же отец Михаил призывает не отказываться от венчания, исходя из логики "мы еще не знаем, сможем ли быть вместе до старости". "Венчание дает возможность построить глубокие, настоящие отношения с человеком — это дар, а не обязывающий документ. Конечно, ты можешь отказаться от дара, но тогда ты просто многое потеряешь", — заключает протоиерей.

3 декабря 2017, 08:00Религия и мировоззрениеБраки заключают на небесах — до трех раз: РПЦ установила лимит на венчание

Как опровергнуть ложные убеждения, не нанеся им негативных последствий

Нет ничего хуже, чем спорить с тем, кто просто отказывается слушать разум. Вы можете бросить им все факты, которые захотите, и они просто начнут копать себе в пятки еще глубже.

За последнее десятилетие психологи изучали, почему так много людей делают это. Оказывается, в нашем мозгу случаются сбои, из-за которых трудно вспомнить, что неверные факты - неверные. А попытка опровергнуть дезинформацию часто может привести к обратным результатам и укрепить эту дезинформацию.Еще хуже обстоит дело с эмоционально окрашенными политическими темами, такими как вакцины и глобальное потепление.

Так как же можно изменить чье-то мнение? Я поговорил со Стефаном Левандовски, психологом из Бристольского университета и соавтором The Debunking Handbook , чтобы узнать:

Сюзанна Локк: Есть свидетельства того, что, когда люди придерживаются неправильных фактов, это не просто упрямство, а на самом деле какой-то сбой в мозгу. Почему так сложно изменить мнение людей?

Стефан Левандовски: Обновить воспоминания людей - непростая задача.Это очень очевидный результат, который случается даже с совершенно безобидными предметами. Обновление того, что у нас в голове, является фундаментальной проблемой для нашего когнитивного аппарата.

Люди предположили - и я думаю, что происходит - это то, что люди запоминают, это информация, а затем они прикрепляют метку: «О нет, это не так». И проблема в том, что часто об этом теге можно забыть. Значит, вы помните дезинформацию, но не факт, что она ложная.

Так вот, один из способов обойти это - сказать людям, что что-то не просто ложь, а сказать им, что правда.Альтернативная информация значительно упрощает обновление вашей памяти.

Это классическое исследование, в котором людям говорят, что на складе пожар, и мы обнаружили масляные краски или легковоспламеняющиеся материалы в распределительном шкафу. Потом, кстати, потом скажет, что шкаф был пуст. Теперь, если это все, что вы делаете, люди все равно будут думать, что в распределительном шкафу была масляная краска. Просто сказать, что что-то не так, не поможет.

Но вместо этого, если вы скажете, что распределительный шкаф был пуст, и мы обнаружили на месте происшествия несколько пропитанных бензином тряпок [в другом месте], тогда люди забывают о распределительном шкафу, потому что у них есть альтернативное объяснение возгорания. Вам нужна альтернатива , чтобы позволить людям отпустить исходную информацию.

Сюзанна Локк: Что больше всего люди делают неправильно, пытаясь изменить мнение других?

Стефан Левандовски: В тот момент, когда вы попадаете в эмоционально заряженную, политическую ситуацию, которая влияет на фундаментальные убеждения людей, - тогда у вас возникает серьезная проблема.Потому что может случиться так, что они будут упираться в пятки и больше убеждаются в информации, которая на самом деле ложна. Могут произойти так называемые обратные эффекты, и тогда первоначальная вера укрепляется.

Сюзанна Локк: Как люди могут предотвратить эти негативные последствия для политических вопросов?

Стефан Левандовски: Это очень сложно. Многое из этого связано с культурной самобытностью и мировоззрением людей. И вы должны принять это во внимание и мягко оттолкнуть людей от их убеждений.Но это непростой процесс.

Одно [решение] - дать людям возможность заранее самоутвердиться в своих убеждениях. Поговорим об оружии массового поражения в Ираке. Их не было, правда? После вторжения в Ирак они не появились. И все же я думаю, что на сегодняшний день около 30 процентов населения верят в существование оружия массового уничтожения, и это строго в духе пристрастий. Если вы затащите республиканцев в лабораторию и скажете: «Эй, никакого оружия массового уничтожения не было», это может укрепить их неверное мнение.Мы провели именно это исследование.

Есть некоторые свидетельства того, что этого можно избежать, если вы попросите людей рассказать нам [о] случае, когда вы действительно были довольны своими фундаментальными убеждениями в свободном предпринимательстве (или о том, что важно для данного человека). Тогда они становятся более восприимчивыми к корректирующему сообщению. Причина в том, что в этом контексте он менее опасен.По сути, я чувствую себя хорошо из-за того, как я смотрю на мир, и тогда я могу справиться с этим, потому что это не угрожает моему основному мировоззрению.

Во-вторых, у вас может быть посланник, который полностью соответствует вашим убеждениям. Либерал разговаривает с либералами, а консерватор - с консерваторами.

Сюзанна Локк: Психологи полностью отказались от модели дефицита информации - идеи о том, что вы можете изменить понимание людей, предоставив им правильную информацию?

Стефан Левандовски: Это тонкая проблема.Пару лет назад люди в основном говорили, что модель дефицита информации мертва - все дело в культуре. Теперь я думаю, что это чрезмерное упрощение. Это сочетание двух факторов. Культура чрезвычайно важна. Но также верно и то, что в некоторых обстоятельствах предоставление людям информации полезно. То есть больше информации позволяет людям разобраться в том, что происходит.

Итак, уловка, похоже, заключается в том, чтобы дать людям возможность работать с информацией как можно глубже.Если у вас есть ситуация, например, в классе, где люди вынуждены сидеть и уделять внимание, тогда вам пригодится дополнительная информация. Об этом много свидетельствует педагогическая психология.

Теперь проблема в некой случайной ситуации, когда люди слушают радио или ведут поверхностный разговор - вот где модель дефицита информации не применима. И даже если внешне просто забросать людей информацией, они наверняка отключатся. Так что будьте осторожны, когда говорите об общественном дискурсе, телевидении, радио, СМИ.

Сюзанна Лок: Допустим, я еду домой на каникулы, и у меня есть дядя, который не верит в изменение климата. Как я могу передумать?

Стефан Левандовски: Это сложно. Я могу предложить пару вещей. Первое - это заставить людей подтвердить свои убеждения. Подтвердите, что они не идиоты, что они не тупицы, что они не сумасшедшие, что они не чувствуют себя атакованными. А затем попытайтесь представить информацию таким образом, чтобы это меньше противоречило [их] мировоззрению.

Одна из проблем, с которой я работал, - это отношение людей к изменению климата. Для многих людей, как только они слышат слова «изменение климата», они просто отключаются. Но есть способы обойти это. Например, было показано, что если вы показываете последствия изменения климата для здоровья или можете найти рыночные решения проблемы, это не слишком бросает вызов их мировоззрению.

Если вы скажете людям, что существует подавляющее научное мнение о том, что 97 из 100 ученых-климатологов согласны с основным понятием глобального потепления, это, кажется, является верой, которая позволяет людям осознать важность проблемы.

Чаще всего это оказывается эффективным для людей, которые идеологически настроены отвергать глобальное потепление как факт. В целом люди очень чувствительны к тому, что они считают мнением большинства вокруг себя.

Сюзанна Лок: Если вы напишете людям слишком много информации, они с большей вероятностью отвергнут вашу позицию?

Стефан Левандовски: Это довольно тонкие нюансы, и это зависит от того, сколько времени люди готовы потратить на обработку информации.Если люди садятся с намерением прислушаться и попытаться решить проблему, у нас нет доказательств обратного эффекта излишка.

Однако есть много свидетельств того, что в случайном контексте - включая телевизор или что-то еще - вы можете разбавить сообщение, вложив в него слишком много информации. Вся эта проблема информационной перегрузки более важна в более случайном контексте. И это всегда важно.

Большинство исследований дезинформации имитировали случайные ситуации.Люди просто сидят и читают что-то вроде газетной статьи, и тогда вы получаете обратный эффект, и люди очень восприимчивы к дезинформации.

Сюзанна Лок: А как насчет «эффекта знакомства», когда простое упоминание неверной информации может сделать ее еще труднее?

Стефан Левандовски: Еще два или три года назад я предположил, что он существует. Теперь это начинает казаться не слишком надежным. Нам было трудно воспроизвести это.Иногда это происходит, а иногда нет. Я склонен думать, что это будет нечасто.

Сюзанна Локк: Какой ваш любимый эксперимент, показывающий сложность опровержения?

Стефан Левандовски: Одно исследование, которое мне очень нравится, - это исследование, которое я провел о войне в Ираке, которое было опубликовано в 2005 году. И мы сделали там, чтобы посмотреть на обработку людьми информации, связанной с войной в Ираке и оружием массового поражения . Мы провели исследование в трех разных странах: в США, Германии и Австралии - одновременно.

И мы обнаружили, что американцы, которые знали, что что-то было ложным, продолжали верить в это, что не имеет смысла. Мы сказали, вот эта информация, и спросили их, знают ли они, что она отозвана. А через минуту мы спросили их, верят ли они этой информации. И они продолжали верить в это. Немцы и австралийцы этого не сделали.

На первый взгляд это звучит так, как будто в американцах есть что-то странное по сравнению с двумя другими национальностями.Но что действительно интересно, это совсем не так. Этот эффект вызвал скептицизм [в первую очередь, по поводу причин, по которым война велась]. Оказывается, когда мы спрашивали людей, думали ли они, что война в то время велась из-за оружия массового уничтожения, этот вопрос мог предсказать, будут ли люди продолжать верить в ложные вещи.

Если взять под контроль скептицизм, все различия между американцами, немцами и австралийцами исчезнут.Это объясняется лежащей в основе когнитивной переменной. Так уж получилось, что в то время в Германии и Австралии было гораздо больше скептиков.

Сюзанна Лок: Как изменилось понимание разоблачения психологией с тех пор, как вы впервые начали его изучать?

Стефан Левандовски: За последние 10 лет или около того, что я делал это, роль культурных мировоззрений и отождествления людей со своей собственной культурой все больше и больше осознавалась. И в равной степени мы знаем, что скептицизм чрезвычайно важен.Люди, которые скептически относятся к мотивам того, кто нам что-то говорит, - это очень важно и довольно ново.

Еще одна вещь, которая со временем становится все более и более очевидной, - это наличие обратных эффектов: если вы скажете людям одно, они поверят в обратное. Это открытие кажется довольно сильным.

Сюзанна Локк: Вы видели, как люди меняли свои сообщения в ответ на это новое исследование?

Stephan Lewandowsky: The Debunking Handbook - это было загружено не менее полумиллиона раз.Так что, я думаю, это сообщение выходит наружу. Я видел много ссылок на это руководство, и я думаю, что некоторые люди в средствах массовой информации теперь осознают, насколько сложно удалить информацию из публичного дискурса.

Я немного оптимистичен в отношении того, что это исследование оказывает влияние. И, конечно же, когда дело доходит до правительства и крупных организаций, я думаю, что они начинают быть достаточно сообразительными в том, что они говорят и как они это делают, отчасти благодаря исследованиям.

Сюзанна Локк: Есть еще что-нибудь важное, что люди должны знать?

Стефан Левандовски: Я хотел бы отметить одну вещь: очень важно, чтобы люди были скептически настроены и ожидали, что люди будут вводить общественность в заблуждение.Некоторая распространенная дезинформация не случайна. Я думаю, что есть немало того, что помещено в общественный дискурс, чтобы иметь политический эффект. Это должно быть неправильно, но эффективно.

Наше исследование показывает, что если люди знают о возможности того, что они могут быть введены в заблуждение раньше времени, они намного лучше распознают исправления позже.

Это интервью было слегка отредактировано и сжато для большей длины и ясности. Первоначально он был опубликован 22 декабря 2014 г.

Погрузитесь глубже:

Как опровергнуть дезинформацию о COVID, вакцинах и масках

Большую часть своей карьеры я посвятил изучению способов ослабить воздействие дезинформации и помочь общественности разобраться в сложностях политики и науки. Когда мои коллеги и я исследовали связь между потреблением дезинформации и принятием или отказом от защитного поведения, которое в конечном итоге остановит распространение коронавируса, результаты были очевидны: те, кто верит ложным идеям и теориям заговора о COVID-19 и вакцинах менее склонны к ношению масок, социальному дистанцированию, мытью рук и вакцинации.

В разгар бушующей пандемии важность научного общения неоспорима. Упомяните, однако, «научное общение», и в этом контексте на ум приходят объявления общественной службы, рекламирующие 3 W (носить маску, следить за расстоянием, мойте руки) или страницы часто задаваемых вопросов Центров по контролю и профилактике заболеваний. Спросите кого-нибудь, что вызывает у кого-нибудь «научный коммуникатор», и ответом могут стать семейный врач и эксперты, такие как Энтони С. Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, и Санджай Гупта из CNN, которые так часто появляются на наших экранах, что мы думайте о них как о друзьях.Но Фаучи не звонит вашей семье в Zoom, когда двоюродный брат ошибочно утверждает, что CDC обнаружил, что ношение маски увеличивает вероятность заражения COVID-19. Не готов и Гупта, когда дочь вашего друга задается вопросом, содержит ли вакцина COVID микрочипы, предназначенные для отслеживания нас.

Важно, как мы реагируем в такие моменты. Как писали в этом журнале в 2019 году Кейлин О’Коннор и Джеймс Оуэн Уизералл, «социальная передача знаний лежит в основе культуры и науки». В ходе широкомасштабного эксперимента в социальных сетях, проведенного в 2018 году, Дуг Гильбо и Дэймон Чентола, работавшие в то время в Школе коммуникаций Анненберга Пенсильванского университета, подтвердили эту силу.Когда курильщики и некурящие совместно оценивали сообщения против курения, курильщики с большей вероятностью осознавали вред употребления табака, чем курильщики, которые оценивали сообщения самостоятельно. Точно так же Салли Чан и Долорес Альбаррасин из Университета Иллинойса в Урбана-Шампейн и я обнаружили, что уровень разговоров в Твиттере с ноября 2018 по февраль 2019 года о «мошенничестве с вакцинами» в округах, в которых участвовало около 3000 участников дискуссии, был связан с негативным отношением и ниже. темпы вакцинации против гриппа среди них в конце года.Но эти тревожные эффекты не наблюдались среди людей, которые сообщали, что обсуждали вакцины с семьей и друзьями.

Действительно, брат, сестра или друг в сети или по соседству в некотором смысле лучше способны подчеркивать важность такого поведения, как маскировка и физическое дистанцирование, чем агентства общественного здравоохранения или такие эксперты, как Фаучи. Мы не только доверяем информации от знающих людей, которые близки нам, но и те, кто в нашей жизни, могут найти подходящие моменты, чтобы объяснить, почему профилактическое поведение важно для них и почему они доверяют науке, которая утверждает, что эти действия уменьшают распространение вируса. .Сосед или друг могут ответить с учетом интересов и проблем человека. Помимо исправления неправильных представлений в режиме реального времени, доверенное лицо может создать среду, в первую очередь неблагоприятную для дезинформации. Наконец, что очень важно, обман и разоблачение обычно происходят в разных местах: те, кто подвержен ошибочным представлениям, редко сталкиваются с проверкой фактов.

Обладая несколькими инструментами, каждый из нас может стать частью более крупной системы борьбы с дезинформацией - как я люблю ее называть, системы защиты науки.Чтобы увидеть силу такой роли, рассмотрим ограничения первой линии защиты от онлайн-обмана: готовность платформ блокировать ее. Даже когда это происходит, существует задержка между появлением вредоносного контента, его обнаружением и удалением. Возьмем, к примеру, 26-минутное вирусное видео «Plandemic», появившееся в сети в мае прошлого года. Несмотря на усилия основных платформ по его удалению, в течение нескольких недель этому видео удалось достичь миллионов с опасно ложными заявлениями (пример: некоторые вакцины от гриппа содержат коронавирус, и ношение маски активирует его).Как и в игре Whac-A-Mole, когда одна платформа запрещает часть контента, поставщики обмана просто репостят ее на другой или поделятся ею в углах платформы или в частных группах. В марте прошлого года, даже когда Facebook подавлял дезинформацию и теории заговора о COVID, в отчете Politico о тысячах сообщений было обнаружено, что предположительно запрещенный контент все еще находится на платформе, сохраняется и распространяет вред.

Организации по проверке фактов, такие как PolitiFact и FactCheck.org (которую я соучредителем в 2003 году) создает второй барьер в системе защиты науки. Facebook показывает работу многих из этих групп, когда пользователь ищет контент, помеченный как содержащий дезинформацию. В исследовании 2015 года Летисия Боде и Эмили К. Врага, работавшие тогда в Университете Висконсин-Мэдисон, обнаружили, что такое корректирующее сопоставление может уменьшить неправильное восприятие пользователями. Позже, в исследовании 2018 года, Боде и Врага обнаружили, что исправления, предлагаемые чьими-то контактами на смоделированной платформе социальных сетей, также снижают количество ложных представлений.Этот вывод побудил их рекомендовать, чтобы, когда дело доходит до возникающих проблем со здоровьем, осведомленные люди в Интернете должны использовать материалы из соответствующих источников здравоохранения, чтобы «опровергнуть ложную или вводящую в заблуждение информацию о здоровье ясно, просто и с доказательствами». Команда врачей CriticaScience является пионером в этой форме онлайн-взаимодействия. При поддержке Фонда Роберта Вуда Джонсона мы с моими коллегами по FactCheck.org стремимся разработать новые способы вооружить общественность против обмана, связанного с COVID.

Когда дезинформация обходит блокировку, проверку фактов и реакцию онлайн-собеседников - а это слишком часто бывает - последней линией защиты являются отношения в реальном мире: семья, друзья и приятели в офисе. Включение в систему защиты науки требует приверженности тому, чтобы методы укрепления здоровья стали нормой в своем сообществе, готовности делать закладки и обращаться к сайтам общественного здравоохранения и проверки фактов для получения информации о COVID и вакцинации, нескольких предположений о природе и ограничениях научных заявлений, набора реалистичных целей и стратегии деполитизации науки, если того требует ситуация.

Каждый уровень модели - блокировка на платформах, проверка фактов, онлайн-взаимодействие и создание научного сообщества - имеет ограничения. Однако каждый дополнительный уровень защиты замедляет распространение обмана, который, если следовать трюизму, в противном случае облетит полмира, прежде чем правда раскроется. А в случае COVID-19 есть как минимум две области, где преимущества настолько велики, что заслуживают пристального внимания: маскировка и вакцинация.

1 Найдите и добавьте в закладки важные факты Фото: Гарри Кэмпбелл

Мы доверяем экспертам информацию, которую мы не можем собрать для себя. Если вы уверены, что список ингредиентов вакцины Pfizer / BioNTech COVID-19, составленный FDA, является точным (список вы можете найти в разрешительном письме FDA на сайте агентства), то это доверие и знания уберегут вас от обвинений. что выстрел вводит вам в руку устройства нано-слежения.

Ключевой вопрос, конечно, заключается в следующем: насколько заслуживающими доверия большинство взрослого населения США считают тех, кто сертифицирует медицинские науки? Ответ, сделанный New York Times / Siena College в июне прошлого года, содержит как плохие, так и хорошие новости. Девяносто процентов демократов доверяют медицинским экспертам, но только 75 процентов республиканцев доверяют, а это означает, что обращения к таким экспертам, как Фаучи, и таким организациям, как FDA, не смогут получить поддержку у одного из четырех сторонников Республиканской партии. Однако даже в эти поляризованные времена большинство американцев - 84 процента США.S. Population - говорят, что доверяют ученым-медикам, и 77 процентов говорят то же самое о CDC.

Чтобы приступить к созданию набора инструментов для защиты науки, добавьте в закладки страницу CDC, на которой приведены ответы на часто задаваемые вопросы о COVID-19. Сделайте то же самое для надежных групп проверки фактов, таких как Associated Press, Reuters, USA Today , Washington Post , PolitiFact и FactCheck.org. Чтобы оценить их полезность, попробуйте следующий сценарий: представьте, что друг говорит, что исследование CDC показало, что маски неэффективны, и задается вопросом, правильно ли понял это Дональд Трамп, когда он сказал аудитории мэрии, что исследование показало, что «85 процентов людей, которые носят маски ловят »вирус.Первое, что обнаруживает поиск, - это то, что все основные специалисты по проверке фактов независимо друг от друга пришли к одному и тому же ответу на ваш вопрос. Из Associated Press: «Сообщения искажают информацию об исследовании CDC, посвященном использованию масок»; от USA Today: «Проверка фактов: отчет CDC не показывает, что люди, носящие маски, с большей вероятностью заразятся COVID-19»; от Reuters: «Проверка фактов: искаженное исследование CDC о подверженности населения новому коронавирусу». Хотите узнать, правильно ли исследователи поняли исследование? Рейтер и FactCheck.Каждая статья org содержит ссылку на исходное исследование CDC.

Все проверяющие согласны с тем, что в рассматриваемом исследовании те, кто заразился COVID-19, и те, кто не заразился, с одинаковой вероятностью сообщали о ношении масок. Однако инфицированные с большей вероятностью ели в ресторане или говорили, что находились в пределах шести футов от человека, инфицированного COVID-19. Поскольку наш метаанализ исследований, направленных на разоблачение дезинформации, показал, что подробные объяснения могут быть эффективными, такие особенности должны повысить убедительность исправления.Другими словами, исправление должно указывать на то, что маскеры в этом исследовании, которые заразились, с большей вероятностью участвовали в поведении, которое увеличивало их риск. Нельзя класть еду в рот в маске, а в присутствии инфицированного человека маски обеспечивают некоторую, но не полную защиту.

2 Помните, что наука беспорядочная и временная Предоставлено: Гарри Кэмпбелл.

Наука - это постоянный поиск знаний, который дает скрытые выводы.Тем не менее, ученые и репортеры иногда вводят в заблуждение, подразумевая, что научное открытие неоспоримо, или рассказывая его в сюжетной линии, которая побуждает к такому выводу. Наш анализ, проведенный в рамках гранта Фонда Риты Аллен, показал, что в типичном новостном сообщении новое научное открытие рассматривается как линейный поиск исследователей, которые преодолевают трудности в процессе путешествия, завершающегося «открытием», а вместе с ним и достоверное знание. Изучающие литературу распознают эту структуру рассказа как классическое повествование о приключениях, которое обычно разрешается само собой без лишних концов.

В новостях о научных открытиях широко распространена сюжетная линия квеста. Наш обзор более 600 статей о науке, опубликованных в крупных новостных агентствах с 2013 по 2018 год, показал, что в большинстве рецензий игнорировались фальстарты, метод проб и ошибок и интуитивная интуиция, характеризующие научный процесс. Большинство также не заметили, что вопросы остались без ответа. Но, как отмечает научный обозреватель New York Times Карл Циммер, научная статья «никогда не является откровением абсолютной истины.В лучшем случае это отчет о статусе ".

Принимая во внимание итеративный, предварительный характер науки, в FAQ Washington Post по маскам и COVID-19 говорится: «Пожалуйста, имейте в виду, что, поскольку [новый] коронавирус продолжает изучаться и пониматься, советы по маскировке могут изменится, и мы соответствующим образом обновим этот FAQ ». Игнорируя это понимание, некоторые, в том числе Трамп, неверно истолковали или исказили заявление о масках, сделанное Фаучи в начале марта прошлого года. «Фаучи сказал:« Не надевай маску », верно?» Трамп сказал Саванне Гатри телеканалу NBC в ратуше в октябре прошлого года.«Потом он передумал».

Связанный выборочно отредактированный вирусный видеоклип, в котором Фаучи говорит, что люди «не должны ходить в масках», был просмотрен миллионы раз на Facebook, YouTube и Twitter. Атаки, основанные на этой вырванной из контекста цитате, не в состоянии признать, что научные знания всегда подлежат обновлению по мере появления новых данных. В период с начала марта по рекомендацию CDC от 3 апреля о том, чтобы все носили маски при контакте с людьми за пределами своего пузыря, ученые узнали, что те, у кого нет никаких симптомов, могут передавать коронавирус.Только в октябре это агентство не было уверено в том, что происходит распространение вируса по воздуху. Сообщение усложняло тот факт, что в начале пандемии в больницах, где наблюдался всплеск числа пациентов с COVID, было слишком мало масок, чтобы защитить своих врачей и медсестер. До тех пор, пока производство масок не могло быть увеличено, респираторы и хирургические маски N95 необходимо было зарезервировать для медицинских работников и служб быстрого реагирования. Об этом же говорил и Фаучи.

СКЕПТИКИ ношения масок вводят людей в заблуждение, используя вырванные из контекста цитаты Энтони Фаучи.Кредит: Алекс Вонг Getty Images

В контексте, то, что он сказал Джону ЛаПуку из 60 минут 8 марта 2020 года, было:

«Маски важны для инфицированных, так как они не позволяют им заразить кого-то другого ... Прямо сейчас в Соединенных Штатах люди не должны ходить в масках ... [W] Если вы думаете о масках, вам следует подумайте о медицинских работниках, которые в них нуждаются, и о больных ... Я не против [ношения маски]. Если хочешь, ничего страшного.”

LaPook: «Но это может привести к [нехватке масок]?»

Fauci: «Именно в том-то и дело. Это может привести к нехватке масок для людей, которые действительно в них нуждаются ».

Итак, когда кто-то из вашего круга общения говорит, что директору Национального института аллергии и инфекционных заболеваний нельзя доверять, потому что он однажды сказал: «Люди не должны ходить в масках», напомните им, что, как это сделал FactCheck.org отметил, что когда он дал эту рекомендацию, он имел в виду людей, которые не были инфицированы, и в то время ученые еще не подтвердили, что происходит бессимптомная передача или что вирус передается по воздуху.

Еще одна причина добавить сайт CDC в закладки - это то, что он предоставляет точный контент, контекст и предостережения. Что касается покрытий для лица, CDC заявляет: «Маски - это простой барьер, который помогает предотвратить попадание ваших респираторных капель на других людей. Исследования показывают, что маски уменьшают разбрызгивание капель при надевании на нос и рот ». Обратите внимание на слова «помочь» и «уменьшить». Если человек знает, что когда ученые говорят «маски работают», они говорят, что маски «помогают предотвращать» и «сокращают» распространение вируса, он с меньшей вероятностью сделает ошибочный вывод о том, что инфицирование носителя маски означает, что маски ничего не делают.

Предостережения также имеют значение, когда дело доходит до вакцинации. Вместо того, чтобы категорически заявлять, что вакцина Pfizer COVID-19 безопасна, CDC вместо этого сообщает, что «данные [о вакцине Pfizer-BioNTech COVID-19, утвержденной FDA], демонстрируют, что известные и потенциальные преимущества этой вакцины перевешивают известные и потенциальный вред заражения коронавирусной болезнью 2019 (COVID19) ». Небольшой риск: некоторые из множества вакцинированных людей испытали то, что CDC характеризует как тяжелую аллергическую реакцию, то есть ту, которая лечится адреналином или EpiPen на месте или требует госпитализации.Главное преимущество: прием двух доз вакцины Pfizer или Moderna резко снижает вероятность того, что имя вакцинированного человека будет добавлено в список полумиллиона американцев, чьи жизни были оборваны COVID-19.

3 Установите нормы, моделируя хорошее поведение Предоставлено: Гарри Кэмпбелл,

. За несколько десятилетий до того, как COVID-19 перевернул нашу жизнь, официальные лица здравоохранения, школьные медсестры, семейные врачи и наши родители напоминали нам, что для минимизации заражения во время сезона простуды и гриппа мы должны часто мыть руки и держаться подальше от других. при кашле или сопении.Поскольку социальные нормы во многом определяют то, что мы делаем, и поскольку мы видели в своей жизни доказательства того, что эти методы сокращают передачу простудных заболеваний и сезонного гриппа, мы, наши семьи и друзья практиковали и проповедовали их. В результате такого сочетания знаний и норм наш опрос в начале марта прошлого года показал, что еще до того, как повсеместные сообщения о здоровье призывали нас сделать это, почти девять из 10 жителей США (87 процентов) отреагировали на сообщение о новом респираторном вирусе. соблюдать правила гигиены рук и держаться подальше от людей с респираторными симптомами.

Урок: усиливая и моделируя такое поведение, как ношение масок, чемпионы науки могут сделать это нормой в своих социальных кругах. Мы также должны напоминать себе, что подавляющее большинство людей верят в маскировку. Опрос, проведенный Фондом семьи Кайзера в декабре прошлого года, показал, что примерно три из четырех взрослых в США сообщают, что делают это каждый раз, когда уходят из дома.

4 Деполитизация науки Предоставлено: Гарри Кэмпбелл

. Как и предсказывает теория психологической реактивности, предписания с большей вероятностью вызовут контраргумент, чем принятие; Как гласит пословица, с медом ловишь мух больше, чем с уксусом.Эффективный защитник науки выслушает причины отказа человека от маскировки или вакцинации и поделится контрдоказательствами, не подвергая сомнению его компетентность, добрую волю или интеллект.

«Битва между людьми в масках и людьми в масках раскрывает политические разногласия», - отмечалось в заголовке NPR в мае прошлого года. Поскольку для некоторых избегание масок стало признаком приверженности консервативной политике, искусный защитник науки будет мобилизовывать примеры, в которых сторонники схожего идеологического уклона отстаивают такое поведение, как это делал бывший лидер сенатского большинства Митч МакКоннелл из Кентукки в 2020 году и как бывший Нью-Йорк. Губернатор Джерси Крис Кристи сделал это в своей статье в газете Wall Street Journal , объяснив, как заражение COVID-19 привело его к выводу, что заголовок гласил: «Мне следовало носить маску».«Повествования о конверсии, такие как Christie’s или, в отношении вакцинации, как рассказ врача Юджинии Саут (« Я черный врач, который не доверял вакцине Covid. Вот что изменило мое мнение »), могут иметь большое значение. Мы с соавторами увидели эту силу в действии в нашем исследовании реакции людей на объяснение экологического активиста Марка Линаса, почему он когда-то выступал против, а теперь отдает предпочтение генетически модифицированным культурам. Люди, знакомые с его конверсионным аккаунтом, с гораздо большей вероятностью изменили свое отношение к генетически модифицированным культурам, чем те, кому были представлены только его аргументы относительно их преимуществ.

5 Подумайте, прежде чем «поставить лайк»

Когда мы нажимаем кнопку «Нравится» в социальных сетях, мы сигнализируем, что контент является приемлемым и принятым. Делясь, мы вкладываем в это доверие. Значок «Большой палец вверх» и символ ретвита служат не только сигналами одобрения сообщества, но и приглашают наших друзей присоединиться к нам в укреплении настроений нашей группы. Этот процесс согласования сигналов не зависит от того, используется ли он для распространения науки или вирусного обмана (ВД).

Как и в случае с исходным VD, венерическое заболевание, вирусный обман заразен и передается в обществе. Итак, как рекомендовали редакторы Scientific American в сентябре 2019 года: «Прежде чем нажать« Нравится », нажмите« пауза »». Если сообщение VD, поместите его в карантин. Если научные данные получены из надежного источника и согласуются с тем, что вы видите на веб-сайтах CDC или Национальных институтов здравоохранения, усилите их, нажав «отправить», «поставить лайк» и «поделиться».

6 Ставить реалистичные цели

Одна из вещей, которые мы с моим коллегой Джо Каппелла обнаружили в ходе нашего десятилетнего исследования разговорного радио, заключалась в том, что верные слушатели переняли аргументы и идиомы ведущих, которые служили их дневными товарищами. В дополнение к обучению членов своей аудитории способам поддержки консерватизма, поздний ведущий ток-шоу Раш Лимбо снизил их восприимчивость к аргументам, несовместимым с этой философией. Его успех предполагает, что ведущий ток-шоу, аудитория которого сомневается в защитном поведении или иммунизации, мог бы улучшить расположение и возможности по крайней мере некоторых людей, используя принципы системы защиты науки.То же можно сказать и о члене семьи.

Тем не менее, никакие доказательства или убедительность не могут убедить некоторых людей по некоторым темам. Для них информация неизбежно будет искажена, чтобы соответствовать требованиям групповой идентичности. Вместо того, чтобы пытаться убедить людей, чьи умы закрыты, лучше потратить время на то, чтобы убедить тех, кто не желает, но не возражает против превентивного поведения.

Тем не менее, люди, которые не уверены в своем поведении в отношении здоровья, могут быть более восприимчивы к новой информации, чем когда-то думали ученые.Исследование, опубликованное в прошлом году в журнале Nature , опровергло предположение о том, что те, кто не определился с вакцинацией, не вовлечены. Напротив, эти люди искали информацию в Facebook. Проблема в том, что они с большей вероятностью дойдут до антивакцинации, чем страницы о провакцинации.

7 Сделайте ставку на защиту соседей Предоставлено: Гарри Кэмпбелл

. Люди, занимающиеся защитой науки в своих сообществах, могут донести ее идеи в конкретном местном контексте с очевидным и немедленным воздействием - защищая соседских детей, учителей, родственников в учреждениях для престарелых, друзей, которые работают в местной больнице или городе. аптека.Если дело в заботе об обществе, то даже сомневающиеся могут принять превентивные меры.

В качестве примера можно привести Гэри Абернати из Хиллсборо, штат Огайо, который в статье Washington Post за июль 2020 года, озаглавленной «Я не уверен в масках». Но вот почему я ношу один », - сообщил, что его заботит« душевное спокойствие моих соседей, которые придерживаются другого мнения ». В то же время он сообщил, что ему известно, что «Центры по контролю и профилактике заболеваний сообщили об этом« страхе и беспокойстве по поводу нового заболевания ».... может быть подавляющим и вызывать сильные эмоции у взрослых и детей ». Кроме того, он признал аргумент CDC о том, что« директивы, предназначенные для защиты людей, такие как социальное дистанцирование », могут заставить людей чувствовать себя изолированными и одинокими и могут усилить стресс и тревогу. Такое сочетание знаний, понимания и сочувствия привело его к принятию общественных норм, несмотря на его сомнения в необходимости. «[В] вот почему, - пояснил он, - независимо от того, требуется это или нет, и независимо от того, насколько я удален от горячей точки COVID-19, я надеваю маску, когда иду в оживленный магазин, где носить один.«Решение Абернати замаскироваться прошлым летом и сформулировать причину, по которой другие сомневающиеся сделали то же самое, квалифицируют его как участника системы защиты науки своего сообщества. И, как показали Долорес Альбаррасин и Роберт Уайер в исследовании 2001 года, если оставить в стороне сомнения, полезное поведение может укрепить веру в его ценность.

8 Цель для общественного иммунитета

Обертывание щитом защиты науки вокруг концентрических кругов, в которых мы живем - наших домов; наши окрестности; места, где мы контактируем с другими людьми из нашего сообщества, такие как продуктовый магазин, школа нашего ребенка, кабинет стоматолога, особенно важны для стимулирования иммунизации против COVID-19.Именно иммунитет внутри нашего сообщества, а не на национальном или государственном уровне, защищает нас и наши семьи.

Когда ученые говорят о пороге иммунитета - той процентной доле населения, которой необходим иммунитет для предотвращения распространения, - они говорят об уровне, необходимом для защиты сообщества. Если большой процент населения штата вакцинирован от кори, но это число невелико в конкретном сообществе этого штата, то люди, живущие в этом месте, уязвимы. Так было в американском сомалийском сообществе в Миннесоте в 2017 году, где во время вспышки кори в одном округе всего 36 процентов сомалийских детей, родившихся в Миннесоте, были вакцинированы против этой болезни.Вместо того чтобы думать о коллективном иммунитете, мы должны посвятить себя достижению в наших сообществах иммунитета от COVID-19, кори, гриппа и от вирусного обмана.

Опираясь на надежные источники научной информации, работая с пониманием того, как работает наука, моделируя поведение, предотвращающее распространение коронавируса и вирусного обмана, реалистично оценивая возможности и пределы убеждения и, где это возможно, деполитизируя наука, мы можем сыграть свою роль в системе защиты науки нашего сообщества.Это увеличит шансы на то, что другие в наших кругах воспримут поведение по борьбе с COVID, и побудят представителей их социальных сфер поступать так же.

Разоблачение советов - Абсолютно возможно

«Таким образом, возможно, потребуется пересмотреть рекомендации по эффективному развенчанию мифов».


Одним из авторов этого заключения является Стефан Левандовски. Он также является одним из авторов Debunking Handbook , который сделал и популяризировал эти рекомендации.

Я согласен с тем, что рекомендации по разоблачению необходимо пересмотреть. Но это не из-за этого исследования. Доказательства никогда не были достаточно убедительными, чтобы в первую очередь поддержать такую ​​рекомендацию. И это все еще не так. Это новое исследование не сильно меняет доказательную базу.

Мы находимся в том же месте с советами по опровержению, как и со многими другими широко распространенными убеждениями, которые опровергаются:

  • Слишком некритическое принятие доказательств - особенно людьми, которые их предоставили.
  • Отсутствие систематической сборки и анализа достаточного количества доказательств - так что люди на местах всегда смотрят только на частичную картину, выбирая разные исследования, чтобы подчеркнуть свою точку зрения или установить сцену от одного обсуждения к другому.
  • Делая большие экстраполяционные прыжки, отталкиваясь от этой слабой платформы.

Коммуникационные исследования особенно сложны. В 1990-е годы я потратил много времени на его анализ. (Я был редактором-координатором группы обзора Кокрановского сотрудничества по коммуникации, инфраструктуре и публикациям для систематического обзора совокупности исследований и метаанализа их.) Поскольку я научный коммуникатор, меня все еще очень интересует работа исследователей.

Однако учиться по своей сути сложно, не так ли? Посмотрите, как чтение влияет на людей или нет.

Кто согласится участвовать в таком исследовании - и насколько реальным будет чтение? Скорее всего, вы быстро пропустите этот пост. Большинство людей, которые нажимали на нее, не прочли ее - и уж тем более до конца - и не запомнили ее надолго (если вообще), за исключением, может быть, мультика.Даже если вы ее прочтете, это не единственное, что может сильно повлиять на ваше мышление о проверке фактов и исправлении неправильных представлений.

Если бы вам дали этот пост для прочтения в исследовании, но вы знали, что за ним последуют вопросы, вы бы занялись им совсем по-другому, не так ли?

Эти вопросы репрезентативности изучаемых людей, искусственности обстоятельств и отдельных «снимков» из процесса накопления знаний и формирования мнений накладывают огромные ограничения на силу доказательств.Даже редкие лонгитюдные исследования в этой области, как правило, занимают довольно короткие периоды времени.

Итак, где мы находимся в этом разоблачительном совете?

Справочник по разоблачению вращается вокруг «обратного эффекта»:

Справочник исследует тот удивительный факт, что развенчание мифов иногда может укрепить миф в умах людей.

Теория гласит, что если вы повторяете неправильную вещь во время ее разоблачения, часть разоблачения может не вспомнить, а ошибочное убеждение может быть подкреплено повторением.Отсюда и обратный эффект: после попытки опровержения вера сохраняется сильнее, чем до этого.

Новое исследование , опубликованное в марте 2017 года. , Ульрих Эккер, Джошуа Хоган и Стефан Левандовски, проводило 60 студентов, изучающих психологию в австралийском университете, 42 из которых женщины. (Я писал об исследовании систематической ошибки , здесь .)

Людям была представлена ​​дезинформация о выдуманном сценарии, а затем были внесены поправки по-разному.Вымышленный сценарий вряд ли вызвал много эмоций: он был о пожаре - это стандартная установка для исследований в этой области.

Каждому на короткое время показали 6 сценариев, которые были представлены в одном из множества разных заказов. Потом была куча вопросов, по которым было набрано несколько баллов. Весь эпизод для участника исследования закончился за час.

60 человек, с множеством сценариев и множеством мер ... Я писал о выбоинах на той дороге здесь .

Построение базы знаний на основе подобных исследований всегда будет ограничено в качестве основы для рекомендаций из реальной жизни. Ценность исходит от понимания аспектов явлений, но вам нужно будет проверить гипотезы, созданные на основе такого рода базы знаний, а затем показать, что выполнение рекомендаций имеет примерно такой же эффект, как и в экспериментальных исследованиях. Само по себе такое исследование не является тестом.

Как только исследования будут расширяться, вы окажетесь в джунглях с множеством запутанных зарослей.Процесс наличия систематических методов поиска исследований, их сортировки по категориям, критики и анализа похож на карту, факел, мачете и вид с воздуха, которые помогут вам пройти через это и получить перспективу.

Это то, что я хочу здесь видеть: отличные систематические обзоры, которые сами по себе представляют собой четкие исследовательские проекты, построенные таким образом, чтобы не было выборочных исследований, которые логически группируют типы исследований и применяют стандартизированные методы для проверки достоверности и применимости каждое исследование.Несмотря на важность этой темы и распространение исследований разного типа, я не могу найти подобных систематических обзоров.

В этом году было опубликовано 2 соответствующих обзора, но ни один из них не является систематическим и не ставит под сомнение качество отдельных исследований. Оба включают генераторов включенных доказательств в качестве авторов обзоров. Оба используют такой подход «подсчета голосов»: например, «мы нашли 1 исследование за, 3 против». Это малоинформативный метод: не все исследования одинакового размера и качества.И этот метод часто включает также яблоки и апельсины.

Первый поступил от Национальных академий наук (NASEM). Он предпринял проект по изучению научных коммуникаций, особенно по спорным вопросам. (Раскрытие информации: я был одним из экспертов, приглашенных для участия в одном из собраний этого проекта.) Но, хотя он предназначен для формирования повестки дня будущих исследований, для этого не применялся систематический метод.

Консенсусный отчет NASEM имеет чуть ниже страницы, посвященной опровержению.Он включает в себя другой набор свидетельств, чем в Debunking Handbook еще в 2011 году, включая некоторые, но не все. Созвездие здесь снова отличается от второго обзора, опубликованного в этом году, в февраля ( PDF ), Д.Дж. Флинн, Брендан Найхан и Джейсон Рейфлер.

Обзор Флинна специально посвящен исследованиям в политическом контексте. Он использует «подсчет голосов» для выборки из 10 включенных в него исследований по обратному эффекту. Только 4 из 9 опубликованных отчетов, о которых я смог найти, были специально разработаны для проверки наличия обратного эффекта.В исследованиях есть несколько типов исследований с разными целями, при этом качество и надежность каждого из исследований не оцениваются.

Какое влияние оказывает такой спутанный подлесок? Вот пример подмножества релевантных исследований из предыдущего сообщения по этой теме, в рамках более широкого сообщения об обмене информацией о науке в Интернете, век скептиков. На этой диаграмме показаны 5 «яблок» и их соотношение цитирования: все рандомизированные испытания с использованием информации CDC о вакцинах в попытке развенчать мифы.(Может быть и больше.)

Из моего предыдущего поста, объясняющего это:

Исследование A было в 2005 году [ PDF ], B - в 2013 , C - в 2014 , D в 2015 году [ PDF ], а E несколькими месяцами позже в 2015 . B и E цитируют A, а C и D - нет. B не цитируется C, D или E. Тогда неудивительно, если все остальные не понимают, насколько изменчива эта ситуация?…

[В ноябре 2016 г.] ключевые авторы C и D признают с результатами невакцинальных исследований, что их выводы об обратном эффекте, возможно, не были оправданы.

Их первоначальные выводы не были оправданы отчасти потому, что они не принимали во внимание все доказательства, слишком полагаясь на собственные исследования. Как и авторы Debunking Handbook . К их чести, обе группы сейчас пересматривают свои позиции, но у нас все еще нет достойного систематического обзора. (Это, как я утверждал , , является серьезной проблемой в исследованиях психологии как области.)

Ничего из этого не означает, что обратного эффекта нет.Ясно, что то, как вы общаетесь, может способствовать тому, что люди будут вдвое больше противостоять противоположным убеждениям. И ясно, что это тоже не неизбежно. Как указывает Neuroskeptic , «интересные эффекты в психологии - переменные, или контекстно-зависимые».

Однако сейчас нам больше всего нужно не еще одно индивидуальное исследование, которое можно было бы бросить на один из существующих подходящих стогов сена. Нам нужен тщательный систематический обзор, чтобы направлять будущие исследования - и показать, существует ли достаточно сильная доказательная база, чтобы давать какие-либо рекомендации сейчас.

~~~~

Что направляет мой процесс научного общения? Это было предметом недавнего подкаста PLOS с Элизабет Сивер. Вот инфографика PLOS, созданная на основе того, что я сказал. Если вы хотите узнать больше о том, почему я верю в эти вещи, ознакомьтесь с моими сообщениями на: , посвященном «антинауке», , , доверие как противоядие, и , моя история личного активиста (с доказательствами) .

Мультфильмы мои собственные (лицензия CC-NC-ND-SA ) . (Больше мультфильмов на Statistically Funny и на Tumblr .) За выбором слов в мультфильме, показанном вверху этого поста:

Разоблачение: «Наука« вынимать койку из вещей »» была придумана писателем и биографом Уильямом Э. Эдвардом в его романе 1923 года, Bunk . «Бункер» стал американским сленгом для «чепухи» около 1900 г. : сокращение от «бункум», многословной, нелепой речи политика, пытающегося привлечь внимание в своем родном районе Банкомб.

Hooey - еще одно американское сленговое слово, обозначающее ерунду из начала 1920-х годов , но происхождение неизвестно.

Инфографика взята из PLOS Podcasts .

* Мысли, которые Хильда Бастиан выражает здесь по телефону Абсолютно возможно, являются личными и не обязательно отражают взгляды Национальных институтов здравоохранения или Министерства здравоохранения и социальных служб США.

опровержение Архивы »Work-Learning Research

Новое исчерпывающее исследование показывает, что обратный эффект не так распространен, как предполагалось ранее. Это хорошая новость для разоблачителей, тех, кто пытается исправить заблуждения. Это может быть хорошей новостью и для человечества. Если мы не можем рассуждать, исходя из истины, если мы не можем надежно исправить наши заблуждения, мы, как вид, безусловно, будем уменьшены - ослаблены реалиями, которые мы не подготовились преодолеть.Для тех из нас, кто занимается обучением, устранение обратного эффекта в роли непобедимого Голиафа также является хорошей новостью. Возможно, мы сможем исправить неправильные представления об обучении, которые каждый день разрушают наши учебные планы, причиняют вред нашим ученикам, продвигают неэффективные методы и вызывают неисчислимую трату времени и денег, потраченных на погоню за изучением мифов.

Эффект встречного огня

Эффект обратной вспышки - удивительное явление.Это происходит, когда человек сталкивается с информацией, которая противоречит неверному убеждению, которого он придерживается. Обратный эффект возникает в результате удивительного открытия, что попытки убедить других правдивой информацией могут на самом деле заставить верующего поверить в неправду даже больше, чем если бы они не столкнулись с этим с самого начала.

Термин «обратный эффект» был введен Бренданом Найханом и Джейсоном Рейфлером в научной статье 2010 года о политических заблуждениях. Их статья вызвала международный резонанс как в научном сообществе, так и в популярной прессе.В то время, когда нечестность в политике, кажется, находится на исторически высоком уровне, это неудивительно.

В своей статье Найхан и Рейфлер пришли к выводу:

«Эксперименты, описанные в этой статье, помогают нам понять, почему фактические неправильные представления о политике так устойчивы. Мы обнаружили, что реакция на исправления в ложных новостных статьях значительно различается в зависимости от идеологических взглядов субъектов. В результате исправления не уменьшают неправильное восприятие наиболее преданных участников.Хуже того, в некоторых случаях они фактически усиливают неправильные представления среди идеологических подгрупп ».

Впоследствии другие исследователи обнаружили аналогичные обратные эффекты, и известные исследователи, работающие в этой области (например, Левандовски), выразили довольно фаталистическое мнение о том, что попытки исправить дезинформацию вряд ли сработают - верующие не передумают даже перед лицом убедительные доказательства.

Развенчание мифов в сфере обучения

Как я уже много раз сообщал, в области обучения существуют десятки опасно вредных мифов, включая стили обучения, нейробиологию как фундаментальную основу дизайна обучения и миф о том, что «люди запоминают 10% того, что они читают, 20% того, что они слышат, 30% того, что видят… и т. д.«Я даже сформировал группу, чтобы противостоять этим мифам (The Debunker Club), хотя, и я должен извиниться, у меня не было времени, чтобы дать нашей группе возможность быть более активной.

«Эффект обратной реакции» был прямым нападением на попытки развенчать мифы в сфере обучения. Зачем беспокоиться, если мы ничего не сделаем? Если бы верующие в неправду продолжали верить? Если наши действия по убеждению будут иметь эффект бумеранга, заставляя верить ложным убеждениям еще сильнее? Это было потрясающее открытие.Я написал набор рекомендаций для разоблачителей в области обучения о том, как лучше всего добиться успеха в разоблачении, но надо признать, что многие из нас, в том числе и я, были несколько парализованы открытием обратного огня.

По иронии судьбы, я не был полностью уверен. Действительно, некоторые могут подумать, что я пострадал от собственного обратного эффекта. Рассматривая обзор научных исследований в 2017 году о том, как опровергнуть, я умолял провести дополнительные исследования, чтобы мы могли больше узнать о том, как успешно опровергнуть, но я также утверждал, что дезинформация просто не может быть постоянным условием, что существует достаточно доказательства, чтобы показать, что люди могут изменить свое мнение даже по вопросам, в которые они когда-то твердо верили.Расистские фанатики стали голосами за разнообразие. Гомофобы приняли радугу. Религиозные фанатики стали агностиками. Любители техники стали противниками техники. Веганы стали любителями палео мяса. Поклонники кока-колы перешли на Pepsi.

Суть в том, что организации тратят миллионы долларов каждый год, когда используют неверную информацию в своих учебных планах. Как профессионалы в области обучения, мы обязаны избегать опасности дезинформации! Но возможно ли это вообще?

Последние результаты исследований

В последних исследованиях есть хорошие новости! Томас Вуд и Итан Портер только что опубликовали статью (2018), в которой не смогли найти никаких доказательств обратного эффекта.Они повторили исследование Найхана и Райфлера, в десять раз увеличили количество изученных случаев дезинформации, изменили формулировки своих материалов, использовали более 10 000 участников в своих исследованиях и изменили методы поиска этих участников. Они не нашли никаких доказательств обратного эффекта.

«Мы считаем, что вызвать обратную реакцию очень трудно, и поэтому маловероятно, что она будет характерной чертой отношения общественности к фактической информации.В подавляющем большинстве случаев, когда ему представлена ​​фактическая информация, которая исправляет политиков, даже если политик является союзником, средний субъект соглашается с исправлением и дистанцируется от неточного утверждения ».

Существует дополнительное исследование, показывающее, что люди могут изменить свое мнение, что проверка фактов может работать, а обратная связь может исправить неправильные представления. Рич и Сарагоса (2016) обнаружили, что дезинформацию можно исправить с помощью исправлений. Рич, Ван Лун, Данлоски и Сарагоса (2017) обнаружили, что корректирующая обратная связь может сработать, если она была задумана так, чтобы в нее верили.Более конкретно, Найхан и Рейфлер (2016) в работе, процитированной Американским институтом прессы Accountability Project, обнаружили, что проверка фактов может помочь развенчать дезинформацию.

Некоторые перспективы

Прежде всего, давайте признаем, что наука иногда работает медленно. Мы еще не знаем всего, что мы знаем об этих эффектах убеждения и коррекции информации.

Также, пожалуйста, будьте осторожны, чтобы отметить, что обратный эффект, когда он действительно вызван, обычно встречается в ситуациях, когда люди идеологически склонны к системе убеждений, которую они сильно отождествляют.Эффекты обратной связи в большинстве случаев изучались в ситуациях, когда кто-то идентифицирует себя как консерватор или либерал, - когда эта идентичность особенно или очень важна для их самоидентификации. Неужели люди в сфере обучения настолько твердо верят в систему убеждений и самоидентификации, чтобы легко пострадать от обратного эффекта? Может быть, иногда, но, возможно, менее вероятно, чем в области политических убеждений, которые, кажется, поглощают многих из нас.

Вот некоторые убеждения индустрии обучения, которые могут быть настолько глубоко укоренившимися, что свет истины не может легко проникнуть в них:

  • Убеждение, что учащиеся знают, что лучше всего для их обучения.
  • Убеждение, что обучение - это передача информации.
  • Убеждение, что мы, как профессионалы в области обучения, должны подчиняться заинтересованным сторонам в организации, что у нас нет оснований придерживаться наших собственных принципов.
  • Убеждение, что наша основная ответственность лежит перед нашими организациями, а не перед нашими учениками.
  • Убеждение, что обратная связь учащихся достаточна для выявления эффективности обучения.

Эти убеждения, кажется, лежат в основе других убеждений, и в своей работе я видел, что эти убеждения, кажется, затрудняют передачу важных истин.Итак, позвольте мне уточнить и сначала сказать, что с моей стороны предположение, что эти убеждения имеют существенное влияние. Это моя догадка. Также обратите внимание, что, учитывая, что исследования «обратного эффекта», как сейчас было показано, являются незначительными, я не утверждаю, что борьба с такими основополагающими убеждениями нанесет ущерб. Напротив, похоже, что это стоит сделать.

Знания можно изменить, но отношения и системы убеждений изменить сложнее

Первоначальный обратный эффект показал, что люди сильнее верят фактам, когда сталкиваются с правильной информацией, но при этом упускается важное различие.Есть факты и есть взгляды, системы убеждений и политические предпочтения.

Интересная вещь произошла, когда Вуд и Портер искали - но не нашли - обратного эффекта. Они поговорили с первыми исследователями, Найханом и Райфлером, и начали работать вместе, чтобы разгадать загадку. Почему обратный эффект случается иногда, но не регулярно?

В недавнем подкасте (28 января 2018 г.) из подкаста «You Are Not So Smart» Вуд, Портер и Найхан взяли интервью у Дэвида Макрэйни, и они хорошо прояснили различие между фактическими неприятными последствиями и негативными реакциями.

Нихан:

«Люди часто сосредотачиваются на изменении фактических убеждений, предполагая, что это будет иметь последствия для мнений людей или политических предпочтений, которые у них есть, но мы знаем из многих исследований в области социальных наук ... это может вообще не повлиять на их мнение ».

«Основное заблуждение состоит в том, что люди используют факты для формирования мнений, а на практике мы, как люди, делаем это не так.Часто мы собираем факты, чтобы защитить определенное мнение, которого придерживаемся, и мы можем быть готовы отвергнуть конкретное фактическое убеждение, фактически не пересматривая мнение, которое мы используем для оправдания ».

Носильщик:

«Реальные неприятные последствия, если он выйдет, будут особенно тревожными, не так ли? Я действительно не верю, что мы найдем его в ближайшее время ... Отрицательные реакции на отношения вызывают меньшее беспокойство, потому что в некотором смысле обратные реакции отношений - это просто еще одно описание неудачных попыток убеждения ... это не означает, что ваше отношение невозможно изменить.Это вполне может означать, что то, что я сделал, чтобы изменить ваше отношение, потерпело неудачу. Дело не в том, что все невосприимчивы к убеждению, просто убеждение действительно очень сложно ».

Макрейни (ведущий подкаста):

«Итак, факты говорят о том, что факты работают, и вы обязательно должны продолжать исправлять дезинформацию людей, потому что люди действительно обновляют свои убеждения, и это важно, но когда мы пытаемся изменить умы людей, изменяя только их [фактические] убеждения, вы может рассчитывать, что в конечном итоге вернется к ним и будет участвовать в них, исправляя плохие убеждения слева и справа, поскольку человек на другой стороне порождает новые, чтобы поддерживать, оправдывать и защищать более глубокие психологические основы личности.”

Нихан:

«Истинные обратные эффекты, когда люди в подавляющем большинстве движутся в противоположном направлении, вероятно, очень редки, они, вероятно, связаны с проблемами, в которых люди имеют очень твердые твердые убеждения…».

Восстань! Развенчание!

Вот вывод для нас, работающих в сфере обучения, которые хотят быть полезными в переходе практики к более эффективным подходам.

  • Хотя могут быть некоторые основные убеждения, которые влияют на мышление в области обучения, они вряд ли будут столь же сильными, как политические убеждения, которые изучали исследователи.
  • Исследование кажется довольно ясным, что фактические обратные последствия крайне маловероятны, поэтому мы не должны бояться опровергать фактические неточности.
  • Убеждение сложно, но возможно, поэтому стоит попытаться развенчать. Такие попытки, вероятно, будут более эффективными, если мы примем подход к управлению изменениями, обратимся к науке убеждения и будем проявлять уважение и настойчивость в течение долгого времени.

Вот сообщение, которое хочет передать один из исследователей, Том Вуд:

«Я хочу утвердить людей.Продолжайте выходить и пытаться представить факты в своей повседневной жизни и знайте, что факты определенно имеют значение… »

Вот несколько методов убеждения из недавней статьи Флинна, Найхана и Райфлера (2017), которые работают даже с твердо укоренившимися убеждениями людей:

  • Когда убеждающий идеологически симпатизирует тем, кого можно убедить.
  • Когда правильная информация представлена ​​в графической форме, а не в текстовой форме.
  • Когда предлагается альтернативное причинное объяснение первоначального убеждения.
  • Когда используются надежные или профессиональные специалисты по проверке фактов.
  • Когда также встречается несколько «связанных историй».

Ставки высоки! Плохая информация проникает в поле обучения и делает наши учебные мероприятия менее эффективными, нанося вред нашим учащимся и нашим организациям, при этом тратя неисчислимые ресурсы.

Мы обязаны своим организациям, нашим коллегам и нашим согражданам опровергать неверную информацию, когда мы с ней сталкиваемся!

Давайте не будем козлить! Давайте сделаем это с уважением, с готовностью ошибаться и со всей нашей убедительной мудростью.Но давай сделаем это. Это действительно важно!

Процитированные исследования

Нихан, Б., и Райфлер, Дж. (2010). Когда исправления терпят неудачу: сохранение политических заблуждений.
Политическое поведение, 32 (2), 303–330.

Рич, П. Р., Ван Лун, М. Х., Данлоски, Дж., И Сарагоса, М. С. (2017). Вера в корректирующую обратную связь для распространенных заблуждений: последствия для пересмотра знаний. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 43 (3), 492-501.

Рич П. Р. и Сарагоса М. С. (2016). Продолжающееся влияние подразумеваемой и явно заявленной дезинформации в новостях. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 42 (1), 62-74. http://dx.doi.org/10.1037/xlm0000155

Вуд, Т., и Портер, Э. (2018). Неуловимый обратный эффект: неуклонная приверженность массовым взглядам и фактам, Polit Behavior, Advance Online Publication.

Разоблачение семи распространенных мифов об облаке

Потребность в превосходной скорости и маневренности продолжает подталкивать компании к внедрению облачных технологий.Но хотя исторические прогнозы предполагали, что более 16 процентов корпоративных рабочих нагрузок будут выполняться в облаке (инфраструктура как услуга (IaaS)) к 2019 году, фактический показатель 2019 года явно отстает от реального показателя, который вдвое меньше, менее 9 процентов. .

По большей части такая задержка с внедрением облачных технологий не является следствием отсутствия амбиций. Многие руководители компаний сталкивались с серьезными препятствиями на пути к облаку или теряли терпение, когда ставили под сомнение его влияние на затраты, безопасность, задержку и многое другое.

Беседы с сотнями генеральных директоров и ИТ-директоров выявили последовательный набор мифов, которые приводят к этим препятствиям и вопросам, препятствуя прогрессу и внедрению. Компании, которые эффективно развеяли эти мифы, получили наибольшую выгоду от перехода на облако.

Стоимость и стоимость

Миф №1: Основная ценность облачных бизнес-кейсов - снижение затрат на ИТ.

Обычное отраслевое введение в облачные технологии означает замену ключевых ИТ-операций, доступ к инфраструктуре по запросу, выделенные вычислительные ресурсы, хранилище, службы баз данных и многое другое.Хотя все эти дескрипторы точны, руководители организаций часто слышат их и упускают из виду более широкое влияние, которое облако может оказать на преобразование всей операционной модели ИТ и, что наиболее важно, на бизнес. Следовательно, когда они приступили к написанию бизнес-кейса, они тратят месяцы на анализ локальных затрат по сравнению с затратами на облако и гораздо меньше времени уделяют основному движущему элементу ценности облака: преимуществам для бизнеса.

Реальность такова, что совокупность бизнес-преимуществ может затмить рентабельность ИТ в облаке.Например, расходы на хостинг приложений в крупных компаниях часто составляют лишь небольшую часть общих доходов, возможно, 0,5 процента. Даже если бы облако могло сократить эти расходы на 25 процентов, это было бы всего лишь «мелочью» по сравнению с более широким потенциальным влиянием облака на бизнес.

Любая из ряда облачных инициатив - улучшенная аналитика, более быстрый вывод на рынок, более сильные инновации - может принести больший дополнительный вклад, чем сокращение затрат на ИТ. Облако может улучшить практически все аспекты продуктов, услуг или процессов организации.Превосходная вычислительная мощность может привести к лучшему пониманию потребностей клиентов, например, в то время как дополнительные вычислительные мощности могут использоваться для выполнения более сложной аналитики или для создания дифференцированной бизнес-аналитики. Инновации происходят быстрее и менее рискованны, поскольку экспериментирование и тестирование новых идей обходятся дешевле и занимают меньше времени. Все это стимулирует возможности роста доходов различными способами, включая ускорение сроков разработки нового продукта, выход на новые рынки и реакцию на конкурентные угрозы.

Например, компания по страхованию здоровья, переходящая в облачную среду, получила несколько миллиардов долларов дополнительных доходов за счет ускорения многолетних проектов до нескольких месяцев за счет превосходной гибкости и вычислительной мощности. Компания обнаружила особые преимущества в перемещении приложений, ориентированных на поставщиков, ускорении адаптации и сбора доходов новых поставщиков медицинских услуг. Крупный поставщик финансовой информации обнаружил, что, перейдя в облако, он может войти и начать технологические операции в новых странах в течение недель, а не месяцев.Такая скорость и гибкость давали провайдеру преимущество первопроходца на рынках за небольшую часть стоимости, которую он исторически тратил в новых местах. Общей чертой этих и многих других примеров является то, что конечной причиной перехода в облако должны быть выгоды для бизнеса, а не эффективность ИТ.

Миф № 2: Облачные вычисления стоят больше, чем внутренние вычисления.

Экономика облака - один из самых острых текущих вопросов в корпоративных ИТ.Реальность сложна, поскольку стоимость в значительной степени зависит от исходной точки компании - и ее способности управлять и оптимизировать потребление облака, когда оно есть. Например, одно финансовое учреждение работает на дорогих проприетарных системах UNIX по цене от 25 000 до 35 000 долларов за экземпляр операционной системы (OSI). Ожидается, что от внедрения облака будет сэкономлено до 75 процентов. В следующие пять лет, за счет переноса 50 процентов своих рабочих нагрузок в облако, компания планирует снизить удельные затраты до 15–22 000 долларов на OSI.С другой стороны, крупная страховая компания обнаружила, что за счет комбинации повторного многоуровневого распределения и поиска поставщиков она смогла улучшить экономику удельных затрат в своей частной среде, сделав переход на облако менее привлекательным.

Другие исходные отличия, которые мы видим, - это зрелость компаний в жизненном цикле локальной среды, лицензионные обязательства и типы рабочих нагрузок. Например, компании, которым предстоит модернизация крупных центров обработки данных, сочтут внедрение облачных технологий привлекательным как способ избежать больших капитальных затрат на активы, которые они могут не использовать полностью в течение многих лет, и риск того, что они устареют быстрее, чем в прошлом.Однако для компаний, которые, возможно, недавно инвестировали в новый центр обработки данных, переход в облако приведет к дублированию некоторых затрат на инфраструктуру. Еще одно ключевое различие заключается между компаниями с дорогими лицензионными соглашениями, от которых трудно отказаться, и компаниями с ограниченными штрафами за переход. Наконец, в облаке рабочие нагрузки с интенсивным хранением часто обходятся дешевле, чем те, для которых требуется большая пропускная способность сети, поскольку поставщики облачных услуг (CSP) взимают плату за доступ к сети с единицы.

Не говоря уже об отправной точке, многие компании, переходящие в облако, получили выгоду от использования облачной модели общих ресурсов и автомасштабирования.Вместо того, чтобы владеть локальным кластером и платить за круглосуточный доступ, компании платят CSP за ЦП по мере необходимости. Если модель общих ресурсов не приводит к экономии на совокупной стоимости владения (TCO), это часто происходит из-за того, что компаниям не хватает правильного управления ресурсами или они переносят приложения, предназначенные для работы внутри компании, без корректировки своих моделей потребления ресурсов. Такие приложения не в полной мере используют преимущества автомасштабирования, и их администрирование и обслуживание обходятся дороже, чем облачные приложения.Следовательно, чтобы поддерживать низкие эксплуатационные расходы и максимизировать выгоды, компаниям следует оценить архитектуры своих приложений, исправить свой портфель там, где это необходимо, и установить новые процессы прозрачности и управления.

Ключевой вопрос для экономики облака заключается в том, оправдывает ли снижение эксплуатационных расходов в облаке первоначальные затраты на исправление при условии, что вся конфигурация и управление выполнены правильно. Даже в тех случаях, когда компания делает восстановление слишком дорогостоящим, преимущества для бизнеса, описанные в мифе №1, часто являются более весомой причиной перехода к облаку и в целом перевешивают краткосрочные препятствия, связанные с затратами на ИТ.

Хотите узнать о McKinsey Digital?

Миф № 3: Безопасность, которую я могу настроить и контролировать в своих собственных центрах обработки данных, превосходит безопасность в облаке.

Исторически руководители считали безопасность инфраструктуры общедоступного облака одной из своих главных забот и препятствием на пути внедрения облака. Однако в последние годы все основные CSP сделали значительные инвестиции в свои базовые возможности безопасности. Бизнес-модель CSP зависит от лучшей в своем классе безопасности, и каждый из них вложил миллиарды в облачную безопасность и нанял тысячи ведущих кибер-экспертов.Они разработали ряд новых инструментов и методов для обеспечения безопасности облака, во многих случаях требующих, чтобы разработчики брали на себя ответственность за безопасность, вместо того, чтобы полагаться на традиционную команду безопасности, чтобы нести бремя. Это особенно важно, поскольку почти все взломы общедоступного облака были вызваны небезопасными конфигурациями корпоративных клиентов. Фактически, Gartner прогнозирует, что к 2025 году 99 процентов отказов облачной безопасности будут происходить по вине клиента, а не поставщика безопасности.

Разработчики, следовательно, должны пройти переподготовку, чтобы они следовали тщательно определенным правилам и политикам в отношении того, как настраивать правильные меры безопасности. Например, если это политика, согласно которой данные должны быть зашифрованы, разработчики должны вызывать правильный интерфейс прикладного программирования (API), сообщая CSP, что они хотят, чтобы данные в заданном сегменте хранилища были зашифрованы.

Чтобы эти новые политики были успешными, облачная среда требует, чтобы компании приняли операционную модель DevSecOps, в которой безопасность является ключевым элементом каждого программного проекта.ИТ-организациям следует автоматизировать службы безопасности на протяжении всего цикла разработки и сделать их доступными с помощью API-интерфейсов, иначе возникнут риски уязвимых конфигураций. Более чем одному крупному финансовому учреждению пришлось приостановить реализацию программы общедоступного облака из-за плохой операционной модели и решений по конфигурации. Эти учреждения сейчас возвращаются к инвестициям в автоматизированные средства контроля безопасности для будущих приложений, обнаружив, как и многие другие организации, что они больше не могут полагаться на ручные средства контроля безопасности и традиционные операционные модели, если они хотят успешно перейти в облако.

Таким образом, ключевой вопрос для компаний заключается не в том, является ли облако более безопасным с самого начала, а в том, какие меры им необходимо предпринять для повышения безопасности облака. Компании, которые определяют правильные политики, применяют безопасную операционную модель DevSecOps и обучают или нанимают нужных специалистов, на самом деле могут добиться более безопасных операций в своих облачных средах, чем в локальных.

Технические последствия

Миф № 4: Приложения, работающие в сетях облачных провайдеров, имеют большую задержку, чем во внутренних сетях.

Некоторые руководители организаций опасаются, что при переходе в облако они будут испытывать большую задержку в сети CSP, чем в собственной. Однако задержка часто является результатом попытки ИТ-отдела ретранслировать свои данные через внутренние центры обработки данных. Транспортировка или маршрутизация трафика через внутренние сети создает большую задержку, дополнительную сложность и неудобства для пользователей. ИТ-отделам, которые выбирают обратный рейс, обычно либо не хватает опыта или доверия к облачной безопасности (полагая, что они будут иметь больший контроль за счет обратного рейса), либо им необходим доступ к критически важным данным или приложениям, которые находятся в локальных центрах обработки данных.

Для ИТ-отделов, осуществляющих обратную связь для повышения безопасности, важно осознавать, что CSP теперь предлагают надежные параметры периметра и что нет необходимости допускать задержки для обеспечения безопасности. Хотя в 2018 году самой популярной моделью защиты периметра была обратная связь, в настоящее время компании внедряют альтернативные методы, наиболее популярные из которых - очистку листов, или проектируют «виртуальный периметр» с элементами управления, специфичными для облака. Действительно, в опросе McKinsey по ИТ-безопасности только 11 процентов пользователей облачных вычислений заявили, что они, вероятно, будут использовать модель обратного рейса к концу 2021 года.ИТ-отделы, выполняющие обратную передачу критически важных данных или приложений, должны уделять первоочередное внимание созданию озера данных с помощью своего CSP и перемещать большую часть своих данных и аналитики в облако и использовать репликацию данных только там, где это абсолютно необходимо. Это позволит им раскрыть мощь облачной аналитики и одновременно решить любые проблемы с задержками.

Как только компании перестанут передавать свои данные, они вряд ли испытают большую задержку в облаке, поскольку нет существенной разницы между IP-цепями, каналами и кабелями CSP и их собственными центрами обработки данных.Фактически, компании могут даже испытывать меньшую задержку в облаке из-за преимуществ CSP в доставке контента. С их разнообразным глобальным охватом центров обработки данных и их значительными инвестициями в сетевые сервисы доставки контента, CSP могут предоставлять контент с оптимальной скоростью, в зависимости от местоположения, запроса контента и доступности сервера, в таком масштабе, в котором компании могут оказаться в затруднительном положении. для достижения собственными силами. Учитывая преимущества CSP в доставке контента и отказ от обратного рейса, компаниям не следует опасаться высоких задержек при переходе в облако.

Как ИТ-директора и технические директора могут ускорить цифровые преобразования с помощью облачных платформ

Миф № 5: Переход в облако устраняет необходимость в инфраструктурной организации.

Идея инфраструктуры как услуги (IaaS) - что внешний поставщик будет управлять вашей базовой сетью, оборудованием и ресурсами - является захватывающим предложением для многих руководителей организаций. Однако заблуждение возникает, когда руководители интерпретируют IaaS как полную замену своей инфраструктурной организации.Хотя облако радикально меняет виды деятельности, таланты и операционную модель, необходимые для группы внутренней инфраструктуры и за ее пределами, оно не полностью заменяет потребность в управлении инфраструктурой.

Когда компании переходят в облако, они сталкиваются с сотнями сервисов, которые можно объединить и настроить, чтобы повлиять на производительность, безопасность, отказоустойчивость и многое другое. Им нужна команда инфраструктуры, которая может создавать и управлять стандартными шаблонами, архитектурами и сервисами для использования их группами разработчиков.Поскольку инфраструктура в облаке управляется с помощью кода, этой группе инфраструктуры потребуются различные наборы навыков (например, фиксация кода), чтобы они могли работать во многом как группа разработки приложений. Без этой группы инфраструктуры, создающей стандартизированные сервисы и платформы, многие предприятия будут просто копировать фрагментацию и хаос, с которыми они столкнулись в локальной среде.

Чтобы приспособиться к этой смене функций, инфраструктурные организации должны перейти к проактивной (а не реактивной) операционной модели.Вместо того, чтобы отвечать на индивидуальные запросы от групп разработчиков, которые занимают месяцы и могут быстро стать дорогостоящими, группы облачной инфраструктуры должны заранее учитывать потребности организации и превратить ее в надежную автоматизированную платформу в облаке. При этом право собственности в большей степени принадлежит самим командам разработчиков, которые обладают большей гибкостью в быстрой настройке необходимых ресурсов. Команды разработчиков приложений не только получат более прямую ответственность за расходы, но и эта повышенная гибкость приведет к повышению производительности и скорости работы.

Изменения в инфраструктуре не только полезны для управления облаком, но и необходимы для того, чтобы увидеть весь спектр преимуществ облака. Крупная развлекательная компания увидела, что, когда она перешла на операционную модель, совместимую с облаком, ее команда по инфраструктуре могла развернуть ее в производственную среду по запросу, поддержать более крупную инфраструктуру с помощью более компактных команд и сократить время выхода на рынок, введя в действие шесть новых рекордных местоположений. время.

В общем, традиционные команды инфраструктуры, использующие облако, будут слишком большими и дорогостоящими и упустят преимущества совместной ответственности команд приложений за текущие расходы, которые они несут.С другой стороны, отсутствие команды по инфраструктуре нанесет ущерб способности организации управлять облаком и извлекать из него выгоду. Вместо этого требуется более компактная, более специализированная организация инфраструктуры для достижения всего спектра преимуществ гибкости, инноваций и производительности облака.

Переход

Миф № 6: Самый эффективный способ перехода в облако - это сосредоточиться либо на приложениях, либо на целых центрах обработки данных.

Распространено заблуждение, что организация должна выбрать одну из этих двух крайностей для успешного перехода в облако.

В подходе от приложения к приложению организации сталкиваются с непривлекательной динамикой масштабирования. Они продолжат оплачивать локальные центры обработки данных и ИТ-поддержку, одновременно оплачивая CSP за размещение подмножества приложений. Перемещение подмножества приложений также не приводит к выгодам для бизнеса, если эти приложения составляют лишь часть портфеля бизнес-домена. Например, если компания перемещает набор приложений из домена адаптации клиентов в облако, но оставляет после себя приложение, которое генерирует и хранит профили пользователей, преимущества облака не могут быть полностью реализованы во времени выхода на рынок.С другой стороны, организации, которые переводят весь центр обработки данных в облако, могут столкнуться со значительными первоначальными инвестициями и рисками. Многие из сотен приложений в центре обработки данных, вероятно, не были предназначены для работы в облаке. Компаниям необходимо будет инвестировать в различные формы восстановления, которые могут стать дорогостоящими и рискованными, если их выполнить сразу.

Вместо этого организациям следует подумать о переносе бизнес-доменов в облако (например, подключение клиентов, обнаружение лекарств на ранней стадии, потребительские платежи).Путем перехода на бизнес-области компании получат полный спектр потенциальных преимуществ облачных вычислений: более быстрое время вывода на рынок, большую гибкость, более высокую надежность и многое другое. Помимо преимуществ для бизнеса, перемещение бизнес-домена представляет собой гораздо меньшую задачу, чем перемещение всего центра обработки данных, а это означает, что расходы и риски будут более управляемыми. Как только в одном бизнес-домене начнутся эти улучшения в отношении времени выхода на рынок, его гибкости и надежности, будет легче разработать бизнес-обоснования для остальных доменов.

Миф № 7: Чтобы перейти в облако, вы должны либо поднять и перенести приложения в том виде, в каком они есть сегодня, либо полностью их реорганизовать.

Когда компании берут на себя обязательство перейти в облако, они часто сталкиваются с необходимостью действовать быстро, минимизировать затраты и максимизировать бизнес-преимущества. В результате руководители чувствуют, что они должны выбирать между более быстрой и дешевой стратегией перехода «поднял и сменил» (чтобы двигаться быстро и минимизировать затраты) и стратегией рефакторинга, требующей больших затрат времени и средств (для получения выгод для бизнеса).

Несмотря на то, что подъем и сдвиг - виртуализация приложения и перенос его в облако как есть - может быть более быстрым и экономичным способом одновременного переноса множества приложений в облако, он не позволяет использовать большинство преимуществ облака. Это связано с тем, что в архитектуре приложения нет изменений, которое часто не оптимизировано для облачных вычислений и поэтому не получит преимуществ от таких функций, как автомасштабирование, автоматическое управление производительностью и т. Д. Кроме того, неродное приложение, скорее всего, столкнется с более высокой задержкой или другими проблемами производительности, и его ранее существовавшие проблемы теперь будут просто находиться в центре обработки данных CSP, а не в компании.

С другой стороны, полный рефакторинг приложения и его архитектуры для оптимизации для облака требует много времени, навыков и денег. Он достигает тех преимуществ, которые игнорируются подъемом и переключением, но так медленно и с такими большими затратами, что безубыточность зачастую невозможна. Это также подвергает переход большему риску ошибки при сложном перекодировании, настройке и интеграции.

Многие компании считают, что им лучше использовать стратегию «лучшее из обоих миров», которая использует преимущества определенных методов, таких как автоматизация, абстракция и контейнеризация.Эти методы менее затратны и отнимают много времени, чем полная рефакторинг, но все же позволяют компаниям получать преимущества для бизнеса, заключающиеся в большей гибкости, более быстром выходе на рынок и повышенной отказоустойчивости. Например, одна фармацевтическая компания разрабатывает план развертывания своих приложений и использует конвейер непрерывной интеграции и доставки (CI / CD) CSP. Это позволит разработчикам запускать свои среды разработки и тестирования только по мере необходимости и в значительной степени автоматизирует длительный в противном случае процесс управления выпусками.Глобальный производитель электроники перенес свое приложение электронной коммерции в облако как есть, но изменил алгоритм распределения инфраструктуры для масштабирования в пиковые сезоны, воспользовавшись преимуществами динамического распределения облака. Оба этих подхода были менее дорогостоящими, чем рефакторинг, но все же позволяли компаниям извлекать выгоду из гибкости и дополнительных методов, которые не учитывались бы.


Многие из сегодняшних представлений об облаках основаны на заблуждениях, подпитываемых историями о неудачных усыновлениях или опасениями значительных изменений.Эти убеждения мешают глубокому пониманию положительного влияния облака на бизнес, эксплуатацию и экономику, и к ним необходимо обратиться, чтобы позволить организациям получить полную ценность облака.

13 развенчанных мифов о кредитном рейтинге

Редакционная группа Select работает независимо над обзором финансовых продуктов и написанием статей, которые, как мы думаем, будут полезны нашим читателям. Мы можем получать комиссию, когда вы переходите по ссылкам на продукты наших аффилированных партнеров.

Предложение Discover it® Balance Transfer в настоящее время отсутствует на рынке.

Когда дело доходит до квалификации для получения лучшей кредитной карты или даже для аренды квартиры, ваш кредитный рейтинг имеет значение.

Хотя установление хорошего кредитного рейтинга является жизненно важной частью вашей общей финансовой картины, существует множество распространенных заблуждений о том, что действительно влияет на ваш кредитный рейтинг.

Ниже CNBC Select спросил финансового эксперта Джона Ульцхаймера, ранее работавшего в FICO и Equifax, о том, что скрывается за 13 наиболее распространенными мифами о кредитном рейтинге. Вот все, что вам следует знать о том, что заставляет это волшебное трехзначное число повышаться или понижаться.

1. Проверка моего кредитного рейтинга снижает мой кредитный рейтинг

Неверно. Хотя 93% миллениалов знают о своем кредитном рейтинге, это, вероятно, самый распространенный миф. Наблюдение за своим счетом помогает отслеживать прогресс при наращивании кредита, но важно правильно его проверять.

Проверка вашего кредитного рейтинга считается «мягким действием», которое не влияет на ваш кредитный рейтинг. Действия, такие как подача заявки на получение кредитной карты, которая требует «жестких усилий», временно снижают ваш кредитный рейтинг.

«Если вы проверяете его из законного источника, такого как сами кредитные бюро, это не повредит», - говорит Ульцгеймер CNBC Select. «Если у вас есть приятель, который работает в автосалоне или ипотечном брокере, и он воспользовался вашим кредитом в качестве услуги, все будут думать, что вы подаете заявку на кредит, и расследование может привести к более низкому баллу».

Вы можете бесплатно проверить свой кредитный рейтинг у большинства эмитентов карт, используя такие приложения, как Discover's Credit Scorecard и Chase's Credit Journey, которые доступны каждому.

Подробнее: Как бесплатно проверить свой кредитный рейтинг и как часто обновляется ваш кредитный рейтинг.

2. Наличие остатка на моей кредитной карте увеличивает мой кредитный рейтинг

Ложь. Сохранение баланса на вашей кредитной карте не улучшает ваш кредитный рейтинг, это только может навредить ему, и со временем это станет дорогостоящим с выплатой процентов. Не говоря уже о том, что выплачивать проценты по своему балансу - это пустая трата денег, если вы можете позволить себе полностью оплачивать счет по кредитной карте каждый месяц.

Остатки на вашем счете напрямую влияют на коэффициент использования вашей кредитной карты. Чем выше баланс вашей кредитной карты, тем выше коэффициент использования, что, в свою очередь, может повредить вашему кредитному рейтингу.

Если у вас уже есть остаток на кредитной карте, рассмотрите возможность переноса его на кредитную карту для переноса остатка, такую ​​как Discover it® Balance Transfer. Это может помочь вам сэкономить деньги в долгосрочной перспективе, если вы обязуетесь выплатить свой баланс в течение начального периода 0% годовых (до того, как он достигнет 13.От 49% до 24,49% переменной годовых).

3. Мой доход влияет на мой кредитный рейтинг

Неверно. Ваша заработная плата и доход считаются показателями вашей платежеспособности, а не вашего потенциального кредитного риска.

«Доход даже не указан в ваших кредитных отчетах, поэтому он не может повлиять на ваш счет», - говорит Ульцхаймер. «Показатели богатства не учитываются моделями кредитного скоринга».

Хотя хорошо знать, что размер вашей зарплаты не влияет на то, хороший у вас кредит или плохой, вы должны знать, что влияет на ваш счет.Переменные включают вашу историю платежей, суммы задолженности (коэффициент использования), длину кредитной истории, новый кредит (как часто вы подаете заявку и открываете новые счета) и кредитный баланс (разнообразие имеющихся у вас кредитных продуктов).

4. Хороший кредитный рейтинг означает, что вы богатый

Неверно. Кредитный рейтинг - это всего лишь мера вашего риска (оплачиваете ли вы свои счета вовремя и полностью). «Хороший кредитный рейтинг означает, что у вас есть хороший кредитный риск», - говорит Ульцхаймер. "Низкая оценка означает, что вы мало рискуете. Это все, что они имеют в виду."

Наличие высокой зарплаты не гарантирует более высокую кредитную линию, но если вы обновите свой доход с помощью эмитента карты до более высокой суммы, вы можете увидеть увеличение своего кредитного лимита, что может положительно повлиять на использование кредита. (при условии, что вы продолжаете ежемесячно оплачивать остаток в полном объеме). Также некоторые карты, такие как American Express® Gold Card, не имеют заранее установленного лимита расходов, что означает отсутствие установленного лимита кредита.

5. Идеально кредитный рейтинг не имеет значения

Верно.Хотя было бы забавно сказать, что вы находитесь в элитном клубе 850, наличие наивысшего результата не дает никаких дополнительных преимуществ. Не существует ссуд и кредитных продуктов, которые доступны только для людей с отличными оценками, и как только вы достигнете определенного балла, вы в любом случае получите все те же преимущества.

«Если у вас 760 или выше, вы, вероятно, будете иметь право на лучшие предложения по всему, - говорит Ульцгеймер.

6. Мне не нужно беспокоиться о моем кредитном рейтинге, пока я не стану старше

Неверно.Минимальный возраст, при котором вы можете подавать заявление на получение кредита, составляет 18 лет, и именно тогда вам следует начать беспокоиться о своем кредитном рейтинге. Финансовые эксперты рекомендуют молодым людям как можно скорее приступить к созданию кредита. Длина вашей кредитной истории является важным фактором для вашего кредитного рейтинга, поэтому, чем раньше вы получите кредит, тем лучше.

Для тех, кто только начинает свой кредитный путь, ознакомьтесь с рекомендацией CNBC Select по выбору лучшей первой кредитной карты. Если вы студент, ознакомьтесь с нашим списком лучших карточек для студентов колледжа.

7. Выплата долга увеличивает ваш кредитный рейтинг

Верно и неверно. Это верно для долга по кредитной карте, но не так для долга в рассрочку, такого как ипотечная или студенческая ссуда. Хотя для вашей общей финансовой жизни хорошо быть полностью свободным от долгов, вы не увидите подъема в своем кредитном рейтинге, например, если погасите свой автокредит. На самом деле это может снизить ваш счет, потому что это означает, что у вас будет меньше кредитных счетов. Однако это не означает, что вы не должны выплачивать ссуду; вы не хотите платить ненужные проценты с течением времени только для того, чтобы сэкономить несколько кредитных баллов.

Поскольку кредитные карты обычно имеют более высокие процентные ставки, чем ссуды в рассрочку, выплата сначала долга по кредитной карте может помочь вам, а также улучшить ваш счет (если вы снизите использование кредита).

8. Мой работодатель может видеть мой кредитный рейтинг

Неверно. Когда дело доходит до подачи заявления на новую работу, люди часто думают, что потенциальные работодатели могут видеть их кредитный рейтинг. Хотя они могут получить ваш кредитный отчет, тип кредитного отчета, к которому имеют доступ работодатели, не включает ваш фактический кредитный рейтинг.

«Это не тот тип кредитного отчета, который могут видеть ваши кредиторы», - говорит Ульцгеймер.

Что работодатели действительно видят при проверке кредитоспособности, так это ваш долг и историю платежей, чтобы они могли искать любые признаки финансовых затруднений.

9. Студенческие ссуды не влияют на мой кредитный рейтинг

Неверно. На ваш кредитный рейтинг влияют не только счета по кредитной карте. Вам необходимо вовремя оплачивать все свои счета, включая коммунальные услуги, студенческие ссуды, ипотеку и любые медицинские счета, которые могут у вас возникнуть.

«По умолчанию по нескольким студенческим займам, и вы увидите, насколько студенческие займы повлияют на ваши результаты», - говорит Ульцхаймер.

Если вам сложно не забывать оплачивать счета каждый месяц, есть простое решение: автоплата. В случае компаний, предоставляющих студенческие ссуды, некоторые из них предоставляют вам скидку на вашу процентную ставку, если вы настроили автоплату.

10. Вступление в брак объединит мой кредитный рейтинг с моим супругом

Неверно. Когда вы вступаете в брак, ваш кредитный отчет остается уникальным для вас и только для вас.«Кредитные отчеты всегда индивидуальны на уровне потребителя», - говорит Ульцхаймер.

Когда дело доходит до подачи заявки на новый кредит с вашим партнером, например, при заполнении совместной заявки на ипотеку, кредиторы принимают во внимание кредитный рейтинг каждого партнера. После открытия совместной ссуды положительные и отрицательные действия, предпринимаемые вами и вашим супругом, отражаются в обоих ваших отчетах.

11. Использование дебетовых карт помогает получить хороший кредитный рейтинг

Неверно. Дебетовая и кредитная карты - это две совершенно разные вещи.Поскольку дебетовые карты не являются формой кредита, они никогда не попадают в ваши кредитные отчеты и, следовательно, не влияют на ваш кредитный рейтинг.

12. Закрытие кредитной карты улучшает мой кредитный рейтинг

Неверно. Закрытие кредитной карты никогда не улучшит ваш кредитный рейтинг - на самом деле, это может снизить ваш счет, и это одна из причин, по которой эксперты обычно не рекомендуют его. Но есть некоторые особые обстоятельства, о которых следует подумать, прежде чем принимать решение об аннулировании кредитной карты.

Если с вашей карты не взимается годовая плата, то держать ее открытой нет никакого вреда.Но если вы теряете деньги на карте, вы можете позвонить эмитенту карты и спросить, можете ли вы перейти на кредитную карту без годовой комиссии. Если с вас взимается высокая процентная ставка, может быть полезно закрыть кредитную карту.

Приложение Capital One CreditWise предлагает симулятор, чтобы вы могли увидеть, как выполнение определенных действий (закрытие карты или погашение баланса) может повлиять на ваш кредитный рейтинг. Это хорошее место для начала, если вы беспокоитесь, что закрытие карты может снизить ваш счет.

13. Выбор «кредита» при использовании моей дебетовой карты для покупки помогает повысить мой кредитный рейтинг.

Ложь. Если вы выберете «кредит» вместо «дебет» в следующий раз, когда будете у кассы, знайте, что это никак не повлияет на ваш кредитный рейтинг, поскольку операции с вашей дебетовой картой не передаются в кредитные бюро. Дебетовые карты не влияют на вашу кредитную историю или кредитный рейтинг, поэтому независимо от того, используете ли вы свою дебетовую карту в качестве дебетовой или кредитной, деньги по-прежнему снимаются непосредственно с вашего текущего счета.

Редакционная заметка: Мнения, анализы, обзоры или рекомендации, выраженные в этой статье, принадлежат только редакции Select, и не были рассмотрены, одобрены или иным образом одобрены какой-либо третьей стороной.

Эпическая битва против коронавируса, дезинформации и теорий заговора

В первые несколько месяцев 2020 года в сети начали появляться дикие теории заговора о Билле Гейтсе и новом коронавирусе. Гейтс, соучредитель Microsoft и миллиардер-филантроп, который финансировал усилия по борьбе с вирусом с помощью лечения, вакцин и технологий, сам создал вирус, утверждал одну из теорий.«Он запатентовал это», - сказал другой. Он будет использовать вакцины, чтобы контролировать людей, - заявил третий. Ложные заявления незаметно распространились среди групп, предрасположенных к распространению информации, - людей, выступающих против вакцин, глобализации или нарушений конфиденциальности, допускаемых технологиями. Затем один стал мейнстримом.

19 марта сайт Biohackinfo.com ложно заявил, что Гейтс планировал использовать вакцину от коронавируса в качестве уловки для наблюдения за людьми с помощью инъекционного микрочипа или шпионского программного обеспечения с квантовыми точками.Двумя днями позже на YouTube появился видеоролик об этой идее. Его просмотрели почти два миллиона раз. Идея дошла до Роджера Стоуна - бывшего советника президента США Дональда Трампа - который в апреле обсуждал эту теорию в радио-шоу, добавив, что он никогда не будет доверять вакцине от коронавируса, которую финансировал Гейтс. Интервью было освещено газетой New York Post , которая не опровергала эту идею. Затем эту статью лайкнули, поделились или прокомментировали почти миллион человек в Facebook.«Это лучший результат, чем у большинства основных СМИ, - говорит Джоан Донован, социолог из Гарвардского университета в Кембридже, Массачусетс.

Донован прокладывает путь этой дезинформации, как эпидемиолог, отслеживающий передачу нового вируса. Как и в случае с эпидемиями, бывают моменты «сверхпредсказания». После того, как история New York Post вышла в свет, несколько высокопоставленных лиц с почти миллионом подписчиков в Facebook опубликовали свои тревожные комментарии, как если бы история о Гейтсе, изобретающем вакцины для отслеживания людей, была правдой.

Теории заговора Гейтса являются частью океана дезинформации о COVID-19, распространяющейся в Интернете. Каждое крупное новостное событие пропитано слухами и пропагандой. Но COVID-19 - это «идеальный шторм для распространения ложных слухов и фейковых новостей», - говорит аналитик данных Вальтер Кватрочокки из Университета Ка’Фоскари в Венеции, Италия. Люди проводят больше времени дома и ищут в Интернете ответы на неопределенные и быстро меняющиеся ситуации. «Тема поляризующая, пугающая, увлекательная.И каждому действительно легко получить информацию, которая соответствует его системе убеждений », - говорит Кватрочоччи. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) назвала ситуацию инфодемией: «Избыточный объем информации - часть точной, а часть нет - затрудняет поиск надежных источников информации и надежных рекомендаций».

Для исследователей, которые следят за распространением информации, COVID-19 является уникальной экспериментальной темой. «Это возможность увидеть, как весь мир обращает внимание на ту или иную тему», - говорит Рене диРеста из Стэнфордской обсерватории Интернета в Калифорнии.Она и многие другие изо всех сил пытались отследить и проанализировать разрозненную ложь, распространяющуюся вокруг - как «дезинформацию», которая неверна, но не преднамеренно вводит в заблуждение, так и «дезинформацию», которая относится к организованной лжи, предназначенной для обмана. В условиях глобального кризиса в области здравоохранения неточная информация не только вводит в заблуждение, но и может стать вопросом жизни и смерти, если люди начнут принимать непроверенные лекарства, игнорируют рекомендации общественного здравоохранения или отказываются от вакцины против коронавируса, если она станет доступной.

Изучая источники и распространение ложной информации о COVID-19, исследователи надеются понять, откуда такая информация, как она растет и - они надеются - как превознести факты над ложью. Исследователи согласны с тем, что в этой битве нельзя полностью выиграть - невозможно остановить распространение необоснованных слухов. Но, говоря языком эпидемиологии, есть надежда на разработку эффективных стратегий, позволяющих «сгладить кривую» инфодемии, чтобы неверная информация не могла распространяться так далеко и так быстро.

Инженер осматривает подожженную телефонную мачту 5G в Бельгии. Некоторые из них были подожжены после ложной теории, связывающей излучение 5G с коронавирусом Фото: Йорик Дженсенс / AFP через Getty

Без фильтра

Исследователи годами отслеживают поток информации в Интернете и хорошо понимают, как возникают и распространяются ненадежные слухи. За последние 15 лет технологии и меняющиеся социальные нормы устранили многие фильтры, которые когда-то применялись к информации, говорит Амил Хан, директор коммуникационного агентства Valent Projects в Лондоне, который работал над анализом дезинформации для правительства Великобритании.Распространители слухов, которые когда-то могли быть изолированы в своих местных сообществах, могут найти единомышленников-скептиков в любой точке мира. Платформы социальных сетей, которые они используют, используются для максимального вовлечения пользователей, а не для поддержки информации, основанной на фактах. По мере того, как за последние полтора десятилетия популярность этих платформ резко возросла, политическая приверженность и голоса, не доверяющие авторитету, также выросли.

Чтобы обозначить текущую инфодемию, специалисты по данным и исследователи коммуникаций анализируют миллионы сообщений в социальных сетях.Команда под руководством Эмилио Феррары, специалиста по данным из Университета Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе, опубликовала набор данных из более чем 120 миллионов твитов о коронавирусе 1 . Физик-теоретик Манлио Де Доменико из Института Бруно Кесслера, научно-исследовательского института искусственного интеллекта в Тренто, Италия, создал то, что он называет «инфодемической обсерваторией» COVID-19, с использованием автоматизированного программного обеспечения для просмотра 4,7 миллиона твитов в потоковом режиме COVID-19. прошел каждый день. (Фактическая цифра выше, но это ровно столько, сколько Twitter позволит команде отслеживать.) Де Доменико и его команда оценивают эмоциональное содержание твитов и, если возможно, регион, из которого они были отправлены. Затем они оценивают свою надежность, просматривая источники, на которые ссылается сообщение. (Как и многие специалисты по анализу данных, они полагаются на работу журналистов по проверке фактов, чтобы отличить надежные источники новостей или утверждения от ненадежных.) Точно так же в марте Кватрочоччи и его коллеги сообщили 2 о наборе данных примерно в 1,3 миллиона постов и 7,5 миллионов комментариев о COVID-19 с нескольких социальных сетей, включая Reddit, WhatsApp, Instagram и Gab (известный своей правой аудиторией), с 1 января до середины февраля.

Исследование, проведенное в 2018 году, показало, что ложные новости обычно распространяются быстрее, чем достоверные новости в Twitter. 3 . Но это не обязательно так в этой пандемии, говорит Кватрочоччи. Его команда проследила за некоторыми примерами ложных и истинных новостей о COVID-19, которые классифицируются сайтами проверки фактов, и обнаружила, что на достоверные сообщения в Twitter было столько же реакции, сколько на ненадежные. Анализ является предварительным и еще не прошел экспертную оценку.

Как фейковые новости о коронавирусе стали второй пандемией

Феррара говорит, что в миллионах твитов о коронавирусе в январе дезинформация не преобладала в обсуждении.Большая часть путаницы в начале пандемии связана с фундаментальной научной неопределенностью относительно вспышки. Ключевые характеристики вируса - например, его передаваемость и уровень летальности - можно было оценить только с большой погрешностью. По словам биолога Карла Бергстрома из Вашингтонского университета в Сиэтле, если ученые-эксперты были честны в этом вопросе, это создало «вакуум неопределенности», который позволил источникам с поверхностной репутацией вмешаться без реальных знаний. По его словам, в их число входили академики со скудной репутацией в области эпидемиологии или аналитики, которые хорошо разбирались в цифрах, но не имели глубокого понимания фундаментальной науки.

Политика и мошенничество

По словам Донована, по мере того как пандемия переместилась в Соединенные Штаты и Европу, увеличилось количество ложной информации. Значительная часть проблемы была политической. На брифинге, подготовленном для Европейского парламента в апреле, утверждалось, что Россия и Китай «проводят параллельные информационные кампании, передавая общий сигнал о том, что действующие лица демократического государства терпят поражение и что европейские граждане не могут доверять своим системам здравоохранения, тогда как их авторитарные системы могут спасти мир.«Послания президента США Дональда Трампа и его администрации сеют собственный политический хаос. Это включает в себя настойчивое упоминание Трампа о «китайском» или «уханьском» коронавирусе и его пропаганду бездоказательных (и даже опасных) «лекарств», а также утверждение госсекретаря США Майка Помпео о том, что вирус возник в лаборатории, несмотря на то, что отсутствие доказательств.

Есть и организованные аферы. По словам Донована, в этом году было зарегистрировано более 68000 доменов веб-сайтов с ключевыми словами, связанными с коронавирусом.Она рассмотрела те, которые продают поддельные лекарства от COVID-19, и другие, которые собирают личную информацию. Алгоритмы поисковой машины Google ранжируют информацию из ВОЗ и других учреждений здравоохранения выше, чем из других источников, но ранжирование варьируется в зависимости от того, какие термины человек вводит в поиск. Некоторым мошенническим сайтам удалось выйти вперед, используя комбинацию ключевых слов, оптимизированных и нацеленных на определенную аудиторию, например, недавно безработных, говорит Донован.

Распространение повесток дня

Многие лжи в Интернете не имеют очевидных источников или намерений.Скорее, они часто начинают с нишевых групп, мобилизующихся вокруг своих любимых программ. Нил Джонсон, физик из Университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне, округ Колумбия, сообщил о 4 нарративах дезинформации о COVID ‑ 19, формирующихся среди онлайн-сообществ экстремистских и крайне правых «ненавистных» групп, которые занимают в основном нерегулируемые платформы, включая ВКонтакте, Gab и 4Chan. , а также такие популярные, как Facebook и Instagram.

В исследовании говорится, что «мультивселенная ненависти» использует пандемию COVID-19 для распространения расизма и других вредоносных программ, фокусируя первоначально довольно разнообразный и бессвязный набор сообщений на нескольких доминирующих нарративах, таких как обвинение евреев и иммигрантов в том, что они начали или распространение вируса, или утверждение, что это оружие, используемое «Глубинным государством» для контроля над ростом населения (см. «Дороги ненависти»).

Источник: исх. 4

Тревожной особенностью этой сети является ее способность привлекать внешних пользователей через то, что Джонсон и его команда называют «червоточинами». Это ярлыки из сети, занимающейся совершенно разными проблемами. Исследователи говорят, что мультивселенная ненависти «действует как глобальная воронка, которая может засасывать людей из основного кластера на платформе, которая вкладывает значительные ресурсы в модерацию, в менее модерируемые платформы, такие как 4Chan или Telegram».В результате, говорит Джонсон, расистские взгляды начинают появляться и в сообществах, выступающих против вакцинации. «Рост страха и дезинформации вокруг COVID-19 позволил пропагандистам злонамеренных действий и ненависти взаимодействовать с основной аудиторией вокруг общей темы, представляющей интерес, и потенциально подтолкнуть их к ненавистническим взглядам», - говорится в статье его команды.

Донован видел, как в троллинге генерального директора ВОЗ Тедроса Адханома Гебрейесуса появлялись странные соратники. Базирующиеся в США группы, которые часто публикуют материалы белого национализма, распространяют на него расистские карикатуры, похожие на те, что размещены активистами из Тайваня и Гонконга.Последние группы давно критикуют ВОЗ за сговор с Коммунистической партией Китая, поскольку ВОЗ, как и все учреждения Организации Объединенных Наций, считает эти регионы частью материкового Китая. «Мы наблюдаем создание некоторых необычных союзов, - говорит Донован.

Опасное распространение

По мере роста дезинформации она иногда становится смертельной. В начале марта в Твиттере технологические предприниматели и инвесторы поделились документом, преждевременно превозносящим преимущества хлорохина, старого лекарства от малярии, как противовирусного средства против COVID ‑ 19.Документ, в котором утверждалось, что препарат дал благоприятные результаты в Китае и Южной Корее, был широко распространен еще до того, как 17 марта в Интернете были опубликованы результаты небольшого нерандомизированного французского исследования родственного препарата гидроксихлорохина 5 . На следующий день Fox News транслировал отрывок с одним из авторов оригинального документа. А на следующий день Трамп назвал наркотики «очень сильными» на брифинге для прессы, несмотря на отсутствие доказательств. В середине марта в Google наблюдался небольшой всплеск запросов гидроксихлорохина, хлорохина и их ключевого ингредиента, хинина, причем самый большой всплеск пришелся на день выступления Трампа, как обнаружил Донован с помощью Google Trends.«Так же, как туалетная бумага, маски и дезинфицирующее средство для рук, если бы был продукт, он бы был распродан», - говорит она. Действительно, в некоторых местах это произошло, что беспокоит людей, которым нужны лекарства для лечения таких состояний, как волчанка. Больницы сообщали об отравлениях у людей, которые испытывали токсические побочные эффекты от таблеток, содержащих хлорохин, и такое большое количество людей с COVID-19 просили лекарство, что это сорвало клинические испытания других методов лечения.

Fox News подверглась особой проверке со стороны распространения опасной дезинформации.В ходе телефонного опроса 1000 случайно выбранных американцев в начале марта 6 исследователи в области коммуникаций обнаружили, что респонденты, которые, как правило, получали информацию из основных вещательных и печатных СМИ, имели более точные представления о летальности болезни и о том, как защитить себя от инфекции, чем у респондентов. те, кто получал новости в основном из консервативных СМИ (таких как Fox News и радио-шоу Раша Лимбо) или из социальных сетей. Это было верно даже после того, как были приняты во внимание такие факторы, как политическая принадлежность, пол, возраст и образование.

Протестующие в австралийском городе Мельбурн в мае выступили против жестких законов о изоляции, при этом некоторые утверждали, что пандемия - это обман Фото: Уильям Вест / AFP via Getty

Эти результаты перекликаются с другим исследованием, еще не прошедшим экспертную оценку, в котором экономисты из Чикагского университета в Иллинойсе попытались проанализировать влияние двух ведущих Fox News на мнения зрителей в феврале, когда коронавирус начал распространяться за пределы Китая. Один из ведущих, Шон Хэннити, преуменьшил риск коронавируса и обвинил демократов в использовании его в качестве оружия для подрыва президента; другой, Такер Карлсон, сообщил, что болезнь серьезная.Исследование показало, что в тех регионах страны, где больше зрителей смотрели Хэннити, было больше случаев заражения и смертей, чем в тех, где больше наблюдали за Карлсоном - расхождение исчезло, когда Хэннити скорректировал свою позицию, чтобы отнестись к пандемии более серьезно.

Де Доменико говорит, что его воодушевляет то, что по мере углубления кризиса многие люди стремятся найти более надежную информацию. «Когда COVID-19 начал поражать каждую страну, мы наблюдали резкие изменения в отношении», - говорит он.«Люди начали получать и делиться более достоверными новостями из надежных источников». Конечно, цель состоит в том, чтобы люди прислушивались к лучшим советам по рискам, прежде чем увидят, как умирают люди вокруг них, - говорит Донован.

Сглаживание кривой

В марте президент Бразилии Жаир Болсонару начал распространять дезинформацию в социальных сетях, разместив видео, в котором ложно утверждалось, что гидроксихлорохин является эффективным средством лечения COVID-19, но его остановили.Twitter, Facebook и YouTube пошли на беспрецедентный шаг, удалив сообщения главы государства на том основании, что они могут причинить вред.

Платформы социальных сетей активизировали свои усилия, чтобы помечать или удалять дезинформацию и направлять людей к надежным источникам. В середине марта Facebook, Google, LinkedIn, Microsoft, Reddit, Twitter и YouTube опубликовали совместное заявление, в котором говорилось, что они совместно работают над «борьбой с мошенничеством и дезинформацией о вирусе». Например, Facebook и Google запретили рекламу «чудодейственных лекарств» или завышенных цен на маски для лица.YouTube продвигает «проверенные» информационные видеоролики о коронавирусе.

Платформы социальных сетей часто полагаются на проверяющих фактов в независимых СМИ, чтобы выявить вводящий в заблуждение контент. В январе 88 медиа-организаций по всему миру объединились, чтобы записать свои проверки фактов в отношении заявлений о COVID-19 в базу данных, которую ведет Международная сеть проверки фактов (IFCN), входящая в Институт Пойнтера по изучению СМИ в Санкт-Петербурге, Флорида. (см. «Безумие проверки фактов»).База данных в настоящее время содержит более 6000 примеров, и теперь IFCN приглашает ученых изучить данные. (Другой сайт, проводник проверки фактов Google, записывает более 2700 проверок фактов о COVID-19.) Но некоторые организации, занимающиеся проверкой фактов, такие как Snopes, признали, что перегружены объемом информации, с которой им приходится иметь дело. . «Проблема с инфодемиками заключается в их огромном масштабе: вместе мы производим гораздо больше информации, чем то, что мы действительно можем проанализировать и потребить», - говорит де Доменико.«Даже тысячи профессиональных проверяющих фактов может быть недостаточно».

Источник: IFCN / CoronavirusFactsAlliance

Ученый в области коммуникации Скотт Бреннен из Оксфордского института Интернета, Великобритания, и его коллеги обнаружили, что компании, занимающиеся социальными сетями, проделали достойную работу по удалению вводящих в заблуждение сообщений, учитывая сложную задачу. Команда проверила 225 единиц дезинформации о коронавирусе, которые независимые специалисты по проверке фактов сопоставили в базах данных IFCN или Google как ложные или вводящие в заблуждение.В отчете от 7 апреля команда обнаружила, что к концу марта только около 25% этих ложных заявлений оставалось в силе без предупреждающих надписей на YouTube и Facebook, хотя в Twitter эта доля составляла 59% (см. Go.nature.com / 2tvhuj5). И Феррара говорит, что около 5% из 11 миллионов пользователей Twitter, которые его команда изучила в своей базе данных COVID-19, были закрыты за нарушение политики использования платформы, и что это, как правило, были необычно активными учетными записями.

Но некоторые создатели контента нашли способы отсрочить обнаружение модераторами социальных сетей, отмечает Донован, за счет того, что она называет «скрытой виральностью».Один из способов - публиковать контент в частных группах на Facebook. Поскольку платформа в значительной степени полагается на своих пользователей, чтобы пометить неверную информацию, публикации вводящих в заблуждение сообщений в частных сообществах помечаются реже, потому что все в группе склонны соглашаться друг с другом, говорит она. Донован изучал превосходство белых в Интернете и говорит, что многие «альтернативные правые» материалы не отмечались, пока они не попали в общедоступные домены Facebook. Используя CrowdTangle, инструмент отслеживания социальных сетей, принадлежащий Facebook, Донован обнаружил, что более 90% из миллиона или около того взаимодействий со статьей New York Post о заговоре против вакцины Гейтса происходили на частных страницах.

Другой способ, которым манипуляторы обходят модерацию, - это публикация того же поста из нового места в сети, говорит Донован. Например, когда люди в Facebook начали публиковать статью, в которой утверждалось, что в Китае от COVID-19 умер 21 миллион человек, Facebook поместил на статью ярлык, указывающий на то, что она содержит сомнительную информацию, и ограничил ее рейтинг, чтобы это не было так. t являются приоритетными при поиске (Китай подтвердил гораздо меньшее количество смертей: 4638). Однако сразу же люди начали публиковать копию статьи, которая хранилась в Internet Archive, веб-сайте, на котором хранится контент.Этой копией поделились 118 000 раз, прежде чем Facebook разместил предупреждение о ссылке. Другой пост на веб-сайте Medium был удален Medium, поскольку в нем ложно утверждалось, что вся известная биомедицинская информация о COVID-19 неверна, и выдвигалась сомнительная теория. До того, как он был снят, он собрал несколько акций. Но версия на заархивированном сайте остается. Он собрал 1,6 миллиона взаимодействий и 310 000 репостов на Facebook - цифры, которые продолжают расти.

Quattrociocchi говорит, что, столкнувшись с регулированием контента на таких платформах, как Twitter и Facebook, некоторая дезинформация просто мигрирует в другое место: в настоящее время, по его словам, регулирование в Gab и WhatsApp ухудшилось.И вы можете сделать только так много, чтобы контролировать социальные сети: «Если кто-то действительно предан делу, - говорит Феррара, - как только вы его заблокируете, они вернутся и создадут еще одну учетную запись».

Донован соглашается, но утверждает, что компании, работающие в социальных сетях, могли бы применять более сильную и быструю модерацию, например обнаруживать, когда сообщения, которые уже были отмечены или удалены, восстанавливаются с помощью альтернативных ссылок. Кроме того, по ее словам, компаниям, занимающимся социальными сетями, возможно, потребуется скорректировать свою политику, разрешающую политические дискурсы, когда они угрожают жизни.Она говорит, что дезинформация о здоровье все чаще скрывается в сообщениях, которые на первый взгляд кажутся сугубо политическими. Группа в Facebook, призывающая к протестам против ограничений на пребывание дома - Re-Open Alabama - представила видео (просмотренное 868000 раз), в котором врач говорит, что его коллеги определили, что COVID-19 похож на грипп, и «на нем показаны здоровые люди. больше не нужно укрываться на месте ». Эти сообщения могут заставить людей игнорировать рекомендации общественного здравоохранения и поставить под угрозу многие другие, говорит Донован.Но Facebook не спешит ограничивать эти сообщения, потому что они, похоже, выражают политические взгляды. «Важно продемонстрировать компаниям-платформам, что они не модерируют политические выступления, - говорит Донован. «Им нужно посмотреть, какая дезинформация о здоровье подкрепляет их заявления о необоснованности ограничений». (Facebook не ответил на запрос о комментарии.)

Донован пытается научить других находить след дезинформации: как и в случае вирусной вспышки, распространение дезинформации легче остановить, если она обнаружена недалеко от источника, когда меньше людей подверглись разоблачению.У нее есть гранты на сумму более 1 миллиона долларов США от спонсоров, в том числе Фонда Хьюлетта в Менло-Парке, Калифорния, и Фонда Форда в Нью-Йорке, на сбор примеров того, как распространяется дезинформация, и на их использование для обучения журналистов, университетов. исследователи и политики, как анализировать данные о сообщениях и закономерностях их распространения.

Завоевание доверия

Усилия по повышению авторитета хорошей информации и навешиванию предупреждающего ярлыка на плохую, могут идти только до определенного момента, говорит ДиРеста.Она говорит. «Проблема не в недостатке фактов, а в том, каким источникам доверяют люди».

Бреннен соглашается. «Люди в сообществах заговора думают, что они делают то, что должны: являются критическими потребителями СМИ», - говорит он. «Они думают, что проводят собственное исследование и что то, что консенсус может защищать, само по себе является дезинформацией.

Это мнение может возрасти, если органы общественного здравоохранения не будут внушать уверенности, когда они еженедельно меняют свои рекомендации - например, в отношении масок или иммунитета к COVID-19. Некоторые исследователи говорят, что власти могли бы лучше объяснять доказательства или их отсутствие, которыми они руководствовались.

На данный момент опросы в США показывают, что население по-прежнему поддерживает вакцины. Но протестующие против вакцины поднимают больше шума. Например, на митингах протеста против карантина в Калифорнии в мае некоторые демонстранты несли плакаты с надписью «Обязательные вакцины запрещены».По словам Джонсона, онлайн-центры по борьбе с вакцинацией стремятся к COVID-19. «Похоже, они этого ждали. Он кристаллизует все, что они говорили ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *