Прокомментируйте высказывание русского писателя салтыкова щедрина лично я: Цитаты Салтыкова-Щедрина

Содержание

Цитаты Салтыкова-Щедрина

Подготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат писателя Михаила Салтыкова-Щедрина (1826 – 1889).

Его сатирические обличения российской действительности воспринимаются как-то уж слишком свежо.

Цитаты сведены по темам: чиновники, обыватели, литература, Россия, глупость, законы, русские, человеческие проявления, пьянство, воровство, нравы, деловые вопросы, жизнь, патриотизм, религия, власти.

О чиновниках

Сие от меня не зависит.

В деле административной репутации от первого шага зависит все будущее администратора.

От него кровопролитнее ждали, а он чижика съел.

И даже допускал, что самые заблуждения людей не всегда должны иметь непременным последствием расстреляние.

Все в мире волшебство от начальства происходит.

Дозволяется при встрече с начальством вежливыми и почтительными телодвижениями выражать испытываемое при сем удовольствие.

Какой наилучший способ выразить доверие, как не беспрекословное исполнение того, чего не понимаешь?

Я человек культуры, потому что служил в кавалерии.

Об обывателях

Как бы чего не вышло.

Обыватель всегда в чем-нибудь виноват.

С одной стороны, нельзя не признаться, с другой стороны, нельзя не сознаться.

В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.

Всякий да содержит в уме своем, что ежели обыватель временно прегрешает, то оный же еще того более полезных деяний соделывать может.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.

Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.

О литературе

Писатель пописывает, читатель почитывает.

Литература изъята из законов тления. Она одна не признает смерти.

Все великие писатели и мыслители потому и были велики, что об основах говорили.

Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших её образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

В виду общей рабьей складки умов, аллегория всё ещё имеет шансы быть более понятной и убедительной и, главное, привлекательной, нежели самая понятная и убедительная речь.

Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.

О России

Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.

Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Отечество — тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчетливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной.

Идти вперёд — трудно, идти назад — невозможно.

О глупости

Несть глупости горшия, яко глупость!

Громадная сила – упорство тупоумия!

Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.

Ум дан человеку не для того, чтоб испытывать неизвестное, а для того, чтоб воздерживаться от грехов.

Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.

О законах

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет.

Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.

Первый и единственный параграф этого устава гласил так: «Ежели чувствуешь, что закон полагает тебе препятствие, то, сняв оный со стола, положи под себя. И тогда все сие, сделавшись невидимым, много тебя в действии облегчит».

О русских

У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.

Стоят на коленях, а по глазам видно, что бунтуют…

Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!

О человеческих проявлениях

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.

Одному нравится арбуз, другому — свиной хрящик.

Не столько сражался, сколько был сражаем.

О пьянстве

Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.

Идет чумазый! идет, и на вопрос: что есть истина? твердо и неукоснительно ответит: распивочно и на вынос.

Необщительный человек, не принимающий участия в попойках, непременно должен быть неблагонамеренным и злоумышляющим.

О воровстве

Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.

О нравах

Всякому безобразию свое приличие.

Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.

Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.

О деловых вопросах

Он был твердой души прохвост, а это тоже своего рода сила, обладая которою можно покорить мир.

— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!

— Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
— Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!

О жизни

Исследуемый мною мир есть воистину мир призраков. Но я утверждаю, что эти призраки не только не бессильны, но самым решительным образом влияют на жизнь.

Как сама она, раз войдя в колею жизни, почти машинально наполняла ее одним и тем же содержанием, так, по мнению ее, должны были поступать и другие.

Кстати, цитаты о жизни

О патриотизме

Когда начинают часто говорить о патриотизме, значит — опять что-то украли!

Есть люди, которые мертвыми дланями стучат в мертвые перси, которые суконным языком выкликают «Звон победы раздавайся!» и зияющими впадинами вместо глаз выглядывают окрест: кто не стучит в перси и не выкликает вместе с ними?

О религии

Он молился не потому, что любил бога и надеялся посредством молитвы войти в общение с ним, а потому, что боялся черта и надеялся, что бог избавит его от лукавого.

Всякому человеку положено нести от бога крест и что это делается не без цели, ибо, не имея креста, человек забывается и впадает в разврат.

О властях

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

О разном

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.

Дети – это любящие существа, в которых все, начиная от них самих и кончая последней тряпкой, которую они на себе имеют, – все принадлежит родителям. Поэтому родители могут судить детей; дети же родителей – никогда. Обязанность детей – чтить, а не судить.

Нет задачи более достойной истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших разъяснений.

 

Как известно, какое-то время Салтыкову-Щедрину удавалось совмещать работу вице-губернатором (в Рязани и потом в Твери) с работой писателя, клеймящего вице-губернаторов и прочих чиновников. В этом не было принципиального противоречия, поскольку он не был похож на обычного чиновника, но была явная раздвоенность, скажем так, ролевой позиции. В любом случае, он лучше многих писателей узнал, как на практике работают чиновники.  

Цитаты про Салтыкова-Щедрина

  • И. Тургенев: Вы жалуетесь на ненависть иных людей, которые даже бледнеют при одном вашем имени, — это вы напрасно. — Кто возбуждает ненависть — тот возбуждает и любовь. — Будь вы просто потомственный дворянин М. Е. Салтыков — ничего бы этого не было. — Но вы Салтыков-Щедрин, писатель, которому суждено было провести глубокий след в нашей литературе, — вот вас и ненавидят — и любят, смотря кто. — И в этом «результат вашей жизни», о котором вы говорите,- и вы можете быть им довольны. (кстати, цитаты Тургенева)
  • Ф. Достоевский: Тема сатир Щедрина — это спрятавшийся где-то квартальный, который его подслушивает и на него доносит: а г-ну Щедрину от этого жить нельзя. (кстати, цитаты Достоевского)
  • И. Сеченов: Михаил Евграфович Салтыков — это всеми уважаемый диагност наших общественных зол и недугов.
  • Л. Толстой: Читал Щедрина. И хорошо, да старо, нового нет. Мне точно жалко его. Жалко пропавшую силу. (кстати, цитаты Толстого)
  • А. Чехов: Мне жаль Салтыкова. Это была крепкая сильная голова. Тот сволочной дух, который живет в мелком, измошенничавшемся душевно русском интеллигенте среднего пошиба, потерял в нем своего самого упрямого и назойливого врага. (кстати, цитаты Чехова) 
  • М. Горький: Это огромный писатель, гораздо более поучительный и ценный, чем о нём говорят. (кстати, цитаты Горького)
  • А. Луначарский: Сатира Щедрина при всём блестящем остроумии тяжела, её просто трудно читать! Она такая злая, она звенит как натянутая струна, она готова оборваться. Она надрывает Вам сердце.

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Михаил Салтыков-Щедрин: цитаты, высказывания, афоризмы.

Михаил Салтыков-Щедрин

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (настоящая фамилия Салтыков, псевдоним Николай Щедрин; 1826 — 1889) — русский писатель, журналист, редактор журнала «Отечественные записки», Рязанский и Тверской вице-губернатор.

У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте.

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

Даже оппозиция – и та считается невредною, ежели она не вредит.

Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.

Человек так уж устроен, что и на счастье-то как будто неохотно и недоверчиво смотрит, так что и счастье ему надо навязывать.

Человек без ума в скором времени делается игралищем страстей.

Нет на свете милее доброй души человеческой.

Нельзя сразу перевоспитать человека, как нельзя сразу вычистить платье, до которого никогда не прикасалась щетка.

Врачебная наука популяризирует болезни, делает их общедоступными.

Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

Литература изъята из законов трения. Она одна не признает смерти.

Старинная мудрость завещала такое множество афоризмов, что из них камень по камню сложилась целая несокрушимая стена.

Вспыхнула во Франции революция, и стало всем ясно, что «просвещение» полезно только тогда, когда оно имеет характер непросвещенный.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

Мужик везде есть, стоит только поискать его.

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

На свете бывают всякие кредиторы: и разумные и неразумные. Разумный кредитор помогает должнику выйти из стесненных обстоятельств и в вознаграждение за свою разумность получает свой долг. Неразумный кредитор сажает должника в острог или непрерывно сечет его и в вознаграждение не получает ничего.

Назначение обывателей в том состоит, чтобы беспрекословно и со всею готовностью выполнять начальственные предписания! Ежели предписания сии будут классические, то и исполнение должно быть классическое, а если предписания будут реальные, то и исполнение должно быть реальное. Вот и все.

Не к тому будь готов, чтобы исполнить то или другое, а к тому, чтобы претерпеть.

При встрече с лицами высшими предоставляется выражать вежливое изумление и несомненную готовность претерпеть; при встрече с равными – гостеприимство и желание казать услугу; при встрече с низшими – снисходительность, но без послаблений.

Для того, чтобы усмирять убогих людей, необходимо иметь гораздо больший запас храбрости, нежели для того, чтобы палить в людей, не имеющих изъянов.

Что лучше – снисходительность без послабления, или же строгость, сопряженная с невзиранием?

Стыд есть драгоценнейшая способность человека ставить свои поступки в соответствие с требованиями той высшей совести, которая завещана историей человечества.

Всякому безобразию свое приличие.

Громадная сила – упорство тупоумия.

Ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность.

Талант сам по себе бесценен и приобретает окраску только в применении.

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

При открытом обсуждении не только ошибки, но самые нелепости легко устраняются.

Благонадёжность — это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость.

Воспивайте в себе идеалы будущего; ибо это своего рода солнечные лучи, без оживотворяющего действия которых земной шар обратился бы в камень.

Я люблю Россию до боли сердечной и даже не могу помыслить себя где-либо, кроме России.

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет.

Но для России, по мнению моему, неограниченная монархия полезнее. Что такое неограниченная монархия? – спрашиваю я вас. Это та же республика, но доведенная до простейшего и, так сказать, яснейшего своего выражения. Это республика, воплощенная в одном лице. А потому, ни одно правительство в мире не в состоянии произвести столько добра… Говорят, что у нас, благодаря отсутствию гласности, сильно укоренилось взяточничество. Но спрашиваю вас: где его нет? И где же, в сущности, оно может быть так легко устранимо, как у нас? Сообразите хоть то одно, что везде требуется для взяточников суд, а у нас достаточно только внутреннего убеждения начальства, чтобы вредный человек навсегда лишился возможности наносить вред.

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

Хотя же в Российской Державе законами изобильно, но все таковые по разным делам разбрелись, и даже весьма уповательно, что большая их часть в бывшие пожары сгорела.

Для преобразования России нужно было, чтоб шалопаи были на глазах, чтоб они не гадили втихомолку, а делали это, буде хватит смелости, в виду всей публики.

Везде, кроме отечества, ты чужой.

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.

Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою.

Россияне так изолгались в какие-нибудь пять лет времени, что решительно ничего нельзя понять в этой всеобщей хлестаковщине. В публичных местах нет отбоя от либералов всевозможных мастей.

Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Мне всегда казалось, что для нашего отечества нужно не столько изобилие, сколько расторопные исправники.

Хороших мыслей у нас не полагается, ибо мы еще рылом не вышли. Да если бы у нас и были хорошие, серьезные мысли – кто же нас пустит их опубликовать.

… Слова «потихоньку да полегоньку» должны быть написаны на знамени истинно разумного русского прогресса.

Если мы в настоящее время и сознаем, что желание властвовать над ближними есть признак умственной и нравственной грубости, то кажется, что сознание это пришло к нам путем только теоретическим, а подоплека наша и теперь вряд ли далеко ушла от этой грубости. Всякий слух глумится над позывами властности, но всякий же про себя держит такую речь: а ведь если б только пустили, какого бы звону я задал!

Есть на Руси великое множество людей, которые, по-видимому, отказались от всякой попытки мыслить и которым, однако ж, никак нельзя отказать в названии мыслящих людей. Это именно те мистики, которых жизненный искус заранее осудил на разработку тезисов, бросаемых извне, тезисов, так сказать, являющихся на арену во всеоружии непререкаемоей истины. Они не анализируют этих тезисов, не вникают в их сущность, не умеют выжать из них все логические последствия, какие они способны дать. Это люди несомненно умные, но умные, так сказать, за чужой счет и являющие силу своих мыслительных способностей не иначе, как на вещах, не имеющих к ним лично ни малейшего отношения.

Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

Тщетно будем мы употреблять выражение «рубль», коль скоро он полтину стоит, однако ежели начальство находит сие правильным, то желание его надлежит выполнить беспрекословно.

… Реформаторские затеи счастливым образом сочетаются с запахом сивухи и с тем благосклонным отношением к жульничеству, которое доказывает, что жульничество – сила и что с этой силой необходимо считаться.

Но, спрашивается, возможно ли достигнуть нашего идеала жизни в такой обстановке, где не только мы, но и всякий другой имеет право заявлять о своем желании жить?.. жить там, где все другие имеют право, подобно мне, жить, – я не могу! Не могу, сударь, я стерпеть, когда вижу, что хам идет мимо меня и кочевряжится!

И тогда были люди, которые подозревали, что столь порывистый переход от беззаветного людоедства к не менее беззаветному либерализму представляется не совсем естественным.

Русская женщина всегда одинакова: и в городе, и в деревне она что-то вечно ищет, какую-то потерянную булавку, и никак не может умолчать, что находка этой булавки может спасти мир.

… Я не могу представить себе, чтоб у какого бы то ни было вопроса не имелось подлежащего начальника…

Разница в том только, что в Риме сияло нечестие, а у нас – благочестие, Рим заражало буйство, а нас – кротость, в Риме бушевала подлая чернь, а у нас – начальники.

Что такое государство? Одни смешивают его с отечеством, другие – с законом, третьи – с казною, четвертые – громадное большинство – с начальством.

А в сущности, что такое Петербург? – тот же сын Москвы, с тою только особенностью, что имеет форму окна в Европу, вырезанного цензурными ножницами.

… Ежели ты и видишь, что высший человек проштрафился, то имей в виду, что у него всегда есть ответ: я, по должности своей, опыты производил! И все ему простится, потому что он и сам себя давно во всем простил. Но тебе он никогда того не простит, что ты его перед начальством в сомнение или в погрешность ввел.

Нынче люди так слабы, что даже при виде сторублевой кредитки теряют нить своих поступков, – что же будет, когда они увидят… целый миллион в тумане!

Это как-то не в натуре русского человека – прожить век, никого не обидевши. Предполагается, что ежели ты никого не обижаешь, то это значит, что ты – слабосильная, ничего не значащая дрянь, которую всякий может обидеть.

Подхалимовы – это особенная порода такая объявилась, у которой на знамени написано: ври и будь свободен от меры.

Никакое полезное предприятие немыслимо, если оно, время от времени, не освежается обедом с устрицами… Даже археолог, защищая реферат о «Ярославле-сребре», – и тот думает: вот ужо выпьем из той самой урны, в которой хранился прах Овидия!

4.6 / 5 ( 47 голосов )

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения (Михаил Салтыков-Щедрин)

В своём знаменитом высказывании русский писатель и сатирик поднимает проблему безответственного отношения к законам, а также несоответствия некоторых законов существующим реалиям. По мнению Салтыкова-Щедрина, законодательная система не может эффективно работать, если граждане не воспринимают её решения как общеобязательные.

Я согласен с данным утверждением классика. Действительно, здоровое функционирование правовой системы может происходить лишь при условии взаимной ответственности граждан и государства перед принятыми законами. А в нашем государстве как в эпоху Салтыкова-Щедрина, так и в наше время данный принцип соблюдался далеко не всегда.

Обратимся к теоретическим аспектам этого высказывания. Законами называются нормативные акты, принимаемые в особом порядке органами государственной власти и регулирующие разнообразные общественные отношения. Соблюдение законов является общеобязательным и распространяется на каждого гражданина государства.  Их нарушение влечёт юридическую ответственность, причём незнание законов не освобождает от отвественности. Состояние общественных отношений, при котором обеспечивается соблюдение закона и иных правовых норм, называется правопорядком.

Законы регулируют все сферы жизни. Поэтому есть административное, уголовное, гражданское, экологическое право, трудовой и семейный кодекс, и т.д. Если система контроля за соблюдением законов несовершенна, то это даёт гражданам возможность саботировать те правовые акты, которые им не нравятся, и не бояться отвественности за это. Есть также такое явление, как непонимание гражданами важности соблюдения закона, когда они не чувствуют взаимной ответственности перед государством. Об этих проблемах и говорит Салтыков-Щедрин.

В качестве примера из литературы, вспоминается известная пьеса Николая Васильевича Гоголя «Ревизор». В этом произведении показана правящая верхушка одного провинциального города, все члены которой погрязли в должностных преступлениях. Несмотря на то, что они не могли не знать о суровых карах, предусмотренных законами за казнокрадство, эти люди продолжали воровать. Так поступать их побуждала уверенность в том, что строгие законы попросту не работают – поэтому у них получится уйти от ответственности.

Как пример из современности, хотелось бы упомянуть вызвавшие резонанс законопроекты о запрете курения на балконах и о штрафовании родителей за курение несовершеннолетних. Очевидно, что какие бы строгие кары за нарушение данных правил не устанавливались, привлечь нарушителей к ответственности будет чрезвычайно сложно. Ведь как обеспечить их исполнение? Участковые должны ходить по дворам и заглядывать на балконы в поисках нарушителей? Или «сознательным гражданам» нужно фиксировать нарушения на фото и видео, чтобы предъявить эти материалы в суде? Где начинается балкон? Если человек курит на пороге комнаты – он ещё фактически остаётся в квартире.

А что касается несовершеннолетних, то допрашивать и задерживать их можно только в присутствии законных представителей. Поэтому малолетний курильщик может спокойно молчать на все вопросы сотрудников правоохранительных органов. Таким образом, подобные законодательные инициативы изначально являются обречёнными на неисполнение.

Подытожить свои рассуждения мне хотелось бы следующими выводами. Для того, чтобы граждане соблюдали тот или иной закон, он должен быть не только строг, но также обязательно разумен и справедлив. Соблюдение законов обеспечивается не столько строгостью наказания, сколько уверенностью людей в том, что эти законы защищают интересы общества, а также в том, что государство всегда найдёт средства призвать к ответу их нарушителей.

Салтыков-Щедрин – сатирик 👍 | Школьные сочинения

Этот серьезный и свирепый юмор,
Этот реализм, трезвый в своей ясности
Среди самой дикой игры воображения,
И особенно этот непоколебимый
Здравый смысл…
И. С. Тургенев
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин является непревзойденным художником слова в области социально-политической сатиры. Он был революционером-демократом, оружием сатиры боровшимся против самодержавия, крепостничества и его пережитков, против правящих классов России. В своих произведениях он ставил и разрешал в революционно-демократическом духе наиболее

важные вопросы своего времени.
В эпоху Салтыкова-Щедрина главным врагом народа было самодержавие. И в первую очередь на него и обрушивал сатирик свои удары. В своем творчестве сатирик применял все средства и способы обличения, чтобы вызвать чувство отвращения к самодержавию. Он с убийственной силой умел пригвоздить к позорному столбу власть, враждебную народу.

До высокого совершенства довел Салтыков-Щедрин характерные черты своей сатирической манеры, в которой обычно приемы реалистического стиля свободно сочетаются с гиперболой, гротеском, фантастикой, пародией, в произведении “История одного

города”. Беспощадному осмеянию подверг сатирик “мрачных идолов” и “прохвостов”, правящих городом Глуповым.
Это произведение в яркой сатирической форме обличало уродливые проявления жизни помещичье-бюрократического общества, всю систему дикого правительства. Один за другим проходят перед нами нелепые и отвратительные в своей жестокости, тупоумии, злобной ненависти к народу глуповские градоначальники. В своей сказке “Медведь на воеводстве” писатель осмеивает непосредственно верхи самодержавия.
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин очень любил свой народ. С тоской и гневом говорил он о забитости и покорности народа, с радостью отмечал ростки народного недовольства. Суровыми, горькими, полными осуждения выражениями Салтыков-Щедрин порицал смирение, благодушие и пассивность народа, выносящего на своих плечах Угрюм-Бурчеевых и им подобных.

Трагическое положение закабаленного народа, его каторжный труд, плоды которого достаются “пустоплясам”, показаны сатириком в сказке “Коняга”. Образ Коняги – это обобщенный поэтический образ всего подневольного русского крестьянства старой России. Жизнь народа – непрерывный каторжный труд. Трудом Коняги живут “пустоплясы”, которые могут только вести праздную болтовню о причинах несокрушимости Коняги.

С ненавистью и презрением нарисовал Щедрин образы “пустоплясов” – врагов народа, с горячим сочувствием и любовью – образы мужика и Коняги. Своей сказкой сатирик вызывает в нас чувства негодования и активного протеста против социального неравенства и политического деспотизма.
Типичными фигурами для эпохи, в которой жил писатель, были беспринципные, подлые буржуазные интеллигенты, служащие царскому правительству. Образы таких интеллигентов нарисованы Щедриным в сказках “Либерал”, “Вяленая вобла”, “Гиена”.
“Щедрин, – писал Ленин, – беспощадно издевался над либералами и навсегда заклеймил их формулой: “применительно к подлости””. Презрительно и гневно смеялся Салтыков-Щедрин над трусливыми обывателями, думавшими только о спасении собственной шкуры. Такой трусливый обыватель выведен им в сказке “Премудрый пескарь”. Писатель презрительно издевается над трусливою “мудростью” пискаря.

Пескарь прожил бесцельную, жалкую жизнь. “Он жил – дрожал, и умирал – дрожал”.
В своих работах сатирик использовал эзоповскую манеру письма, которая помогала ему рисовать такие стороны русской жизни, какие иным путем осветить было бы невозможно. Например, обездоленного мужика он называл “человеком, питающимся лебедой”, царских чиновников – “топтыгиными”. Прекрасной характеристикой щедринских героев является их речь. Ограниченность генералов из сказки “Как один мужик двух генералов прокормил” мы понимаем из выражения: “Отчего солнце прежде всходит, а потом заходит, а не наоборот? “
В произведениях Щедрина во весь рост встает старая Россия. Пo силе дарования и по значению творчества Салтыков-Щедрин был одним из наиболее ценимых К. Марксом и Ф. Энгельсом писателей. М. Горький писал о Щедрине: “Значение его сатиры огромно, как по правдивости ее, так и по тому чувству почти пророческого предвидения тех путей, пo коим должно было идти и шло русское общество…”

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин — Сочинение

Сочинение — Литература

Другие сочинения по предмету Литература

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

(1826-1889)

Ю.В.Лебедев

Мастер сатиры

Даже внешний облик Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина поражает нас драматическим сочетанием мрачной суровости и затаенной, сдержанной доброты. Острым резцом прошлась по нему жизнь, испещрила глубокими морщинами. Неспроста сатира издревле считалась наиболее трудным видом искусства. «Блажен незлобивый поэт»,- писал Некрасов. Но иную участь он пророчил сатирику:

Его преследуют хулы:

Он ловит звуки одобренья

Не в сладком ропоте хвалы,

А в диких криках озлобленья.

Судьба сатирика во все времена была тернистой. Внешние препятствия в лице вездесущей цензуры заставляли его выражать мысли обиняками, с помощью всякого рода иносказаний — «эзоповским» языком. Сатира часто вызывала недовольство и у читателей, не склонных сосредоточивать внимание на болезненных явлениях жизни. Но главная (*4) трудность была в другом: искусство сатиры драматично по своей внутренней природе. На протяжении всего жизненного пути сатирик имеет дело с общественным злом, которое постоянно испытывает его душевные силы. Лишь стойкий человек может выдержать это каждодневное испытание, не ожесточиться, не утратить веры в жизнь, в ее добро и красоту. Вот почему классическая сатира — явление редкое. Имена сатириков в мировой литературе буквально наперечет. Эзоп в древней Греции, Рабле во Франции, Свифт в Англии, Марк Твен в Америке и Салтыков-Щедрин в России. Сатира возникает лишь на высоком взлете национальной литературы: требуется большая энергия жизнеутверждения, стойкая вера в идеал, чтобы удержать напряженную энергию отрицания.

Русская литература XIX века, возведенная, по словам Чернышевского, в достоинство общенационального дела, сосредоточила в себе мощный заряд жизнеутверждения и создала благодатную почву для появления великого сатирика. Не случайно Салтыков-Щедрин писал: «Лично я обязан литературе лучшими минутами моей жизни, всеми сладкими волнениями ее, всеми утешениями». А Достоевский считал классическую сатиру признаком высокого подъема всех творческих сил национальной жизни: «Народ наш с беспощадной силой выставляет на вид свои недостатки и перед целым светом готов толковать о своих язвах, беспощадно бичевать самого себя; иногда даже он несправедлив к самому себе,- во имя негодующей любви к правде, истине… С какой, например, силой эта способность осуждения, самобичевания проявилась в Гоголе, Щедрине и всей отрицательной литературе… Сила самоосуждения прежде всего — сила: она указывает на то, что в обществе есть еще силы. В осуждении зла непременно кроется любовь к добру: негодование на общественные язвы, болезни — предполагает страстную тоску о здоровье». Творчество Салтыкова-Щедрина, открывшего нам и всему миру вековые недуги России, явилось в то же время показателем нашего национального здоровья, неистощимых творческих сил, сдержанных и подавляемых, но пробивающих себе дорогу в слове, за которым, по неуклонной логике жизни, рано или поздно приходит черед и делу.

Детство, отрочество, юность и молодость Салтыкова-Щедрина

Жизненные противоречия с детских лет вошли в душевный мир сатирика. Михаил Евграфович Салтыков родился 15 (27) января 1826 года в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии. Отец писателя принадлежал к (*5) старинному дворянскому роду Салтыковых, к началу XIX века разорившемуся и оскудевшему. Стремясь поправить пошатнувшееся материальное положение, Евграф Васильевич женился на дочери богатого московского купца О. М. Забелиной, властолюбивой и энергичной, бережливой и расчетливой до скопидомства.

Михаил Евграфович не любил вспоминать о своем детстве, а когда это волей-неволей случалось, воспоминания окрашивались неизменной горечью. Под крышей родительского дома ему не суждено было испытать ни поэзии детства, ни семейного тепла и участия. Семейная драма осложнилась драмой общественной. Детство и молодые годы Салтыкова совпали с разгулом доживавшего свой век крепостного права. «Оно проникало не только в отношения между поместным дворянством и подневольною массою — к ним, в тесном смысле, и прилагался этот термин,- но и во все вообще формы общежития, одинаково втягивая все сословия (привилегированные и непривилегированные) в омут унизительного бесправия, всевозможных изворотов лукавства и страха перед перспективою быть ежечасно раздавленным».

Юноша Салтыков получил блестящее по тем временам образование сначала в Дворянском институте в Москве, потом в Царскосельском лицее, где сочинением стихов он стяжал славу «умника» и «второго Пушкина». Но светлые времена лицейского братства студентов и педагогов давно канули в Лету. Ненависть Николая I к просвещению, порожденная страхом перед распространением свободолюбивых идей, обратилась прежде всего на лицей. «В то время, и в особенности в нашем «заведении»,- вспоминал Салтыков,- вкус к мышлению был вещью очень мало поощряемою. Высказывать его можно было только втихомолку и под страхом более или менее чувствительных наказаний». Все лицейское воспитание было направлено тогда к одной исключительно цели — «приготовить чиновника».

Юный Салтыков восполнял недостатки лицейского образования по-своему: он с жадностью поглощал статьи Белинского в журнале «Отечественные записки», а по окончании лицея, определившись на службу чиновником Военного ведомства, примкнул к социалистическому кружку М. В. Петрашевского. Этот ?/p>

писал в героях своих современников, а написал — наших — Информационно-аналитический Центр (ИАЦ)

Все писатели через свои произведения пытаются донести до нас, читателей, собственные сокровенные мысли. Настоящий писатель, в силу своего таланта и особенностей внутреннего мира, происходящие вокруг события всегда чувствует острее и переживает глубже, чем обыкновенный человек. Выступая своеобразным эмоциональным «индикатором», он интуитивно оценивает не только реальность, но и прогнозирует возможное будущее. Писатель-сатирик же, каковым является Салтыков-Щедрин, — это больше чем просто писатель, ведь умение о серьёзных вещах рассуждать в форме незатейливых детских сказок, правда, с оговоркой, что сказки эти «предназначены для детей изрядного возраста», — это удивительный и редкий дар. Скрывая боль в сердце, призвав себе на помощь эзопов язык, в своих сказках Салтыков-Щедрин смело обличает пороки современного ему общества, которые живы и поныне. А героев его сказок мы находим повсюду и в наши дни. Кто они?

«Каждую вещь следует называть её настоящим именем,

и если боятся это делать в действительной жизни,

то пусть не боятся этого хоть в сказке».

Г.Х Андерсен

Произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина не потеряли своей актуальности и в наши дни, потому что в них затрагиваются вечные проблемы, они заставляют читателя задуматься над собственной жизненной позицией, оценить свои поступки и, возможно, прийти к выводу, что большинство из нас не так уж сильно отличаются от героев его произведений. А осознав это, человек получает шанс измениться и начать жить по-новому.

Источник

М.Е.Салтыков-Щедрин по существу создал новый жанр — политическую сказку. Жизнь русского общества второй половины XIX века запечатлелась в богатейшей галерее персонажей. Щедрин показал всю социальную анатомию, коснулся всех основных классов и социальных групп общества: дворянства, буржуазии, бюрократии, интеллигенции.

В сложном содержании «Сказок» можно выделить следующие основные темы:

  • сатира на нерадивые правительственные верхи и эксплуататоров разного рода,
  • изображение жизни русского народа,
  • обличение поведения и психологии обывателей и либеральной интеллигенции,
  • разоблачение индивидуалистической морали, пропаганда новой нравственности.

В сказках Салтыкова-Щедрина, таким образом, сконцентриро­ваны важнейшие особенности творческой манеры писателя: укруп­ненное, заострённое изображение действительности, обнажающее скрытые «механизмы» жизни; единство обыденного и чудесного, со­циального и фантастического; ироническое повествование, окра­шенное сердечной болью и гневом.

Писатель избрал стиль, соответствующий природе его таланта и вместе с тем отвечающий главной задаче литературы: исследовать жизнь как можно полнее и точнее, познать её движущие силы, смысл. По справедливому замечанию Тургенева, сатира Щедрина — это «увеличительное стекло» художника-исследователя. Продолжателем традиций писателя в русской литературе XX века во многом стал М.А. Булгаков, шагнув, однако, намного дальше.

Политическая сатира в сказках писателя

Источник

И.С. Тургенев писал об особенностях сатиры Салтыкова:

«В Салтыкове есть нечто свифтовское: этот серьёзный и злобный юмор, этот реализм, трезвый и ясный среди самой необузданной игры воображения, и особенно этот неколебимый здравый смысл, сохраняемый несмотря на неистовства и преувеличения формы».

Всё это абсолютно верно для сказок Салтыкова-Щедрина. Сказки — это особый литературный жанр, основанный на народных легендах, былях, песнях, суевериях. В них часто используются традиционные сюжеты, персонажи (Василиса Прекрасная, Иван-царевич, серый волк), художественные приёмы (фантастика, устойчивые обороты, присказки, устойчивые эпитеты, антитеза). Сказки Салтыкова-Щедрина имеют фольклорную основу — сказки о животных, но это только форма. По сути своей эти произведения являются политическими памфлетами.

Сказки о животных Салтыкова-Щедрина имеют литературных предшественников. Это не только русские народные сказки, где животные также зачастую изобличают социальные пороки. Схожий сюжет, например, в средневековом французском романе-фаблио «Роман о Лисе». Лис в этой истории — мелкий феодал. Он обманывает более крупных хищников — волка, медведя, льва, и тогда читатель сочувствует ему. Но когда Лис начинает обижать более слабых — кур, зайца, он получает заслуженное наказание.

Политические сказки Салтыкова-Щедрина ближе к басне. Как и в баснях, в сказках Щедрина есть мораль-заключение, все герои статичны (они являются воплощением тех или иных пороков, отрицательных черт человека), в них отсутствует образ положительного героя.

При этом сказки не просто изображают абстрактные пороки, как это было в нравоучительных баснях XVIII века, но они дают представление о реальной жизни России во второй половине XIX века. Сам Салтыков-Щедрин был уверен, что пишет на злобу дня. Он так об этом говорил:

«…Писания мои до такой степени проникнуты современностью, так плотно прилаживаются к ней, что ежели и можно думать, что они будут иметь какую-нибудь ценность в будущем, то именно и единственно как иллюстрация этой современности».

Действительно, многие описываемые им реалии ушли с исторической сцены. Нет крепостного права, правитель уже не имеет столько власти казнить и миловать, но до сих пор остались «премудрые пескари», жестокие хищные волки. Автор обычно тщеславен, но вряд ли Салтыков-Щедрин порадовался бы, узнав, что его сказки до сих пор более-менее отражают объективную современную уже нам, живущим столько лет спустя, действительность. Рассмотрим некоторые сказки более подробно.

Критика либералов и мира обывателей

Российский либерализм сыграл свою определённую роль в общедемократическом движении второй половины XIX века как участник борьбы против возможного самодержавия Российской Империи. Российский либерализм, частично захватив власть уже в 1905 — 1907 годах, показал свою неспособность разрешать проблемы общества. А после февральской революции 1917 окончательно расписался в собственном бесплодии. Однако уже в середине XIX века в психологии и тактике либералов достаточно обозначались черты половинчатости, бесхарактерности, соглашательства, ведомости европейскими ценностями, которые подмечали многие писатели и поэты. Именно это и подвергает Салтыков-Щедрин критике в сказке «Либерал».

Либерал

Источник

Интересно, что к образам и формулам сказки «Либерал» часто обращался в своих трудах Ленин. Изложение истории эволюции российского либерала по сказке Салтыкова-Щедрина дано Лениным в работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». Ставшие крылатыми выражения «по возможности» и «применительно к подлости» привлечены Лениным в статьях «Социал-демократия и выборы в Думу», «Спорные вопросы. Открытая партия и марксисты», «Плеханов и Васильев», «Ещё один поход на демократию» и др.

«Щедрин, — писал В. И. Ленин, — беспощадно издевался над либералами и навсегда заклеймил их формулой: «применительно к подлости» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 18, стр. 237).

В этой сказке Салтыков-Щедрин продолжил традицию русских писателей, обличающих трусость и эгоизм российского либерала, например, как и И.С.Тургенев, изобразивший братьев-дворян Кирсановых в романе «Отцы и дети». Тургеневские и салтыковские либералы способны лишь произносить речи и строить «воздушные замки».

Тенденция критики российского либерализма получила дальнейшее развитие.

XIX век был веком упущенных возможностей в социальном и экономическом развитии России, но это был век расцвета великой русской литературы. Либеральные буржуазные идеи, попав на российскую почву в первый раз, уродливо трансформировались и поэтому многие русские писатели XIX века отрицательно относились к российскому либерализму. Писателям претила как игра в либерализм помещиков, так и ненависть части российских либералов «западников» ко всему русскому.

Приведём некоторые выдержки из произведений великих русских писателей и поэтов.

Ф.М. Достоевский, в «Дневнике писателя»:

«Русские либералы ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят».

Ф.М. Достоевский, в романе «Бесы».:

«Наш либерал — это, прежде всего, лакей, который только и смотрит кому бы сапоги вычистить»

А.П. Чехов, 1899 год:

«Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, лживую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо её притеснители выходят из её же недр».

Видно, что многие мысли русских писателей относительно российских либералов актуальны и сейчас и вполне применимы к нынешним российским новоявленным либералам.

У современных российских либералов многие черты те же, что и у части их предшественников, — холуйство перед Западом, глупость и ненависть к России. Но к старым чертам ещё добавились новые черты — алчность, лживость, воровство, лицемерие и предательство. Взяли от прошлых российских либералов всё самое худшее и к нему добавили ещё своей новой мерзости.

Перефразируя великого Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, можно сказать, что у новых российских либералов — «идеалов либеральных западных и в помине нет — одна мразь в них присутствует в изобилии».

Карась-идеалист

Источник

Сказка «Карась-идеалист» раскрывает заблуждения русской интеллигенции. Используя эзопов язык, Щедрин высмеивает либералов, которые считают социальное зло простым заблуждением умов. Карасю-идеалисту кажется, что и щуки к добру не глухи. Он верит в достижение социальной гармонии через нравственное перерождение, перевоспитание щук. И вот карась развивает перед щукой свои социалистические утопии. Два раза ему удаётся побеседовать с хищницей, отделавшись небольшими телесными повреждениями. В третий раз случается неизбежное: щука проглатывает карася, причём важно, как она это делает. Первый вопрос карася-идеалиста:

«Что такое добродетель?»,

заставляет хищницу разинуть пасть от удивления, машинально потянуть в себя воду, а вместе с ней так же машинально проглотить карася.

Этой деталью Салтыков-Щедрин подчёркивает, что дело не в «злых» и неразумных щуках: сама природа хищников такова, что они проглатывают карасей непроизвольно — у них «комплекция каверзная».

А теперь давайте зададим себе откровенный вопрос:

«Разве не жив мир обывателей в современном обществе?»

Разве нет трусости, корысти, рабской психологии, праздной мечтательности? Да, эти явления живы, более того, живучи, спокойно перекочёвывают из века в век, соседствуют с нами до сих пор. И, обличая мир обывателя, Салтыков-Щедрин при помощи своих сказок ведёт своеобразный диалог с читателями, он спрашивает нас, живущих в XXI веке:

«Когда же мы вырвемся из этого душного обывательского мирка?»

Премудрый пескарь

Источник

Эту тему писатель продолжает и в сказке «Премудрый пескарь», в которой ставятся исключительно важные (и не только для эпохи Щедрина) философские проблемы: в чём смысл жизни и назначение человека, к каким идеалам он должен стремиться, как жить?

Образ мелкой, жалкой рыбёшки, беспомощной и трусливой, как нельзя лучше характеризует дрожащего обывателя.

Источник

Писатель приписывает рыбе человеческие свойства и вместе с тем показывает, что человеку присущи «рыбьи» черты. Таким образом, «пескарь» — это определение человека, это художественная метафора, метко характеризующая породу людей-обывателей, трусливых и жалких. Такова, в том числе, современная либеральная оппозиция.

Вся биография пескаря сводится к краткой формуле:

«Жил — дрожал и умирал — дрожал».

Своей сказкой писатель хочет сказать читателю: живи так, чтобы давать людям тепло и свет, ибо счастье может быть лишь одно — приносить счастье другим.

В этой крохотной трагедии Салтыков-Щедрин представил то, что характерно всякому толпо-«элитарному» обществу, что составляет алгоритмику его функционирования: есть сильные, кто ест, и есть слабые — кого едят или, если сказать по-другому: «подчиняясь — подчиняй».

В «демократических кругах» подобный пессимизм художника вызвал споры и нарекания. Но прошло время — и щедринская правота стала правотой исторической.

Чиновники и народ

Источник

Основная идея сказок, которую Салтыков-Щедрин хотел донести — непримиримость социальных противоречий в эксплуататорском толпо-«элитарном» обществе и разрушение идиллий, иллюзий о возможности преобразований. Поэтому он и показывает в своих сказках, что волк всегда будет съедать, медведь — бесчинствовать, пескарь — прятаться, орёл — разбойничать и спать между разбоями, а спасённый генерал мужику пятак на водку пожалует. Но не нужно обманываться, будто могут произойти какие-то преобразования, и чиновник изменит своей природе, раб изменит своей природе, служивый изменит своей природе — во всём разнообразии сказок Салтыков-Щедрин показывает, что этого не произойдёт, если устройство психики их останется прежним — волчьим, медвежьим, рыбьим, орлиным или ещё каким животноподобным. То же можно сказать и о руководимых стереотипами зомбоподобных людях, как впрочем и об хитрецах, упивающихся своими интеллектуальными качествами. Все они — основа толпо-«элитаризма», его плоть и кровь.

В сказках Салтыков-Щедрин раскрывает тему эксплуатации народа, даёт уничтожающую критику паразитизму дворянства, чиновникам — всем тем, кто живёт народным трудом.

Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил

Источник

В сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» писатель изображает двух генералов, которые попали на необитаемый остров. Два крупных чиновника всю свою жизнь прослужили в регистратуре, которую потом «за ненадобностью упразднили». Попав на остров, генералы-дармоеды чуть не съели друг друга. Не окажись на острове мужика, бездельники так и умерли бы с голоду, хотя на острове было множество плодов, рыбы и всякой живности. Насытившись плодами трудов мужика, генералы вновь приобретают уверенность в себе и один из них говорит:

«Вишь, как хорошо генералом быть»,

В этой сказке Салтыков-Щедрин изобличает паразитизм, полную неспособность людей, которые давно отвыкли от честного труда. Позднее Чехов в пьесе «Вишневый сад» покажет нам Гаева, зрелого человека, которому старый лакей Фирс надевает штаны. Окажись Гаев на необитаемом острове, он так же, как и генералы, умер бы с голоду. Генералам не приходит в голову, что эксплуатировать мужика — это позорно и безнравственно, они полностью уверены в своем праве, что на них должен кто-то работать.

Сатирик пишет:

«Вернувшись обратно в Петербург, генералы денег загребли, но и мужика не забыли: выслали ему рюмку водки да пятак серебра. Веселись, мужичина».

Медведь на воеводстве

Источник

С такой же силой Салтыков-Щедрин разоблачает монархию в сказке «Медведь на воеводстве». Лев в своё дальнее воеводство посылает Топтыгиных для усмирения «внутреннего супостата». Под династией Топтыгиных Щедрин подразумевает придворных слуг царя. Три Топтыгина сменяют друг друга на посту в дальнем воеводстве. Первый и второй воеводы занимались разного рода злодеяниями: первый Топтыгин — мелкими (чижика съел), второй — крупными (забрал у крестьян корову, лошадь, двух овец, «за что мужики осерчали и убили его»). Третий же Топтыгин не хотел кровавых злодеяний, он пошел либеральным путем, за что мужики много лет присылали ему то корову, то лошадь, то свинью, но в конце концов, лопнуло терпение мужиков, и они расправились с воеводой. В этой расправе ясно видятся стихийные бунты крестьян против своих угнетателей, а также неспособность либералов управлять государством.

Салтыков-Щедрин показал, что недовольство народа обусловлено не только произволом наместников, но и порочностью всей самодержавной системы.

Сатирик не уставал изобличать пороки самодержавия и в других своих сказках. В сказке «Орёл-меценат» выдающийся писатель показал отношение верхов к искусству, науке и просвещению. Он делает один вывод,

«что орлы для просвещения не нужны».

В нашей современной действительности мы на себе ощутили реформы в сфере образования таких Орлов (ВШЭ и прочие либералы в правительстве, загубившие эффективную советскую систему образования).

Источник

И вот тут чиновнику (Богатырю) противопоставляется Народ из сказки «Богатырь»

Снаружи — это история о силаче, проспавшем всю жизнь в дупле, заместо того, чтоб защищать собственный люд от ожесточенных набегов чужеземцев. Но под видом Богатыря, пугавшего одним своим храпом всех в окружении, просматривается вложенная писателем другая мысль. Тут обличается недальновидность правящего класса, несоответствие поступков вершины ожиданиям и потребностям обычного люда. О том, что происходит, если «элита» перестаёт выражать интересы народа, мы писали в статье «Последняя ли Смута на Руси? 18—19 августа 1991 (часть 1)»

В стране сказочной, пока спал Богатырь, «свои» сами друг дружку так изводили, что «чужим» бы и не снилось. Когда же вражьи силы напали на страну, где силач в дупле почивал, оказалось, что издавна он погиб, и змеи съели тело его в дупле, где спал. Не оправдаются надежды народа на неизвестного богатыря. Никто не выручит людей от захватчиков, потому на защитников сказочных не полагайся, а сам становись таким защитником, чтобы о тебе слагали былины и сказки.

Описанная аллегорически ситуация открывает идею: полагаясь на звучные обещания высокопоставленных заступников, люд околпачивает сам себя. Не защиту, а только разграбление несёт обычным людям «элитарные» притязания некоторых индивидов. Ну и гнилостная она, в корне собственном. И об этом забывать нельзя, чтоб в деньки бедствия не оказаться неподготовленными либо ослабленными своими же правителями, что и реально показали лихие 90-е.

Совесть и справедливость — основа Мировоззрения Человека

Сказки Салтыкова-Щедрина поучительны ещё и тем, что ставят перед читателем сложные вопросы, найти ответ на которые невозможно, опираясь на так называемые прописные истины. Автор утверждает, что поведение человека напрямую зависит от его жизненной позиции и, соответственно, мировоззрения. И с этим нельзя не согласиться.

Моральных проблем Щедрин так или иначе касается во всех своих сказках. И среди последних есть такие, которые посвящены осмеянию лживой морали эксплуататоров и пропаганде принципов нравственности. Это — «Пропала совесть», «Добродетели и пороки», «Дурак» и другие. Эти сказки — ядовитые памфлеты на моральные принципы привилегированных социальных групп (тех, кого зовут «элита»). Сатирик показывает извращение нравственности в паразитическом обществе. Здесь совесть — «негодная тряпица», от которой каждый старается избавиться («Пропала совесть»). Здесь добродетели ловко уживаются с пороками на почве лицемерия («Добродетели и пороки»). Здесь высокие человеческие достоинства признаются ненормальными («Дурак»).

Мультфильм по сказке «Пропала совесть»

Кадр из мультфильма по сказке «Пропала совесть»

Остановимся на с

Фонд Президентской библиотеки рассказывает о литературном творчестве и государственной службе Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина

27 января 2017 года исполняется 191 год со дня рождения классика русского искусства Михаила Салтыкова-Щедрина. Помимо исследований, касающихся жизни и литературных достижений писателя, на сайте Президентской библиотеки есть работы, связанные с государственной службой Салтыкова-Щедрина.

Михаил Евграфович Салтыков (Николай Щедрин — творческий псевдоним) принадлежал к старинному дворянскому роду.«Детство будущего писателя прошло в крепостной среде, в одном из глухих, бесхитростных уголков старой России. Соседний Пошехонский уезд вошел в творчество Щедрина как «Пошехонье» — символ незрелости и дикости — можно прочесть в критико-биографическом очерке Д. Заславского «Салтыков-Щедрин», изданном в 1939 году. Автор подчеркивает, что переживания детства дали писателю богатый материал для его произведений: «Не говоря уже о« Старых годах в Пошехонье »и« Семье Головлевых », многие его сатирические очерки содержат автобиографический материал.Конечно, литературные типы нельзя полностью отождествить с личностями из реальной жизни. Сам Щедрин предостерегал от этого, но многие черты его детства нашли отражение в его произведениях ».

Литературная деятельность Салтыкова-Щедрина началась еще в период учебы в Императорском лицее в Царском Селе. «Влияние литературы в лицее было очень сильным: память о Пушкине была очень услужливой; в каждом классе предполагался преемник Пушкина », — Б.Папковский цитирует воспоминания писателя в своем произведении «М. Ю. Салтыков-Щедрин »издания 1943 года, электронная копия которого находится в фонде Президентской библиотеки. Стихи будущего писателя выходили на страницах журналов «Современник» и «Отечественные записки», но он безжалостно относился к своему юношескому лирическому опыту и в последнее время больше не возвращается к рифмам.

Первые рассказы Салтыкова-Щедрина появились в 1847 и 1848 годах.«Одно из них,« Противоречия », он сам предал забвению; другое, «Сложное дело», которое он потом повторил в «Истории невиновных», — рассказывает А. Н. Пыпин в вышедшей в 1899 г. книге под названием «М. Ю. Салтыков». При этом, по его словам, «почти половина начался век любви к родной литературе и неустанного труда на ее поприще ».

Сатирический талант и особый язык стали отличием Салтыкова-Щедрина от других русских писателей-современников. Пыпин говорил: «Сатира Салтыкова так примечательна прежде всего неисчерпаемым богатством, как неисчерпаемым было богатство его обыденной повседневной речи, исполненной его особого меткого остроумия оригинала, как бы незаурядного языка.Сатира Салтыкова — это не цикл из нескольких стихотворений; не сатира, переходящая в чистую карикатуру и непокорный гротеск; это серия глубоко реалистичных сцен, окруженных живыми образами, неоспоримыми составляющими темперамента; это настоящие повседневные образы, которые превращаются в сатиру просто потому, что писатель умел ясно изложить скрытые мотивы этой реальности и ее персонажей, и в этой наготе они отталкивают зрителя своим зачастую постыдным позором ».

Вклад Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина не ограничился только русской литературой.Будучи активным государственным служащим на важных государственных должностях, он приложил определенные усилия для изменения ситуации в стране.

Книга Н. Дризена 1900 года Михаила Евграфовича Салтыкова в Рязани, основанная, в частности, на архивных материалах, описывает отношение писателя к выполнению своих гражданских обязанностей. Ему пришлось дважды служить в Рязани: в 1858 году он был назначен вице-губернатором Рязани, а в 1867 году он служил управляющим местной казенной палаты, где столкнулся с массовыми злоупотреблениями.Н. Дризен пишет: «Он попал в темную сторону мошенничества и коррупции, где честный человек был исключением … В первую очередь Салтыков взял регистры доходов и расходов города, и с тех пор экономика города стала предметом изучения. его самые важные заботы ».

М.Ю. Салтыков-Щедрин боролся за права ветеранов войны с Наполеоном, о которых, по его словам, правительство забыло вскоре после деэскалации военной кампании. В 1856 году он писал в брошюре «Пособия и льготы после Отечественной войны 1812 года»: «Война лишила многие семьи всего их богатства, оставила большое количество раненых, вдов и сирот без крова, без крова. средства к существованию.Правительство должно было протянуть руку помощи… тем, кто больше нуждался ».

Роман «Семья Головлевых» вышел из этого глубокого погружения в заботы и глобальные проблемы государства, отразив духовную и физическую деградацию дворянства второй половины XIX века. «Историю города» нельзя забывать — помимо иронически показанного отношения между жителями и властями Глупова, автор подвергся критике национальной администрации.

Творческое наследие Салтыкова-Щедрина можно назвать собранием подлинных исторических документов, потому что во многих его произведениях — правда, как в кривом зеркале — отражаются реальные люди в реальных ситуациях. Писатель обличал пороки общества своего времени, но его произведения сегодня не теряют своей актуальности.

Влияние сатиры Н. Гоголя и М. Салтыкова-Щедрина на прозу Михаила Булгакова | Петренко

Аристов В. (2014). Мастер Фауст.Мотивы Фауста в романах «Мастер и Маргарита» и «Доктор Фауст».

(4, с .: 60-102). Литературные исследования. Москва.

Бахтин М. (1979). Слово создания эстетики: Сборник работ. Москва.

Бахтин М.М., (1975). К методологии литературоведения. Контекст. (стр: 204-209). Москва.

Булгаков, М. (1989). Собачье сердце. Перевод М. Гленни. Лондон: Harvill Press.

Булгаков, М.(1990). Дьяволиада. Перевод К.М. Повар-Хоруджи. Авторские права на перевод на английский принадлежат издательству «Радуга». Москва.

Чудакова М.О. (1979). Библиотека М. Булгакова и кружок его чтения. Встреча с книгой. Москва.

Curtis, J.A.E. (1987). Последнее десятилетие Булгакова: писатель как герой. (XI). Кембридж и др .: Cambridge univ. Нажмите. http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511897863

Эдвардс, T.R.N. (1982). Три русских писателя и иррациональное: Замятин, Пильняк и Булгаков.(XI). Кембридж, пр.

Гиппиус В. (1966). От Пушкина до Блока. Москва — Ленинград.

Гленни М. (1967). Михаил Булгаков. Опрос. (Том 65, 10, с .: 3 — 14). Лондон.

Гоголь Н. (1980). Шинель. Выбор. Перевод Кристофера Инглиша. Москва: Издательство Прогресс.

Гоголь Н. (1996). Мертвые души. Нью-Йорк

Гудкова, В. (1990). Новеллы Михаила Булгакова Булгаков М.А. Собрание сочинений в 5-ти томах.(Т. 2, стр: 668). Москва.

Гуковский, Г. (1959). Гоголевский реализм. Москва — Ленинград.

Haber, E.C. (1998). М. Булгаков. Ранние годы. Лондон.

Химич, В. (1995). «Квир-реализм» М. Булгакова. Екатеринбург.

Храпченко, М. (1993). Николай Гоголь. Литературный путь, Писательская карьера. Москва.

Лебланк, Р. Д. (1993). Кормить бедную собаку косточкой: поиски пропитания в булгаковском «Собачье сердце».(Том 52,1: 58-78). Рус. rev. — Сиракузы.

Mahlow, E.N. (1975). Булгакова «Мастер и Маргарита»: текст как шифр. (202 с.). Нью-Йорк

Манн Ю. (1988). Поэтика Гоголя. (2-е изд.). Москва.

Манн Ю. (1995). Карнавал и его окрестности. (# 1, с .: 154-182). Литературные исследования. Москва.

Натов, Н. (1985). Михаил Булгаков. (YII). Бостон.

Николаев, Д. (1988). Юмор Щедрина. Очерки сатирической поэтики.Москва.

Петренко, А.П., Петренко, С.А. (2013). Юмористический мистицизм как основа гротескной модели Булгакова в повести «Диаболиада». (Том 15, Номер (4), 2013. — С. 595-600). Ближневосточный журнал научных исследований. DOI: 10.5829 / idosi.mejsr.2013.15.4.11164

Пайпер, Д.Дж. (1971). Подход к «Мастеру и Маргарите». Форум по изучению современного языка. (Том 7, с .: 134-157). Эдинбург.

Поуп, R.W.F. (1977). Неоднозначность и смысл в «Мастере и Маргарите»: роль Афраниуса.Славянский преп. (Т. 36, 1, с .: 1-24). Стэнфорд.

Профер, Э. (1976). Международная библиография произведений Михаила Булгакова и о нем. (стр: 133). Анн-Арбор: Ардис.

Профер, Э. (1984). Булгаков: Жизнь и работа. (XYI). Анн-Арбор.

Сатахин, С. (2015). О романе Михаила Булгакова с «Гудком». (1, с .: 354-373). Литературные исследования. Москва.

Соколов Б. (1996). Энциклопедия Булгакова. Москва.

Сухих, И.(2008). Сны Михаила Булгакова: Вторая мечта: Квартирный вопрос. (3, с .: 205-219). Нева. Санкт-Петербург.

Райт, A.C. (1978). Михаил Булгаков: Жизнь и интерпретации. (YIII). Торонто, пр.

День рождения выдающегося русского писателя Федора Достоевского

Россия

Получить короткий URL

Великий русский писатель Федор Достоевский родился 193 года назад сегодня. 11 ноября 1821 г.

МОСКВА, 11 ноября. (РИА Новости) — 11 ноября отмечается годовщина со дня рождения известного русского писателя Федора Достоевского.

Федор Достоевский родился в Москве 11 ноября 1821 года в семье врача Мариинской больницы для бедных. Его отец Михаил, сын священника, получил дворянское звание в 1828 году. Через несколько лет отец Достоевского купил небольшое имение в Тульской губернии. Согласно легенде, крепостные ненавидели его за жестокое обращение с ними и, как гласит легенда, убили его в 1839 году.После смерти отца у Достоевского случился первый приступ эпилепсии, болезни, преследовавшей его всю оставшуюся жизнь.

В 1843 году Достоевский, тогда выпускник Петербургского военно-инженерного училища, устроился чертежником в инженерное ведомство. Он ушел через год.

В 1846 году он опубликовал свой первый роман «Бедные люди». В том же году вышел его второй роман «Двойник», годом позже — «Хозяйка», а также множество рассказов, в том числе «Белые ночи».«

В 1847 году он присоединился к группе, основанной Михаилом Петрашевским, и принял участие в ее политических, социально-экономических и литературных дебатах. Достоевский был в довольно близких отношениях с Николаем Спешневым, членом Петрашевского кружка, который хотел создать в России секретную революционную организацию, обсуждающую освобождение крепостных и коммунистические принципы.

В 1849 году Достоевский и другие члены Петрашевского кружка были арестованы. Хотя он отрицал все обвинения, он, тем не менее, был признан военным трибуналом «одним из самых опасных преступников».«Суд признал его виновным в заговоре против правительства и приговорил его, как и многих других, к расстрелу. В последний момент царь заменил смертные приговоры для всех на каторгу и обязательную военную службу.

В 1854 году, отбыв четырехлетний срок в Омской тюрьме, он был зачислен рядовым в Сибирский линейный батальон. Хотя он оставался известным писателем, он не публиковался с 1849 года. В октябре 1856 года он был произведен в офицеры и восстановлен как дворянин.Он снова начал публиковаться в 1859 году.

В том же 1859 году Достоевский получил разрешение на переезд в Тверь и, наконец, в Петербург. Он опубликовал «Сон моего дяди», «Село Степанчиково», «Униженные и оскорбленные» и «Записки из дома мертвых» и впервые побывал в Европе в 1862 году.

Он написал свои самые значимые романы после своего возвращения в Россию из второй европейской поездки в 1863 году, в том числе: «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы» и «Братья Карамазовы», все из которых отражают философские взгляды Достоевского.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.