Решение суда должно быть исполнимым: Судебное решение должно быть исполнимым

Содержание

Понятие исполнимости судебного решения с точки зрения теоретиков права

В соответствии с законом решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке,  установленном федеральным законом.
У суда имеется множество способов обеспечить исполнимость судебного решения, в частности, суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения, установить определенный порядок и срок для его исполнения.
Теоретики написали об исполнимости не так и много работ, особенно сравнивая с обсуждением, например, законности судебного решения.
Так, Соловьева Т.В  написала прекрасную работу о классификации судебных актов по критерию исполнимости <4>,  в которой разобрала  судебные акты судов всех уровней судебной системы РФ и сделала  вывод о том, что  «все судебные акты должны быть исполнимыми.. при этом, судебный акт рассматривался  в широком смысле.»
А именно, судебный акт – это властное предписание суда любого уровня судебной системы Российской Федерации.
Кроме того, в ее работе исчерпывающе описано отличие исполнимых судебных актов от самоисполнимых, и дана их качественная характеристика.
Так, согласно классификации Соловьевой Т.В., «по признаку исполнимости можно выделить самоисполнимые судебные акты и судебные акты, исполнимые специализированными органами.
Самоисполнимые судебные акты – это такие акты судебных органов, которые не имеют законодательно установленного порядка исполнения и моментом их исполнения можно считать момент вступления их в законную силу после официального опубликования.
Самоисполнимый акт должен обладать следующими признаками:
1) Резолютивная часть судебного акта должна содержать в себе регулятивную норму права;
2) Судебный акт должен обладать способностью быть исполненным субъектами права;
3) Судебный акт должен обладать прямым действием, не требуя издания нового саисполнимость судебного акта – это свойство, которое порождает деятельность органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, граждан и других субъектов права по приведению данного акта в действие».
Нельзя не отметить, что исполнимость судебных актов интересовала теоретиков права и в советский период.
Так, например, А.Ф. Клейнман  в 1937 году, считал, что даже «самое хорошее решение, если оно не исполняется, теряет всякий смысл и превращается в клочок бумаги» <6> а в 1966 году Н.Б. Зейдер писал, что  «под исполнимостью судебного акта  следует понимать возможность принудительного исполнения этого акта, т.е. осуществление специальными государственными органами ряда мероприятий, которые направлены на реализацию судебного акта помимо воли лица, обязанного по этому акту лица» <5>
Наши современники расширили толкование данного термина.
Например, по мнению Е.А. Порошина,  « исполнимость нормативного правового акта – это обусловленная совокупностью содержательных и формально-юридических факторов способность нормативного правового акта порождать, изменять и прекращать правоотношения.
Различие в результатах фактического действия нормативных правовых актов обусловлено значением их исполнимости. Практически целесообразно выделение исполнимых и неисполнимых нормативных правовых актов  »  <7>
О.В. Исаенкова полагает, что« понятие исполнимости шире понятия обязательности и включает в себя новый вид деятельности (исполнительный процесс) и новые правоотношения с участием новых субъектов — органов исполнения.
Было бы не совсем правильно полагать, что судебное решение само по себе переводит один процесс (рассмотрение и разрешение дела по существу) в другой (программу действий) и является «переходным моментом», после которого все действия направлены на его реализацию, а некоторые из них приобретают исполнительный характер.
Переходным моментом выступает момент вступления решения в силу, а не само решение суда.»
Однако  наиболее яркая современная работа на тему «Исполнимость постановлений судов общей юрисдикции и арбитражных судов в контексте задач гражданского судопроизводства» вышла из под пера Игоря Александровича Невского, и была защищена им в «Саратовская государственной  академии права»  в 2005 году.
В предисловии Невский И.А.писал «Актуальность избранной темы диссертационного исследования обусловлена отсутствием в науке гражданского процессуального права единства мнений по целому ряду проблем, связанных с деятельностью органов исполнительной и судебной ветвей государственной власти в сфере исполнения постановлений судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ, несмотря на многочисленность исследований как в области гражданского процесса, так и в области исполнительного производства….Степень научной разработанности темы предпринятого исследования следует охарактеризовать как незаслуженно низкую.
На настоящий момент написано и защищено множество диссертационных работ, издано статей и монографий, учебных пособий на предмет сущности гражданского судопроизводства, сущности исполнительного производства, а также их соотношения, а также о роли суда в исполнительном производстве, о становлении и развитии законодательства об исполнительном производстве и исполнительного права как отрасли.
Проблематика, поднимаемая диссертантом, выходит за рамки данных вопросов, не сливается с ними, поскольку эти вопросы в достаточной степени разработаны такими исследователями как О.В. Исаенкова., Д.Я. Малешин, М.К. Юков, В.В. Ярков и другими, имеют неоценимое значение и рассматриваются в качестве необходимой базы, теоретической основы для разрешения ключевой проблемы диссертации -проблемы обеспечения исполнимости судебных постановлений.
В трудах перечисленных, а также иных ученых-процессуалистов проблематика исполнимости как связующего звена между гражданским судопроизводством и исполнительным производством либо не затрагивается, либо освещается вскользь.
Практически не исследованы современными правоведами проблемы обеспечения исполнимости судебных постановлений.»
Как итог диссертации, Невский И.А. вынес на суд общественности и блестяще защитил следующий тезис «Исполнимость является самостоятельным свойством судебного постановления и не должна смешиваться с другим свойством — обязательностью (общеобязательностью) постановления суда.
Исполнимость рассматривается в качестве свойства судебного постановления, обращенного в адрес лиц, участвовавших в деле, и в отношении которых это постановление принято; обязательность же как свойство постановления обращена к иным лицам, в деле участия не принимавшим.
Важное отличие заключается в том, что обязательность постановления обеспечить невозможно, она не имеет степени, и в этом смысле носит объективный характер.
Обязательность можно только установить в процессуальном законе, она не имеет степени; степень же исполнимости зависит от мер, которые предприняли суд и лица, участвовавшие в деле, в период рассмотрения дела по существу.»
Так же Невским И.А было предложено, « в связи с новой теоретической проблемой неминуемо возникает необходимость введения в научный обиход новых категорий и понятий, развивающих представление об исследуемой отрасли знания.
Так, представляется целесообразным, теоретически и практически обоснованным констатировать наличие новой самостоятельной стадии гражданского процесса — стадии обеспечения исполнения постановлений судов и арбитражных судов.
В свою очередь, данная стадия является частью судебной деятельности по обеспечению исполнимости судебных постановлений в целом, которая осуществляется судом не только в означенной заключительной стадии гражданского процесса, но и во всех предыдущих стадиях, направленных на вынесение законного и обоснованного решения суда по сушеству рассмотренного спора.
При этом под исполнительным производством необходимо понимать исключительно деятельность судебного пристава-исполнителя по применению мер принудительного исполнения в отношении должника, не желающего добровольно исполнять вынесенное в отношении него постановление суда или арбитражного суда.
Деятельность эта, как обосновывается в диссертации, целиком и полностью имеет самостоятельный характер и относится к одной из новейших отраслей российского права — Исполнительному праву»

Исполнимость судебного решения и его обеспечение в законодательстве об исполнительном производстве
 
Часть 1.  Введение, актуальность темы
Часть 2. Исполнимость  как составная часть цели судопроизводства 
Часть 3. Понятие исполнимости судебного решения с точки зрения теоретиков права
Часть 4. Порядок исполнения судебного решения в зависимости от вынесшего его органа
Часть 5. Возможность исполнения обязательства как условие исполнимости судебного решения. Невозможность исполнения субъективная и объективная
Часть 6. Законодательное обеспечение исполнимости судебных актов: исполнительное и процессуальное производство
Часть 7. Выводы.Библиография 

Автор: Алексей Кугно

Статья 187 КАС РФ. Исполнение решения суда

Статья 187 КАС РФ. Исполнение решения суда

Актуально на:

23 февраля 2022 г.

Кодекс административного судопроизводства, N 21-ФЗ | ст. 187 КАС РФ

Решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном федеральным законом. Суд вправе указать предельные сроки исполнения решения суда в соответствии с характером соответствующих требований.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр.

[скопировать]

Скачать документ в формате

Судебная практика по статье 187 КАС РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 56-АПГ16-31, Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

    Генпланом ВГО в части нахождения тех же земельных участков в нескольких функциональных зонах, который решением суда первой инстанции признан соответствующим актам большей юридической силы. В силу требований статьи 16 КАС РФ об обязательности судебных актов, статьи 187 КАС РФ об исполнении решения суда и разъяснений пункта 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г.

    № 23 «О судебном решении» решение суда должно быть исполнимым…

Изменения документа

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Составить подборку

Анализ текста

Идет загрузка…

Исполнимость судебного решения

УДК 347.91/.95 

Страницы в журнале: 89-93

 

А.О. Манташян,

аспирант кафедры гражданского и административного судопроизводства Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Россия, Москва [email protected]

Автор исследует категорию «исполнимость» как неотъемлемое свойство судебного решения. Освещена проблема исполнимости решений о признании. Рассмотрены некоторые дискуссионные вопросы соотношения исполнимости со свойством законной силы.

Ключевые слова: законная сила, исполнительная сила, общеобязательность судебного решения, исполнительное производство.

 

Тяжело представить современное общество без сильной судебной власти. Именно поэтому Конституция РФ провозглашает общедоступное право на судебную защиту, которое является гарантом от любых посягательств и нарушений. При этом разнообразие жизненных ситуаций неизбежно приводит к возникновению проблем в его реализации. К сожалению, не всегда нарушенное право можно считать восстановленным после вступления судебного постановления в законную силу, причиной чему могут быть различные факторы. Возникновение у судебного постановления такого свойства, как «законная сила», ставит перед исследователями права концептуальный вопрос о том, как соотносится вынесенный судом и вступивший в законную силу акт правосудия с реальным восстановлением нарушенного субъективного права. Возможно ли обеспечить принудительное исполнение любого вступившего в законную силу судебного постановления, или для этого судебное постановление должно обладать еще и свойством исполнимости?

Ведь если, несмотря на провозглашение гражданского общества и государственной защиты прав и свобод человека, все же допускается нарушение субъективных прав граждан, то должен существовать и реальный правовой механизм их восстановления.

Как верно отмечал М.А. Гурвич, разрешение спора между сторонами не допускается средствами и силами управомоченного путем самоуправства, но совершается средствами аппарата государственной власти, как правило, через суд [4, с. 420]. Поскольку судебная защита наиболее универсальна и эффективна, в идеальной правовой модели постановления суда должны исполняться добровольно, а если достичь исполнения в добровольном порядке невозможно, то посредством механизма принудительного исполнения.

Проблема свойств судебного решения во взаимосвязи с возможностью его принудительного исполнения на протяжении многих лет является предметом доктринальных дискуссий. Еще в начале XX века выдающийся классик юридической науки Е.В. Васьковский писал: «Для полного удовлетворения истца необходимо еще, чтобы ответчик подчинился судебному решению и в действительности совершил то, к чему его обязал суд. Без этого победа истца не принесла бы ему реальных плодов» [3, с. 454]. Данная фраза актуальна во все времена, однако она скорее относится к решениям о присуждении, когда суд подтверждает существование права требования в том состоянии, в котором оно по материальному закону может быть исполнено в отношении должника (ответчика), и приказывает органу принудительного исполнения (как правило, по заявлению истца) применить по отношению к ответчику законные меры принуждения [4, с.

476], т. е. обязать его совершить определенные действия. Однако существует и другая категория судебных решений, которые снимают неопределенность правоотношений, вносят ясность в вопрос о существовании и содержании спорного правоотношения, а также о его объекте. Так, решение о признании, в отличие от решения о присуждении, никогда не содержит приказа о принудительном исполнении обязанности должника. Этим и объясняется разница в возможности принудительного исполнения двух категорий решений и, как следствие, развитие дискуссии вокруг правовой природы, понятия и содержания свойства исполнимости судебного постановления.

На вопрос о том, что такое «исполнительная сила» судебного постановления и следует ли ее рассматривать в качестве самостоятельного свойства (или требования), исследователи права отвечают по-разному. В процессуальной доктрине на протяжении многих лет устоялись три основные точки зрения. Согласно одной из них, исполнимость судебного решения должна рассматриваться как свойство законной силы [1, с. 76; 2, с. 56; 5, с. 37—45; 15, с. 124], поскольку только с момента вступления решения в законную силу появляется возможность исполнить его посредством механизма принудительного исполнения. В исполнимости судебного решения, вступившего в законную силу, проявляется принудительный характер судебного решения.

Согласно второй точке зрения исполнимость как свойство судебного решения порождается не законной силой, а общеобязательностью. Н.Б. Зейдер, отождествляя законную силу решения суда с его общеобязательностью, отмечает, что вступившее в законную силу решение суда приобретает свое основное свойство — становится общеобязательным для всех субъектов. Это свойство судебного решения выражает саму сущность законной силы судебного решения [10, с. 55]. Далее, по его мнению, из свойства общеобязательности проистекают остальные свойства: неизменность, неопровержимость, преюдициальность, исключительность, исполнимость судебного решения.

Такая позиция вызывает возражения относительно как определения правовой природы законной силы, так и соотношения с другими свойствами судебного решения, определения места и роли каждого из них.

Несмотря на существование широкого диапазона взглядов относительно определения сущности свойства законной силы, никем не оспаривается важная и незаменимая роль этого явления. Некоторые исследователи рассматривают законную силу как статичное явление (Н.Б. Зейдер, М.А. Гурвич, В.М. Семенов, Н.А. Чечина), т. е. главное свойство судебного решения, действие которого проявляется в свойствах законной силы [10, с. 55; 14, с. 54, 59; 8, с. 510], другие — как динамичное явление, т. е. правовое действие решения суда [1, с. 76; 12, с. 46].

Хотелось бы обратить внимание на позицию М.А. Гурвича, который под законной силой понимает неизменность судебного решения, обеспеченную неопровержимостью и исключительностью. Законная сила — это момент, с которого начинается действие решения, само правовое последствие решения [8, с. 96]. При этом он призывал юридически разграничивать законную силу, общеобязательность и исполнимость как три разные и самостоятельные категории. Обязательность не входит в состав законной силы, а относится к действию решения. Тут возникает противоречие. Если с момента вступления решения в законную силу решение начинает действовать, а общеобязательность, в свою очередь, относится к действию решения, не значит ли это, что общеобязательность относится к законной силе судебного решения и порождается ею?

Нельзя не согласиться с утверждением о том, что до вступления в законную силу решение не действует в полной мере, не функционирует. Отметим недостатки данной концепции. Во-первых, законная сила не может рассматриваться как правовое действие решения, иначе отпала бы необходимость в выделении всех остальных его свойств. Законная сила решения — это статика, а не действие. В первую очередь мы имеем дело со свойством решения, которое является единым, общим и главным. Было бы вернее утверждать, что с момента вступления решения в законную силу начинают действовать все его свойства, соответственно, законная сила как основное качество решения проявляется и реализуется в своих свойствах, которые, в свою очередь, приводят в действие и само решение. Статичность данного свойства определяется, в первую очередь, стабильностью судебного решения, во вторую — сущностью судебного правоприменения. Как утверждает Т.В. Сахнова, «статический элемент законной силы обусловлен восприятием судебным решением свойств нормы объективного права, примененной судом для разрешения правового спора по существу. Этим объясняется наличие свойств неопровержимости и общеобязательности» [13, с. 98].

Т.В. Сахнова описывает, что в отношении таких свойств законной силы, как преюдициальность, исключительность и исполнимость, действует динамический аспект законной силы [13, с. 107].

На наш взгляд, законная сила — это единое и общее качество, существующее в статическом состоянии. Сущность законной силы определяется государственным подтверждением действия акта правосудия, акта судебной защиты, что, в свою очередь, влечет за собой определенные последствия, в том числе и динамические. Но сама законная сила, являясь отправной точкой, главным свойством судебного решения, по сути и есть заверение окончательности и неопровержимости решения суда. При этом законная сила в любом понимании не сводима к совокупности свойств решения, но может рассматриваться как условие возникновения ее собственных свойств, порожденных признанием судебного решения как акта правосудия. Кроме того, факт вступления решения в законную силу не означает восстановления нарушенных прав истца. Именно с этого времени возникают определенные права и обязанности субъектов процесса, среди которых самое существенное право, позволяющее достичь задачи гражданского судопроизводства, — требовать принудительного исполнения решения суда. Данное право, или — иначе — свойство исполнимости, является наглядным примером динамического качества судебного решения, порожденного статическим свойством законной силы, которое с момента возникновения существует стабильно и неизменно (в отличие от заочного решения, которое имеет свои особенности).

Изложенное с достаточной ясностью доказывает, почему нельзя согласиться с М.А. Гурвичем в части отрицания рассмотрения законной силы как условия, так как, по его мнению, условие — будущее неизвестное событие, а законная сила решения наступает обязательно [8, с. 610]. Законная сила — свойство, позволяющее применять все гарантии правосудия, вызванные действием решения в полную силу. Разве не логично, что именно это является обязательным условием действия всех остальных свойств?

Исходя из вышеизложенного анализа правовой природы свойства законной силы, мы делаем вывод о том, что законная сила предшествует общеобязательности и всем остальным свойствам, являясь отправной точкой возникновения последних. Ведь не зря исторически и традиционно понятие законной силы связывалось с судебным решением как актом правосудия [8, с. 610; 9, с. 32; 10, с. 55; 14, с. 54]. «Решение до вступления в законную силу не действует юридически» [8, с. 461]. Сам факт вынесения судом решения не влечет никаких юридических последствий, кроме прекращения обязанности суда по рассмотрению дела и начала течения срока на обжалование решения. До вступления решения в законную силу должностные лица, государственные органы, физические лица и организации не обязаны считаться с вынесенным решением, установленные в данном решении факты не будут считаться доказанными в другом деле, и, наконец, такое решение не может быть исполнено посредством механизма принудительного исполнения. Решение, не вступившее в законную силу, — предписание, которое начнет функционировать с истечением срока на апелляционное обжалование, а до этого времени — это лишь выражение государственной воли без действия гарантии надлежащей реализации субъективного права или законного интереса [13, с. 107].

Итак, можно утверждать, что законная сила — это выражение правовой определенности судебного решения и неотъемлемый его атрибут, порождающий возникновение всех свойств судебного решения, в том числе свойства обязательности и исполнимости.

Возвращаясь к вопросу определения правовой природы свойства исполнимости, рассмотрим третью позицию исследователей права, согласно которой исполнительная сила считается самостоятельным и независимым свойством, означающим способность акта быть исполненным в принудительном порядке независимо от наличия каких-либо других свойств. Так, Н.И. Масленникова, обосновывая утверждение о том, что исполнимость не является последствием законной силы судебного решения, указывает на два обстоятельства в пользу справедливости своего утверждения. Во-первых, закон содержит случаи обязательного немедленного исполнения судебных актов. В этом случае хронологически должно наступать сначала следствие (исполнимость), а затем причина (вступление решения в законную силу), что невозможно. Во-вторых, по мнению автора, свойством исполнимости обладают только решения по искам о присуждении. Поэтому включение исполнимости в содержание законной силы позволило бы считать решения по искам о присуждении актами с большей законной силой, а все иные решения — актами с меньшей законной силой, в подобном случае само понятие законной силы перестало бы быть единым и цельным [11].

Таким образом, позиция авторов, придерживающихся третьей точки зрения, такова: исполнимость не является обязательным свойством законной силы судебного решения, потому что все решения вступают в законную силу, но не все они могут быть исполнены. Исполнение может быть произведено как до вступления решения в законную силу, так и после него. Кроме того, есть случаи, когда решение, вступившее в законную силу, вообще не может быть исполнено. «Решения о признании, — писала Н.А. Чечина, — как правило, вообще не могут подлежать исполнению» [14, с. 54, 59]. Исполнимость, согласно данному подходу, производное от законной силы свойство, так как вступление решения в законную силу отнюдь не означает появление возможности его принудительной реализации. В решениях о признании суд лишь подтверждает или отрицает существование определенного права, а обязательства по его восстановлению возлагаются на соответствующие органы. В таких случаях судебным решением на ответчика не накладываются обязанности, следовательно, исполнять ему нечего.

Однако данная позиция представляется спорной. Исходя из логики авторов, решения могут классифицироваться на исполнимые и неисполнимые, что противоречит общепризнанному конституционному праву на судебную защиту. В таком случае допускается, что обращение в суд за защитой нарушенных прав изначально обречено на неисполнение решения со стороны ответчика либо на формальную невозможность исполнения, а такое признать невозможно. Процесс в суде ведется для того, чтобы выяснить, имеет ли истец право на иск в материальном смысле. Если есть право на иск в материальном смысле как возможность принудительного осуществления притязания лица через суд, то оно реализуется в определенном материальном правоотношении, а значит, формально неисполнимых решений нет и быть не может, за исключением судебной ошибки.

К этому выводу можно прийти, если задуматься о сущности, целях, задачах гражданского судопроизводства. Знаменательно, что весь процесс направлен прежде всего на защиту нарушенных интересов всех субъектов, которые оказались вовлечены в спорное правоотношение. Так, стороны процесса — это юридически заинтересованные в исходе дела лица, обладающие определенными отличительными признаками, например, на них распространяет свое действие законная сила судебного решения вместе со всеми своими свойствами.

Как у истца, так и у ответчика есть определенный объем прав и обязанностей, которые корреспондируют друг другу. Истец обращается в суд в целях получения защиты своего нарушенного или оспариваемого ответчиком права, свободы или законного интереса. Ответчик является предполагаемым нарушителем субъективного права и охраняемого интереса истца до тех пор, пока суд властно не подтвердит это своим решением, что в свою очередь порождает у ответчика обязанность подчиниться решению и исполнить то, к чему его обязал суд.

Далее встает вопрос о том, как быть, когда конструкция материальных правоотношений такова, что решение суда действительно не возлагает на ответчика обязательств по его исполнению, в том числе осуществлению определенных действий. Например, решение о признании права собственности на недвижимое имущество, которое фактически исполняется судебными приставами-исполнителями путем направления исполнительного листа в регистрационную службу. Можно ли утверждать, что такое решение фактически исполнимо, а формально нет? Если придерживаться вышеизложенной позиции, то целая категория решений судов не обладает свойством исполнимости как возможности принудительного приведения в исполнение предписаний суда. Тогда зачем лицо обращается за защитой своих нарушенных прав в суд, а суд, как орган правосудия, принимает решения заведомо неисполнимые (ответчиком)? Зачем в качестве ответчика привлекается лицо, которое не обязано исполнять вынесенное решение?

Представляется, что если нарушенные права и свободы истца реально восстанавливаются или могут быть восстановлены в рамках исполнительного производства, значит, решение суда обладает исполнительной силой независимо от наличия или отсутствия факта добровольного исполнения и независимо от осуществления или неосуществления ответчиком (должником) обязанностей, возложенных на него решением суда.

Итак, все решения, вступившие в законную силу, исполнимы, различаются лишь правила и субъекты приведения решения в исполнение. Так, если регистрационная служба зарегистрировала право собственности истца на основании исполнительного листа, притязания истца к ответчику реализованы в связи с восстановлением его нарушенного права. Право на иск в материальном смысле — возможность принудительной реализации требования в материальном правоотношении, что обычно подразумевает обязывание ответчика судом совершить определенные действия. В данном случае оно реализуется во властном признании судом права собственности за истцом, в связи с чем требования, направленные к ответчику, носят скорее предупредительный и информативный характер. Но это не значит, что у ответчика не возникает никакой обязанности. Требование истца исполнить и обязанность ответчика подчиниться решению существует всегда. Несмотря на отсутствие необходимости для ответчика исполнять данное решение посредством осуществления определенных действий, свойство исполнимости в конкретном случае будет заключаться в подчинении предписанию суда и соблюдению определенных правил. Из сказанного вытекает логичный вывод о том, что соблюдение предписаний решения суда есть одна из форм его исполнения. При этом нельзя забывать, что обязанность по соблюдению возникает у ответчика с момента вступления решения в законную силу.

Рассмотрев различные аспекты взаимодействия законной силы судебного решения, его общеобязательности и исполнительной силы, можно сделать вывод о том, что исполнимость является обязательным и неотделимым свойством, присущим всем видам судебных решений, вступивших в законную силу, и проявляется в его связи с таким свойством судебного решения, как общеобязательность. При такой аргументации немедленное исполнение решений, не вступивших в законную силу, представляется нам исключением из общего правила, предусмотренного законодателем лишь для некоторых категорий дел. В данном случае свойство исполнимости реализуется до возникновения свойства законной силы, только с тем условием, что решение в обязательном порядке вступит в законную силу. В случае отмены решения до вступления в законную силу действует институт поворота исполнения, что в очередной раз доказывает взаимосвязь законной силы и исполнимости как важнейших свойств судебного решения.

Признание существования у судебных решений, вступивших в законную силу, свойства исполнимости объясняется необходимостью соответствия всех судебных актов целям правосудия, а также предоставляет дополнительные гарантии лицу, чьи права и законные интересы нарушаются или оспариваются, в получении судебной защиты с последующим реальным восстановлением его нарушенных или оспариваемых прав.

 

Список литературы

 

1. Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959.

2. Арбитражный процесс: учеб. / отв. ред. В.В. Ярков. М., 2010.

3. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2003.

4. Гурвич М.А. Избранные труды. Краснодар, 2006.

5. Гурвич М.А. Обязательность и законная сила судебного решения // Советское государство и право. 1970. № 5.

6. Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955.

7. Гурвич М.А. Решение советского суда как средство защиты субъективных гражданских прав // Советское государство и право. 1955. № 4.

8. Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976.

9. Заводская Л.Н. Реализация судебных решений. М., 1982.

10. Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

11. Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975.

12. Полумордвинов Д.И. Законная сила судебного решения. Тбилиси, 1964.

13. Сахнова Т.В. Законная сила как атрибут правосудия // Тенденции развития гражданского процессуального права России. СПб., 2008.

14. Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. Л., 1961.

15. Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912.

— Верховный Суд Республики Беларусь

Валентин Сукало – о новой системе правосудия

Справедливый суд

Судебная власть — важнейшая составная часть государства. Однако почему в Беларуси создавали абсолютно новую систему правосудия? Как за четверть века менялось судоустройство, судопроизводство страны и от каких, казалось бы, передовых идей в 1990-х пришлось отказаться? Об этом и не только мы попросили рассказать Председателя Верховного суда Валентина Сукало.

Фото Александра Кушнера («СБ Беларусь сегодня»)

— Валентин Олегович, что это было за время, когда вы решили стать судьей, и почему выбрали эту профессию?

— Не скажу, что это мечта детства. Я из рабочей семьи, с 15 лет трудился токарем на заводе. Рос в рабочем поселке (тогда окраина Минска), в котором была непростая криминогенная обстановка… Я всегда много читал, это заметили и в армии, командиры говорили, что мне нужно получать высшее образование. И вот после подготовительных курсов для военнослужащих я поступил на юридический факультет БГУ, с отличием окончил его в 1968 году. Почему стал именно судьей, а не прокурором, следователем или оперативником? Мне казалось, что эта профессия — принятие окончательного решения наиболее значима для юриста. А постигать ее на практике начал уже на четвертом курсе, когда люди избрали меня председателем суда и судьей Мядельского района. Да, тогда судью избирали. Я ездил на собрания с населением, отвечал на вопросы про учебу, семью, молодость, про то, почему минчанин и отличник едет в сельскую местность. 

Я был единственным судьей на весь район, и спросить что-то в профессиональном плане было не у кого. К тому же тогда в университетах не учили ни судебной этике, ни психологии, ни тому, как разрешать судебные конфликты, вести сам процесс в сельской местности. Так что всему этому учился сам. Со временем построили и новое здание суда, старое — маленькая деревянная изба с характерными условиями содержания под стражей, ведения процесса. В то время, кстати, и мантии не было, и требования к заседателям были попроще. 
 

Через 4 года я был избран судьей Минского областного суда. Это серьезное повышение. Пошли более сложные уголовные дела, я специализировался на многоэпизодных процессах. Первое дело, помню, было о серии хищений из магазинов хозтоваров: 23 обвиняемых, множество пересекающихся между собой в разных вариантах эпизодов. Спустя еще 4 года мне предложили должность председателя Миноблсуда. Это было неожиданно, ведь мне исполнилось всего 32 года.

«Задача Верховного Суда — сделать так, чтобы отечественная судебная система отвечала лучшим стандартам правосудия. Пользовалась авторитетом в юридическом сообществе как нашей страны, так и за рубежом. Такой подход будет в значительной мере способствовать развитию инновационных технологий, привлечению иностранных инвестиций, повышению конкурентоспособности экономики», — подчеркнул Президент на совещании с судейским корпусом 5 апреля 2019 года.

— Валентин Олегович, вы один из тех людей, которые создавали национальную судебную систему и проводили реформы органов судебной власти. Как выстраивалась эта работа? 

— До распада Советского Союза я трудился в Москве первым заместителем Председателя Верховного Суда СССР. Тот опыт применил при формировании новой национальной модели правосудия белорусского суверенного государства. Тогда перед молодой страной встал вопрос: какой будет судебная система и как ее строить? Ведь советская модель нам не подходила. Так вот, в 1992 году приняли первую концепцию судебно-правовой реформы. Она была интересной, но во многом опережала свое время и являлась трудновыполнимой. Когда в 1997-м я возглавил Верховный Суд, то увидел, что концепция, по сути, не работает. Стали анализировать. Ну, скажем, что такое создать из существующей тогда трехзвенной судебной системы новую четырехзвенную, не совпадающую с административно-территориальным делением страны? Это создание новых судебных округов, межрайонных судов, огромные кадровые решения, строительство… Или предлагавшийся концепцией суд присяжных. Каково обеспечить судебную коллегию присяжных из 7 — 9 человек, когда мы не могли обеспечить явку даже 2 народных заседателей? Люди не рвались выполнять эту функцию. Да и сам суд присяжных — не самая удачная и качественная форма правосудия. В общем, как практик, я видел, что правосудие нужно переводить на новые рельсы, при этом не останавливая его ни на день. 
 

Тогда Глава государства очень мудро сказал: «Давайте послушаем практических работников». Созвали первый съезд судей, где и определились с будущей национальной моделью правосудия. Мы исходили из проблем. Правосудие задыхалось от перегруженности, к примеру, бесспорными делами (где-то даже мелкими), сами судебные процедуры были очень сложными, забюрократизированными и отнимали много времени, было много бумаготворчества. Требовалось снизить нагрузку, в то время на одного судью приходилось более 100 дел в месяц, сейчас 65 — 70. Требовала упрощения и сама процедура судопроизводства, во многом отстававшая от времени. Предлагалось также создать заочное судопроизводство, приказное, передать ряд вопросов под юрисдикцию других органов. Еще следовало решить, как развивать апелляцию и каким будет правосудие, профессиональным и единоличным или коллегиальным и с участием заседателей. Вопросов было много.

В.Сукало: «Вершить правосудие должны самые сильные юристы, которые к тому же должны быть публичными, уметь быстро принимать взвешенное решение, разрешать конфликты. Еще требование — безупречность с точки зрения морального поведения, нравственности, соблюдение закона всегда и везде».

— Какие бы вы выделили основные этапы построения белорусской модели правосудия?


— Первым я бы назвал период принятия в 2002 году новой концепции и ряда соответствующих нормативных актов. Именно тогда судебная система получила новый глоток воздуха. Отсюда и оперативность, и совсем другое качество правосудия. Второй этап — реализация принятого в 2010-м Послания Президента о дальнейшей перспективе развития судов общей юрисдикции. Третий — объединение в конце 2013-го общих и экономических судов в одну централизованную судебную систему, передача функций судебного администрирования и обеспечения от Министерства юстиции судебным органам. Это очень важно: судебная власть ушла от двойного подчинения, стала полностью независимой. Появился свой бюджет, которым мы могли рационально распоряжаться. В год стали строить 5 — 6 зданий судов, капитально ремонтировать 18 — 20. Я уже не говорю о недавнем строительстве здания Верховного Суда, которое как бы подчеркивает нынешнее положение всей судебной системы. 

В отличие от многих стран постсоветского пространства мы были очень неторопливы, взвешенны и осторожны в проведении судебных преобразований, потому что понимали: ошибиться опасно. И как показала жизнь, мы оказались достаточно рациональны, эффективны в своих реформах. При этом наш опыт интересен другим странам. Может быть, мы скромны и не очень это афишировали, без лишнего шума делали то, что требовалось. Кстати, по последнему мировому рейтингу верховенства права белорусская система правосудия занимает лидирующее положение на постсоветском пространстве. Однако всегда необходимо двигаться дальше.

— Как раз об этом, если не ошибаюсь, шла речь год назад на совещании Главы государства с судейским корпусом?
 

— Да, и по итогам встречи была сформирована национальная программа совершенствования системы правосудия на ближайшее пятилетие. К примеру, мы перешли на апелляционное судопроизводство в уголовном и гражданском правосудии, экономическом, по сути, просто преобразовав действующие областные суды в апелляционные и не получив ни одной дополнительной единицы. Такого не было нигде на постсоветском пространстве. В своих реформах мы выбрали путь разумной процессуальной экономии.

— Можно ли говорить, что и судебные ошибки в стране сведены к минимуму?

— Верно. К примеру, сегодня не так много обжалуется судебных решений. Из ежегодно рассматриваемых в стране около 700 тысяч дел различной категории в вышестоящую инстанцию подается жалоба всего на около 20 процентов решений. Мне кажется, это говорит и о доверии к суду. Есть соцопросы, прямые телефонные линии, мы анализируем все поступившие к нам обращения, обжалование вердиктов, цифры обращаемости в судебные учреждения, конкретные дела. Стараемся от судей всех уровней добиться понимания того, что доверие начинается внизу, даже с того, как встретят человека, выслушают, разъяснят и так далее. 

Мы ориентируем судей на то, чтобы правосудие было более понятным людям, нужно искать такие решения, которые общество воспримет как справедливые, разумные, взвешенные. Судьи — исполнители законов и обязаны работать в пределах установленных санкций. Сейчас мы все делаем для того, чтобы свести к минимуму количество людей в местах лишения свободы.

Лишение свободы в структуре уголовного наказания составляет у взрослых осужденных 22 процента, а у несовершеннолетних только 10 процентов.
 

Мы должны адаптировать практику назначения наказаний, законодательство к реальным возможностям и к тому, что происходит в обществе. Если в Беларуси в последние 10 лет отмечается улучшение криминогенной ситуации и уровень преступности снижается, то можно плавно смягчать санкции. Вот часто говорят якобы об огромном количестве несовершеннолетних в колониях, на самом же деле их 140 человек. Согласно международным нормам, это нормальная ситуация. Так что белорусский суд далеко не самый суровый. В то же время, мы должны учитывать общую криминогенную картину и признать, что в стране высокий уровень рецидивной преступности — более 30 процентов. Это учитывается при назначении наказания тем, кто уже был судим.

— Видеопротоколы, единая база судебных решений и другие новшества оказались не такой уж и далекой перспективой. Какие задачи еще не решены? 

— Как раз об этом много говорилось на открытии Президентом нового здания Верховного Суда. Кстати, само здание с его уникальными техническими возможностями подтолкнуло нас к тому, что такими современными должны быть все суды. Мы уже используем новейшие технологии, к примеру, для извещения сторон, допрашиваем по видеосвязи свидетелей и обвиняемых. Сейчас работаем над тем, чтобы аналогичным образом заслушивать людей в следственных изоляторах в апелляционном судопроизводстве. Также создаем электронный банк данных и автоматизированную информационную систему судов, которая позволит из Верховного Суда отслеживать абсолютно любое дело, рассматриваемое любым судом. Это уникальная возможность, однако обновленная система и от судов требует нового уровня подготовленности. 

— Какова ситуация с судейскими кадрами? 

— Качественный состав судейского корпуса — одна из главных задач, которую нам приходится решать. Предполагается и так сложилось исторически, что судья — это лучший юрист в своем регионе, поскольку именно он выносит окончательный вердикт. Он завершает работу следователя, прокурора, адвоката. Так считают во всех странах. Получается, что вершить правосудие должны самые сильные юристы, которые к тому же должны быть публичными персонами, уметь быстро принимать взвешенное решение, разрешать конфликты. Еще требование — безупречность с точки зрения морального поведения, нравственности, соблюдение закона всегда и везде. Увы, далеко не все юристы отвечают этим требованиям. В последнее время было широко развито коммерческое юридическое образование, где при этом не имелось серьезного отбора. Часто оно просто превращалось в платную услугу без должного качества результата. Приглашать на работу таких людей мы не могли по объективным причинам. 

К тому же в судьи ведь особо не рвутся, не все готовы брать на себя ответственность, соблюдать ограничения. С каждым годом все труднее подбирать специалистов, поэтому мы разработали ряд рекомендаций по улучшению качества образования, приняли меры по повышению качества отбора кандидатов в судьи плюс обязательное для них прохождение психологического тестирования. Люди ведь хотят видеть в судье не просто юриста, а человека с хорошей базовой подготовкой, со знанием современных технологий, с широким кругозором, панорамным мышлением, интеллектуала. Таких людей мы ищем. Вместе с тем стараемся поднять престиж профессии, сделать ее более привлекательной. 

— Отдельная тема — наркопреступность. Какой, на ваш взгляд, должна быть идеальная антинаркотическая кампания в стране? 

 — Сегодня, говоря о преступлениях, связанных с наркотиками, родственники обвиняемых и СМИ часто упрощают ситуацию: мол, ну что тут такого, давайте как-то смягчать ответственность. Но они недооценивают опасность, речь ведь идет не только о конкретных судьбах, но и о генофонде нации. Наркопреступность подрывает основу молодого поколения в каждой стране. Не случайно же в ряде стран за эти преступления предусмотрено самое суровое наказание — смертная казнь. Да и сама наркопреступность хорошо организована, в нее вовлечены многие люди. С ней довольно сложно бороться. Так вот, неотложные меры по противодействию незаконному обороту наркотиков остановили вал таких преступлений, с участием несовершеннолетних — в пять раз. И сейчас законодательство приведено в соответствие с общей криминогенной ситуацией в этой части. Оно позволяет достаточно эффективно находить разумное, взвешенное и справедливое наказание. В последнее время вообще отмечается гуманизация уголовного законодательства. В связи с этим происходят изменения и в судебной практике.

— Интересно ваше мнение: в стране так много сделано для борьбы с коррупцией, что еще нужно предпринять? Удалось ли снизить коррупционные риски в самой судебной системе?

— Если взять, к примеру, получение взятки госслужащими, то таких преступлений за последние три года стало почти вдвое больше. И здесь есть опасные тенденции, которые до конца не учитываются. Мои коллеги часто связывают этот рост с активизацией работы по выявлению таких случаев. Может, и так, однако я вижу и недостаточность профилактики, невозможность установить причины негативного явления и найти тот комплекс мер, который остановит рост таких преступлений, саму идею коррумпированости, в первую очередь чиновников. Мне кажется, что необходимо проводить криминологические исследования, чаще обобщать практику — судебную, следственную, прокурорскую. Возможно, дело в психологии… То есть проблему нужно исследовать, и тут юридическая наука в долгу перед нами. Недорабатываем и в информационном плане. Эта проблематика должна освещаться квалифицированно, а часто в СМИ и соцсетях тема звучит не осуждающе, а снисходительно и с жалостью. Но ведь человек понимал, что совершает уголовно наказуемое деяние. 
 

Что касается коррупции в судейском корпусе. Судьи — это часть нашего общества, люди, которые работают в условиях особенного коррупционного риска. В день суды выносят 4 с половиной тысячи решений. За каждым стоят граждане и некоторые из них пытаются влиять на судью. За последние 5 лет у нас осуждены 4 человека. Это единичные случаи, но они есть. Да, у нас много способов контроля и они, поверьте, жесткие, но, к сожалению, полностью избежать инцидентов не удается. Мы все делаем для того, чтобы минимизировать их.

— Валентин Олегович, что будет определять завтра белорусского правосудия?
 

— Если абстрагироваться от правовых терминов, я бы назвал правосудие завтрашнего дня понятным обществу, умным, исполнимым, современным с точки зрения технологических возможностей. Это правосудие с человеческим лицом. Менее конфликтное, примирительное, связанное с медиацией, третейскими возможностями. Правосудие, которое не ассоциировалось бы с какими-то карательными функциями, а, наоборот, суды воспринимались бы людьми как место, где защитят их права, рассудят по закону и справедливости.


В прошлом году Александр Лукашенко принял участие в открытии нового здания Верховного Суда и совещании по совершенствованию деятельности системы судов общей юрисдикции. Тогда Президент акцентировал внимание на том, что главным в работе судов должно быть справедливое отношение к людям. При этом в принятии решений суды должны быть независимы от других структур и ветвей власти. 

«Граждане должны быть уверены, что в суде найдут защиту своих прав и законных интересов. Это значит, их проблему услышат, вникнут в жизненную ситуацию, примут аргументированное и взвешенное решение. И очень важно, чтобы человеку было понятно, почему суд вынес именно такое решение», — сказал Президент. Он подчеркнул, что судьям нужно быть свободными при принятии решений, не оглядываться на прокуроров, следователей и местную власть, а руководствоваться только законом.

Беседовала Людмила Гладкая

Правило 15. Пересмотр или приведение в исполнение распоряжения агентства — способ его получения; вмешательство | Федеральные правила апелляционного производства | Закон США

Примечания

(с поправками от 22 апреля 1993 г., в редакции от 1 декабря 1993 г.; в редакции от 24 апреля 1998 г., в редакции от 1 декабря 1998 г.; в редакции от 26 марта 2009 г., в редакции от 1 декабря 2009 г.)

Примечания Консультативного комитета по правилам — 1967

Общее примечание . Полномочия Верховного суда устанавливать правила практики и процедуры судебного пересмотра или исполнения постановлений административных органов, советов, комиссий и должностных лиц возложены на 28 U.S.C. §2072 с поправками, внесенными Законом от 6 ноября 1966 г., §1, 80 Stat. 1323 (1 US Code Cong. & Ad. News, стр. 1546 (1966)). Раздел 11 Закона о пересмотре административных распоряжений Хоббса от 1950 г., 64 Stat. 1132, воспроизведенный как 28 U.S.C. §2352 (28 USCA §2352 (Suppl. 1966)), отмененный Законом от 6 ноября 1966 г., §4, выше , предписывал апелляционным судам принимать и обнародовать при условии одобрения Конференцией судей правила, регулирующие практика и процедура рассмотрения распоряжений советов, комиссий и должностных лиц, чьи распоряжения подлежат пересмотру в апелляционных судах в соответствии с Законом.После этого Конференция судей утвердила единообразное правило, и теперь это правило с небольшими изменениями действует во всех округах. Правило третьего округа 18 является типичным правилом округа, и для удобства оно упоминается как единое правило в примечаниях, сопровождающих правила под этим Заголовком.

Подраздел (а) . Единое правило (см. Общее примечание выше) требует, чтобы ходатайство о пересмотре содержало «краткое изложение, в самых общих чертах, о характере судебного разбирательства, в отношении которого испрашивается судебная помощь, фактах, на которых основывается место, основаниях, на которых помощи ищут, и помощи молятся.Эта формулировка взята из раздела 4 Закона о пересмотре административных распоряжений Хоббса от 1950 г., 64 Stat. 1130 г., воспроизведенный как 28 USC. §2344 (28 USCA §2344 (Приложение 1966 г.)). Несколько других статутов также предписывают содержание петиции, но подавляющее большинство хранит молчание по этому поводу. Предлагаемое правило заменяет 28 U.S.C. §2344 и другие законодательные положения, определяющие форму ходатайства о пересмотре, и разрешают инициировать пересмотр путем подачи простого ходатайства, аналогичного по форме уведомлению об апелляции, используемому в апелляциях на решения районных судов.Требуемая сейчас более сложная форма ходатайства о пересмотре редко бывает полезной ни для сторон, ни для судов. Не существует эффективного и разумного способа заставить петиционеров обратиться к реальным проблемам до того, как эти проблемы будут сформулированы в сводках. Другие положения этого подраздела вытекают из разделов 1 и 2 единообразного правила.

Подраздел (б) . Это подразделение получено из разделов 3, 4 и 5 единого правила.

Подраздел (с) .Это подразделение получено из раздела 1 единого правила.

Подразделение (г) . Это подразделение основано на разделе 6 единого правила. Законы иногда разрешают вмешательство путем подачи уведомления о намерении вмешаться. Единое правило не устанавливает срок для вмешательства, и единственными сроками, установленными законом, являются 30-дневные периоды, указанные в поправках к Закону о связи, 1952 г., §402 (e), 66 Stat. 719, 47 U.S. §402(e) и Закон о сахаре 1948 г., §205(d), 61 Stat.927, 7 USC §1115(г).

Примечания Консультативного комитета по правилам — поправка 1993 г.

Подраздел (а) . Эта поправка дополняет поправку к правилу 3(c). И Правило 3(с), и Правило 15(а) гласят, что в уведомлении об апелляции или ходатайстве о пересмотре должны быть указаны стороны, требующие пересмотра в апелляционной инстанции. Правило 3(с), однако, дает адвокату, представляющему более одной стороны в апелляции, возможность описывать стороны в общих чертах, а не называть их по отдельности.Правило 15(а) не допускает такой гибкости; каждый заявитель должен быть назван. Ходатайство о пересмотре решения агентства является первой подачей в любой суд и, следовательно, аналогично жалобе, в которой должны быть указаны все стороны.

Подраздел (е) . Поправка добавляет подраздел (e). Подраздел (e) соответствует правилу 3(e), которое требует уплаты пошлин при подаче уведомления об апелляции. Отсутствие такого требования в Правиле 15 является очевидным упущением. В пяти округах действуют местные правила, требующие уплаты таких сборов, см. , e.г ., Пятый округ. Лок. Р. 15.1 и Фед. Сир. Лок. Р. 15(а)(2).

Примечания Комитета к Правилам — Поправка 1998 г.

Изменены язык и структура правила, чтобы упростить его понимание. В дополнение к изменениям, внесенным для улучшения понимания, Консультативный комитет изменил формулировку, чтобы сделать стиль и терминологию единообразными во всех апелляционных правилах. Эти изменения носят исключительно стилистический характер.

Примечания Комитета к Правилам — Поправка 2009 г.

Подраздел (b)(2) .Срок, установленный в прежнем правиле в 20 дней, был изменен на 21 день. См. примечание к правилу 26.

Как работает суд | Международный Суд

Суд может рассматривать два вида дел: правовые споры между государствами, представленные ему ими (спорные дела), и просьбы о вынесении консультативных заключений по юридическим вопросам, переданным ему органами и специализированными учреждениями Организации Объединенных Наций (консультативное производство).

Спорные дела

Сторонами в спорных делах могут быть только государства (государства-члены Организации Объединенных Наций и другие государства, которые стали участниками Статута Суда или признали его юрисдикцию при определенных условиях).

Суд правомочен рассматривать спор только в том случае, если заинтересованные государства признали его юрисдикцию одним или несколькими из следующих способов:

  • путем заключения специального соглашения о передаче спора в суд;
  • в силу положения о юрисдикции, т.е., как правило, когда они являются участниками договора, содержащего положение, согласно которому в случае возникновения спора определенного типа или разногласий по поводу толкования или применения договора один из них может обратиться спор в суд;
  • посредством взаимного действия заявлений, сделанных ими в соответствии со Статутом, согласно которому каждое из них признало юрисдикцию Суда обязательной в случае возникновения спора с другим государством, сделавшим аналогичное заявление.Ряд этих заявлений, которые должны быть сданы на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, содержат оговорки, исключающие определенные категории споров.

Государства не имеют постоянных представителей, аккредитованных при Суде. Обычно они общаются с Регистратором через своего министра иностранных дел или своего посла, аккредитованного в Нидерландах. Когда они являются сторонами дела в Суде, их представляет представитель. Агент играет ту же роль и имеет те же права и обязанности, что и солиситор или avoué в национальном суде.Однако, поскольку на карту поставлены международные отношения, агент также является как бы главой специальной дипломатической миссии, наделенной полномочиями в отношении суверенного государства. Он/она получает сообщения от Секретаря по делу и направляет ему всю корреспонденцию и состязательные бумаги, должным образом подписанные или заверенные. На публичных слушаниях агент выдвигает аргумент от имени правительства, которое он/она представляет, и подает материалы. Как правило, всякий раз, когда официальное действие должно быть совершено представляемым правительством, оно совершается агентом.Агентам иногда помогают соагенты, заместители агентов или помощники агентов, и у них всегда есть адвокаты или адвокаты, работу которых они координируют, чтобы помочь им в подготовке состязательных бумаг и представлении устных аргументов. Поскольку не существует специальной коллегии адвокатов Международного Суда, нет никаких условий, которые должны быть выполнены адвокатом или адвокатами, чтобы пользоваться правом выступать перед ним, за исключением того, что они должны быть назначены для этого правительством.

Судебное разбирательство может быть возбуждено одним из двух способов:

  • Путем уведомления о специальном соглашении: этот документ, имеющий двусторонний характер, может быть представлен в Суд одним или обоими государствами-участниками разбирательства.В специальном соглашении должны быть указаны предмет спора и стороны в нем. Поскольку нет ни государства-заявителя, ни государства-ответчика, в публикациях Суда их имена разделены косой чертой в конце официального названия дела, например, Бенин/Нигер.
  • Посредством заявления: заявление, которое носит односторонний характер, подается государством-заявителем против государства-ответчика. Он предназначен для сообщения последнему государству, и Регламент Суда содержит более строгие требования в отношении его содержания.В дополнение к наименованию стороны, против которой предъявляется иск, и предмету спора, государство-заявитель должно, насколько это возможно, кратко указать, на каком основании — договоре или заявлении о признании обязательной юрисдикции — оно требует что Суд обладает юрисдикцией и должен кратко изложить факты и основания, на которых основывается его требование. В конце официального названия дела имена двух сторон разделены аббревиатурой v. (от латинского vs), т.е.г., Никарагуа v. Колумбия .

Дата возбуждения дела, то есть дата получения Регистратором специального соглашения или заявления, знаменует собой начало разбирательства в Суде. Разбирательство по спорам включает письменную фазу, на которой стороны подают и обмениваются состязательными бумагами, содержащими подробное изложение фактов и вопросов права, на которые опирается каждая сторона, и устную фазу, состоящую из публичных слушаний, на которых представители и адвокаты обращаются к Суду.Поскольку в Суде два официальных языка (английский и французский), все, что написано или сказано на одном языке, переводится на другой. Письменные состязательные бумаги не доводятся до сведения прессы и общественности до открытия устного разбирательства и только после этого, если стороны не имеют возражений.

После устного разбирательства Суд совещается в камере , а затем выносит решение на открытом заседании. Решение является окончательным, обязательным для сторон по делу и обжалованию не подлежит (в лучшем случае оно может подлежать толкованию или, при обнаружении нового факта, пересмотру).Любой судья, желающий сделать это, может приложить свое мнение к решению.

Подписывая Устав, государство-член Организации Объединенных Наций обязуется выполнять решение Суда по любому делу, стороной которого оно является. Поскольку, кроме того, дело может быть передано в Суд и вынесено им решение только в том случае, если стороны тем или иным образом согласились с его юрисдикцией в отношении этого дела, решение не исполняется редко. Государство, которое считает, что другая сторона не выполнила обязательств, возложенных на нее в соответствии с решением, вынесенным Судом, может передать этот вопрос на рассмотрение Совета Безопасности, который уполномочен рекомендовать или принимать решения о мерах, которые должны быть приняты для выполнения решения Суда. суждение.

Процедура, описанная выше, является обычной процедурой. Однако ход судебного разбирательства может быть изменен случайным разбирательством. Наиболее распространенными случайными разбирательствами являются предварительные возражения, которые выдвигаются, чтобы оспорить компетенцию Суда принимать решения по существу дела (государство-ответчик может, например, заявить, что Суд не обладает юрисдикцией или что жалоба является неприемлемой). Этот вопрос должен решать сам Суд. Кроме того, существуют временные меры, временные меры, которые могут быть запрошены государством-заявителем, если оно считает, что права, являющиеся предметом его применения, находятся в непосредственной опасности.Третья возможность заключается в том, что государство может запросить разрешение на вмешательство в спор с участием других государств, если оно считает, что оно имеет в данном случае интерес юридического характера, который может быть затронут принятым решением. Статут также предусматривает случаи, когда государство-ответчик не является в Суд либо потому, что оно полностью отвергает юрисдикцию Суда, либо по любой другой причине. Неявка одной из сторон не препятствует ходу судебного разбирательства, хотя Суд должен сначала удостовериться в том, что он обладает юрисдикцией.Наконец, если Суд обнаружит, что стороны раздельного разбирательства представляют одни и те же доводы и доводы против общего оппонента по одному и тому же вопросу, он может распорядиться об объединении разбирательства.

Суд выполняет свои обязанности в качестве суда полного состава, но по просьбе сторон он может также создавать специальные палаты для рассмотрения конкретных дел. Палата упрощенного производства ежегодно избирается Судом в соответствии с его Уставом.

Источниками права, которые должен применять Суд, являются: действующие международные договоры и конвенции; международный обычай; общие принципы права; судебные решения; и учения самых высококвалифицированных публицистов. Более того, если стороны договорятся, Суд может решить дело ex aequo et bono , т. е. не ограничиваясь существующими нормами международного права.

Дело может быть завершено на любой стадии разбирательства мировым соглашением сторон или прекращением дела.В последнем случае государство-заявитель может в любое время сообщить Суду, что оно не желает продолжать разбирательство, или обе стороны могут заявить, что они согласились отозвать дело. Затем Суд удаляет дело из своего списка.

Консультативное производство

Консультативное производство в Суде открыто только для пяти органов Организации Объединенных Наций и 16 специализированных учреждений системы Организации Объединенных Наций или дочерних организаций.

Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности Организации Объединенных Наций могут запрашивать консультативные заключения по «любому юридическому вопросу».Другие органы и специализированные учреждения Организации Объединенных Наций, уполномоченные запрашивать консультативные заключения, могут делать это только в отношении «правовых вопросов, возникающих в рамках их деятельности».

Когда он получает запрос о консультативном заключении, Суд должен собрать все факты и, таким образом, уполномочен проводить письменные и устные разбирательства, аналогичные разбирательствам по спорным делам. Теоретически Суд может обойтись без таких разбирательств, но он никогда не отказывался от них полностью.

Через несколько дней после подачи запроса Суд составляет список государств и международных организаций, которые могут предоставить информацию по рассматриваемому Суду вопросу. Такие государства не находятся в том же положении, что и стороны в спорных разбирательствах: их представители в Суде не известны как агенты, и их участие в консультативном разбирательстве не делает заключение Суда обязательным для них. Обычно перечисленные государства являются государствами-членами организации, запрашивающей заключение.Любое государство, с которым Суд не консультировался, может попросить об этом.

Однако МС редко разрешает другим международным организациям, кроме той, которая запросила заключение, участвовать в консультативном разбирательстве. Единственные неправительственные международные организации, которые когда-либо были уполномочены Международным Судом предоставлять информацию, в конце концов не сделали этого ( Международный статус Юго-Западной Африки ). Суд отклонил все такие просьбы частных сторон.

Письменные разбирательства короче, чем спорные разбирательства между государствами, и правила, регулирующие их, относительно гибки.Участники могут подавать письменные заявления, которые иногда становятся предметом письменных комментариев других участников. Письменные заявления и комментарии считаются конфиденциальными, но, как правило, доводятся до сведения общественности в начале устного разбирательства. Затем государствам обычно предлагается выступить с устными заявлениями на открытых заседаниях.

Консультативное производство завершается вынесением консультативного заключения на открытом заседании.

Такие заключения носят рекомендательный характер; другими словами, в отличие от постановлений Суда, они не имеют обязательной силы.Запрашивающий орган, агентство или организация могут по своему усмотрению привести заключение в исполнение или не сделать этого вообще. Однако некоторые инструменты или положения предусматривают, что консультативное заключение Суда имеет обязательную силу (например, конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций).

Тем не менее, консультативные заключения Суда связаны с его авторитетом и престижем, и решение соответствующего органа или учреждения об одобрении заключения как бы санкционируется международным правом.

Верховный суд подтверждает, что решения КСРТ по повестке в суд должны быть пересмотрены в соответствии со стандартом

о злоупотреблении усмотрением

При рассмотрении решения районного суда о принудительном исполнении или аннулировании повестки в суд, выданной Комиссией по обеспечению равных возможностей при трудоустройстве (EEOC), апелляционные суды должны определить, злоупотребил ли окружной суд своими полномочиями, а не проводить новую проверку принудительного исполнения повестки, согласно в Верховный суд США. Все восемь судей согласились с тем, что надлежащим стандартом пересмотра решения о принудительном исполнении повестки КСРТ является злоупотребление усмотрением, а не пересмотр de novo . McLane Co., Inc. против EEOC, 581 США ___ (2017 г.).

Запрошена повестка EEOC «Информация о родословной»

В деле, рассматриваемом судом, КСРТ расследовала обвинение в дискриминации по признаку пола, поданное работницей распределительного центра по имени Дамиана Очоа. Очоа проработала восемь лет сборщиком сигарет, что требовало от нее подъема, упаковки и перемещения больших контейнеров с продуктами. После того, как Очоа взяла трехмесячный отпуск по беременности и родам, ее работодатель потребовал, чтобы она прошла медицинский осмотр, который проверил ее диапазон движений, сопротивление и скорость.Компания требовала таких тестов от новых сотрудников, а также от всех, кто вернулся из больничного. Несмотря на три попытки пройти физическую оценку, Очоа потерпел неудачу. Компания уволила ее.

Очоа подала иск о дискриминации, утверждая, среди прочего, что ее уволили по признаку пола. В рамках своего расследования EEOC попросила компанию предоставить агентству информацию о тесте физической оценки и лицах, которых попросили пройти тест.Компания предоставила список анонимных сотрудников, прошедших оценку, с указанием пола каждого человека, роли в компании, причины тестирования и оценки. Однако компания отказалась предоставить то, что она назвала «информацией о родословной», включая имя человека, номер социального страхования, последний известный адрес и номер телефона.

Когда КСРТ узнал, что компания использовала свою физическую оценку по всей стране, КСРТ расширил сферу своего расследования, запросив информацию не только о гендерной, но и о потенциальной дискриминации по возрасту, и не только для подразделения в Аризоне, где работал Очоа, но и для всех продуктовых подразделений компании по всей стране.EEOC выдал повестки в суд с запросом информации о родословной, связанной с его расширенным расследованием. Компания отказалась подчиниться, поэтому EEOC потребовала принудительного исполнения своих повесток в окружном суде Аризоны.

Окружной суд отменил повестку в суд КСРТ, но Девятый окружной суд отменил

Окружной суд постановил, что информация о родословной не имеет отношения к обвинениям, поскольку «имя человека или даже интервью, которое он или она могли бы дать, если бы с ним связались, просто не могли пролить свет на то, представляет ли [оценка] инструмент .. . дискриминация». Районный суд отказал в исполнении повесток EEOC.

КСРТ подала апелляцию в Апелляционный суд девятого округа, где в применимом прецеденте указывалось, что апелляционный суд должен пересмотреть решение окружного суда об отмене повестки de novo (т. е. совершенно новый пересмотр). Придя к выводу, что окружной суд был неправ, отменив повестку в суд, Девятый окружной округ отменил его, установив, что информация о родословной имеет отношение к расследованию EEOC.

Верховный суд США согласился разрешить спор между окружными апелляционными судами о том, является ли надлежащим стандартом пересмотра de novo, , как он применялся Девятым округом, или злоупотреблением усмотрением, который применяли другие округа.

Верховный суд принимает решение об уважительном рассмотрении апелляции

Верховный суд постановил, что решение районного суда о приведении в исполнение повестки КСРТ должно подлежать уважительному пересмотру, а именно, злоупотребил ли окружной суд своими полномочиями, а не пересмотру de novo .Признавая, что положение Раздела VII, которое наделяет КСРТ полномочиями по вызову в суд, совпадает с полномочиями, предоставленными Национальному совету по трудовым отношениям (NLRB) по выдаче повесток в суд, Суд рассмотрел стандарт пересмотра, используемый при рассмотрении решений NLRB о принудительном исполнении повесток. Суд установил, что каждый округ, который рассматривал этот вопрос, постановил, что решение районного суда о принудительном исполнении повестки NLRB должно быть пересмотрено на предмет злоупотребления полномочиями. Кроме того, почти все округа, кроме Девятого округа, применили один и тот же уважительный пересмотр решения окружного суда о принудительном исполнении повестки КСРТ.Следовательно, эта «долгая история апелляционной практики» имела большое значение для судей, принявших стандарт злоупотребления полномочиями в этом деле.

Кроме того, суд сосредоточил внимание на характере каждого конкретного случая решения EEOC о принудительном исполнении повестки в суд. Окружной суд должен рассмотреть вопрос о том, относятся ли доказательства, запрошенные КСРТ, к конкретному обвинению, о котором идет речь, и является ли повестка в суд чрезмерно обременительной в свете обстоятельств. Полагая, что районный суд лучше подходит, чем апелляционные суды, для рассмотрения подобных «насыщенных фактами, закрытых вызовов», Суд заявил, что стандарт пересмотра злоупотребления дискреционным правом был уместным.

Широкие полномочия КСРТ по поиску соответствующих доказательств

Суд ясно дал понять, что КСРТ по-прежнему сохраняет за собой широкие полномочия по поиску и получению доказательств. Ссылаясь на более ранние дела, Суд отметил, что термин «соответствующий» следует понимать «широко», чтобы разрешить КСРТ «доступ практически к любому материалу, который может пролить свет на обвинения против работодателя».

Дело возвращено в девятый округ для применения злоупотребления усмотрением Стандарт

Суд отправил апелляцию EEOC о принудительном исполнении повестки в суд обратно в Девятый округ, чтобы он мог применить соответствующий стандарт пересмотра.Суд особо заявил, что в своем рассмотрении в соответствии со стандартом злоупотребления правом усмотрения Девятый округ может, если сочтет это целесообразным, рассмотреть аргументы работодателя относительно того, являются ли повестки в суд КСРТ чрезмерно обременительными. Посмотрим, что решит Девятый округ. Независимо от стандарта проверки, борьба с EEOC из-за повестки в суд может занять много времени и денег. Поэтому, в зависимости от обстоятельств, может иметь смысл попытаться, если это возможно, обсудить решение с EEOC перед лицом слишком широкого запроса информации.

Copyright Holland & Hart LLP 1995-2022. Обзор национального законодательства, том VII, номер 93

Исполнение постановлений суда Оклахомы | Адвокатское бюро Аарона Д. Банди, PLC

Закон штата Оклахома предусматривает несколько способов исполнения постановлений суда по семейным делам, когда одна из сторон не подчиняется приказу. Существуют разные методы для разных типов заказов. Некоторые из инструментов, доступных для исполнения судебных постановлений , включают в себя неуважение к судебным обвинениям, ходатайства о приведении в исполнение, запросы на судебные приказы, а также слушания и наложение ареста на активы.Использование одного или нескольких соответствующих инструментов может помочь вам собрать алименты или алименты, помочь вам обеспечить справедливое разделение имущества и долга и даже помочь вам сохранить отношения с несовершеннолетними детьми.

Косвенное неуважение к суду

«Большой» — неуважение к суду. В Оклахоме нарушение решения суда называется «косвенным неуважением к суду». Косвенное неуважение к суду влечет за собой потенциальное тюремное заключение — до шести месяцев в окружной тюрьме — поэтому люди, обвиняемые в косвенном суде, получают многие из средств защиты, которые получают обвиняемые по уголовным делам.Закон, касающийся обвинений в неуважении к суду, даже в отношении алиментов, содержится в уголовных законах, а не в законах о семейном праве. Если кто-то обвиняется в косвенном неуважении к суду, он должен быть:

  • лично вручил документы, обвиняя их в неуважении к себе
  • привлечены к ответственности и проинформированы о своих правах
  • назначили адвоката для своей защиты, если они не могут себе этого позволить
  • предоставлено право требовать суда присяжных из 6 присяжных заседателей
  • предоставлена ​​возможность «очистить» неуважение или исправить проблему, которая привела к обвинению в неуважении к суду (за некоторыми исключениями)
  • , если обвинение в неуважении к суду предназначено исключительно для наказания лица за нарушение постановления суда, и у него не будет возможности устранить неуважение к суду или исправить проблему, то лицо, обвиняющее его в косвенном неуважении к суду, должно доказать все элементы обвинения. взимать плату вне разумных сомнений

Таким образом, обвинение в неуважении к суду является серьезным делом и мощным инструментом для обеспечения выполнения судебных постановлений.Обвинения в неуважении к суду часто используются для взыскания алиментов и поддержки постановлений об алиментах. В Оклахоме, если одна сторона обвиняет другую сторону в косвенном неуважении к суду за поддержку, сторона, предъявляющая обвинение в неуважении к суду, должна доказать:

  1. Внесен законный судебный приказ о поддержке
  2. Должник знал о заказе
  3. Должник имел возможность выполнить распоряжение, а
  4. Должник умышленно не подчинился приказу

Элемент «умышленности» является важным и часто является элементом, в который включаются дела о неуважении к суду: происходило ли что-то, что делало должника неспособным выплатить алименты, и, таким образом, невыплата не была «умышленной»? Лишение свободы или госпитализация могут быть защитой от обвинения в неуважении к суду за неуплату алиментов.Однако даже в тех случаях, когда элемент умысла не может быть доказан, судебное решение о поддержке не исчезает. Должник по-прежнему должен все деньги, и судебное решение остается в силе для взыскания. Обязательства по алиментам в соответствии с семейным законодательством не подлежат исполнению в случае банкротства, а постановления о выплате алиментов на ребенка могут быть исполнены даже за счет пособия ветерана по инвалидности, в отличие от большинства судебных решений. Обвинения в неуважении к суду также используются для обеспечения исполнения постановлений о разделе имущества и долга, постановлений об опеке над детьми и посещении, а в некоторых случаях — присуждения гонораров адвокатам.

Ходатайства о приведении в исполнение решений и постановлений

Существуют и другие способы принудительного исполнения судебных решений путем ходатайства. Например, если один родитель удерживает ребенка от другого родителя, родитель, потерявший родительское время, может подать ходатайство о принудительном посещении. Закон Оклахомы требует, чтобы судьи по семейным делам проводили слушания по ходатайствам о принудительном посещении в течение трех недель, и закон дает судьям особые полномочия издавать приказы, побуждающие родителей вести себя должным образом. В крайних случаях судьи по семейным делам могут наложить на одного из родителей денежный залог, который родитель потеряет, если не подчинится постановлению об опеке.В других ситуациях родитель может подать петицию или ходатайство с требованием о выдаче специального судебного приказа, чтобы шериф помог им забрать ребенка у другого родителя или у третьего лица, которое неправомерно удерживает несовершеннолетнего ребенка.

Судебное решение и взыскание задолженности

Решения и распоряжения суда по семейным делам так же действительны и подлежат исполнению, как и любые другие судебные решения. На самом деле, во многих штатах принято несколько единых законов, помогающих людям собирать судебные решения о выплате алиментов, вынесенные в других штатах.Если судебное решение по семейному праву должно быть вынесено, лицо, имеющее право на получение денег, может потребовать, чтобы должник по судебному решению явился на слушания по делу об имуществе, чтобы его заработная плата была изъята, конфисковано возмещение федерального налога и подоходного налога штата и взималось с банковских счетов.

Гонорары и расходы на услуги адвоката

Большинство правоприменительных действий влекут за собой потенциальные последствия оплаты услуг адвоката. Другими словами, если принудительное исполнение необходимо из-за плохого поведения одной стороны, в дополнение к исполнительным действиям судья может также вынести решение об оплате услуг адвоката против проигравшей стороны.В некоторых случаях гонорары адвокатов могут равняться или превышать сумму, возмещенную стороной, обеспечивающей исполнение, что делает плохое поведение довольно дорогостоящим для стороны, которая предпочла не следовать постановлению суда.

Для исполнения судебных постановлений требуются юристы, ориентированные на детали

Постановления суда по семейным делам требуют внимания к деталям при вынесении первоначального постановления и написании исполнительных документов. Постановления суда по семейным делам, включая соглашения, должны быть написаны надлежащим образом, чтобы сохранить методы исполнения.Одна из проблем с самостоятельными услугами по разводу и опеке заключается в том, что язык соглашения может быть слишком мягким или иным образом написанным таким образом, что последующее исполнение приказа может быть трудным или невозможным. Даже если судебный приказ был написан надлежащим образом, важно, чтобы ходатайство о приведении в исполнение полностью и точно указывало, почему исполнение необходимо и уместно, чтобы все, включая другую сторону и судью, понимали, в чем заключается проблема. Наши адвокаты имеют опыт ведения дел от начала до конца, от суда до апелляции, и мы признаны в юридическом сообществе за наши сильные исследовательские и письменные навыки.

Исполнение решений иностранных судов 2021 | Лихтенштейн

1.1        Укажите различные режимы, применимые к признанию и приведению в исполнение судебных решений в вашей юрисдикции, и названия стран, к которым применяются такие специальные режимы.

Применимое законодательство/статутный режим

Соответствующие юрисдикции

Соответствующий раздел ниже

Договор между Княжеством Лихтенштейн и Швейцарской Конфедерацией о признании и приведении в исполнение судебных и арбитражных решений от 25 апреля 1968 года.

Лихтенштейн и Швейцария.

Раздел 3.

Договор между Княжеством Лихтенштейн и Австрийской Республикой о признании и приведении в исполнение судебных решений, арбитражных решений, мировых соглашений и публичных актов от 5 июля 1973 года.

Лихтенштейн и Австрия.

Раздел 3.

Гаагская конвенция от 15 апреля 1958 г. о признании и приведении в исполнение решений, касающихся алиментных обязательств в отношении детей.

Австрия, Бельгия, Китай (Макао), Чехия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Венгрия, Италия, Лихтенштейн, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Словакия, Испания, Суринам, Швеция, Швейцария и Турция.

Раздел 3.

Европейская конвенция от 20 мая 1980 г. о признании и приведении в исполнение решений, касающихся прав опеки над детьми.

Андорра, Австрия, Бельгия, Болгария, Кипр, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Исландия, Ирландия, Италия, Латвия, Лихтенштейн, Литва, Люксембург, Мальта, Молдова, Черногория, Нидерланды, Северная Македония, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Сербия, Словакия, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, Украина и Великобритания.

Раздел 3.

Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.

Все страны, подписавшие Конвенцию.

Раздел 3.

2.1        При отсутствии какого-либо применимого специального режима, каковы правовые рамки, в соответствии с которыми иностранное судебное решение будет признано и приведено в исполнение в вашей юрисдикции?

Исполнение судебных решений по гражданским делам в Лихтенштейне основано исключительно на Законе Лихтенштейна об исполнении решений от 24 ноября 1971 года ( Exekutionsordnung , «EO»).Согласно ст. 52 EO, официальное признание и приведение в исполнение иностранного судебного решения в Лихтенштейне зависит от взаимности и, следовательно, обычно невозможно.

Однако решения иностранных судов могут быть использованы в качестве основания для упрощенного производства в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом от 10 декабря 1912 года ( Zivilprozessordnung , «ZPO»). Если упрощенный судебный приказ оспаривается, инициируется особая процедура, так называемая «Процедура восстановления» ( Rechtsöffnungsverfahren ), которая регулируется Законом о защите прав от 9 февраля 1923 года ( Rechtssicherungsordnung , «RSO »).В большинстве случаев это приводит к совершенно новому решению по существу дела в Лихтенштейне.

2.2        Что представляет собой «судебное решение», которое может быть признано и приведено в исполнение в вашей юрисдикции?

Как объяснялось выше, сфера применения ст. 52 EO довольно ограничен, и поэтому юридические требования для судебного решения в соответствии с RSO рассматриваются ниже.

Для инициирования процедуры восстановления требуется иностранный публичный акт.В частности, иностранное судебное решение или частное признание долга квалифицируются как таковые. Иностранный публичный акт должен быть выдан в соответствии с законодательством страны происхождения. При этом требование кредитора должно носить гражданско-правовой характер и быть направлено на выплату или сдачу денег или вещного имущества. Наконец, иностранное судебное решение должно быть окончательным и иметь обязательную юридическую силу и не должно нарушать ordre public .

2.3        Каким требованиям (по форме и содержанию) должно удовлетворять иностранное судебное решение, чтобы быть признанным и подлежащим исполнению в вашей юрисдикции?

Согласно ст.52 EO, иностранное судебное решение может быть приведено в исполнение в Лихтенштейне только в том случае, если это предусмотрено договором или если взаимность гарантируется договором или декларацией о взаимности. Таким образом, в отсутствие какого-либо применимого специального режима иностранные судебные решения в принципе не подлежат исполнению в Лихтенштейне.

Хотя формальное признание и, следовательно, приведение в исполнение иностранного судебного решения, таким образом, невозможно в Лихтенштейне, выигравший дело истец, являющийся кредитором на основании иностранного судебного решения, может достичь своей цели посредством процедуры восстановления.

Как объяснялось выше, для инициирования процедуры восстановления требуется иностранный публичный акт. Помимо существенных требований, указанных в вопросе 2.2, в суд должен быть представлен оригинал иностранного судебного решения или его заверенная копия. Кроме того, если иностранное судебное решение составлено на языке, отличном от немецкого, необходимо предоставить перевод судебного решения.

2.4        Какая (если есть) связь с юрисдикцией необходима для того, чтобы ваши суды признали юрисдикцию для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда?

Юрисдикция судов Лихтенштейна определена в Законе о судебной системе Лихтенштейна от 10 декабря 1912 года ( Jurisdiktionsnorm , «JN»).Местная юрисдикция судов Лихтенштейна также устанавливает их международную юрисдикцию. В соответствии с § 30 JN Суд Княжества обладает юрисдикцией, если ответчик проживает в Лихтенштейне («общий суд»).

Кроме того, существует несколько форумов, которые представляют собой специальную юрисдикцию в пользу суда Лихтенштейна. Например, местонахождение может быть установлено в Лихтенштейне, если иностранный ответчик имеет активы в Лихтенштейне (§ 50, пункт 1 JN). Суды Лихтенштейна могут обладать юрисдикцией в отношении иностранной компании, если либо ее постоянное представительство, либо ее юридические лица, отвечающие за управление, являются резидентами Лихтенштейна (§ 50 п.3 ИН). Если сторона выбрала особое место в Лихтенштейне для исполнения обязательства, иск против этой стороны может быть подан в этом месте (§ 43 JN). Кроме того, суды Лихтенштейна обладают юрисдикцией в отношении исков, подтверждающих право in rem на недвижимое имущество, если недвижимое имущество находится в Лихтенштейне (§ 38 JN). Кроме того, в Лихтенштейне может быть установлено место проведения разбирательства посредством пункта о юрисдикции в договоре, заключенном обеими сторонами в споре (§ 53 JN).

В течение длительного времени суды Лихтенштейна применяли правило указания. В соответствии с этим правилом суды Лихтенштейна обладают юрисдикцией только в том случае, если место их рассмотрения находится в Лихтенштейне и если существует тесная связь между Лихтенштейном и делом, переданным в суд. Однако суды Лихтенштейна отошли от этого правила, и, таким образом, необходимость в тесной связи между Лихтенштейном и делом, переданным в суд, была устранена.

2.5        Есть ли разница между признанием и исполнением судебных решений? Если да, то каковы правовые последствия признания и приведения в исполнение соответственно?

В законодательстве Лихтенштейна проводится различие между признанием и исполнением судебных решений. Признание распространяет действие иностранного судебного решения на признающую страну, тогда как исполнение означает исполнение судебного решения. Признание и исполнение тесно связаны, поскольку иностранное судебное решение может быть исполнено только в том случае, если оно было признано.

В зависимости от характера и содержания иностранное судебное решение требует только признания или может потребовать признания и исполнения. Например, декларативное решение может быть только признано, тогда как судебное решение, предоставляющее исполнение, может быть признано и приведено в исполнение.

2.6        Кратко объясните процедуру признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения в вашей юрисдикции.

Как уже упоминалось, иностранные судебные решения могут быть приведены в исполнение в Лихтенштейне посредством специальной процедуры, которая делится на упрощенное производство и (обычно) вытекающую из него Процедуру восстановления.

На основании иностранного судебного решения кредитор может ходатайствовать о платежном поручении (если в иностранном судебном решении указывается обязательство должника выплатить определенную сумму денег или передать кредитору взаимозаменяемые активы) или судебном приказе о конкретном исполнении должником (если решение иностранного государства носит декларативный характер или устанавливает обязанность должника совершить или не совершить определенные действия). Такие упрощенные судебные постановления имеют качество решения Лихтенштейна и, следовательно, могут быть приведены в исполнение в Лихтенштейне.В результате, хотя формальное признание иностранного судебного решения в Лихтенштейне в принципе невозможно, оно может быть преобразовано в постановление суда Лихтенштейна, которое может быть приведено в исполнение в Лихтенштейне. Однако, поскольку суммарные судебные приказы издаются без заслушивания противной стороны, должник может заявить возражение и, таким образом, аннулировать судебный приказ, просто уведомив об этом суд.

Если упрощенный судебный приказ аннулируется по возражению должника, кредитор может, в свою очередь, потребовать, чтобы суд отменил возражение должника и восстановил упрощенный судебный приказ кредитора.Такое заявление о восстановлении ( Rechtsöffnungsgesuch ) можно рассматривать как обычный иск и ведет к судебной процедуре, которая, однако, упрощена и структурирована как очень быстрая суммарная процедура. Суд должен назначить слушание не позднее, чем через пять дней после получения заявления о восстановлении.

Процедура восстановления основана исключительно на законах об исполнении. Таким образом, суд не оценивает и не решает, существует ли иск как таковой. Вместо этого суд решает, является ли правильным и законным исполнение этого иска в Лихтенштейне.В ходе Процедуры восстановления должник также заслушивается и, таким образом, имеет первый шанс оспорить требование кредитора на основании формальных аргументов (например, отсутствие соглашений об исполнении и признании, нарушение права должника быть заслушанным в суде). иностранное производство, отсутствие компетенции иностранного суда рассматривать дело) и аргументы по существу (например, ordre public ). Должник может представить доказательства путем предоставления документов или посредством показаний свидетелей, присутствующих в судебном заседании.Поскольку процедура восстановления в учреждении должна быть быстрой и упрощенной процедурой, никакие другие доказательства недопустимы. В соответствии с устоявшейся практикой Конституционного суда Лихтенштейна должник может выдвигать все возражения против заявления о восстановлении и требования кредитора в ходе процедуры восстановления при условии, что эти возражения могут быть подтверждены документами или свидетелями, присутствующими на заседании. слух. Таким образом, должник не ограничен в этом отношении и может оспорить требование кредитора по существу и его размеру, а также на основании процессуальных препятствий.Следовательно, диапазон возможных возражений фактически не ограничен, и поэтому можно сказать, что инициирование процедуры восстановления ведет к новому рассмотрению дела по существу в Лихтенштейне ( пересмотр по делу ).

Если восстановление не предоставлено , суд информирует кредитора о том, что, если он желает продолжить рассмотрение своего требования, он должен будет подать иск в Лихтенштейне. Отклонение заявления кредитора о восстановлении имеет только формально обязывающее действие, но не материально обязывающее действие.Таким образом, кредитор может инициировать обычное судебное разбирательство, при этом должник не может возражать по причинам res judicata .

Если восстановление предоставлено , соответствующее решение суда служит правовой основой, на основании которой кредитор может потребовать исполнения своего требования. Должник не может официально обжаловать это решение. Однако должник может подать так называемое Заявление об отказе (« Aberkennungsklage »).

2.7        На каком основании может быть оспорено признание/приведение в исполнение судебного решения? Когда можно сделать такой вызов?

Посредством Заявления об отказе должник может возразить против восстановления. Однако иск об отказе в праве не является средством правовой защиты в смысле апелляции, а является обычным иском, направленным на отрицательное декларативное решение. Если это удовлетворено, суд подтверждает, что требование, лежащее в основе Процедуры восстановления, не существует или не подлежит исполнению, и что восстановление отменяется.Иск об отказе в выплате выгоден иностранным кредиторам, поскольку он меняет роли сторон (должник должен подать иск), и, таким образом, иностранному кредитору не нужно вносить залог для возмещения процессуальных издержек. Однако, хотя должник подает иск, бремя доказывания по-прежнему возлагается на кредитора.

В ходе процедуры отказа должник имеет возможность изложить и доказать свои доводы в обычном, полном и неограниченном судебном порядке и конкретно возразить против основания и существования требования, выдвинутого кредитором впервые.Таким образом, Процедура аннулирования больше не касается вопроса о том, было ли правильно, что суд подтвердил возможность исполнения требования кредитора и, таким образом, предоставил восстановление, а скорее представляет собой полную процедуру по существу требования, выдвинутого кредитором. – несмотря на то, что иностранное судебное решение по такому иску может уже существовать.

2.8        Какая правовая база применима к признанию и приведению в исполнение иностранных судебных решений, касающихся конкретных вопросов, если таковая имеется?

В области личного и семейного права строгое требование взаимности, предусмотренное ст.52 EO не используется. Признание дел личного и семейного права предусмотрено ст. 89 гр. В соответствии с этим положением решения или иные акты об изменении актов гражданского состояния, гражданства, имени или семейного положения лица, чье рождение, брак или гражданский союз были удостоверены в реестре актов гражданского состояния, регистрируются соответственно в реестре актов гражданского состояния после утверждения правительством или, в случае апелляции, Административным судом.

Однако разрешение может быть предоставлено только в том случае, если иностранное решение или акт были выданы компетентным органом в соответствии с законодательством страны происхождения.

Если рождение, брак или гражданский союз были зарегистрированы в иностранном реестре актов гражданского состояния, изменения, касающиеся актов гражданского состояния, гражданства, имени или семейного положения, а также исправления регистрации рождения, смерти, брака или гражданского союза могут быть зарегистрированы в национальной записи актов гражданского состояния по поручению правительства. Однополый брак, заключенный за границей, признается в Лихтенштейне гражданским союзом.

В случае граждан Лихтенштейна регистрация должна быть произведена, если изменение считается имеющим юридическую силу.

На основании ст. 89 PGR, орган ЗАГС, признанный правительством компетентным, регулярно проверяет, признает и регистрирует иностранные решения в той мере, в какой они имеют отношение к реестру Лихтенштейна.

2.9        Каков подход вашего суда к признанию и приведению в исполнение иностранного судебного решения в случае: (a) противоречащего местного судебного решения между сторонами по одному и тому же вопросу; или (b) местные разбирательства между сторонами?

Официальное признание и приведение в исполнение иностранных решений в Лихтенштейне в принципе невозможно.Таким образом, альтернативные процедуры, такие как упрощенное производство и Процедура восстановления, рассматриваются ниже.

Ходатайство о выдаче упрощенного судебного приказа должно быть отклонено судом, если между сторонами имеется противоречащее местное решение по одному и тому же вопросу или если между сторонами ведется местное разбирательство. Однако, поскольку суммарные судебные постановления выносятся без заслушивания противной стороны, любые противоречащие друг другу решения местных органов власти или незавершенные судебные разбирательства могут остаться незамеченными.Тем не менее, у должника есть возможность возразить и, таким образом, отменить судебный приказ, просто уведомив об этом суд.

В процедуре восстановления должник может возразить против предъявленного кредитором требования на основании формальных аргументов. Таким образом, он также может ссылаться на аргументы защиты res judicata или lis pendens . Если между сторонами имеется противоречащее местное решение по одному и тому же вопросу или между сторонами находится местное разбирательство, суд отклонит требование о восстановлении.

2.10      Каков подход вашего суда к признанию и приведению в исполнение решения иностранного суда, если имеется противоречащее местное законодательство или предшествующее решение по тому же или аналогичному вопросу, но между разными сторонами?

Как уже объяснялось выше, преобразование иностранного судебного решения в судебное решение Лихтенштейна регулярно приводит к совершенно новому рассмотрению дела по существу в Лихтенштейне. В результате суды Лихтенштейна рассмотрят, было ли решение вынесено в соответствии с применимым законодательством.В частности, суды Лихтенштейна могут проверить, соответствует ли судебное решение Лихтенштейнскому ordre public .

Противоречащее предшествующее решение по тому же или аналогичному вопросу между разными сторонами будет рассмотрено судом и, возможно, помешает преобразованию иностранного решения.

2.11      Каков подход вашего суда к признанию и приведению в исполнение иностранного судебного решения, направленного на применение права вашей страны?

Как указывалось выше, преобразование иностранного судебного решения в судебное решение Лихтенштейна обычно связано с пересмотром в отношении фонда .Таким образом, суд Лихтенштейна рассмотрит вопрос о том, правильно ли иностранный суд применил материальное право Лихтенштейна.

2.12      Существуют ли какие-либо различия в правилах и процедурах признания и исполнения в разных штатах/регионах/провинциях вашей страны? Пожалуйста, объясни.

Вышеупомянутые законы (EO, ZPO, RSO, PGR) применяются единообразно на всей территории Лихтенштейна. Различий в правилах и порядке признания и исполнения между различными регионами нет.

2.13      Каков соответствующий срок исковой давности для признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения?

Срок исковой давности является вопросом материального, а не процессуального права. В результате срок исковой давности варьируется в зависимости от рассматриваемого требования и применимого права к такому требованию. Следовательно, срок исковой давности должен определяться в соответствии с законодательством, регулирующим рассматриваемое требование.

В соответствии с законодательством Лихтенштейна судебное решение может быть приведено в исполнение в течение 30 лет после его вступления в законную силу, независимо от того, какой срок исковой давности применялся к основному иску.Срок исковой давности прерывается, как только ходатайство о принудительном исполнении подается в компетентный суд, при условии, что оно в конечном итоге будет удовлетворено.

3.1        Со ссылкой на каждый из конкретных режимов, указанных в вопросе 1.1, каким требованиям (по форме и существу) должно удовлетворять судебное решение, чтобы быть признанным и подлежащим исполнению в соответствии с соответствующим режимом?

Среди многосторонних и двусторонних договоров и конвенций, перечисленных в вопросе 1.1, наиболее важными из них являются Договор между Лихтенштейном и Швейцарией, Договор между Лихтенштейном и Австрией и Нью-Йоркская конвенция, все из которых будут рассмотрены ниже.

Договор между Лихтенштейном и Австрией регулирует судебные решения, арбитражные решения, мировые соглашения и публичные акты по гражданским и торговым делам. Решения по делам о несостоятельности, решения по делам о наследовании и наследовании, решения по делам об опеке и попечительстве, промежуточные судебные запреты, административные взыскания и решения по гражданско-правовым искам, вынесенные в уголовном процессе, исключаются из сферы действия Договора.Требования к признанию судебных решений установлены ст. 1 Договора: во-первых, нельзя нарушать ordre public государства, в котором испрашивается признание. В частности, решение не должно нарушать принцип res judicata . Во-вторых, решение должно быть вынесено судом, компетентным в соответствии со ст. 2 Договора. В-третьих, решение должно быть окончательным и обязательным, а также подлежащим исполнению. И, наконец, в случае вынесения заочного решения, упрощенного судебного приказа и платежного поручения противная сторона должна быть вызвана в соответствии с законом.

Договор между Лихтенштейном и Швейцарией регулирует судебные и арбитражные решения по гражданским делам. Изобразительное искусство. 1 Договора между Лихтенштейном и Швейцарией устанавливает по существу те же требования, что и ст. 1 Договора между Лихтенштейном и Австрией. Однако из сферы его действия Договор исключает только признание и приведение в исполнение решений по делам о несостоятельности, промежуточных судебных запретов, административных взысканий и решений по гражданско-правовым искам, вынесенных в уголовном судопроизводстве.

Нью-Йоркская конвенция применяется к признанию и приведению в исполнение иностранных арбитражных решений. Чтобы быть признанным в Лихтенштейне, арбитражное решение должно быть вынесено в договаривающемся государстве, поскольку Лихтенштейн зарезервировал применение Конвенции только для признания и приведения в исполнение решений, вынесенных на территории других договаривающихся государств. Если арбитражное решение вынесено не на официальном языке Лихтенштейна (немецком), сторона, ходатайствующая о признании и приведении в исполнение решения, должна предоставить перевод этих документов на немецкий язык.Перевод должен быть заверен официальным или присяжным переводчиком либо дипломатическим или консульским агентом ( ср. ст. IV Нью-Йоркской конвенции).

3.2        Со ссылкой на каждый из конкретных режимов, указанных в вопросе 1.1, определяет ли режим разницу между признанием и исполнением? Если да, то в чем разница между юридическими последствиями признания и приведения в исполнение?

В договорах с Австрией и Швейцарией, а также в Нью-Йоркской конвенции проводится различие между признанием и исполнением.Признание распространяет юридические последствия иностранного судебного решения на признающую страну, тогда как исполнение означает исполнение судебного решения.

3.3        Со ссылкой на каждый из конкретных режимов, указанных в вопросе 1.1, кратко объясните процедуру признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения.

Согласно ст. 5 Договора с Австрией сторона, ходатайствующая о признании судебного решения, представляет скрепленный официальной подписью и официальной печатью или штампом экземпляр судебного решения, судебное подтверждение вступления судебного решения в законную силу и, при необходимости, его исполнимости. , в случае заочного решения — копию повестки и судебное подтверждение о виде и времени ее вручения отсутствующей стороне, а, если обстоятельства дела не могут быть установлены посредством решения, копию иска или других соответствующих актов.Изобразительное искусство. 5 Договора со Швейцарией устанавливает аналогичные требования. Однако в дополнение к вышеупомянутым документам, возможно, потребуется предоставить перевод указанных документов, поскольку в Швейцарии несколько официальных языков.

Чтобы добиться признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией, сторона, ходатайствующая о признании и приведении в исполнение, должна во время подачи ходатайства представить надлежащим образом заверенное оригинальное решение или его должным образом заверенную копию, а также оригинал арбитражного решения. договора или его надлежащим образом заверенной копии.

3.4        Со ссылкой на каждый из конкретных режимов, указанных в вопросе 1.1, на каких основаниях признание/исполнение судебного решения может быть оспорено в соответствии со специальным режимом? Когда можно сделать такой вызов?

В случае договоров с Австрией и Швейцарией судебные решения, которые испрашиваются для признания и исполнения, не должны пересматриваться на предмет правильности применения материального права. Можно только оценить, соответствуют ли они требованиям, изложенным в статьях 1 и 5 Договора.

Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией может быть оспорено по основаниям, предусмотренным ст. V. К ним относятся:

  • отсутствие действующего арбитражного соглашения;
  • нарушений права быть услышанным;
  • превышение объема арбитражного соглашения;
  • нарушения в составе третейского суда или судебного разбирательства;
  • отсутствие окончательного и обязательного решения;
  • отсутствие объективной арбитрабельности; и
  • нарушение общественного порядка.

Авторизация | Конституция Аннотированный | Congress.gov

Публичный закон № 91-589, 84 Stat. 1585, 2 USC § 168

СОВМЕСТНАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ Разрешение на подготовку и издание пересмотренного издания Конституции Соединенных Штатов Америки — анализ и толкование, его пересмотренных раз в десять лет и двухгодичных кумулятивных дополнений к таким пересмотренным изданиям.

Принимая во внимание, что Конституция Соединенных Штатов Америки — анализ и толкование, опубликованная в 1964 году в качестве документа Сената под номером 39, восемьдесят восьмая сессия Конгресса, служит очень полезной цели, предоставляя важную информацию не только членам Конгресса, но и общественность в целом;

Принимая во внимание, что такой документ содержит аннотации дел, вынесенных Верховным судом США до 22 июня 1964 г.;

Принимая во внимание, что многие дела, имеющие существенное значение для анализа и толкования Конституции, были рассмотрены Верховным судом с 22 июня 1964 года;

Принимая во внимание, что Конгресс, признавая полезность этого типа документа, за последние полвека, начиная с 1913 года, распорядился подготовить и напечатать пересмотренные издания такого документа шесть раз с интервалами от десяти до четырнадцати лет; и

Принимая во внимание, что постоянная полезность и важность такого документа будут значительно повышены за счет регулярного пересмотра через более короткие промежутки времени и, таким образом, станут более доступными для членов и комитетов посредством карманных дополнений:

Принято Сенатом и Палатой представителей Соединенных Штатов Америки на собрании Конгресса, что Библиотекарь Конгресса должен подготовить—

  • (1) пересмотренное издание Конституции Соединенных Штатов Америки в твердом переплете— Анализ и интерпретация, опубликованный в качестве Сенатского документа № 39, Восемьдесят восьмой Конгресс (далее именуемый Конституцией с аннотациями ), который должен содержать аннотации решений Верховного суда Соединенных Штатов до конца октябрьского срока 1971 г. Верховный суд, толкующий положения Конституции;

  • (2) по завершении каждого из сроков полномочий Верховного суда от октября 1973 г., октября 1975 г., октября 1977 г. и октября 1979 г., кумулятивное карманное приложение к исправленному изданию Конституции с примечаниями в твердом переплете, подготовленное в соответствии с пункт (1), который должен содержать совокупные аннотации всех таких решений, вынесенных Верховным судом после окончания срока полномочий в октябре 1971 года;

  • (3) по завершении срока полномочий Верховного суда в октябре 1981 г. и по завершении каждого десятого срока полномочий Верховного суда после этого, переработанное десятилетнее издание Конституции с комментариями в твердом переплете, которое должно содержать аннотации все решения, вынесенные до этого Верховным судом, толкующие положения Конституции; и

  • (4) по завершении срока полномочий Верховного суда в октябре 1983 года и по завершении каждого последующего срока полномочий Верховного суда в октябре, начиная с нечетного года (последняя цифра которого не является 1), накопительное карманное приложение к самому последнему пересмотренному десятилетнему изданию Конституции с аннотациями в твердом переплете, которое должно содержать сводные аннотации всех таких решений, вынесенных Верховным судом, которые не были включены в это пересмотренное десятилетнее издание Конституции с аннотациями в твердом переплете. .

Сек. 2. Все пересмотренные издания в твердом переплете и все накопительные карманные приложения должны быть напечатаны как документы Сената.

сек. 3. Должны быть напечатаны четыре тысячи восемьсот семьдесят дополнительных экземпляров исправленных изданий в твердом переплете, подготовленных в соответствии с пунктом (1) первого раздела, и всех накопительных карманных приложений к ним, из которых две тысячи шестьсот тридцать четыре экземпляра. экземпляры предназначены для использования Палатой представителей, одна тысяча двести тридцать шесть экземпляров предназначены для использования Сенатом и одна тысяча экземпляров предназначены для использования Объединенным комитетом по печати.Все члены Конгресса, вице-президенты Соединенных Штатов, а также делегаты и уполномоченные-резиденты, вновь избранные после выпуска пересмотренного издания в твердом переплете, подготовленного в соответствии с таким пунктом, и до первого пересмотренного издания в твердом переплете десятилетнего периода, которые не получили экземпляр издания, подготовленного в соответствии с таким пунктом, должен, по своевременному запросу, получить один экземпляр такого издания и актуальное на тот момент накопительное карманное приложение и любые дополнительные дополнения к нему.Все члены Конгресса, вице-президенты Соединенных Штатов, а также делегаты и уполномоченные-резиденты, прекратившие свою деятельность после выпуска исправленного издания в твердом переплете, подготовленного в соответствии с этим пунктом, и получившие такое издание, могут получить по одному экземпляру каждого кумулятивного карманного издания. частичное дополнение к ним по своевременному запросу.

сек. 4. Дополнительные экземпляры каждого десятилетнего пересмотренного издания в твердом переплете и кумулятивных карманных дополнений к нему должны быть напечатаны и распространены в соответствии с положениями любой параллельной резолюции, принятой в дальнейшем в отношении них.

сек. 5. Разрешается выделять такие суммы, которые остаются доступными до тех пор, пока они не будут израсходованы, которые могут быть необходимы для выполнения положений настоящей совместной резолюции.

Утвержден 24 декабря 1970 г.

О Разделе 5 Закона об избирательных правах

Юрисдикции, ранее подпадающие под действие Раздела 5
Изменения в голосовании, подпадающие под действие Раздела 5
Подача материалов в соответствии с Разделом 5
Руководство по Разделу 5 5 Возражения
Судебные разбирательства в отношении Раздела 5

Решение

округа Шелби

25 июня 2013 г. Верховный суд США постановил, что использование формулы охвата в разделе 4(b) Закона об избирательных правах для определения юрисдикций, на которые распространяется требование о предварительном разрешении, предусмотренное в разделе 5 Закона об избирательных правах, является неконституционным. Акт, Shelby County v.Держатель , 570 US 529 (2013 г.). Верховный суд не вынес решения о конституционности самой статьи 5. Результатом решения по делу Shelby County является то, что юрисдикциям, указанным в формуле покрытия в Разделе 4(b), больше не нужно запрашивать предварительное разрешение на новые изменения голосования, если они не подпадают под действие отдельного судебного постановления, вынесенного в соответствии с Разделом 3(b). c) Закона об избирательных правах.

Покрытие в соответствии со специальными положениями Закона об избирательных правах

Раздел 5 был принят, чтобы заморозить изменения в избирательной практике или процедурах в охваченных юрисдикциях до тех пор, пока новые процедуры не будут определены либо после административного пересмотра Генеральным прокурором, либо после судебного иска в Окружном суде Соединенных Штатов по округу Колумбия. не имеют ни дискриминационной цели, ни последствий.Раздел 5 был разработан для обеспечения того, чтобы изменения голосования в охватываемых юрисдикциях не могли быть реализованы до тех пор, пока не будет получено положительное решение.

Требование было принято в 1965 году как временное законодательство, срок действия которого истекает через пять лет и применимо только к определенным штатам. Специально охваченные юрисдикции были определены в Разделе 4 по формуле. Первым элементом формулы было то, что государство или политическое подразделение штата сохраняло 1 ноября 1964 г. «испытание или устройство», ограничивающее возможность регистрации и голосования.Второй элемент формулы будет удовлетворен, если руководитель отдела переписи установит, что менее 50 процентов лиц избирательного возраста были зарегистрированы для голосования 1 ноября 1964 г. или что менее 50 процентов лиц избирательного возраста проголосовали в избирательном округе. президентские выборы в ноябре 1964 года. Применение этой формулы привело к тому, что следующие штаты полностью стали «охваченными юрисдикциями»: Алабама, Аляска, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Южная Каролина и Вирджиния. Кроме того, некоторые политические подразделения (обычно округа) в четырех других штатах (Аризона, Гавайи, Айдахо и Северная Каролина).Он также предусматривал процедуру прекращения этого покрытия.

В соответствии с разделом 5 любое изменение в отношении голосования в охваченной юрисдикции — или любом политическом подразделении в ней — не может быть юридически обеспечено до тех пор, пока юрисдикция сначала не получит необходимое определение Окружного суда Соединенных Штатов по округу Колумбия. или подает заявление в прокуратуру. Для этого требуется доказательство того, что предлагаемое изменение голосования не лишает и не ограничивает право голоса по признаку расы, цвета кожи или принадлежности к группе языкового меньшинства.Если юрисдикция не может доказать отсутствие такой дискриминации, окружной суд отклоняет запрошенное решение или, в случае административного представления, генеральный прокурор возражает против изменения, и оно остается юридически неисполнимым.

В 1970 году Конгресс признал сохраняющуюся необходимость в специальных положениях Закона об избирательных правах, срок действия которых истекал в том же году, и продлил их еще на пять лет. Он также принял дополнительную формулу охвата, идентичную исходной формуле, за исключением того, что в ней упоминался ноябрь 1968 года как дата для определения наличия теста или устройства, уровней регистрации избирателей и участия в выборах.Эта дополнительная формула привела к частичному охвату десяти штатов.

В 1975 году специальные положения Закона об избирательных правах были продлены еще на семь лет и были расширены для устранения избирательной дискриминации в отношении членов «групп языковых меньшинств». Была принята дополнительная формула охвата, основанная на наличии тестов или устройств и уровнях регистрации и участия избирателей по состоянию на ноябрь 1972 года. Кроме того, определение «теста или устройства» 1965 года было расширено, чтобы включить практику предоставления информации о выборах, включая бюллетени, только на английском языке в штатах или политических единицах, где представители одного языкового меньшинства составляют более пяти процентов граждан избирательного возраста.Эта третья формула полностью охватывала Аляску, Аризону и Техас, а также части Калифорнии, Флориды, Мичигана, Нью-Йорка, Северной Каролины и Южной Дакоты.

В 1982 году Конгресс продлил действие Раздела 5 на 25 лет, но новая формула охвата Раздела 5 принята не была. Тем не менее, Конгресс изменил процедуру прекращения покрытия юрисдикцией в соответствии со специальными положениями.

В 2006 году Конгресс продлил требования Раздела 5 еще на 25 лет.

Судебный пересмотр изменений в голосовании

Раздел 5 предусматривает два метода для охваченной юрисдикции соблюдения Раздела 5. Первый метод, упомянутый в статуте, представляет собой декларативное судебное решение, поданное охватываемой юрисдикцией в Окружной суд Соединенных Штатов по округу Колумбия. В таких случаях созывается коллегия из трех судей. Ответчиком в этих делах являются Соединенные Штаты или Генеральный прокурор, представленный в суде адвокатами из Секции голосования Отдела гражданских прав.Апелляции на решения окружного суда в составе трех судей поступают непосредственно в Верховный суд США.

Юрисдикция должна установить, что предлагаемое изменение голосования «не имеет цели и не приведет к отказу или ограничению права голоса по признаку расы, цвета кожи или [принадлежности к группе языкового меньшинства]». Статус изменения голосования, которое является предметом действия по пересмотру декларативного решения, заключается в том, что оно не имеет исковой силы до тех пор, пока не будет получено декларативное решение, и юрисдикция не может реализовать или использовать изменение голосования.

Административная проверка изменений голосования

Второй метод соблюдения Раздела 5 известен как административная проверка. Охватываемая юрисдикция может избежать потенциально длительного и дорогостоящего судебного разбирательства, представив изменение голосования в Отдел гражданских прав Министерства юстиции, которому генеральный прокурор делегировал полномочия по администрированию процесса пересмотра Раздела 5. Юрисдикция может осуществить изменение, если Генеральный прокурор утвердительно укажет на отсутствие возражений против изменения или если по истечении 60 дней Генеральный прокурор не выдвинул никаких возражений против представленного изменения.Практикой Министерства юстиции является письменный ответ на каждое представление, в котором конкретно указывается решение, принятое в отношении каждого представленного изменения голосования.

Более 99 процентов изменений, влияющих на голосование, рассматриваются в административном порядке, без сомнения, из-за относительной простоты процесса, значительной экономии средств по сравнению с судебными разбирательствами и наличия конкретных сроков, регулирующих выдачу генеральным прокурором письма-определения.

За последнее десятилетие Генеральный прокурор получил от 4 500 до 5 500 представлений по Разделу 5 и рассмотрел от 14 000 до 20 000 изменений в голосовании в год.

Генеральный прокурор может представить возражение, сообщив юрисдикции о решении в течение 60 дней после получения окончательного представления об изменении голосования. Установлено, что большинство изменений для голосования, представленных Генеральному прокурору, соответствуют стандарту Раздела 5. С момента вступления в силу Раздела 5 Генеральный прокурор возражал примерно против одного процента внесенных изменений для голосования.

Генеральный прокурор опубликовал подробные инструкции, поясняющие Раздел 5.Дополнительная информация о процессе подачи доступна здесь. Генеральный прокурор разместил уведомления о представлении Раздела 5.

При проведении административного надзора Генеральный прокурор выступает в качестве представителя окружного суда, применяя те же стандарты, что и суд. Бремя установления того, что предлагаемое изменение голосования не является дискриминационным, ложится на юрисдикцию, точно так же, как это было бы на юрисдикцию в качестве истца в деле о принятии декларативного судебного решения по Разделу 5.

В некоторых случаях юрисдикции может потребоваться завершить процесс проверки в соответствии с Разделом 5 в ускоренном порядке в связи с ожидаемой реализацией до окончания 60-дневного периода проверки. В таких случаях юрисдикция должна официально запросить «Ускоренное рассмотрение» в своем письме-подаче, четко описав основание для запроса в свете условий в юрисдикции и указав дату, к которой должно быть получено решение. Хотя Генеральный прокурор постарается удовлетворить все разумные запросы, характер рассмотрения, необходимого для конкретных представлений, обязательно будет различным, и в некоторых случаях ускоренное определение может оказаться невозможным.

Решение Генерального прокурора не возражать отменяет запрет на принудительное исполнение, установленный Разделом 5. Это решение не возражать против представленного изменения не может быть обжаловано в суде. Morris v. Gressette , 432 US 491 (1977). Хотя юрисдикция может затем реализовать это изменение, оно по-прежнему может быть оспорено на любых других основаниях. Например, план перераспределения избирательных округов может быть обжалован в суде Генеральным прокурором как нарушение раздела 2 Закона об избирательных правах или любого другого применимого положения федерального закона, исполнение которого уполномочено Генеральным прокурором.Точно так же частные лица, обладающие правоспособностью, могут оспаривать эту практику в соответствии с любым применимым положением закона штата или федерального законодательства.

Путь декларативного решения остается доступным для юрисдикций даже после возражения Генерального прокурора. Разбирательство в Окружном суде округа Колумбия, состоящее из трех судей, ведется de novo и не является апелляцией на определение Генерального прокурора.

Судебные иски о предотвращении использования изменений в голосовании, не рассмотренных в соответствии с разделом 5

Изменения в голосовании, которые не были рассмотрены в соответствии с Разделом 5, не имеют юридической силы.Раздел 12(d) Закона уполномочивает Генерального прокурора подать иск о нарушении Раздела 5. Частное право добиваться судебного запрета в отношении нарушения Раздела 5 было признано Верховным судом в деле Allen v. State. Избирательная комиссия , 393 US 544, 554-57 (1969). Любое лицо или организация, имеющие право на подачу иска, могут оспорить нарушение Раздела 5 в Окружном суде Соединенных Штатов в судебном округе, где предположительно произошло нарушение.Независимо от того, возбуждены ли они Генеральным прокурором или частными лицами, эти дела обычно известны как принудительные действия по Разделу 5.

Дела о принудительном исполнении в соответствии с Разделом 5 рассматриваются коллегиями окружного суда в составе трех судей, роль которых заключается в рассмотрении только трех вопросов:

  1. , произошло ли скрытое изменение голосования;
  2. если да, то были ли выполнены требования Раздела 5, получено ли предварительное разрешение; и
  3. если нет, то какая помощь со стороны суда подходит.

Лопес v. округ Монтерей , 519 США 9, 23 (1996). Единственным судом, который может принять решение о том, что изменение не является дискриминационным по своей цели или последствиям, является Окружной суд Соединенных Штатов по округу Колумбия.

При обнаружении несоблюдения Раздела 5 местный федеральный суд рассмотрит соответствующее средство правовой защиты по праву справедливости. Общая цель таких средств правовой защиты состоит в том, чтобы восстановить ситуацию, существовавшую до осуществления изменения.Таким образом, типичное средство правовой защиты включает выдачу судебного запрета на дальнейшее использование изменения. В определенных обстоятельствах другие средства правовой защиты включали аннулирование незаконно проведенных выборов, назначение предстоящих выборов, если и до тех пор, пока юрисдикция не будет соответствовать Разделу 5, или назначение внеочередных выборов; в некоторых случаях суды также издавали постановления, предписывающие юрисдикции добиваться рассмотрения изменений в соответствии с Разделом 5 у Генерального прокурора или Окружного суда Соединенных Штатов по округу Колумбия.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.