Раздел ип при разводе бизнеса: Как защитить бизнес и активы при разводе — СКБ Контур

Содержание

Раздел бизнеса при разводе супругов

Просмотров 4632

Даже удачливые бизнесмены не застрахованы от неудач в семейной жизни.

По закону доли мужа и жены признаются равными. Но, обычно, судьба бизнеса интересует лишь одного из супругов – того, кто является его официальным владельцем или неофициальным лидером, кто вложил в него больше сил и времени, кто собирается и дальше заниматься бизнесом, несмотря на развод. Хотя, бывает и так, что муж и жена вели совместный бизнес вместе, с одинаковой отдачей.

Процесс раздела семейного бизнеса сложен сам по себе. К сожалению, нередко супруги еще больше усложняют его, превращая деловое сотрудничество в выяснение личных отношений, руководствуясь не логикой, а оскорбленными чувствами. А это нередко приводит к спаду предпринимательской активности, к серьезным потерям прибыли и даже к развалу некогда успешного дела. Давайте разберемся, как можно поделить бизнес.

Договорный или законный порядок раздела бизнеса

Договорной порядок раздела

Избежать подобных проблем можно, если заблаговременно позаботиться о заключении брачного договора.

Мнение эксперта

Семен Фролов

Юрист. Стаж 7 лет. Специализация: семейное, наследственное, жилищное право.

Задать вопрос эксперту

Во всем цивилизованном мире этот документ служит надежным способом защиты имущественных прав и обязанностей, регулирования имущественных отношений супругов, порядка раздела общей собственности при разводе. Что же касается бизнеса, то роль брачного договора просто неоценима, и позаботиться о его составлении нужно заблаговременно, лучше всего –

до вступления в брак, в крайнем случае, во время брачной жизни.

Но если супружеские отношения близятся к разводу, что повлечет за собой раздел имущества и, несомненно, скажется на работе предприятия, муж и жена могут составить добровольное соглашение о разделе имущества. Этот документ, как разновидность супружеского договора, поможет урегулировать сложные вопросы раздела совместной собственности – недвижимости, денежных сбережений, ценных бумаг, транспорта, оборудования и т.д.

Такой исход дела предпочтительнее судебного разбирательства….

  • Во-первых, потому что осуществляется оперативно и не требует дополнительных издержек;
  • Во-вторых, потому что позволяет супругам учесть в документе все обстоятельства, все особенности ведения бизнеса и семейного бюджета, которые имеют существенное значение для супругов, но в суде могут быть сочтены несущественными или недоказуемыми.

Ясно, что для такого договора нужно, чтобы между супругами было взаимопонимание и готовность искать совместные решения имущественного спора. Если же согласие достигнуто быть не может, суд будет делить супружеское имущество на основе представленных документов согласно положениям семейного и гражданского законодательства.

Законный порядок раздела

Однако не каждая супружеская пара, даже чета дальновидных и предусмотрительных бизнесменов, могут похвастаться наличием такого документа, как брачный договор и не могут достичь договоренности для самостоятельного мирного раздела имущества. В этом случае раздел бизнеса будет происходить в суде — на основании действующего законодательства.

А действующее законодательство предусматривает, что раздел общего имущества (в том числе, долей в уставном капитале, доходов и дивидендов, техники и оборудования фирмы) производится поровну, причем независимо от того, в какой мере каждый из супругов принимал участие в приобретении этого имущества.

Это теория. На практике же не утихают споры по поводу справедливости этой нормы, а также по поводу многочисленных сложностей ее реализации в реальных условиях. Например…

  1. Даже если у мужа и жены есть брачный договор, в котором указаны невыгодные для одного из супругов условия (например, отсутствие каких-либо прав на долю в бизнесе), этот договор может быть оспорен в судебном порядке (ст. 44 СК РФ). Согласно закону, брачный договор может быть признан недействительным – полностью или частично – по заявлению одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в невыгодное, неблагоприятное положение, или нарушают нормы закона.
  2. Даже если бизнес принадлежал мужу или жене до брака, при разводе он или она все равно не может претендовать на единоличное владение всем имуществом и доходами, полученными в ходе ведения предпринимательства — поскольку все нажитое имущество и доходы во время брака являются совместными и подлежат разделу поровну между супругами. Даже если бизнес поделить не получится, претендовать на определенную долю — вполне правомерно.
  3. Даже если один из супругов не принимал участие в предпринимательской деятельности (например, жена, которая всецело занималась воспитанием детей или работала по найму), он все равно имеет право на долю при разделе бизнеса, который принадлежал или был ведом другим супругом.

Нет и не может быть единого для всех способа раздела бизнеса. Решать вопрос раздела нужно строго в индивидуальном порядке, учитывая специфические особенности каждого дела, при необходимости – прибегая к помощи юриста, опытного специалиста не только в сфере семейного, но и корпоративного права. На нашем сайте Вы можете получить бесплатную консультацию юриста по любым вопросам, касающимся раздела фирмы между супругами при разводе.

Варианты раздела фирмы при разводе

Формально, бизнес – это имущество и имущественные права, которые можно поделить, продать, передать в распоряжение. Но фактически бизнес включает в себя не только имущественные, но и интеллектуальные ресурсы, представляет собой налаженный механизм, способствующий получению прибыли и достижению определенной коммерческой цели. Таким образом, подход к разделу бизнеса должен быть максимально индивидуальным, с финансовой, юридической, внутрисемейной личностной точки зрения. Закон предусматривает множество возможных способов раздела бизнеса, потому это — вполне реальная задача, особенно если привлечь опытных специалистов и подойти к вопросу с максимальной ответственностью.

Как уже упоминалось выше, выбор варианта раздела можно произвести двумя способами: мирным (путем самостоятельного и добровольного заключения письменного супружеского договора) и судебным (путем подачи в суд искового заявления).

В зависимости от масштабов общего бизнеса, от степени вовлеченности каждого из супругов в деятельность компании, а также от способности построить деловые отношения вместо семейных, супруги могут выбрать один из оптимальных способов раздела:

Передача прав на предприятие – одному супругу, денежной компенсации – второму супругу

Один из супругов получает бизнес, а другой – денежную компенсацию или совместное имущество, соответствующее по стоимости доли в бизнесе. Один супруг, владелец предприятия, для которого предпринимательская деятельность более приоритетна, чем для второго супруга, может возместить его долю в бизнесе деньгами. Разумно, если бизнес достается тому из супругов, кто больше участвует в нем, чьи знания и навыки играют большую роль для развития бизнеса. Таким образом, бизнес остается безраздельно в распоряжении одного владельца, а второй супруг получит соответственную финансовую компенсацию.

Если супруг, которому достанется бизнес, не может возместить другому супругу его долю (по финансовым соображениям, при отсутствии крупного совместного имущества), он может

выкупить долю второго супруга постепенно или позже. Условия сделки необходимо сформулировать в письменном, нотариально заверенном договоре или в мировом соглашении, которое утверждается судом, чтобы избежать недобросовестного поведения исполнения обязательств каждым из супругов.

Раздел одного предприятия на несколько новых

Каждый из супругов получает свою долю в совместном бизнесе, если в законе или учредительных документах нет препятствий для этого. Этот вариант подходит для тех супругов, которые участвовали в ведении бизнеса на равных, хотят продолжать вести некогда общий бизнес и смогут осуществить раздел бизнеса, не ущемляя финансовые интересы друг друга.

Например, на практике это часто реализуется путем первоначальной регистрации нескольких фирм (для упрощения налогообложения), и потом, после развода бизнес делится путем перехода одной фирмы – в распоряжение одного супруга, а другой – в распоряжение другого, при этом имущество делится между ними соразмерно.

Другой возможный способ раздела единого бизнеса на равные (неравные) доли — реорганизация предприятия путем разделения или выделения.

В результате реорганизации на основе одного предприятия будут созданы два новых предприятия, одно из которых будет принадлежать мужу, а другое — жене. Согласно ФЗ № 14 «Об ООО», разница между двумя способами реорганизации заключается в том, что …

  1. разделение предполагает прекращение деятельности предприятия с последующей передачей ее прав и обязанностей новообразованным предприятиям;
  2. выделение предполагает создание нового предприятия, которому передается часть прав и обязанностей реорганизованного предприятия, при этом первоначальное предприятие не прекращает деятельность, а продолжает функционировать.

Мнение эксперта

Дмитрий Носиков

Юрист. Специализация семейное, жилищное право.

Формальные действия супругов зависят от организационно-правовой формы предприятия (ООО, публичное или непубличное АО, фермерское хозяйство и т.д.), а также от выбранного варианта реорганизации – выделения или разделения. В любом случае, совладельцам семейного бизнеса придется пройти через процедуру, включающую…

  • проведение собрания участников фирмы, принятие решения о проведении реорганизации, о способе, порядке и условиях реорганизации;
  • внесение изменений в учредительные документы, утверждение разделительного баланса;
  • проведение собрания участников новообразованных предприятий, утверждение учредительных документов, избрание органов правления;
  • государственная регистрация, внесение изменений в реестр налоговых органов.

Лучше обратиться к юристам и обговорить возможные варианты. Не исключено, что на практике подойдут не все способы раздела.

Продажа бизнеса и раздел вырученных средств между супругами

Такой вариант представляется единственно возможным, если все совместное имущество супругов «привязано» к бизнесу и его раздел невозможен.

Супруги могут продать предприятие постороннему лицу и поделить между собой деньги пропорционально долям. Какие действия должны предпринять супруги-совладельцы, зависит от организационно-правовой формы принадлежащего им предприятия, то есть от того, является оно ООО, публичным или непубличным АО и т.д.

Процедура продажи включает такие этапы:

  1. Проведение собрания участников и принятие решения о продаже предприятия на основании судебного решения или супружеского соглашения о разделе имущества.
  2. Оформление договора купли-продажи и других документов о передаче владельцем предприятия доли или всего уставного капитала покупателю.
  3. Внесение сведений о продаже предприятия в учредительные документы, регистрация изменений в налоговом органе.

Таким образом, участником АО или ООО становится покупатель, а продавцы – теряют право собственности.

При этом надо помнить, что другие владельцы долей в уставном капитале предприятия (если таковые есть) имеют преимущественное право на приобретение долей, и только если эти совладельцы откажутся от покупки, супруги смогут продать принадлежащие им доли посторонним лицам. В зависимости от особенностей юридической организации бизнеса, сделке может предшествовать собрание участников, согласованное внесение изменений в учредительные документы, после чего изменения в документации должны быть зарегистрированы в налоговом органе.

Ликвидация бизнеса

Если ни один из супругов больше не заинтересован в ведении бизнеса, а продать его не получается, остается лишь ликвидировать общее дело путем упрощенной процедуры банкротства. После ликвидации предприятия все права и обязанности будут прекращены. Оставшиеся после ликвидации предприятия активы (недвижимость, оборудование и технику, инвентарь) супруги могут разделить между собой и другими участниками, продать или выставить на аукцион.

Порядок ликвидации предприятия может быть таким:

  • Проведение собрания участников предприятия с составлением протокола, принятие решения о ликвидации и назначение комиссии;
  • Передача дела о ликвидации предприятия в Арбитражный суд для рассмотрения в упрощенном порядке.
  • По решению суда имущество, оставшееся после выплаты долгов, и прибыль предприятия будут разделены между участниками.

Супруги остаются совместными владельцами бизнеса

Собственно, в данном случае вопрос раздела бизнеса «снимается с повестки дня» — супруги продолжают вести совместный бизнес, по возможности разделив права, обязанности, права, полномочия и сферы влияния, составив специальное письменное соглашение.

Мнение эксперта

Дмитрий Носиков

Юрист. Специализация семейное, жилищное право.

По очевидным причинам личного характера такой вариант выбирают единицы разводящихся супругов. Достаточно сложно сохранить деловые отношения после неудачи в личной жизни, однако и такой вариант нужно учесть — некоторые супруги вполне могут продолжить сотрудничество, если в качестве деловых партнеров у них нет друг к другу никаких претензий.

Особенности раздела бизнеса разных организационно-правовых форм

Современное понятие «бизнес» подразумевает самый широкий спектр предприятий разных организационно-правовых форм. К бизнесу относится и пункт приема стеклотары, и крупная коммерческая фирма, владеющая недвижимостью в центре мегаполиса. И каждый вид бизнеса имеет множество специфических сторон, от которых зависит и порядок его раздела.

Индивидуальный предприниматель (ИП)

Главной особенностью статуса индивидуального предпринимателя является то, что его имущество не разделяется на личное имущество и имущество, используемое в процессе предпринимательской деятельности.

Что из этого вытекает? А то, что все имущество, приобретенное предпринимателем для ведения бизнеса в период брака (например, производственные или складские помещения, автотранспорт, оборотное имущество, денежные средства на банковских счетах), принадлежит супругам на праве совместной собственности (см. «Раздел ИП при разводе«).

Раздел доли в ООО при разводе

Совместно нажитым имуществом супругов являются и доли в уставном капитале ООО, независимо от того, на чье имя оформлены эти доли. А это значит, что если общество с ограниченной ответственностью было создано в период пребывания в браке, то доля в уставном капитале ООО, принадлежащая учредителю, подлежит разделу с супругом при разводе.

Обратите внимание, разделу подлежит доля в уставном капитале ООО, а не имущество, закреплённое за этим ООО. Закрепленное за юридическим лицом имущество, принадлежит только этому юридическому лицу и не подлежит разделу при разводе.

Мнение эксперта

Семен Фролов

Юрист. Стаж 7 лет. Специализация: семейное, наследственное, жилищное право.

Задать вопрос эксперту

Но не все так просто. Если помимо разводящегося супруга есть и другие участники ООО, учитываться будут и их права. Супруг, претендующий на долю в бизнесе, но не являющийся участником Общества, не может пользоваться равными правами с другими участниками ООО. Возможно, чтобы вступить во владение своей законной половиной доли, ему потребуется сначала вступить в ряды участников Общества.

Однако нельзя обойти стороной учредительные документы ООО. Уставом Общества может быть предусмотрено ограничение для вступления новых участников. И если супруг, претендующий на участие в бизнесе, не получит согласия других членов ООО на его вступление, он не сможет распоряжаться своей законной долей. В этом случае он может рассчитывать лишь на денежную компенсацию этой доли.

Раздел доли в АО (акционерное общество)

Если муж или жена приобретали акции в период супружества на общие деньги, то при разводе каждый из них может претендовать на раздел ценных бумаг.

Поскольку законом предусмотрено равенство долей бывших супругов, раздел акций АО не вызывает особых сложностей – они делятся поровну.

Мнение эксперта

Дмитрий Носиков

Юрист. Специализация семейное, жилищное право.

Однако тут могут возникнуть сложности. Например, если оба супруга претендуют на акции, но вступление нового акционера в Акционерное общество невозможно по закону или по уставным документам. В этом случае супругами придется искать альтернативные способы раздела ценных бумаг, например, акции переходят к одному из супругов (акционеру), при этом другой супруг получает денежную компенсацию или равноценное имущество.

Сложности могут возникнуть с контролем над распоряжением акциями, если их владельцем является только один из супругов. Второй супруг, если он не является участником АО, не вправе получать информацию o каких-либо измeнeниях в cocтaве aкциoнepoв и размерах принадлежащих им долей. Если у супруга возникло подозрение, что владелец акций намерен продать их, чтобы избежать раздела, нужно направить в правление АО письмо о категорическом несогласии на проведение сделки.

Согласно пункту 1 статьи 35 СК РФ, использование, владение и распоряжение совместной собственностью возможно при соблюдении принципа согласия. Один из супругов не вправе без согласия второго супруга совершать сделки (продажи, дарения, передачи прав и т.д.), а если такие сделки совершены, они могут быть признаны ничтожными. Пpизнaние cдeлки ничтожной вoзмoжнo пpи нaличии дoкaзaтeльcтв того, чтo cупpуг-владелец акций был ocвeдoмлeн o нecoглacии второго супруга нa пpoдaжу цeнныx бумaг.

Фермерское хозяйство

Фермерство – одна из форм предпринимательской деятельности, реализуемая в сфере сельского хозяйства.

Фермерское хозяйство создается на основании соглашения между людьми, связанными между собой родственными или свойскими связями.

В общей собственности фермерского хозяйства может находиться разнообразное, имущество, нередко дорогостоящее (например, земельные участки, хозяйственные постройки, сельскохозяйственная техника и транспорт, мелиоративные сооружения, скот и птица). Поэтому при разводе супругов-фермеров вопрос о разделе общего имущества требует решения.

Главная сложность раздела имущества фермерского хозяйства – двойственность законодательных норм, регулирующих эту предпринимательскую деятельность. С одной стороны участниками фермерского хозяйства являются супруги, поэтому их общее имущество должно быть поделено на равные части. С другой стороны, закон требует от участников фермерского хозяйства соглашения, в котором должно быть определена не совместная, а долевая собственность каждого. Значит, раздел имущества должен происходить согласно этому соглашению.

Еще одна сложность – наличие других участников фермерского хозяйства (родственников и свояков). Раздел имущества супругов-фермеров должен осуществляться с учетом их прав, в частности — права преимущественной покупки долей при продаже.

Заключение

Итак, в случае развода супругов в состав имущества включается и бизнес. По общему правилу, он делится поровну — часть достанется мужу, а вторая часть — жене. Если это затруднительно, бизнес останется у одного супруга, а другой получит денежную компенсацию. Разделу подлежат только доходы. Имущество ООО между супругами не делится, поскольку оно принадлежит юридическому лицу.

Совет для тех, кто не хочет делить бизнес:

  • Составляйте брачный договор — до брака или в период семейной жизни. Обозначьте, какое имущество будет раздельным, а какое общим. Например, можно указать, что ИП и бизнес принадлежит мужу — а жена на них не претендует. Или, наоборот, признать бизнес общим — с разделом 50 на 50 при разводе. Конечно, нужно прийти к согласию, чтобы второй супруг был не против таких условий. Подойдет, если муж-бизнесмен, а жена не разбирается в бизнесе, или наоборот.

Наличие брачного контракта упрощает раздел имущества. Если в него входит многомилионный бизнес — это спасёт его от убытков, нарушения структуры и разногласий в среде акционеров. Руководствуйтесь общими целями, а не личными стремлениями отомстить экс-супругу.

Помощь юриста

Как мы видим, раздел семейного бизнеса – это достаточно сложная процедура – с юридической, финансовой, личностной точки зрения, а также с точки зрения разнообразия видов организационных форм предприятий – ООО, АО, фермерство, ИП. Подход к решению спорных вопросов должен быть максимально индивидуализированным. Оптимальной стратегией разрешения спорных вопросов будет мирный и добровольный поиск компромисса между супругами, при участии опытных юристов, специализирующихся на семейном, гражданском, корпоративном праве. Вы можете обратиться за бесплатной консультацией к юристам нашего портала. А если без судебного процесса никак не обойтись, поддержка юриста будет еще более востребованной и важной.

Смотрите видео о том, как делится ИП, АО, ООО и прочий бизнес при разводе супругов:

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ БЕСПЛАТНО

Раздел ИП при разводе — law-divorce.ru

Просмотров 2414

Расторжение брака – процесс неразрывно связанный с разделом имущества. Мужья и жены делят мебель, электронику, недвижимость, автомобили. Иногда нешуточные споры разворачиваются даже из-за мелочей. Что уж говорить по поводу деления таких дорогостоящих имущественных объектов, как семейный бизнес? Особенно, если учитывать, сколько времени и совместного труда было вложено в предпринимательскую деятельность.

Итак, наличие совместного индивидуального предпринимательства (ИП) как правило, вызывает серьезные сложности при разделе имущества.

Как разделить ИП при разводе?

Индивидуальное предпринимательство — это бизнес, который ведет физическое лицо без создания юридического лица.

В большинстве случаев, имущество, посредством которого гражданин ведет предпринимательскую деятельность, принадлежит именно этому гражданину. И при разводе возникает резонный вопрос – как делить это имущество между мужем и женой, чтобы справедливый раздел не повлек за собой нарушение в работе бизнеса?

Даже если ИП оформлено только на одного из супругов, это не мешает справедливому разделу – согласно семейному законодательству, все имущество, приобретенное за период супружества, будет делиться пополам. Даже если непосредственно бизнесом занимался только один супруг, в то время как второй – учился, вел домашнее хозяйство, воспитывал детей и т.д., принцип равенства долей будет соблюден в обязательном порядке. Исключением из этого правила является наличие заключенного между супругами письменного и нотариально удостоверенного брачного договора, если его условия предусматривают иной режим собственности в браке.

Обратите внимание! Во время развода происходит деление не столько ИП, сколько имущества. Даже если ИП было зарегистрировано до вступления в брак, но имущество для ведения бизнеса было приобретено уже во время семейной жизни, оно подлежит разделу на общих основаниях.

К совместно нажитому имуществу может быть отнесено следующее имущество ИП:

  • транспорт;
  • недвижимость;
  • оборудование;
  • приобретенный товар;
  • сырье;
  • готовая продукция;
  • наличные и безналичные деньги, депозитные вклады и кредиты;
  • ценные бумаги;
  • имущественные права и обязанности (например, аренда помещения, лизинг).

Надо помнить и о том, что разделу между супругами подлежит не только вышеперечисленное имущество, но и долги индивидуального предпринимателя – в тех же пропорциях, что и остальная совместная собственность.

Процедура деления ИП при разводе

В целом, процедура раздела индивидуального предприятия мало чем отличается от процедуры раздела имущества. Она предполагает …

Несмотря на стандартизированный процесс раздела имущества ИП, каждый случай требует внимательного и ответственного подхода, особенно с учетом предпринимательства. Ведь от того, насколько быстро и правильно будет произведено деление в судебном процессе, зависит дальнейшее ведение бизнеса.

Если Вы не уверены, что сможете разобраться в тонкостях семейного и гражданско-процессуального закона, грамотно подготовить документы и отстоять собственную позицию в суде, обратитесь к профессионалам. Бесплатную консультацию юриста Вы можете получить прямо на нашем сайте.

Судебная практика деления ИП

Семейное законодательство не конкретизирует порядка деления индивидуального предприятия при разводе, поэтому раздел осуществляется согласно общим правилам.

Но при этом судом обязательно учитываются не только имущественные права мужа и жены, но и риски, связанные с ведением бизнеса. Как правило, спорные вопросы раздела имущества решаются в пользу нормального функционирования предприятия. Понятно, что прекращение работы половины оборудования, изъятие из оборота половины капитала, потеря половины товара – все это вполне может привести к банкротству ИП.

Поэтому в большинстве случаев суд принимает компромиссное решение – оставляет имущество предприятия в неприкосновенном виде в собственности одного супруга, при этом обязывает его выплатить компенсацию, равную половине стоимости совместного имущества. Срок для выплаты компенсации также обязательно определяется судебным решением, а контроль над его выполнением – возлагается на службу судебных приставов.

Надо отметить, что дела, связанные с разделом бизнеса между мужем и женой при разводе относятся к категории сложных. Если у Вас возникают сложности – обращайтесь за юридической поддержкой к консультантам нашего сайта.

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ БЕСПЛАТНО

Раздел ИП при разводе супругов

Когда речь заходит о разводе, это чаще всего ассоциируется с разделом имущества. Поссорившиеся супруги стараются разделить как можно больше общей собственности. В особых случаях целые войны вызывает раздел какой-либо мелочи. И дело совсем не в ее ценности. Просто никто не хочет уступать.
И если так тяжело обстоит дело с вещами, что тогда говорить об общем бизнесе? Ведь в него супруги вкладывали душу. А сколько времени и труда понадобилось, чтобы поднять бизнес на ноги! Именно при разделе бизнеса возникают самые большие трудности.

Правило раздела ИП во время развода

Чтобы разобраться с разделом общего бизнеса, нужно понять, что вкладывают в понятие индивидуального предпринимательства. Это бизнес, владельцем которого является обычное физическое лицо. Для регистрации  нет необходимости становиться юридическим лицом. Чаще всего владельцем имущества именно тот человек, на которого оформлено ИП. Если нужно развестись, становится непонятно, как делить ИП супругов во время расторжения брака. Дело в том, что раздел такого имущества может повлечь за собой нарушение в отлаженной схеме предпринимательской работы.

Нужно знать, что даже несмотря на оформление бизнеса только на одного человека, ИП можно разделить во время развода. Дело в том, что по законодательству нашей страны делить во время расторжения брака можно все, в том числе и имущество ИП.
Суд не будет интересовать, принимал ли второй человек участие в бизнесе или занимался хозяйством, воспитывал детей и прочее. ИП должно быть поделено на две равные части. Этот принцип нужно обязательно соблюсти.

Обратите внимание! Если ранее супруги позаботились о составлении договора в письменном виде, где был описан другой порядок раздела ИП, то все вышеописанные принципы не действуют. Раздел произойдет согласно заверенному у нотариуса соглашению.

Когда речь заходит о разделе бизнеса, имеется ввиду имущество. Если один из супругов оформил ИП до свадьбы, а имущество, необходимое для бизнеса, было куплено позже, по общей схеме.
Совместно нажитой собственностью обычно считают следующее имущество ИП:
  • ценные бумаги;
  • офисные комнаты, здания и пр. недвижимость;
  •  купленный для перепродажи товар;
  • транспорт, необходимый для функционирования компании;
  •  сырье, из которого планировали сделать продукцию;
  •  саму готовую продукцию,
  •  оборудование;
  •  кредиты, безналичные и наличные деньги, депозитные вклады;
  •  имущественные обязанности и права (лизинг, аренда и пр.).

Будьте осторожны! Нужно понимать, что делить при разводе будут не только доходы от деятельности ИП, но и задолженности. Они также делятся в равных долях.

Процесс раздела ИП во время развода

Раздел бизнеса очень похож на раздел общей собственности. Процедура предполагает:

  1.  Подготовку необходимых бумаг, подтверждающих право на ИП (здесь будет важно, когда это право появилось — до свадьбы или после).
  2. Оценку экспертами цены спорного имущества.
  3. Написание иска в судебное учреждение.
  4.  Внесение денег на расчетный счет суда в качестве оплаты госпошлины.
  5. Cудебное заседание (на нем желательно присутствовать обеим сторонам).
  6. Судебное решение и получение на руки соответствующего документа.

Несмотря на то что процедура раздела имущества при разводе достаточно универсальна, нужно очень внимательно отнестись к этапу, на котором собирают документы. Именно от этого этапа зависит:

  • будет ли выиграно дело;
  • сколько времени уйдет на слушания;
  • пострадает ли сам бизнес.

Раздел ИП: судебная практика

Ввиду того, что в судебном законодательстве нет никаких ссылок на особенности раздела имущества ИП при разводе, судья руководствуется стандартными правилами.

Процесс осложняется тем, что суд должен принять во внимание не только пожелания супругов, но и существующие риски. Обычно, если возникают спорные вопросы, суд решает их с той позиции, чтобы на сам бизнес это никак не повлияло.

Ведь сразу ясно, что если просто разделить пополам имущество ИП, выйдет из оборота половина денег, часть оборудования перестанет функционировать, на складах не окажется половины товаров. А это может стать главной причиной банкротства.
Чаще всего, когда речь заходит о разделе имущества индивидуального предпринимателя, суд идет на компромисс  и решает передать все ИП без какого-либо раздела в пользование одного супруга.

Но радоваться раньше времени ему тоже не стоит, ведь на человека, ставшего безраздельным владельцем бизнеса, ложится обязанность по перечислению компенсационного платежа. Размер его равен половине цены ИП. Во время заседания  судья должен в обязательном порядке огласить срок, который отводится для выполнения судебного решения. Судебные приставы будут проверять правильность его исполнения.

Заключение

В соответствии с законом, бизнес при разводе должен делиться на две равные части. Но так как это помешает функционированию ИП, его обычно передают в пользование одного из супругов, а другому выплачивают компенсацию.

Как делится бизнес при разводе?

Вопрос о том как разделить бизнес при разводе супругов зависит от режима владения имуществом. По общему правилу бизнес подлежит разделу между супругами в равных долях. В то же время правила раздела бизнеса и прочего имущества между мужем и женой могут быть определены ими добровольно в брачным договоре или соглашении о разделе имущества. Если подобных соглашений не заключалось, то доходы и долги бизнеса делятся между супругами в равных долях наряду с иным имуществом с учетом характера расходования денежных средств, полученных от ведения предпринимательской деятельности.


Как делить доли бизнеса между супругами?

При разделе между супругами бизнеса, который ведется в форме хозяйственного общества (например, ООО или АО), делить придется не имущество ООО или АО, а акции, паи, доли в уставном капитале. Поделить бизнес муж и жена могут добровольно, заключив соглашение или брачный договор либо в судебном порядке. Раздел бизнеса между супругами не зависит от времени и возможен при нахождении в браке, при расторжении брака и после развода в пределах срока исковой давности.

В соответствие со сложившейся практикой супругам предоставлено несколько вариантов раздела бизнеса. Во-первых, супруги вправе разделить акции, паи, доли в уставном капитале в равных долях наравне с остальным совместно нажитым имуществом. Данный вариант невозможен, если уставом общества запрещен вход новых владельцев бизнеса без согласия остальных. Следующим вариантом является выплата второму супругу денежной компенсации в счет его доли в бизнесе. Третий вариант – это продажа бизнеса и раздел вырученной суммы между мужем и женой.


Как разделить долги бизнеса при разводе супругов?

Интересным представляется тот факт, что, если бизнесом занимается один из супругов, то долги между мужем и женой делятся в зависимости от их характера. Если доходы бизнеса не расходовались на семейные нужды, а долги возникли в связи с предпринимательской деятельностью, то такие долги не признаются общими долгами супругов. Понятен тот факт, что долги хозяйственных обществ (АО или ООО) не являются долгами владельцев бизнеса. В то же время при ведении одним из супругов индивидуальной предпринимательской деятельности необходимо будет выяснить характер доходов и расходов индивидуального предпринимателя ИП.

Запомните! Варианты раздела бизнеса между супругами будут зависеть от конкретных обстоятельств ведения бизнеса. Для того, чтобы правильно разобраться как делится бизнес при разводе супругов в каждом индивидуальном случае потребуются хорошие знания семейного и гражданского права, процессуального законодательства, судебной практики, а также опыт ведения судебного процесса. Перед тем как делить бизнес и имущество при разводе рекомендуем мужу и жене обращаться к опытному адвокату или юристу за профессиональной юридической консультацией.

Как разделить бизнес при разводе?

Бизнес супругов при разводе делится как общее имущество. Сложность заключается в определении вида, состава и стоимости имущества, составляющего бизнес, а также в выборе такого варианта раздела, при котором бизнес мог бы продолжать функционировать.

1. Разделение бизнеса, если один из супругов ведет предпринимательскую деятельность в качестве ИП

В качестве индивидуального предпринимателя может быть зарегистрирован один из супругов. Имущество, приобретаемое им в период брака в процессе предпринимательской деятельности, является общим совместным имуществом независимо от того, что оформлено только на супруга-предпринимателя. Оно делится между супругами в общем порядке (ст. ст. 34, 38 СК РФ; ст. 254 ГК РФ).

При разделе долгов супруга-предпринимателя, возникших в ходе предпринимательской деятельности, нужно устанавливать, на какие цели расходовались доходы от предпринимательской деятельности, приобреталось ли общее имущество.

Долги от предпринимательской деятельности одного супруга могут быть признаны как его личными долгами, которые не делят, так и общими долгами супругов, которые должны делиться пропорционально долям в общем имуществе. Таким образом, если при разводе супругов и разделе имущества один супруг претендует на имущество и доходы, полученные в результате предпринимательской деятельности другого, то и долги, возникшие в ходе такой деятельности, могут быть признаны общими и подлежащими разделу (п. 3 ст. 39 СК РФ).

В то же время предпринимательская деятельность — это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность лица, зарегистрированного (если иное не предусмотрено законодательством) в таком качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК РФ). Поэтому, если доходы от предпринимательской деятельности не поступали в семейный бюджет, не расходовались в интересах семьи, в том числе на имущество, долги супруга-предпринимателя должны быть отнесены на его риск и не признаваться общими долгами супругов, подлежащими разделу.

Законодательство специально не регулирует вопросы раздела имущества, включая долги, возникшие при ведении индивидуальной предпринимательской деятельности. Нужно применять общие правила семейного законодательства о разделе совместно нажитого имущества, но с учетом особенностей индивидуальной предпринимательской деятельности гражданина, основанной на его риске и самостоятельности.

2. Разделение бизнеса, если один из супругов ведет предпринимательскую деятельность в форме КФХ

Деятельность КФХ, а также формирование его имущества, вопросы выдела доли члена хозяйства и раздела имущества КФХ регулируются специальными нормами гражданского законодательства (Закон от 11.06.2003 N 74-ФЗ; ст. ст. 257, 258 ГК РФ).

КФХ представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно ведущих производственную и иную хозяйственную деятельность, основанную на их личном участии, — производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции (ст. 1 Закона от 11.06.2003 N 74-ФЗ). Имущество КФХ принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное.

В совместной собственности членов КФХ находятся предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов. Плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности КФХ, являются общим имуществом членов КФХ и используются по соглашению между ними (ст. 257 ГК РФ).

Раздел имущества КФХ, если его членами являются супруги, регламентируется гражданским законодательством о разделе общего имущества КФХ, а не семейным законодательством о разделе общего имущества супругов.

КФХ может прекратить свое существование в результате развода супругов и раздела всего имущества. Тогда имущество делится по правилам о разделе общего имущества супругов (ст. 254 ГК РФ). Земельный участок в таких случаях делится по правилам, установленным ГК РФ и земельным законодательством. В частности, при разделе земельного участка образуются несколько новых, а старый прекращает свое существование. При разделе земельного участка, находящегося в общей собственности, участники общей собственности сохраняют право на все образуемые в результате такого раздела земельные участки, если иное не установлено соглашением между ними.

Если КФХ не прекращает своего существования при разводе супругов, бизнес можно разделить посредством выхода одного из супругов — членов КФХ из хозяйства. Земельный участок и средства производства, принадлежащие КФХ, при выходе одного из его членов из хозяйства не делятся. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество (ст. 258 ГК РФ).

3. Разделение бизнеса, если один из супругов ведет предпринимательскую деятельность в форме коммерческой организации

Если у супругов в общей собственности есть акции, доли, паи в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества, общества, производственного кооператива, КФХ, то независимо от того, на имя кого из супругов оформлено участие в коммерческой организации, делится не имущество самой коммерческой организации, а доли, акции, паи.

Возможны следующие варианты раздела бизнеса, если участие в нем оформлено в виде долей, акций, паев:

1. Раздел акций, долей, паев между супругами как совместно нажитого имущества, доли в котором при разделе предполагаются равными. Применить этот вариант нельзя, если уставом хозяйственного общества, кооператива или учредительным договором товарищества установлены запрет или ограничения на вступление в число участников нового лица без согласия иных участников и согласие не получено; запрещены отчуждение, раздел долей, акций, паев, принадлежащих одному участнику. Также этот вариант невозможен при разделе доли в складочном капитале хозяйственного товарищества, если у супруга, претендующего стать полным товарищем, нет статуса ИП и он не желает его приобрести. Полными товарищами в хозяйственных товариществах могут быть только физические лица, имеющие статус ИП.

2. Выплата одному из супругов денежной компенсации рыночной стоимости акций, долей, паев исходя из рыночной оценки бизнеса. Таким образом, одному супругу останется бизнес, а другой получит денежную компенсацию и утратит право на дальнейшее участие в бизнесе.

3. Продажа бизнеса и раздел между супругами дохода от его продажи. Права участия в бизнесе обоих супругов прекращаются. Этот вариант может быть реализован только по соглашению супругов.

При выборе варианта раздела долей, акций, паев суд может учесть также следующие обстоятельства:

  • роль каждого из супругов в управлении коммерческой организацией и (или) трудовой деятельности организации, наличие опыта, профессиональных знаний в области ведения бизнеса;
  • возможность осуществления деятельности коммерческой организации при изменении состава участников и вероятность корпоративного конфликта. Так, например, если один супруг имеет 100%-ную долю в уставном капитале ООО, в результате раздела имущества супругов каждый получит долю участия в ООО, равную 50% уставного капитала. Вероятность корпоративного конфликта между бывшими супругами — участниками ООО в этом случае очень высока, так как принять общие решения без согласия друг друга по любым вопросам управления обществом, распределения прибыли, избрания исполнительных органов управления окажется невозможным.

Связанные ситуации

Как облагается НДФЛ продажа физическим лицом доли в уставном капитале ООО? Узнать →

Как добиться правильного раздела бизнеса в процессе развода — Психология

Адвокат Екатерина Попова — о том, какие подводные камни могут ожидать бывших супругов при разводе

Екатерина Попова

13 ноября 2020 22:10

Развод — процесс неприятный, особенно когда он сопровождается разделом имущества. Но если мы говорим о процедуре раздела бизнеса при разводе, то здесь ситуация еще сложнее: дело в том, что существует очень большой риск развала бизнеса в результате его раздела. Многие предприятия просто невозможно разделить.

Конечно, если мы говорим о бизнесе, оформленном в ООО, то здесь раздел при разводе может быть более простым. В этом случае один из супругов может получить долю в компании или компенсацию ее реальной рыночной стоимости.

Поскольку в большинстве юридических лиц уставные документы запрещают отчуждение доли в пользу третьих лиц, не являющихся их соучредителями, второй супруг не может претендовать на получение половины или иной части доли супруга — учредителя ООО, но в этом случае имеет право требовать выплаты половины стоимости доли.

Стоит также отметить, что если один супруг получает денежную компенсацию за долю ООО, то такая компенсация рассматривается российским законодательством как доход. Соответственно, согласно пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ, уплачивается налог на доходы физических лиц (НДФЛ) со всей полученной суммы. Как и в случае иного имущества, если доли ООО были приобретены до брака, либо подарены или перешли в собственность одного из супругов по наследству, они не подлежат разделу.

Сложнее с бизнесом, которым один из супругов занимался, имея статус индивидуального предпринимателя. Статус ИП подразумевает персонализацию: ИП — тоже физическое лицо, с индивидуальным идентификационным номером налогоплательщика.

Не так давно Верховный суд РФ принял решение относительно раздела бизнеса ИП при разводе. В Определении ВС РФ № 81-КГ19−2 подчеркивается, что в российском законодательстве отсутствует такое понятие как «бизнес». Ведь это не имущество, а деятельность, связанная с человеком или группой лиц. Но в число объектов гражданского права входят деньги, ценные бумаги, имущественные права. Согласно статье 34 Семейного кодекса РФ, к совместному имуществу супругов относится все, что было нажито индивидуальным предпринимателем во время брака, включая доходы, получаемые от предпринимательской деятельности. Именно это имущество и должно разделяться между супругами в случае их развода и раздела имущества. Позиция судебных инстанций, присуждавших компенсацию одному из супругов, в случае, если «бизнес» ИП остается за вторым супругом, Верховным судом РФ была признана неправильной. Таким образом, если индивидуальный предприниматель в процессе брачных отношений приобрел торговые площади, автомобили, инструменты, иное имущество, то оно может быть разделено между супругами, либо одному из супругов может быть возвращена стоимость половины этого имущества. При этом российские суды склоняются скорее ко второму варианту, чтобы предотвратить такое негативное для экономики и социальной сферы явление как раздел бизнеса и прекращение его существования в результате этого раздела.

В любом случае, провести раздел бизнеса при разводе не столь просто. И если возникают сложности с разделом обычного имущества — машины, квартиры или дачи, — то раздел бизнеса требует куда больших усилий, поэтому без помощи квалифицированного юриста в данном случае не обойтись. Необходимо привлечь специалиста, который поможет выстроить грамотную стратегию поведения при бракоразводном процессе и разделе имущества, и будет представлять интересы в судебных инстанциях.

Раздел бизнеса при разводе по законодательству РФ

Нередко при расторжении брака встает вопрос о том, как же поделить бизнес. Общим он признается в том случае, если бывшие муж и жена вместе являются предпринимателями. Но в случае, если супружеские отношения в сфере бизнеса регулируются брачным договором, то это отдельная ситуация.

Раздел бизнеса при разводе

Существует два основных варианта, как вести бизнес:

  • в виде крестьянского (фермерского) хозяйства, подлежащего регистрации в органах государственного реестра;
  • в виде коммерческой организации: ими могут быть ООО, ОАО или ЗАО, крестьянское (фермерское) хозяйство (КФХ), основанное и зарегистрированное как юридическое лицо, либо другие предприятия любых организационно-правовых форм.

Кто-то из супружеской пары может заниматься ведением бизнеса как индивидуальный предприниматель или выступать в качестве собственника определенной фирмы. При этом любое имущество, получаемое в момент ведения предпринимательской деятельности, считается совместной супружеской собственностью.

Отсюда следует вывод: согласно положению статьи 34 Семейного кодекса РФ, предусматривающему, что имущество, нажитое в браке, рассматривается как общая совместная собственность, реализуется относительно бизнеса лиц, состоящих в браке. Даже если юридическое лицо зарегистрировано только на одну из сторон, это не будет являться исключением из правила.

Труднее разрешить задачу деления имущества в ситуации, если муж и жена занимаются бизнесом совместно.

Если ни один не хочет идти навстречу, продав дело, закрыв его, или выйдя из учредителей юридического лица, то можно попытаться найти общее решение одним из следующих способов:

  • Мужу и жене следует попробовать решить вопрос мирным путем. Например, одной стороне переходит общий бизнес, а второй — общее имущество, приобретенное в период брака, обладающее аналогичной стоимостью. Распространена практика перехода общего дела к тому супругу, который его ведет, обладая необходимыми познаниями и умениями. Когда совместная собственность по такой же стоимости отсутствует, то бизнес подлежит разделу на обоих супругов, после чего одна из сторон имеет право приобрести другую половину у другой. В таком случае договор купли-продажи обязательно должен быть нотариально заверен. Для продающей стороны рекомендуется заранее получить гарантию того, что необходимая денежная сумма будет выплачена. Осуществить это можно путем удержания определенного имущества, в том числе материальных ценностей. Такие случаи заслуживают особого внимания, так как не редко получается так, что ответственная за выкуп сторона постоянно откладывает момент оплаты, либо не совершает этого совсем, признавая себя банкротом;
  • Отчуждение общего дела и разделение вырученных от продажи средств. Этот выход является более приемлемым для тех, у кого совместное дело непосредственно связано с имуществом. При этом, если существующий бизнес имеет определенную специфическую направленность, то продать его по выгодной цене довольно сложно, так как развивать его под силу только тому, кто ориентируется в таком деле;
  • В некоторых редких случаях применяется ликвидация бизнеса. Уместен такой вариант решения проблемы только для тех, кого не интересует дальнейшее развитие дела. Продажа в таком случае не планируется. Активы при этом должны соответствовать рыночной оценке. Далее, при помощи специальных организаций, такое имущество выставляют на торги;
  • Совместное регулирование бизнеса. Такое явление не является достаточно распространенным по той причине, что далеко не всегда бывшие супруги испытывают желание находиться в непосредственном контакте, либо одна из сторон отказывается разделить такое дело.

Раздел ИП при разводе

В случае, когда появляется указанная проблема, для начала следует установить, для чего были потрачена прибыль, полученная в результате деятельности ИП, и покупалось ли на эти деньги совместное имущество.

Если в процессе ведения общего дела образовались задолженности, то они могут быть признаны как совместными, так и собственными одной из сторон. Распределяются обязанности по выплате долгов между мужем и женой в тех же частях, в каких им принадлежит общее имущество.

Невзирая на то, что ИП может быть подвержено разделению, осуществление деятельности по ведению бизнеса — это собственный род деятельности определенного лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляемый на свой страх и риск.

Ввиду сказанного, если будет выяснено, что полученный от бизнеса доход не расходовался на семью или общие нужды, то доход стороны, ведущей такую деятельность, к общему имуществу отношения не имеет и делиться между мужем и женой не будет.

Конкретно вопрос о разделе общих задолженностей от ведения ИП не Семейным кодексом РФ не урегулировано. Поэтому следует учитывать его основные позиции и общие принципы Гражданского кодекса РФ.

Раздел ООО при разводе

Доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью признаются общим имуществом супругов. Под этим подразумевается, что если оно учреждалось в период брака, то доли уставного капитала, которые принадлежат учредителю, будут распределяться между супругами.

Обязательно следует принять к сведению, что раздел в подобном случае производится только в отношении принадлежащей доли, а не в отношении принадлежащего ООО имущества. Однако и здесь есть определенные нюансы.

Если в обществе кроме мужа или жены, расторгающих брак, есть еще участники, то производиться раздел будет с учетом их интересов. Сторона, которая не является участником ООО, желающая получить долю в деле, не уравнивается в правах с остальными участниками Общества. Ситуация может сложиться так, что для распоряжения причитающейся по закону долей, этому лицу необходимо будет стать одним из участников этого ООО.

При этом обязательно иметь в виду учредительные документы Общества. В Уставе его может содержаться запрет на вступление нового участника. В таком случае, супруг, желающий участвовать в указанном бизнесе, не получит возможности распоряжаться причитающейся ему долей. Тогда стороне только может быть выплачена стоимость такой доли.

Раздел АО при разводе

В случае, если супруги в течение брака покупали на совместные денежные средства акции, то при разводе любая из сторон вправе заявить на их раздел.

В силу того, что действующее законодательство содержит указание на то, что доли супругов при разводе признаются равными, то акции акционерных обществ распределяются по тому же принципу.

Но и в данном случае опять есть некоторые моменты, которые нужно учитывать. К примеру, и один, и другой супруг, желают получить свою часть акций, но в силу закону или в соответствии с уставом АО включение нового акционера недопустимо.

В такой ситуации требуется другое решение. Как вариант — можно полностью оставить акции тому супругу, который уже является акционером АО, а второму выплачивается материальная компенсация или предоставляется имущество по аналогичной цене.

Раздел КФХ при разводе

Глава крестьянского (фермерского) хозяйства должен быть зарегистрирован в органах госрегиистрации в качестве ИП. Нужно иметь ввиду, что вопросы деятельности КФХ и раздела его имущества урегулированы Гражданским кодексом РФ, а также Федеральным законом №74-ФЗ от 11 июня 2003 года.

Согласно вышеуказанному закону, лица, объединившиеся в КФХ, правомочны зарегистрировать его как юридическое лицо. Хозяйство ведет особую деятельность, которая состоит в том, что каждый участник непосредственно занимается его вопросами и вопросами вкладов в КФХ.

Оно может создаваться родственниками, у которых есть совместное имущество, и которые принимают участие в обороте сельскохозяйственных товаров:

  • изготовление;
  • переработка;
  • складирование;
  • перевозка;
  • отчуждение.

В соответствии с законодательством в сфере КФХ, его стороны имеют имущество по праву совместной собственности, за исключением случаев, когда соглашением определено иное.

В совместной собственности можно иметь следующее имущество:

  • земельные объекты;
  • хозяйственные постройки;
  • домашний скот;
  • птицу;
  • различные виды оборудования;
  • сельскохозяйственные машины;
  • автотранспортные средства;
  • рабочую утварь;
  • другие виды имущества.

Доход, полученный в результате работы КФХ, считается общей собственностью его членов и использовать их следует по взаимному согласию супругов.

Когда участниками КФХ являются муж и жена, может возникнуть вопрос о распределении его имущества. В такой ситуации их отношения подлежат регулированию с учетом законодательства о КФХ, а не норм Семейного кодекса РФ.

Если КФХ заканчивает свою деятельность в связи с разводом супругов и требуется разделение совместной собственности, делится оно согласно статье 254 Гражданского кодекса РФ, то есть как между супругами. Земельный участок может быть разделен на два, если другое не предусмотрено соглашением между супругами.

Когда брак между сторонами расторгнут, а КФХ все еще продолжает действовать, то разделение общего дела происходит посредством выхода одной из сторон из хозяйства.

Однако следует учитывать, что земельные объекты, имеющиеся в собственности КФХ, делиться не должны. Тем не менее, если одна из сторон исключается их хозяйства, то такой стороне полагается материальная компенсация.

Развод и интеллектуальная собственность — New Jersey Business Magazine

Пять советов, которые помогут вашей интеллектуальной собственности и вашей компании пережить развод.

Линн Стробер, эсквайр. 29 марта 2017 г.

Есть подводные камни, с которыми сталкивается супруг, который является предпринимателем с активом интеллектуальной собственности (ИС) при разводе. Если эта ИС не защищена, ее можно будет рассматривать как любой другой денежный актив во время бракоразводного процесса, и это может поставить под угрозу будущее многообещающей компании.Чтобы бизнесы и их разводы, основатели, владеющие интеллектуальной собственностью, могли двигаться вперед, есть ряд шагов, которые можно и нужно предпринять.

Имейте брачный договор , который защищает существующую интеллектуальную собственность и любую интеллектуальную собственность, которая может быть создана во время брака. ИС может включать изобретения, программное обеспечение, новые методологии или все, что может быть запатентовано. Брачный договор устраняет любые проблемы — и вероятные юридические баталии — в отношении интеллектуальной собственности, которая продолжает расти во время брака и после его расторжения.В брачном соглашении может быть отказано как от справедливого распределения стоимости интеллектуальной собственности, так и от обязательства по выплате алиментов, которое оно могло создать.

Подайте жалобу на развод быстро, как только убедитесь, что брак расторгнут, а не неформальный развод. Дата подачи жалобы служит отсечкой для справедливого распределения. Конечно, можно привести аргументы в пользу того, что любой рост связан с супружескими усилиями, но подача документов — это упреждающий и защитный шаг, ограничивающий то, что считается супружеским, особенно если вскоре после этого на рынке появится новый продукт или технология.

Передать интеллектуальную собственность и все, что создано на основе этой ИС, в доверительное управление на имя владельца бизнеса (владельца ИС). Несмотря на создание и владение интеллектуальной собственностью, владелец бизнеса больше не будет ею владеть, что трудно проглотить. Но учтите, что он может быть полностью защищен от супруга, который может попытаться аннулировать доверие, утверждая, что это средство помешать справедливому распределению.

Вы можете возразить, что только часть интеллектуальной собственности является супружеской, или что IP является неполным и, как следствие, имеет ограниченную ценность.Если большая часть ИС была создана до брака или если ИС, созданная во время брака, не подлежит продаже, возможно, удастся согласиться на минимальную сумму и избежать любых разрушительных сбоев в работе. Установление ограничений в отношении супружеской доли осуществляется путем ответов на такие вопросы, как: Есть ли дополнительная работа, которую нужно проделать после подачи жалобы для создания ценности? Можно ли разделить актив ИС на компоненты, чтобы только определенный компонент был супружеским? Требуются ли значительные усилия, чтобы актив ИС приобрел ценность, и следует ли использовать стоимость этих усилий для снижения стоимости?

Договориться о единовременной выплате супружеской части стоимости интеллектуальной собственности, сохраняя прирост (будущие доходы) отдельно, поскольку они не были заработаны или созданы во время брака.Помните, что активы ИС изменчивы, и их стоимость может расти. Лучше всего установить сумму, которую нужно заплатить, и все готово.

Об авторе: Линн Стробер — председатель группы по семейному и семейному праву в Mandelbaum Salsburg (www.lawfirm.ms), базирующейся в Розленде. С ней можно связаться по адресу [email protected]

Статьи по Теме:

Получите то, что вам нужно, против того, что вы хотите

«Вы не всегда можете получить то, что хотите»
Но если вы попытаетесь иногда, то можете найти
Вы получите то, что вам нужно »

Вы не всегда можете получить то, что хотите , The Rolling Stones

Помимо легендарных выступлений Мика Джаггера на сцене и на виниле, тексты песен The Rolling Stones отражают мудрость, которая часто остается недооцененной.Этот пост посвящен вопросам, возникающим, когда супруги делят долю владения частной компанией в контексте семейного бракоразводного процесса. Когда доли владения частной компанией, принадлежащие паре, высоко ценятся, существует вероятность беспроигрышного раздела собственности и урегулирования в интересах обоих супругов. Таким образом, вы не всегда можете получить то, что хотите, точно описывает перспективы успешного делового развода в рамках бракоразводного процесса.

Важное заявление об отказе от ответственности

Разводящиеся пары, владеющие долей собственности в частном бизнесе, часто сталкиваются с трудностями при принятии решения о разделении этих долей при урегулировании бракоразводного процесса и, если да, то о том, как разделить свою долю собственности справедливым и эффективным образом.В нашем новом сообщении в блоге указаны проблемы, которые необходимо решить, когда семейное имущество включает доли владения в частных компаниях.

Обратите внимание: этот пост не предоставляет юридических консультаций, потому что каждое дело о разводе требует анализа и юридических рекомендаций, основанных на конкретных представленных фактах.

Сложные вопросы, связанные с этими вопросами, требуют индивидуального анализа, и в сообщении в блоге мы не можем затронуть все юридические вопросы, которые должны быть тщательно рассмотрены в каждом случае с юрисконсультом и налоговыми консультантами.

Обеспокоенность по поводу передачи прав собственности — честная и полная передача интересов

Наиболее распространенный сценарий делового развода, возникающий при бракоразводном процессе, — это передача доли владения одним из супругов в частной компании другому супругу в рамках расторжения брака. Разводящиеся супруги редко могут продолжить совместную работу в бизнесе после развода. Даже если они не участвуют в бизнесе, совместное владение бизнес-интересами разведенных супругов часто может приводить к конфликту, поэтому разделение доли владения супругами в бизнесе является типичной частью урегулирования бракоразводного процесса.

Когда один из супругов передает долю собственности в частной компании при разводе, важно помнить, что передача этой доли собственности дает компании место за столом при разводе. Поэтому, когда происходит передача доли в частной компании, супругам необходимо обратиться по следующим вопросам:

  • Супруг (а) получателя (который получает передаваемые проценты) должен предоставить лицу, передающему проценты, освобождение от требований от бизнеса, а не только от супруга. Передающая супруга могла быть достаточно активной в бизнесе до того, как произошла передача, и не хочет быть объектом каких-либо будущих претензий, которые будут предъявлены бизнесом (по указанию правопреемника) после окончательного развода.

  • Передающая сторона должна также добиваться возмещения убытков от бизнеса по любым будущим претензиям, которые будут предъявлены передающей стороне сторонними кредиторами или другими лицами после развода. Если передающая сторона после развода втягивается в судебный процесс третьей стороной, бизнес должен возместить передающей стороне претензии, которые покрывают как юридические расходы передающей стороны, так и любую вытекающую из этого ответственность.Принимающая сторона может настаивать на включении исключения, которое устраняет возмещение, если будет установлено, что передающая сторона действовала недобросовестно или была грубо небрежно, что привело к подаче иска третьими сторонами.

  • В год после того, как развод становится окончательным, компания может выдать передающей стороне налоговый документ K-1, который основан на его / ее владении компанией в течение предыдущего года. Передающая сторона должна получить представление от бизнеса о том, что эта K-1 не будет включать в себя какой-либо «фантомный доход», который потребовал бы от передающей стороны уплаты налогов на основе дохода, который не был распределен между передающей стороной в предыдущем году.

  • Наконец, принимающая сторона должна удостовериться, что все права, титулы и интересы любого рода и характера переходят передающей стороной в сделке, и что нет никаких ограничений в отношении какой-либо сохраненной доли участия со стороны передающей стороны в компании или какой-либо из его активы.

Проблема ликвидности — высокая стоимость, но нет наличных

Другой распространенный сценарий — головоломка с ликвидностью. Эта ситуация возникает, когда компания в семейном имуществе высоко ценится, но у пары недостаточно других активов вне бизнеса, чтобы позволить одному из супругов выплатить другому супругу половину стоимости бизнеса.Один из супругов обычно хочет купить долю владения в бизнесе другому супругу, но у этого супруга (предполагаемого покупателя) нет средств, необходимых для покупки доли и обналичивания другого супруга (предлагаемого продавца).

В этой ситуации, когда на момент развода не имеется достаточных средств, чтобы позволить одному из супругов выкупить долю в бизнесе другого супруга, мы представили креативное решение, которое действительно работает для некоторых пар. Мы называем это стратегией «бросить консервную банку» в ответ на эту проблему, созданную нехваткой ликвидности, и элементы этого подхода кратко излагаются ниже.

  • Супруги продолжат совместное владение компанией после развода, но один из супругов будет управлять бизнесом, и они также получат опцион, который они могут реализовать в установленный срок через несколько лет (обычно 3, 4 или 5 лет). Это известно как опцион пут / колл, при котором супруга оператора имеет право выкупить долю супруги / супруги, не являющейся оператором, в бизнесе в согласованный момент. Супруга, не являющаяся оператором, будет иметь право на продажу, которое при исполнении требует, чтобы супруга оператора приобрела долю неоператора в бизнесе в согласованный момент.

  • Важно отметить, что доля супругов в бизнесе не оценивается во время их развода. Вместо этого пара примет конкретную подробную формулу оценки, которая будет применяться для определения стоимости доли владения на момент исполнения опциона пут / колл через несколько лет.

  • В течение периода удержания перед исполнением пут / колл супруга оператора должна будет обеспечить полную прозрачность в отношении работы бизнеса.Это потребует, чтобы супруга оператора выпускала регулярные финансовые отчеты, а также потребовала, чтобы оператор получал / проводил аудит бизнеса независимыми аудиторами не реже одного раза в год.

  • Также в течение периода владения неработающий супруг будет иметь набор прав вето в отношении деятельности компании, чтобы защитить его / ее в течение этого многолетнего периода. Эти права вето не позволяют неоператору управлять бизнесом на микроуровне, но они защищают неоператора и гарантируют, что основы бизнеса останутся прежними.Некоторые примеры заключаются в том, что без согласия неоператора супруга оператора не может объявлять бонусы за управление, добавлять новых партнеров в бизнес, требовать от неоператора внесения капитала или размывать долю владения неоператора.

Этот беспроигрышный подход имеет три привлекательных особенности. Во-первых, это позволяет избежать споров о стоимости бизнеса во время развода, который может занять много времени и очень дорого. Во-вторых, он дает супругу-оператору несколько лет после заключения развода, чтобы определить, как обеспечить средства, необходимые для покупки доли супруга, не являющегося оператором.Этого можно достичь, найдя другого инвестора вместо неоператора, обеспечив ссуду или продав бизнес полностью или частично. В-третьих, отсроченное разделение бизнеса не имеет никаких налоговых последствий — разделение бизнеса в течение 3, 4 или 5 лет по-прежнему рассматривается IRS как инцидент в браке и, следовательно, не считается налогооблагаемым событием. .

Подход к разделу долей собственности в бизнесе работает только тогда, когда на момент развода есть некоторая ликвидность в семейном имуществе.Супруг, не являющийся оператором, может позволить себе дождаться выкупа своей доли только в том случае, если у пары действительно есть какие-то ликвидные активы, которые нужно разделить, когда развод станет окончательным.

Продолжение проблем, связанных с владением недвижимостью — условие купли-продажи имеет важное значение

В некоторых случаях оба супруга хотят продолжать владеть бизнесом. Это не из-за проблем с ликвидностью, а может быть потому, что: (i) им обоим нравится работать в компании, и она обеспечивает им высокую компенсацию, (ii) пока они не активны в бизнесе, они получают значительные ежегодные распределения прибыли от бизнеса или (iii) они считают, что у бизнеса есть потенциал для очень значительного повышения стоимости, и они хотят реализовать выгоду от его возросшей будущей стоимости.

Однако, когда пары продолжают владеть общей долей в бизнесе, они захотят убедиться, что у них есть право на выкуп доли, которую они продолжают удерживать в бизнесе после развода. Для этого потребуется, чтобы сами супруги или другие партнеры по бизнесу согласились предоставить им договор купли-продажи, применимый к их интересам. Проще говоря, супруг (а), который становится владельцем миноритарной доли в бизнесе, не захочет остаться с неликвидной и неликвидной долей собственности в компании.Стоимость доли владения на самом деле не имеет значения, если у супруга нет возможности когда-либо монетизировать эту стоимость.

Предмет договора купли-продажи выходит за рамки этого поста, но мы писали об этих соглашениях в других постах . Вопросы, которые необходимо будет решить в соглашении купли-продажи, включают все следующее; (i) когда может быть инициирована покупка-продажа, (ii) как будет оцениваться процентная ставка при вступлении в силу соглашения купли-продажи и (iii) как будет структурирована цена покупки после определения стоимости доли.

Заключение

У разводящихся пар есть много разногласий при расторжении брака, и их права собственности в частных компаниях не являются исключением. Но когда эти интересы частной компании высоко ценятся, есть пути к разделению интересов, которые можно согласовать, чтобы обеспечить им взаимовыгодный результат. Таким образом, супружеской паре и их бизнес-консультантам и юридическим консультантам необходимо сосредоточиться на том, как оптимизировать эту высокую стоимость при урегулировании бракоразводного процесса, чтобы они оба могли получить как можно больше того, чего они хотят.

разногласий следует, когда владельцы бизнеса не приводят в порядок свой IP-дом

Когда вы думаете о защите интеллектуальной собственности (ИС) коммерческой фирмы, обычно вы думаете о защите ее от посягательств со стороны внешних субъектов.

Но есть также внутренние угрозы — даже смертельные — для бизнеса, когда владельцы не принимают адекватных мер по распределению и закреплению прав собственности на связанную с бизнесом ИС между компанией и лицами, ответственными за ее создание.

Это подтверждают два недавних случая.

Что в имени?

Первый из Нью-Йорка включает в себя популярный на Манхэттене ресторан южной кухни под названием Root & Bone, управляемый одноименной компанией Root & Bone LLC. Компания была образована в октябре 2013 года тремя ее членами, истцом Фридманом и ответчиками Макиннисом и Бутом, каждый из которых владеет одной третью доли участия.

За пять месяцев до образования LLC Макиннис, имевший опыт работы в успешных ресторанах по всей стране, подал заявку на регистрацию знака обслуживания «Root & Bone» в U.S. Бюро по патентам и товарным знакам (PTO) на имя его отдельной компании Chef Jeff McInnis LLC. Макиннис не раскрыл запрос на регистрацию Фридману. В операционном соглашении Root & Bone LLC ничего не говорилось о праве собственности на название ресторана.

В июне 2014 года ресторан открылся для бизнеса и быстро стал успешным. Открытие ресторана было первым использованием в коммерции названия Root & Bone.

Почти год спустя, когда Макиннис и Бут переехали во Флориду, PTO зарегистрировало знак обслуживания «Root & Bone» на Chef Jeff McInnis LLC.Пару месяцев спустя Макиннис подписал от имени Root & Bone LLC и Chef Jeff McInnis LLC «Соглашение об управлении рестораном и лицензировании», которое предоставило последнему право лицензировать название Root & Bone третьим лицам вместе с едой и напитками. меню, руководства по эксплуатации и другую интеллектуальную собственность. Лицензионное соглашение давало McInnis 6% управленческого вознаграждения, а также предусматривало ежемесячные «целевые суммы распределения» для Freedman.

Freedman впоследствии подал иск против Макинниса и Бута, утверждая, что они незаконно преобразовали название Root & Bone в нарушение операционного соглашения и фидуциарных обязательств.Фридман утверждал, что, хотя он обсуждал лицензионное соглашение с Макиннисом, он никогда не одобрял его, как того требует операционное соглашение. Он также утверждал, что Макиннис и Бут открыли рестораны с названием Root & Bone в других местах.

В декабре 2017 года Фридман подал ходатайство о временном запретительном судебном приказе и предварительном судебном запрете, чтобы помешать Макиннису и Буту лицензировать имя Root & Bone или работать на любого такого лицензиата, а также потребовать от любого такого лицензиата использовать имя Root & Bone или другое интеллектуальное имя. имущество.

Судья коммерческого отдела Манхэттена Барри Остраджер отклонил ходатайство Фридмана о временном запретительном судебном приказе и, получив документы против ответчиков, провел слушание по доказательствам по ходатайству о судебном запрете.

В своем решении после слушания дела Фридман против Макинниса , 2018 NY Slip Op 30210 (U) [Sup Ct, NY County, 2 февраля 2018], судья Острагер обнаружил, что, хотя операционное соглашение Root & Bone LLC ничего не говорило, поскольку Что касается права собственности на название, «подразумевается, что при отсутствии доказательств обратного, лицо, владеющее рестораном под названием Root & Bone, будет владеть именем.Однако, добавил он, на полном судебном разбирательстве по существу «обвиняемые могут иметь возможность представить такие доказательства об обратном», несмотря на их неспособность на слушании по судебному запрету представить убедительные доказательства, которые Макиннис раскрыл Фридману о просьбе его отдельной компании к ВОМ о том, чтобы зарегистрируйте знак обслуживания Root & Bone.

Указывая в пользу Фридмана, судья Острагер также установил, что операционное соглашение Root & Bone LLC «бесспорно» требовало согласия Фридмана на Лицензионное соглашение, и что, действуя без него, Макиннис также действовал с явным нарушением статьи 411 Закона об ООО «Нью-Йорк». регулирование сделок «заинтересованного управляющего».

Каков был результат? Судья Острагер предварительно запретил Макиннису и Буту дальнейшее лицензирование имени Root & Bone и интеллектуальной собственности в будущем, обнаружив, что Фридман установил вероятность успеха по существу, непоправимый ущерб и что баланс акций склоняется в пользу Фридмана.

Однако судья не запретил им работать в двух ресторанах Root & Bone, которые они уже открыли в Майами и Пуэрто-Рико, и не запретил этим двум ресторанам использовать название или другую интеллектуальную собственность в знак признания того факта, что Фридман « получил выгоду от своей связи с ответчиками, которые в значительной степени несут ответственность за создание стоимости, связанной с именем Root & Bone и интеллектуальной собственностью.”

Судья Острагер обусловил временный судебный запрет на внесение Фридманом залога в размере 500 000 долларов, чтобы обезопасить ответчиков от любого ущерба, понесенного в результате судебного запрета, в случае, если они в конечном итоге выиграют судебное разбирательство по существу. На момент написания этого письма более пяти месяцев спустя, похоже, что Фридман не подавал залог, и дело зашло в тупик до принятия решения по последующему ходатайству Фридмана о дисквалификации адвокатов ответчиков.

Выбор названия для нового ресторана или любого стартапа, если на то пошло, является важным решением в области брендинга, которое потенциально может сильно повлиять на ценность деловой репутации компании.Любой, кто инвестирует в новый бизнес, должен (а) провести всесторонний поиск товарных знаков для других возможных пользователей предлагаемого названия бизнеса и (б) обеспечить регистрацию и право собственности на предложенный товарный знак на новое название компании.

Если, как в случае Freedman , один из руководителей нового бизнеса уже предпринял шаги для личной регистрации знака, совладельцы должны заранее обратиться и увековечить какой-либо тип соглашения, либо о передаче знака компании, либо лицензировать знак на приемлемых для всех условиях.Неспособность предпринять эти шаги почти наверняка вызовет разногласия — или, что еще хуже, — в будущем.

Кстати о худшем. . .

Второй случай из Арканзаса представляет собой экзистенциальный кризис для успешного бизнеса, который разрабатывает и продает специализированное программное обеспечение.

In Оливер против Йохансона , 5: 17-cv-05129 [США Расст. Кт. W.D. Ark. 29 июня 2018 г.], два обвиняемых брата Йохансон управляли консалтинговой фирмой, которая предлагала методологию, связанную с оценкой рабочих мест и компенсацией за трудоустройство.В 2005 году, когда им понадобился компьютерный программист, чтобы сделать метод коммерчески жизнеспособным, они создали ООО в Арканзасе под названием DB Squared с истцом Оливером в качестве равных членов на одну треть.

К 2008 году Оливер завершил работу над программой под названием JESAP, для которой он подал заявку на регистрацию в Бюро регистрации авторских прав, указав программу как произведение, созданное по найму, и DB Squared как автор авторских прав. Все идет нормально.

В последующие годы были созданы более новые версии программного обеспечения, и программа была в конечном итоге переименована в DBCompensation в рамках усилий компании по ребрендингу.Программные продукты JESAP и DBCompensation, за которые оставался Оливер, постоянно отображали сообщение «© DB Squared, LLC». Опять же, пока все хорошо.

Затем наступил 2016 год, когда Оливер в одностороннем порядке объявил о своем уходе из компании, но затем предложил временно остаться, чтобы завершить развертывание последней версии DBCompensation. Однако в последующие месяцы Оливер начал утверждать, что является единственным владельцем DBCompensation, он попросил своего юриста направить компании письмо о прекращении противоправных действий и угрожал иском.

В начале 2017 года Оливер подал новую регистрацию авторских прав на программное обеспечение DBCompensation, указав себя единственным автором. После того, как заявка на авторское право была одобрена, Оливер подал иск в федеральный суд против DB Squared и братьев Йохансон, добиваясь признания его истинным автором и, как следствие, владельца авторских прав DBCompensation, возмещения убытков за нарушение авторских прав и судебного роспуска DB Squared. Компания DB Squared подала встречный иск за заявление о том, что она является законным владельцем программного обеспечения и что последующая регистрация Оливером авторских прав DBCompensation была получена путем мошенничества.

После открытия обе стороны предложили упрощенное судебное разбирательство по вопросу собственности на авторские права, но ни одна из сторон не победила. Подробное заключение суда стоит прочитать, поэтому я просто поделюсь основными моментами:

  • Суд отклонил довод компании о том, что ей принадлежат авторские права, поскольку Оливер согласился предоставить свою оригинальную работу по разработке программного обеспечения в обмен на членский интерес. Суд отметил, что в соответствии с Законом об авторском праве авторское право изначально принадлежит автору, если только это не работа, сделанная по найму, и предполагаемые деловые отношения не меняют применения Закона.Кроме того, не было письменного перевода Оливера в DB Squared, как того требует закон.
  • Суд также отклонил использование компанией доктрины корпоративных возможностей, которая, по мнению суда, по крайней мере для целей упрощенного судебного разбирательства, может быть упразднена Законом об авторском праве.
  • Утверждение компании о том, что программное обеспечение DBCompensation, разработанное Оливером, было произведено по найму, представляет собой более сложный вопрос, который также не может быть решен в упрощенном судебном порядке. Суд объяснил, что согласно Закону об авторском праве, если Оливер был сотрудником и готовил работу в рамках своей занятости, DBCompensation была работой, сделанной по найму и, следовательно, принадлежала компании.С другой стороны, если Оливер был независимым подрядчиком, компания не выполнила требования Закона о письменном соглашении. Суд перечислил ряд оспариваемых фактических утверждений, указывающих в обоих направлениях, которые помешали суду разрешить этот вопрос в соответствии с законом.
  • Факторы, поддерживающие статус Оливера как независимого подрядчика, включали: (а) он не был сотрудником W-2 и получал оплату от DB Squared через свою полностью принадлежащую ему компанию; (б) создание программного обеспечения требовало высокого уровня навыков; и (c) Оливер частично работал дома и самостоятельно занимался разработкой программного обеспечения.
  • Суд также установил спорные вопросы фактов, в том числе те, которые были подняты соответствующими экспертными заключениями сторон, в отношении иска о праве собственности DB Squared на основании предполагаемого статуса DBCompensation как производной работы от более ранней программы JESAP, авторские права на которую бесспорно принадлежали DB. В квадрате.

В заключении суда упоминается операционное соглашение компании, подписанное тремя участниками при создании DB Squared, но мало об этом говорится. Можно легко предположить, что операционное соглашение не содержало положения, предусматривающего, что любое программное обеспечение, разработанное для компании любым из участников, будет рассматриваться как работа, сделанная по найму, и что компания будет обладать всеми соответствующими авторскими правами и другими правами интеллектуальной собственности. .

В качестве альтернативы братья Йохансон с самого начала могли настоять на том, чтобы Оливер, как разработчик программного обеспечения, заключил отдельный письменный трудовой договор, в котором его рабочий продукт также определялся как работа, выполняемая по найму.

Теперь они платят большую цену за эти упущения, которая потенциально может привести к уничтожению их бизнеса.

Развод и близкий бизнес: проверка мифов и реальности

Частный бизнес создает уникальные проблемы для разводящихся пар.Во многих случаях супруги могут работать бок о бок в бизнесе — независимо от того, владеют ли они одним или обоими. Или один из супругов может сосредоточиться на содержании дома, воспитании детей и других домашних делах, в то время как другой супруг сосредоточится на своем предпринимательском предприятии. Кроме того, и чаще всего, члены расширенной семьи могут быть партнерами, членами или акционерами в бизнесе, что усложняет и, возможно, эмоциональный стресс судебного процесса.

Хотя каждый развод и бизнес уникальны, базовое понимание пересечения между ними может помочь ограничить сложности и / или эмоциональный стресс, который может возникнуть при работе с этим типом активов.Ниже приведены несколько распространенных заблуждений, которые обычно имеют супруги относительно своих прав и / или обязанностей в отношении закрытого бизнеса.

Миф: Я единственный, кто участвует в этом бизнесе, и у моего супруга нет долей собственности, поэтому бизнес запрещен при разводе.

Проверка действительности: Большинство штатов «слепо» определяют семейную или общественную собственность, подлежащую разделу или распределению при разводе. Несмотря на то, что один из супругов имеет титулованный законный интерес в предприятии, другой может по-прежнему иметь равный интерес в стоимости бизнеса.

Миф: Моя супруга собирается «получить» мой бизнес или Мне придется продать свой бизнес.

Проверка действительности: Суды обычно хотят разлучить супругов. Если супруг (а) ничего не знает о бизнесе и не имеет доли владения, он или она внезапно не получит проценты. Суды, как правило, признают, что продажа закрытого бизнеса — нелегкая и непростая задача. Таким образом, они могут попытаться компенсировать стоимость бизнеса другими активами или, в случае неликвидности, они могут использовать защищенные потоки платежей и / или увеличить продолжительность или размер алиментов для компенсации супругу, не являющемуся владельцем.

Если у обоих супругов есть доли владения, и оба активно участвуют в ведении бизнеса (и это является ключевым моментом), если это практически возможно, разделение бизнеса может быть вариантом, особенно если есть франшизы или услуги с несколькими местоположениями. Реже, если стороны настроены миролюбиво, они могут продолжать вести бизнес вместе с жесткими параметрами заработной платы, распределения, капитальных затрат и общих операций.

Миф: Я всего лишь миноритарный акционер; мой интерес не подлежит передаче, и у меня нет доступа к какой-либо информации.

Проверка действительности: Даже миноритарные акционеры имеют право на получение финансовой информации, касающейся их деловых интересов. Фактически, во многих штатах есть особые законы, предусматривающие раскрытие такой информации как часть их уставов, применимых к корпорациям, товариществам и компаниям с ограниченной ответственностью. Оспаривание предоставления информации относительно основных доходов, расходов, прибылей, убытков, активов, долгов и налогов обычно не имеет смысла в случае развода и может привести к обратным результатам или усилить недоверие между сторонами.При этом для супруга, участвующего в бизнесе, разумно запросить соглашение о конфиденциальности для защиты конкурентной или другой конфиденциальной информации и обеспечения того, чтобы использование всей информации, переданной в процессе развода, ограничивалось судебным разбирательством о разводе.

Миф: Мой акционер, партнерство, соглашение о покупке / продаже или операционное соглашение определяют стоимость моей доли в бизнесе. Нет необходимости в эксперте или оценке бизнеса.

Проверка действительности: Хотя такие соглашения содержат формулы для оценки акций или долей участия в случае выкупа, в зависимости от юрисдикции и обстоятельств, связанных с исполнением соглашения, эти формулы не имеют значения при разводе.Юрисконсульт должен получить и просмотреть эти соглашения; однако адвокат также должен знать, что во многих штатах, если супруг (а), не имеющий права собственности, не подписал соглашение, он или она не связаны стоимостью. Даже если он или она согласились на соглашение, если это было сделано без раскрытия финансовой информации и без независимого адвоката, возможно, содержание не будет определять стоимость бракоразводного процесса.

Миф: Моя супруга зарабатывает очень значительный доход; поэтому его или ее бизнес должен быть очень ценным.

Проверка реальности: Возможность, но не аксиома. В частности, в профессиональной практике значительная часть стоимости бизнеса связана с индивидуальным профессионалом. Этот вид личной доброжелательности, хотя и является ценным, не всегда распространяется при разводе. Разные юрисдикции по-разному подходят к вопросу о гудвилле; однако большинство штатов обычно исключают личную репутацию из семейной или общественной собственности.

Более того, если поток доходов используется для определения поддержки или алиментов, капитализация того же потока доходов для оценки бизнеса в некоторых случаях может рассматриваться как «двойное падение».

Владельцы бизнеса должны учитывать потенциальную ценность брачного или послеродового соглашения как способ уменьшить или устранить некоторые из сложных проблем, связанных с разводом. Им также следует обратиться за помощью к квалифицированному консультанту, знакомому с этими уникальными проблемами.

Последние изменения в делах о расторжении брака

Редактор

Byeongsook Seo

Snell & Wilmer L.L.P., 1200 17th Street, Suite 1900, Denver, CO 80202, 303.635.2085, [адрес электронной почты защищен]

Бёнсук Со — член группы Snell & Wilmer L.Практика ведения коммерческих споров L.P. Он представляет клиентов в разрешении сложных и часто острых споров, связанных с провалом деловых предприятий, и споров между деловыми партнерами, руководителями, владельцами и директорами. Бёнсук является членом и заместителем председателя Подкомитета по разводам бизнеса Комитета ABA Business Law Section по деловым и корпоративным судебным спорам. Среди его наград — Colorado Super Lawyers и Лучшие юристы Америки. Пёнсук окончил Военно-воздушную академию США и получил степень юриста в Юридическом колледже Денверского университета.

Участники

Мелисса Донимирски

Heyman Enerio Gattuso & Hirzel LLP, 300 Delaware Avenue, Suite 200, Wilmington, DE 19801, 302.472.7314, [адрес электронной почты защищен]

Мелисса Н. Донимирски — поверенный в Heyman Enerio Gattuso & Hirzel LLP в Уилмингтоне, Делавэр. Она концентрирует свою практику в области корпоративных и коммерческих судебных разбирательств в канцелярском суде штата Делавэр и участвовала во многих ведущих делах о бракоразводных процессах в этом суде.Мелисса является сопредседателем Подкомитета по разводам бизнеса Секции коммерческого права ABA, Комитета по судебным и корпоративным спорам. Она получила степень бакалавра в колледже Брин-Мор и степень юриста в юридической школе штата Делавэр при Университете Уайденера. Мелисса также является соавтором и соавтором трактата о деловых разводах, который публикуется Bloomberg BNA.

Джанель М. Дрессен

Anthony Ostlund Baer & Louwagie P.A., 90 South 7th Street, 3600 Wells Fargo Center, Миннеаполис, Миннесота 55402, 612.492.8245, [адрес электронной почты]

Джанель Дрессен — юрист и акционер юридической фирмы Anthony Ostlund Baer & Louwagie P.A., расположенной в Миннеаполисе, штат Миннесота. Джанель имеет 19-летний опыт работы судебным юристом и специалистом по решению проблем. Она помогает своим клиентам избежать и подготовиться к деловым и трудовым спорам в зале суда и за его пределами. Джанель тратит значительную часть своего времени на разрешение семейных и частных деловых споров для владельцев, которые нуждаются в деловом разводе.В 2019 году Джанель была включена коллегами в список 50 лучших женщин-юристов штата Миннесота по версии Super Lawyers. В 2017 году Джанель была удостоена звания одного из поверенных года Миннесоты.

Томас Каньок

Schwartz & Kanyock, LLC, 33 North Dearborn Street, Ste. 2330, Чикаго, Иллинойс 60602, 312.441.1040, [адрес электронной почты]

Томас Каньок является руководителем компании Schwartz & Kanyock, LLC в Чикаго, где он регулярно ведет судебные разбирательства и разрешает коммерческие споры, включая судебные запреты, судебные разбирательства и апелляции в государственных и федеральных судах.Том концентрируется на представлении угнетенных акционеров, замороженных в закрытых коммерческих структурах и из них.

Иоанна Левицке

Ankura, One North Wacker Dr., Suite 1950, Chicago, IL 60606, 312.252.9533, [адрес электронной почты защищен]

Джон Левицке, CPA / ABV / CFF / CGMA, ASA, CFA, CFLC, CIRA, MBA, JD, является старшим управляющим директором по спорам и экономической практике Ankura, международной компании, предоставляющей бизнес-консультации и экспертные услуги. Он занимается оценкой бизнеса, судебно-медицинской экспертизой и экспертом-свидетелем, арбитром и советником.С Джоном часто консультируют по вопросам деловых споров, споров между акционерами и споров по сделкам после приобретения. Кроме того, он в настоящее время является председателем комитета по разрешению споров Секции коммерческого права и членом Постоянного комитета по аудиту Американской ассоциации юристов.

Джон К. Шаккотта

Aronberg Goldgehn, 330 N. Wabash Ave., Suite 1700, Chicago, IL 60611, 312.755.3180, [адрес электронной почты защищен]

Джон С. Шаккотта — член Aronberg Goldgehn.Он специализируется на судебных разбирательствах, арбитражах и консультировании по вопросам бизнеса, уделяя особое внимание сложным гражданским судебным и апелляционным делам, поданным в федеральные суды и суды штатов на всей территории Соединенных Штатов. Джон также был назначен Американской арбитражной ассоциацией в качестве арбитра и нейтрального юриста для рассмотрения различных претензий и споров в арбитраже. В течение многих лет он консультировал государственные и частные предприятия, кредиторов, работодателей и частных лиц в деловых операциях и спорах.Он имеет опыт работы с многочисленными отраслями и коммерческой деятельностью и специализируется на представлении интересов юридических лиц при расторжении брака и сложном разрешении споров о праве собственности. Джон очень активен в профессиональных ассоциациях и в своем сообществе. Среди его направлений деятельности он является соучредителем и нынешним председателем Комитета по разводам и сложным имущественным спорам Чикагской ассоциации адвокатов. Он входил в состав Совета управляющих ЦБА с 2017 по 2019 год.

Бен Т.Велч

Snell & Wilmer L.L.P., 15 West South Temple, Suite 1200, Salt Lake City, UT 84101, 801.257.1814, [адрес электронной почты защищен]

Бен Т. Велч — судебный исполнитель и судебный поверенный в Snell & Wilmer LLP. Бен занимается всеми видами сложных деловых споров, включая споры акционеров, споры по контрактам, а также споры, связанные с роспуском компании, соглашениями о недопущении конкуренции и коммерческой тайной.



§ 1.1 Введение

В этой главе приводится краткое описание событий, связанных с разводом в бизнесе, которые возникли с 1 октября 2019 г. по 30 сентября 2020 г. в основном в восьми штатах.Каждый участник руководствовался своим здравым смыслом при выборе дел для подведения итогов. Затем мы организовали резюме сначала по тематике, а затем по юрисдикции. Однако эта глава не претендует на полноту. Читателю следует помнить о том, как цитируется любой случай в этой главе. В некоторых юрисдикциях действуют правила, запрещающие судам и сторонам цитировать или полагаться на мнения, не сертифицированные для публикации или опубликованные по заказу. В той степени, в которой неопубликованные случаи суммируются, читатель всегда должен обращаться к местным правилам и властям, чтобы убедиться, что для любого конкретного вопроса найден соответствующий и допустимый прецедент.Мы надеемся, что эта глава поможет читателю понять последние тенденции в сфере деловых разводов.

§ 1.2 Доступ к бухгалтерским книгам и записям

§ 1.2.1 Массачусетс

Бернштейн против MyJoVE Corp. , 97 Mass. App. 1127, 150 северной широты, 3 дня 1144 (2020), проверка отклонена, 486 Массачусетс 1101 (неопубликовано). Истец обладал двойным статусом главного технического директора корпорации и держателя 30% акций. Истец покинул компанию и оставил должность технического директора, сохранив при этом 30% -ный статус акционера.Более чем через год истец использовал свои знания компьютерных систем компании, чтобы получить контроль над ее веб-сайтом и перекрыть доступ генерального директора к электронной почте на несколько дней. Истец подал иск, требуя законных прав, согласно G.L.C. 156D, §16.02, для проверки бухгалтерских книг и записей. Суд первой инстанции в иске отказал. Однако проблема снова возникла в ответном иске компании-ответчика, поданном на основании трех федеральных законов, каждый из которых обеспечивает защиту от несанкционированного повреждения компьютерных систем или вторжений в них.Компания получила предварительный судебный запрет, требующий от истца вернуть контроль над системами. Однако, несмотря на предварительный судебный запрет, истец скачал и сохранил избранные записи и сообщения компании. Истец утверждал, что его продолжающийся статус держателя 30% акций давал ему доступ к записям и сообщениям. Суд первой инстанции вынес решение в отношении встречного истца, истец подал апелляцию.

Истец в апелляции утверждал, что он был уполномочен предпринять указанные действия, действуя добросовестно, исходя из желания помочь корпорации.Истец заявлял о своей 30% -ной собственности в закрытой корпорации, ссылаясь на Donahue v. Rodd Electrotype Co ., 367 Mass. 578 (1975), требуя права участвовать в управлении. Таким образом, аргументированный истец, он имел неограниченное право доступа к компьютерной системе, чтобы заставить контролирующего члена вести переговоры.

Апелляционный суд в неопубликованном постановлении отклонил основной аргумент истца по трем основным причинам, в том числе:

[Т] судья сделал несколько фактических выводов, которые устанавливают, что Бернштейн не был «уполномочен» предпринимать указанные действия.Судья установил, что Бернстайн уволился с работы в компании в сентябре 2011 года, что компания назвала это «отставкой», и что Бернштейн не оспаривал это назначение в то время. После этого Бернштейн, возможно, был задействован в некоторых надзорных функциях, но он больше не был «в компании». Преемник Бернштейна на посту технического директора сменил пароли компании и не поделился ими с Бернстайном. Судья установил, что «через несколько месяцев после увольнения [Бернштейну] больше не разрешили доступ к электронной почте компании.«В той мере, в какой Бернштейн оспаривает эти выводы, они не являются явно ошибочными. Соответственно, даже если бы мы согласились с утверждением Бернштейна о том, что его работа в MyJoVE продолжалась после 30 сентября 2011 г., судья все же был более чем оправдан в заключении, что, когда Бернштейн получил доступ к компьютерной системе компании более года спустя, он знал, что он не работал. от MyJoVE и знал, что у него нет необходимых разрешений.

§ 1.2.2 Нью-Йорк

ООО «Атлантис Менеджмент Групп II» против.Набэ , 177 г. н.э., 3-й день 542 г., 113 г. Нью-Йорк, 3-й день 79 г. Неуправляющий член компании с ограниченной ответственностью обратился за помощью к управляющим членам ООО с просьбой о проведении справедливой бухгалтерской отчетности. Суд первой инстанции вынес решение в порядке упрощенного производства в пользу справедливого учета, и апелляционный суд подтвердил это, установив, что управляющие члены должны перед неуправляющим членом фидуциарные обязанности. Апелляционный суд отметил, что, хотя справедливый бухгалтерский учет отличается от права на ведение бухгалтерского учета, последнее было уместным здесь, поскольку управляющие члены неоднократно отказывались отвечать на требования о доступе к бухгалтерским книгам и записям.

§ 1.3 Правило делового решения

§ 1.3.1 Калифорния

Coley v. Eskaton , 51 Cal.App 5th 943 (2020). В иске, касающемся претензий домовладельцев к директорам ТСЖ, суд рассмотрел вопрос о том, было ли правило бизнес-суждения игнорировано должным образом, чтобы наложить ответственность на членов совета директоров за нарушение фидуциарной обязанности среди других требований о возмещении ущерба. При этом суд проанализировал как статутные, так и общие правовые версии правила коммерческого решения.

Калифорния признает два типа правил бизнес-суждения: один основан на статуте, а другой — на общем праве. Раздел 7231 Корпоративного кодекса устанавливает соответствующие нормативные правила для некоммерческих корпораций взаимной выгоды, таких как Ассоциация. В соответствии с этим статутом директор не несет ответственности за «невыполнение обязательств лица в качестве директора», если директор действовал «добросовестно, таким образом, который, по мнению директора, отвечает интересам корпорации, и с такой осторожностью, включая разумное расследование, которое обычно рассудительный человек, занимающий аналогичное положение, использовал бы при аналогичных обстоятельствах.«Правило общего права для вынесения решений по бизнесу аналогично, но имеет более широкую сферу применения. Он аналогичен тем, что он иммунизирует директоров за их корпоративные решения, которые принимаются добросовестно для достижения целей корпорации, соответствуют руководящим документам корпорации и соответствуют государственной политике. И он шире, поскольку он также изолирует от вмешательства суда те управленческие решения, которые соответствуют требованиям правила. Однако директор не может воспользоваться преимуществом правила бизнес-суждения, когда действует в условиях существенного конфликта интересов.

Раздел 7233 Корпоративного кодекса

предусматривает, среди прочего, что заинтересованный директор, который принимает решающий голос по сделке, должен показать, что «сделка была справедливой и разумной в отношении корпорации на момент ее утверждения, утверждения или ратификации». Раздел 7233, однако, применяется только к сделкам «между корпорацией и одним или несколькими ее директорами или между корпорацией и любой местной или иностранной корпорацией, фирмой или ассоциацией, в которых один или несколько ее директоров имеют материальный финансовый интерес.«Норма общего права, как и прежде, аналогична, но шире по своему охвату. Он аналогичен тем, что требует от заинтересованных директоров доказать, что договоренность была справедливой и разумной — строгий стандарт, который требует от них не только доказывать добросовестность сделки, но и демонстрировать присущую ей справедливость с точки зрения корпорации и других лиц. заинтересован в этом. И он шире, поскольку касается не только операций между корпорацией и ее директорами, либо бизнесом, в котором ее директора имеют материальный финансовый интерес.Суды установили, что директора также должны удовлетворять требованиям общего права, когда они одобряют другие сделки, в которых у них есть материальный финансовый интерес, отличный от собственного интереса корпорации.

Здесь директорами были сотрудники девелоперской компании, которая застраивала жилой массив. Директора получали вознаграждение, которое поощряло их сдавать оценки, которые приносят пользу девелоперской компании, а не собственникам. Истец возбудил иск в своем личном качестве и производной от имени ТСЖ.Во время судебного разбирательства директора-ответчики участвовали в конфиденциальном общении между ТСЖ и его адвокатом, а затем делились конфиденциальной информацией со своим работодателем, который также был ответчиком в иске. Учитывая эти факты, суд определил, что у директоров имелся существенный конфликт интересов, который препятствовал применению правила коммерческого решения.

§ 1.3.2 Массачусетс

Долан а.с. Тр. Чарльза Б. Долана Отзывная Тр. v. DiMare, 2020 WL 4347607, at * 12-13 (Массачусетс.Супер. 2020). В деле, объединяющем вопросы притеснения Массачусетса и Делавэра, истец подал иск против держателя контрольного пакета акций компании за неспособность выпустить распределения. Истец утверждал, что ответчик перекачивал активы, в том числе сверхкомпенсируя себя и членов семьи, в результате чего не осталось средств для распределения. Ответчик ходатайствовал об отклонении, утверждая, что устав компании предоставил ему «единоличное усмотрение», выплачивать ли дивиденды. Суд отклонил ходатайство, мотивируя это тем, что ответчик мог не оправдать разумные ожидания истца:

Миноритарный владелец закрытой корпорации может подать в суд в соответствии с теорией замораживания, утверждая, что корпоративный фидуциар сохранил корпоративные выгоды для себя, но отказал в них миноритарному истцу.См. Clemmer v. Cullinane , 62 Mass. App. Кт. 904, 905-06 (2004) (рескрипт) (применяется закон штата Делавэр). «Замораживание может произойти…« [когда] не оправдаются разумные ожидания [миноритарного] акционера »». Selmark Assocs., Inc. против Эрлиха , 467 Массачусетс, 525, 536 (2014).

Если лица, контролирующие корпорацию с закрытым капиталом, имеющую много свободных денежных средств, не выплачивают дивиденды, но используют другие механизмы для выплаты или распределения значительных сумм себе, они могут нести ответственность перед миноритарными акционерами за участие в притеснении акционеров; Это «классическая ситуация выдавливания».” Litle , 1992 WL 25758, at * 8; аккорд Crowley v. Communications for Hosp., Inc ., 30 Mass. App. Кт. 751, 762-63 (1991) (большинство заморозило миноритарных акционеров, среди прочего, выплачивая себе чрезмерную компенсацию, отказываясь объявлять дивиденды).

§ 1.3.3 Нью-Йорк

Бекерман против Ассоциации владельцев собственности гавани Латтингтаун, Inc. , 183 год от Р. Х., 3 день 821, 124 год от Р. Домовладелец подал иск против ассоциации домовладельцев, стремясь аннулировать лицензионное соглашение между правлением и другим членом ассоциации относительно использования общественного причала.При рассмотрении иска в соответствии с правилом судебного решения, в котором выяснялось, было ли действие предпринято добросовестно и во исполнение законных интересов ассоциации, Суд пришел к выводу, что он должен полагаться на ассоциацию домовладельцев до тех пор, пока правление «действует» для целей [ассоциации домовладельцев] в рамках ее полномочий и добросовестно ». Идентификатор . на 654. Здесь, однако, суд первой инстанции обнаружил, что товарищество домовладельцев действовало вне своих полномочий, и поэтому аннулировал лицензию.Апелляционный суд подтвердил.

Витти против Уоллеса, 176 от Р. Х., 3 день 906, 107 Нью-Йорк, 3 день 871 (Подразделение приложения Нью-Йорк, 2019). Это дело касалось спора между 50% совладельцами компании с ограниченной ответственностью, которая владеет коммерческим зданием, которое сдается в аренду банку на условиях тройной нетто-аренды. Когда в 2010 году договор аренды был продлен, арендатору было предоставлено снижение арендной платы, после чего один из совладельцев подал иск о корпоративных отходах. При рассмотрении заявления Суд пришел к выводу, что в соответствии с правилом бизнес-суждения при отсутствии доказательств недобросовестности, мошенничества, собственной деятельности или других неправомерных действий суды будут уважать коммерческие решения.Здесь не было доказательств преодоления правила бизнес-суждения; скорее, доказательства свидетельствуют о том, что продление срока аренды было сделано добросовестно и во исполнение законных деловых интересов корпорации. Таким образом, решение суда первой инстанции об отклонении жалобы истца было правильным.

§ 1.4 Роспуск

§ 1.4.1 Делавэр

SolarReserve CSP Holdings, LLC против Tonopah Solar Energy, LLC , 2020 WL 1291638 (Del. Ch. 18 марта 2020 г.). Суд постановил, что роспуск по справедливости невозможен, если сторона, подавшая петицию, не смогла продемонстрировать, что Суду следует «применить принципы справедливости, чтобы отменить простой язык» Закона штата Делавэр об ООО и соответствующего соглашения об ООО. Первоначально истец SolarReserve имел прямую долю владения в рассматриваемой компании, Tonopah Solar Energy, LLC, что позволяло истцу добиваться судебного роспуска этой организации. Однако эта доля была уменьшена до «косвенной доли участия» через несколько посреднических структур, которые, по мнению Суда, были «продуманным выбором для изменения сложной структуры собственности Тонопа с целью обеспечения дополнительного финансирования.«Поскольку предполагаемые отношения истца с указанной Компанией предполагались как удаленные, суд постановил, что истец не соответствовал стандарту, установленному в In re Carlisle Etcetera LLC , 114 A.3d 592 (Del. Ch. 2015) для подтверждения признания того, что истец имел равные права требовать расторжения.

§ 1.4.2 Нью-Йорк

PFT Technology, LLC, v. Wieser, 181 AD, 3d 836, 122 N.Y.S.3d 313 (N.Y. App. Div. 2020). Компания с ограниченной ответственностью и ее мажоритарные участники подали иск против миноритарного члена, стремящегося распустить компанию и воссоздать ее без миноритарного члена.Миноритарный участник, в свою очередь, подал встречный иск в связи с нарушением операционного соглашения. В конце концов, миноритарный член согласился с тем, что большинство может выкупить его долю участия, и суд провел процедуру оценки, в которой доля миноритарного члена была оценена в 1,250 миллиона долларов. Миноритарному члену также были присуждены гонорары адвокатам и проценты за предварительное судебное решение, но не возмещение ущерба на основании его встречного иска. Обе стороны подали апелляцию.

При рассмотрении апелляции апелляционный суд отметил, что, хотя закон об ограниченной ответственности прямо не санкционировал выкуп в ходе процедуры роспуска, это средство правовой защиты было уместным в качестве справедливого средства правовой защиты.Апелляционный суд установил, что решение суда первой инстанции о выкупе было «предусмотрительным» проявлением его дискреционных полномочий. Однако суд первой инстанции допустил ошибку, применив определенные корректировки к стоимости компании, которая должна была составлять 1,489 миллиона долларов. Суд первой инстанции также ошибся в размере присужденных им гонораров. Суд первой инстанции не ошибся, решив не присуждать компенсацию убытков по встречному иску или в размере процентов за вынесение судебного решения.

§ 1.4.3 Юта

ООО «ХИТОРГ» с.TC Veterinary Serv. Inc. , 2020 UT App 123, 472 P.3d 1177. Ветеринар подал иск против других ветеринаров за нарушение контракта, нарушение добросовестности и добросовестности и роспуск компании с ограниченной ответственностью на основании ее исключения. Другие ветеринары потребовали арбитража в соответствии с операционным соглашением. Истец-ветеринар выступил против этого ходатайства и подал ходатайство о прекращении арбитражного разбирательства, утверждая, что она добивалась роспуска и других причин иска, вытекающих из обязанностей и обязательств, выходящих за рамки операционного соглашения (например, роспуск по закону на основании деспотического поведения или мошенничества).Суд первой инстанции удовлетворил ходатайство о принуждении и отклонил ходатайство о приостановлении производства, заключив, что операционное соглашение содержало положение о судебном роспуске, и поэтому вопрос о роспуске находился в компетенции арбитра наряду с другими исками. Апелляционный суд подтвердил.

§ 1.5 Юрисдикция, место проведения и положение

§ 1.5.1 Калифорния

Кларк против S&J Advertising, Inc. , 611 B.R. 669 (E.D. Cal.2019). Это дело связано с взаимодействием юрисдикции суда по делам о банкротстве и закона Калифорнии о принудительном роспуске / оценке / обратном выкупе акций (Cal.Corp. § 2000) и связанных с ним разбирательств. Супружеская пара подала заявление о банкротстве по главе 13. Позже жена подала свидетельство об избрании на ликвидацию и роспуск компании госсекретарю Калифорнии в соответствии с Кал. Corp. Code § 1900. Ей принадлежало 50% акций компании. Компания подала ходатайство о приостановлении процедуры роспуска и выяснении стоимости акций жены в соответствии с § 2000 в суде штата. Суд штата отложил роспуск до тех пор, пока оценщики не придут к справедливой оценке.Суд по делам о банкротстве предоставил компании освобождение от моратория, чтобы оценка могла быть продолжена в суде штата. Суд утвердил оценку по § 2000 и передачу акций жены корпорации по оценочной цене.

Супруги обжаловали решение суда по делам о банкротстве о принятии оценки согласно § 2000 в соответствии с доктриной Рукера-Фельдмана , которая не позволяет федеральному суду отменить решение суда штата. Поскольку суд по делам о банкротстве не отменил решение суда штата, но фактически подтвердил решение суда штата о продолжении производства по § 2000, заявление Rooker-Feldman не применялось.

Пара также утверждала, что суд по делам о банкротстве не мог осуществлять юрисдикцию по предмету рассмотрения дела в соответствии с § 2000 без исключения из суда штата в соответствии с 28 U.S.C. § 1452 (a), который устанавливает формальный процесс удаления, который не был соблюден в данном случае. Но суд по делам о банкротстве не осуществлял юрисдикцию в отношении государственного производства по § 2000. Он просто принял и применил оценку по § 2000 к производству по делу о банкротстве, поэтому отмена не была ни необходимой, ни относящейся к анализу юрисдикции суда по делам о банкротстве.Суд по делам о банкротстве обладал надлежащей юрисдикцией в отношении супругов и акций компании.

§ 1.5.2 Иллинойс

Табирта против Каммингса , 2020 IL 124798. Верховный суд штата Иллинойс постановил, что домашний офис сотрудника в округе не может считаться офисом работодателя для целей рассмотрения дела. Суд установил отсутствие доказательств того, что работодатель нанял работника из-за его места жительства и домашнего офиса или что его трудоустройство будет затронуто, если он переедет в другой округ, и, следовательно, работодатель специально не выбрал фиксированное место по мере необходимости. воспользоваться местом проведения в этом округе.

§ 1.5.3 Массачусетс

In re Bos. Grand Prix, LLC, 2020 WL 6140391, at * 16 (Bankr. D. Mass. 2020). Суд отклонил довод доверительного управляющего согласно Главе 7 о том, что он имел право просить Суд признать участника ООО лично ответственным по всем долгам ООО-должника в качестве альтер эго ООО. Доверительный управляющий подал серию исков о фидуциарных нарушениях против единственного члена, менеджера и операционного директора неплатежеспособной LLC, якобы продвигающей автогонки в Бостоне.Суду не составило труда вынести решение против члена LLC на основании очевидно неоправданной серии вопиющих самоделов, действующих как мошенничество с кредиторами, в результате чего Суд присудил значительные убытки и закрыл мошеннические переводы. Однако суд постановил, что доверительный управляющий зашел слишком далеко, требуя возложить на участника LLC персональную ответственность по всем долгам LLC в качестве своего альтер-эго. Суд постановил, что в соответствии с Кодексом о банкротстве только фактические кредиторы, а не доверительный управляющий, имеют право вскрывать завесу должника.

Долан а.с. Тр. Чарльза Б. Долана Отзывная Тр. v. DiMare, 2020 WL 4347607, at * 12-13 (Mass. Super. 2020). В деле, в котором смешаны проблемы притеснения в Массачусетсе и Делавэре, истец предъявил прямые и производные иски против держателя контрольного пакета акций компании за неспособность выпустить распределения. Истец утверждал, что ответчик перекачивал активы, в том числе сверхкомпенсируя себя и членов семьи, в результате чего не осталось средств для распределения.У компании были слои дочерних компаний. Компания была корпорацией Делавэра, но одна из ее дочерних компаний была корпорацией Массачусетса. Истец подал производный иск от имени Массачусетского юридического лица.

Ответчик ходатайствовал о прекращении дела, аргументируя это тем, что истец не имел права, поскольку он никогда не предъявлял требования о производных финансовых инструментах до предъявления иска. Статутное право Делавэра и Массачусетса отличается тем, что в законе Делавэра по-прежнему применяется исключение о бесполезности, в то время как Массачусетс изменил свой BCA, G.LC. 156D, § 7.42, чтобы всегда требовать обязательного требования производного финансового инструмента от имени корпорации. Суд отклонил это ходатайство, отметив, что истец предъявил сквозное требование о «двойной производной» и, следовательно, подавал иск в первую очередь в интересах корпорации Делавэра, применив, таким образом, исключение о бесполезности Делавэра.

JT IP Holding, LLC против Флоренции , 2020 WL 5217118, at * 3–4 (D. Mass. 2020). В отличие от корпораций, Закон штата Массачусетс об ООО не содержит универсальных требований к спросу на производные финансовые инструменты до предъявления иска.Ответчик ходатайствовал об отклонении производного требования из-за неспособности предъявить предварительное требование, независимо от его бесполезности, согласно § 156 C, § 56, утверждая, что операционное соглашение LLC не разрешает подачу иска без требования. Суд отклонил это ходатайство, посчитав, что положение операционного соглашения, запрещающее действовать от имени организации без одобрения всех участников, было слишком общим, без более конкретных формулировок, чтобы требовать деривативного требования до предъявления иска.

§ 1.6 Претензии и вопросы в делах о разводе по бизнесу

§ 1.6.1 Бухгалтерский учет
§ 1.6.1.1 Нью-Йорк

Atlantis Management Group II LLC против Набе , 177 AD, 3d 542, 113 N.Y.S.3d 79 (N.Y. Div. 2019). Неуправляющий член компании с ограниченной ответственностью обратился за помощью к управляющим членам ООО с просьбой о проведении справедливой бухгалтерской отчетности. Суд первой инстанции вынес решение в порядке упрощенного производства в пользу справедливого учета, и апелляционный суд подтвердил это, установив, что управляющие члены должны перед неуправляющим членом фидуциарные обязанности.Апелляционный суд отметил, что, хотя справедливый бухгалтерский учет отличается от права на ведение бухгалтерского учета, последнее было уместным здесь, поскольку управляющие члены неоднократно отказывались отвечать на требования о доступе к бухгалтерским книгам и записям.

§ 1.6.2 Альтернативные организации
§ 1.6.2.1 Делавэр

Франко против Avalon Freight Services, LLC , 2020 WL 7230804 (Del. Ch. 8 декабря 2020 г.). Если Соглашение LLC предусматривает, что равноправные члены должны согласовать личность директора по разрешению конфликтов, но ничего не говорит о том, как отстранить директора, отстранение регулируется Законом Делавэра об LLC.Такое положение не означает, что, если одна фракция будет недовольна услугами директора по разрешению конфликтов, такой директор должен быть удален. ООО «Авалон Фрейт Сервисиз» — это ООО, находящееся в совместном владении и принадлежащее двум участникам. Компанией управляет совет директоров, в который входят два члена, два дополнительных директора, по одному назначаемые каждым членом, а также директор по разрешению споров, назначение которого должно быть согласовано двумя членами. Когда один из членов стал недоволен директором по разрешению ничей, этот член подал иск с требованием заявить, что его недовольство директором по разрешению ничей означает, что «должность должна быть освобождена, и [члены] должны взаимно согласовать новое лицо для заполнения. Положение.Суд постановил, что рассматриваемое положение касается только назначения директора по разрешению споров, а не смещения такого директора. Поскольку в Соглашении об ООО не указано, как отстранить директора, условия Закона об ООО Делавэр были сочтены включенными для заполнения пробела.

§ 1.6.3 Нарушение фидуциарной обязанности
§ 1.6.3.1 Делавэр

Райт против Филлипса , 2020 WL 2770617 (Дел. Глава 28 мая 2020 г.). В ходе делового развода между равноправными владельцами, которые ранее были мужем и женой, суд установил, что Филлипс не смогла продемонстрировать, что действия Райта достигли уровня нарушения ее обязанности проявлять заботу или лояльность.Филлипс утверждала, что Райт нарушила свои фидуциарные обязанности: (1) использовав средства компании для оплаты счетов по личным кредитным картам; (2) «рейд» в офисы с целью изъятия файлов и оборудования; (3) использование методов бухгалтерского учета, которые привели к финансовым кризисам; (4) невыполнение инструкций Получателя; и (5) перевод денег на банковские счета, которые она контролировала независимо. Суд постановил, что Райт достоверно объяснил, почему на счетах компании появились списания с личных кредитных карт, и обнаружил, что не было достаточных доказательств, чтобы установить, что эта деятельность была противоправной или что она нарушала фидуциарные обязанности Райта.Суд также постановил, что обвинения в «рейде» в офисах компании с целью изъятия файлов и оборудования были необоснованными и на самом деле являлись «неосторожными действиями … направленными на распад личных отношений между сторонами». Что касается «финансовых затруднений», Суд установил, что обе стороны были в равной степени виноваты в этом отношении, и, опять же, действия Райта были недостаточно научными. В отношении невыполнения инструкций Управляющего, в том числе определения рабочего времени Райта, Суд постановил, что «несоблюдение руководящих принципов, установленных Управляющим, само по себе не является нарушением фидуциарных обязанностей.Суд дополнительно поверил показаниям Райта в суде о том, что у нее были логические причины для своего выбора в отношении часов работы и местоположения, включая ее безопасность и ее долгую историю работы из дома. Наконец, суд постановил, что действия Райт по переводу денег компании на ее личные банковские счета не подлежали иску, потому что у нее были «понятные причины для перевода средств», а также потому, что указание Получателя перевести их обратно зависело от восстановления Филипс заработной платы, что он этого не сделал.

§ 1.6.3.2 Иллинойс

Флинн против Машмайера , 2020 г. имеет право на судебное решение по его встречному иску о справедливой стоимости его доли в ООО. Суд постановил, что участник не утратил свое право на возмещение своей доли в LLC, не ответив на предполагаемый вызов капитала, который был направлен только ему для взыскания суммы средств, которые он незаконно присвоил у LLC.

§ 1.6.3.3 Массачусетс

Бернштейн против MyJoVE Corp., 97 Mass. App. 1127, 150 северной широты, 3 дня 1144 (2020), проверка отклонена, 486 Массачусетс 1101 (неопубликовано). (см. Описание в § 7.1). Суд отклонил аргумент истца / встречного ответчика о том, что после того, как он ушел с должности главного технического директора, он оставался держателем 30% акций, имеющим право доступа к записям и коммуникациям, поскольку ответчик / встречный истец нарушил фидуциарные обязательства перед ним:

Бернстайн никогда не имел неограниченного права участвовать в управлении, и, конечно же, он никогда не ушел в отставку с должности технического директора.Что еще более важно, статус Бернштейна как акционера закрытой корпорации не давал ему права участвовать в несанкционированных действиях. «Позволение стороне, которая [предположительно] понесла вред в рамках закрытой корпорации, добиваться возмездия, игнорируя свои собственные обязанности, не имеет основания в наших законах и подрывает фундаментальные и давние фидуциарные принципы, которые необходимы для корпоративного управления…. «Скорее, если они не могут разрешить дела полюбовно, потерпевшие стороны должны подать свои иски в суд и добиваться судебного решения.’” Selmark Assocs., Inc. против Эрлиха , 467 Массачусетс 525, 552-553 (2014), цитируя Rexford Rand Corp. против Анселя , 58 F.3d 1215, 1221 (7-й округ, 1995 г.) . См. Донахью , 367 Массачусетс, 593, п. 17 (признавая, что «[в] закрытой корпорации меньшинство может нанести равный ущерб недобросовестным и ненадлежащим« резким сделкам »»). В той мере, в какой Бернштейн чувствовал себя обиженным на любое жестокое обращение со стороны MyJoVE или Прицкера (включая отказ Прицкера от встречи с ним), его обращение не было связано с несанкционированным доступом к компьютерной системе компании.

Долан а.с. Тр. Чарльза Б. Долана Отзывная Тр. v. DiMare, 2020 WL 4347607, at * 13 (Mass. Super. 2020). Истец-акционер предъявил, среди прочего, пособничество и подстрекательство в нарушении фидуциарных обязательств к юристу компании за то, что он не проинформировал истца о том, что контролирующий акционер компании ненадлежащим образом вывел активы, выплачивая чрезмерную компенсацию членам семьи, в результате чего не осталось средств для распределения. Суд отклонил иск, посчитав, что утверждения о том, что адвокат был знаком с финансовым состоянием компании, не превышают уровень фактического знания о правонарушении.

Махони против Берната , 2019 WL 6497601, at * 3 (Mass. Super. 2019). Истец, миноритарный акционер Махони подал иск о пособничестве и подстрекательстве к юристам компании, ответчикам Сабеллы, утверждая, что они нарушили взятые на себя обязательства, оказав помощь в подготовке выкупа акций другого акционера, который, по утверждению истца, причинил ему вред. Суд удовлетворил ходатайство адвокатов об отклонении:

Закон штата Массачусетс налагает на корпоративного юрисконсульта фидуциарное обязательство защищать интересы отдельных членов или акционеров только в редких случаях.См. Baker v. Wilmer Cutler Pickering Hale & Dorr, LLP, 91 Mass. App. Кт. 835, 837 (2017) (признание фидуциарной обязанности корпоративного юрисконсульта перед отдельными членами общества с ограниченной ответственностью, где LLC «регулировалась операционным соглашением, обеспечивающим значительную защиту меньшинств», и утверждалось, что юрист «тайно работал над устранением этих недостатков»). защиты… »). Здесь нет тех редких обстоятельств. Акционерное соглашение не предоставляет г-ну Махони «значительной защиты меньшинства», и нет никаких утверждений о том, что ответчики Сабелла участвовали в каких-либо тайных усилиях по подрыву г-наПозиция Махони по отношению к Компании.

§ 1.6.3.4 Миннесота

Blum v. Thompson, No. A19-0938, 2020 WL 1983218 (Minn. Ct. App. 27 апреля 2020 г.), в рассмотрении отказано (23 июля 2020 г.). Ричард Уорд и Розмари Уорд вырастили семерых детей. Трое из их детей, Кэтрин, Чарльз и Томас (истцы), подали в суд на троих своих братьев и сестер и их отца в связи с деятельностью их семейного бизнеса Ward Family, Inc. («WFI»). Спор касался долгосрочной аренды, заключенной WFI, по которой одна из корпораций ответчиков, El Rancho Manana, Inc., большая власть над большим участком земли, известным сторонам как «Ранчо». После судебного разбирательства присяжных по иску истцов о нарушении фидуциарных обязанностей истцами против ответчиков и судебного разбирательства по иску истцов о притеснении акций, установленном законом, как присяжные, так и окружной суд вынесли решение в пользу ответчиков. Апелляционный суд Миннесоты подтвердил это, мотивируя это тем, что акционеры знали о плане оформления договора аренды и что WFI разрешила акционерам предлагать условия аренды.Апелляционный суд, как и окружной суд, отклонил иск о необходимости консенсуса между акционерами относительно условий аренды. Хотя стороны достигли консенсуса по некоторым вопросам в прошлом, «для [истцов] было неразумно ожидать, что WFI будет регулироваться способом, несовместимым с ее уставом». В уставе WFI говорится, что действия одобряются простым большинством. «Неочевидная ошибка — делать вывод о том, что для миноритарных акционеров неразумно ожидать, что у них есть право вето на действие, разрешенное уставом компании, только потому, что мажоритарные акционеры пытались достичь консенсуса с ними в предыдущих спорах.”

40 Ventures LLC против Миннесквама, L.L.C. , No. A19-2082, 2020 WL 5507887 (Minn. Ct. App. 14 сентября 2020 г.). членов Aspire Beverage Company LLC («Aspire») заключили Соглашение о контроле за членством (MCA), в соответствии с которым был учрежден совет управляющих Aspire из шести человек. Истец, член Aspire, заявлял о нарушении контракта, нарушении фидуциарных обязательств и неправомерном вмешательстве в контракт, а также требовал распоряжения, обязывающего Aspire раскрыть записи компании.Когда правление Aspire проголосовало за роспуск Aspire, истец утверждал, что правление не имело на это полномочий (нарушение требований сверхквалифицированного большинства, изложенных в MCA). Окружной суд отклонил все иски по ходатайству о Правиле 12 в связи с отказом заявить иск. Апелляционный суд подтвердил это, мотивируя это тем, что требования о квалифицированном большинстве MCA в положении MCA применяются к плате , а не к членам . Суд постановил, что истец может поддержать иск о нарушении фидуциарных обязанностей против членов только потому, что члены назначили управляющих в совет.Истец утверждал, что его утверждения в жалобе касались «действий, предпринятых членами, а не управляющими, в нарушение соглашения о контроле членов»; единственными предполагаемыми нарушениями соглашения о контроле между участниками являются предполагаемые нарушения требований сверхквалифицированного большинства в разделе 3.3 соглашения о контроле участников, что является предполагаемым нарушением со стороны совета директоров Aspire, а не со стороны самих участников.

§ 1.6.3.5 Нью-Йорк

ООО «Атлантис Менеджмент Групп II» против.Набэ , 177 г. н.э., 3-й день 542 г., 113 г. Нью-Йорк, 3-й день 79 г. Неуправляющий член компании с ограниченной ответственностью обратился за помощью к управляющим членам ООО с просьбой о проведении справедливой бухгалтерской отчетности. Суд первой инстанции вынес решение в порядке упрощенного производства в пользу справедливого учета, и апелляционный суд подтвердил это, установив, что управляющие члены должны перед неуправляющим членом фидуциарные обязанности. Апелляционный суд отметил, что, хотя справедливый бухгалтерский учет отличается от права на ведение бухгалтерского учета, последнее было уместным здесь, поскольку управляющие члены неоднократно отказывались отвечать на требования о доступе к бухгалтерским книгам и записям.

§ 1.6.4 Нарушение контракта и нарушение Соглашения о добросовестности и честных отношениях
§ 1.6.4.1 Массачусетс

Бернштейн против MyJoVE Corp., 97 Mass. App. 1127, 150 северной широты, 3 дня 1144 (2020), проверка отклонена, 486 Массачусетс 1101 (неопубликовано). Апелляционный суд отклонил довод истца / встречного ответчика о том, что после того, как он оставил свою должность технического директора, он оставался 30% держателем акций и, следовательно, имел право на доступ к записям и коммуникациям, поскольку ответчик / встречный истец нарушил обязательство относиться к нему справедливо и справедливо. добросовестность:

[Нам не известно ни одного органа, который позволил бы Бернштейну, как миноритарному акционеру закрытой корпорации, тайно получать доступ к компьютерам компании в отместку за предполагаемое нарушение такой обязанности.Иными словами, вопрос о том, относились ли к Бернштейну «с максимальной добросовестностью и лояльностью» в связи с его отставкой или увольнением в 2011 году, просто не стоит перед нами. Скорее, перед нами стоит вопрос, имел ли Бернштейн в ноябре 2012 года разрешение на доступ к компьютерной системе MyJoVE и вмешательство в деятельность компании.

Crashfund, LLC против FaZe Clan, Inc. , 2020 WL 4347254 (Mass. Super. 2020). Истцов инвестировали в Wanderset LLC, которая затем объединилась в ответчик Wanderset, Inc.В обмен на денежные вложения истцов компания Wanderset предоставила истцам условное право на получение определенных акций акционерного капитала, если Wanderset сменит владельца. Истцы утверждали, что это произошло, когда Wanderset функционально, но не формально, объединил Wanderset в FaZe Clan, Inc. Истцы подали в суд на Wanderset и FaZe, утверждая, что существуют два альтернативных нарушения теорий контракта, вредоносное вмешательство и неосновательное обогащение.

Суд удовлетворил ходатайство ответчика FaZe об отклонении первого альтернативного иска о нарушении контракта в отношении акций его акций.Прямое договорное право истца конвертировать акции было ограничено юридическими слияниями, не распространялось на de facto ответственность правопреемника , и, таким образом, истец не имел права на акции преемника. Однако суд отклонил ходатайство истца по второму альтернативному контракту, утверждая, что ответственность правопреемника за косвенный ущерб равна стоимости акций, если бы истцам было разрешено участвовать, если ответчики действовали добросовестно. Суд постановил, что истцы могут иметь право на взыскание со всех ответчиков за нарушение контракта, по крайней мере, в той мере, в какой истец требует косвенного ущерба, неосновательного обогащения или вредоносного вмешательства.

Рэйми против Beta Bionics, Inc. , 2020 WL 4931636, at * 5–6 (Mass. Super. 2020). Истец утверждал, что промоутер-ответчик устно пообещал ему зарплату и 5% акций новой компании по разработке медицинских устройств. Истец начал работать бесплатно, а затем за свою зарплату, поскольку ответчик учредил компанию. Однако затем ответчик отказался уступить истцу его 5% акций, вместо этого вступив в серию переговоров, пытаясь убедить истца принять часть этой доли.Суд отклонил довод ответчика о том, что условия предполагаемого соглашения были слишком расплывчатыми, чтобы их можно было привести в исполнение:

Хотя «[и] не требуется, чтобы все условия соглашения были точно указаны, и наличие неопределенных или неуказанных условий не обязательно будет препятствовать« заключению контракта », [t] стороны должны, однако, продвинуться дальше стадия «несовершенных переговоров» ». Id., (цитаты опущены).… Возможно, что после обнаружения Рэми не сможет доказать, что его переговоры с Дамиано в 2013 году вышли за рамки стадии« несовершенных переговоров ». »К устному соглашению о существенных условиях, которое является достаточно определенным, чтобы иметь исковую силу.… Однако, учитывая специфику утверждений Рэми о том, что осенью 2014 года Дамиано предложил, и он согласился, 5% -ную долю в корпорации, которая будет сформирована в обмен на его продолжение работы над Проектом, на данном этапе я не могу сделать вывод, что Граф I не предъявляет никаких претензий по поводу нарушения контракта.

§ 1.6.5 Мошенничество
§ 1.6.5.1 Массачусетс

In re Blast Fitness Grp., LLC, at * 9 (Bk. D. Mass. 2020). Кредиторы утверждали, что генеральный партнер обманным путем побудил их участвовать в сделке с недвижимостью.Суд по делам о банкротстве отметил многочисленные обвинения в пособничестве мошенничеству со стороны других лиц. Однако Суд не удовлетворил иск о пособничестве и подстрекательстве к самому товариществу, отметив, что жалоба не содержала таких обвинений против товарищества, тем самым проводя различие между полным партнером, действующим от имени товарищества, что Суд разрешил, а также способствовало ли само товарищество мошенничеству, которое Суд отклонил.

Сапир против Dispatch Techs., Inc. , 2019 WL 7707794, at * 3 (Mass. Super. 2019). Истец утверждал, что два директора-акционера обманным путем вынудили его продать свои акции закрытой корпорации, утаив информацию о состоянии разработки программного обеспечения и усилиях по сбору средств. Истец также заявил о небрежном введении в заблуждение и нарушении фидуциарных обязательств. Ответчики отказались от предложения договора купли-продажи, содержащего обычные положения об интеграции и отказе от прав.

Суд отклонил ходатайство по иску о мошеннических побуждениях, указав, что, как правило, закон штата Массачусетс не признает, что ни интеграционные оговорки, ни выдвигает иски о запрете мошенничества с исками о побуждении, сославшись на Shawmut-Canton, LLC против Great Spring Waters of America, Inc. , 62 Масс. Пр. 330, 335 (2004). Исключение составляют случаи, когда предполагаемое побуждение противоречит четким заявлениям в письменной форме — такая ситуация обычно отсутствует, если отказ не содержит контекстных ссылок.

Суд удовлетворил ходатайство по иску о небрежном введении в заблуждение. В отличие от иска о подстрекательстве к мошенничеству, иск о небрежном введении в заблуждение обычно может быть отклонен или отклонен; таким образом, продавец отказался от иска истца по простой небрежности.

Суд также удовлетворил ходатайство по иску о фидуциарном нарушении. Суд постановил, что как корпорация штата Делавэр этот вопрос регулируется законодательством штата Делавэр, и что, в отличие от других юрисдикций, Делавэр не налагает повышенных обязательств добросовестности и лояльности на акционеров или директоров закрытой корпорации и не налагает фидуциарных обязательств на часть закрытого акционерного общества в интересах индивидуальных акционеров.

§ 1.6.6 Помехи
§ 1.6.6.1 Калифорния

Siry Investment, L.P. v. Farkhondehpour , 45 Cal.App 5th 1098 (2020). Раздел 496 Уголовного кодекса озаглавлен «Получение или сокрытие украденного имущества». Подраздел (а) квалифицирует как преступление (1) «покупку [] или получение [] любого имущества, которое было украдено или получено любым способом, представляющим собой кражу или вымогательство, зная, что имущество будет таким образом украдено или получено», или (2) «скрывать [], продавать [], [или] удерживать [] любую собственность у владельца, зная, что собственность будет украдена или получена.Подраздел (c) дает право «[любому] лицу, которому был причинен вред в результате нарушения подпункта (a)», подавать иск о взыскании трехкратной суммы фактического ущерба, [который он имеет]… понес [ред] ». что касается «судебных издержек [] и разумных гонораров адвокатов». В данном случае возникает вопрос: разрешает ли статья 496 Уголовного кодекса, подраздел (c), тройные убытки и гонорары адвокатам, если основное преступное поведение не связано с торговлей украденным имуществом, а скорее с ненадлежащим отвлечением денежных средств товарищества с ограниченной ответственностью посредством мошенничества, введения в заблуждение , а нарушение фидуциарной обязанности? Суд постановил, что тройные убытки и гонорары адвокатам недоступны в соответствии с разделом 496 Уголовного кодекса, подраздел (c) в случаях, когда истец просто заявляет и доказывает поведение, связанное с мошенничеством, искажением фактов, конверсией или каким-либо другим видом кражи, не связанного с « украденное »имущество по двум причинам.Во-первых, тройное возмещение ущерба в соответствии с разделом 496 Уголовного кодекса, если оно будет признано применимым к правонарушениям, связанным с мошенничеством, искажением фактов, преобразованием или нарушением фидуциарных обязательств, почти затмит традиционные средства правовой защиты от деликта. Во-вторых, применение статьи 496 Уголовного кодекса к деликтным делам, связанным с кражей, фактически отменило бы законы о штрафных санкциях. Законодательный орган никогда не заявлял, что он хочет внести существенные изменения в средства правовой защиты от деликта, а лишь хотел «высушить рынок для краденых товаров».

§ 1.6.6.2 Массачусетс

Viken Detection Corp. против Videray Techs. Inc ., 2020 WL 68244, at * 6–7 (D. Mass. 2020). Ответчик якобы украл конфиденциальную информацию и коммерческую тайну и создал новое юридическое лицо. В число требований истца входил иск против нового юридического лица ответчика в связи с вредоносным вмешательством в отношения истца с клиентами. Ответчики — физические и юридические лица — отклонили предложение, утверждая, что истец не предъявил иск, поскольку ответчик — физическое лицо, как владелец и принципал юридического лица, был синонимом его компании.Другими словами, физическое лицо было настолько «тесно связано» с организацией, что его не следует рассматривать как третью сторону для целей иска о неправомерном вмешательстве в договор. Суд отклонил ходатайство, по крайней мере, на стадии рассмотрения дела, постановив, что вопрос о том, является ли физическое лицо синонимом корпорации, владельцем и принципалом которой он является, является важным вопросом, «не подходящим» для разрешения на ходатайстве об увольнении. сцена.

§ 1.6.7 Справедливое / установленное законом освобождение
§ 1.6.7.1 Массачусетс

Automile Holdings, LLC против Макговерна, 483 Mass. 797, 813–14, 136 N.E.3d 1207, 1221–22 (2020). Ответчик был миноритарным акционером и руководителем истца, но ушел работать на конкурента. Он нарушил ограничительный договор в своем соглашении о выкупе, переманив трех сотрудников. Среди прочего, истец подал в суд на нового работодателя данного лица за неправомерное вмешательство и потребовал вынесения предварительного судебного запрета, запрещающего ответчику нанимать бывшего сотрудника.

Ответчики утверждали, что отсутствие «более широких интересов», Wells v. Wells , 9 Mass. App. Кт. 321, 326, 400 N.E.2d 1317, 1321 (1980), не существует законного интереса в подавлении конкуренции. Суд, однако, установил, что действительно существовали более широкие интересы. Суд отметил, что данное лицо является одновременно владельцем и должностным лицом истца, мотивируя это тем, что договор был больше связан с деловыми интересами, чем с ограничением найма.

Суд подчеркнул, что физическое лицо продало свою долю меньшинства с премией, потому что он согласился с ограничительным соглашением.Его соглашение о выкупе, направленное на укрепление защиты в первоначальном операционном соглашении, таким образом служило законным деловым интересам истца в обеспечении того, чтобы ответчик не «умалял стоимость бизнеса, который он продал другим владельцам», когда он ушел, цитируя Boulanger v. Dunkin ‘Donuts Inc., 442 Mass. 635, 639, 815 NE2d 572 (2004) и Alexander & Alexander, Inc. , 21 Mass. App. Кт. at 496, 488 N.E.2d 22 («Если продажа бизнеса включает добрую волю, как эта продажа, может потребоваться широкое соглашение о неконкурентоспособности, чтобы гарантировать, что покупатель получит то, что он купил»).

§ 1.6.8 Привилегия
§ 1.6.8.1 Делавэр

Pearl City Elevator, Inc. против Gieseke , 2020 WL 5640268, at * 1 (Del. Ch. 21 сентября 2020 г.). Суд постановил предъявить документы, в которых отказано в качестве привилегированных от имени компании-субъекта в отношении вопросов, по которым компания-субъект и истец не возражали. Истец, Pearl City Elevator, Inc., запросил декларацию в соответствии с § 18-110 § 6 Закона C. Он может назначить седьмого и контролирующего члена в совет директоров номинального ответчика, Adkins Energy, LLC.В настоящее время Совет состоит из шести директоров, трое из которых назначаются Перл-Сити в качестве члена Адкинса, а трое назначаются Генеральными членами Адкинса («Генеральные директора»). После возникновения спора истца с Генеральными членами, советник Adkins Energy начал давать юридические консультации Генеральным членам и Генеральным директорам, за исключением Перл-Сити и его директоров, по вопросу о том, было ли приобретение подразделения Перл-Сити добросовестным и ли Попытки Pearl City поместить в Совет седьмого члена оказались эффективными.Ссылаясь на Moore Business Forms, Inc. против Cordant Holdings Corp ., 1996 WL 307444, at * 1 (Del. Ch. 4 июня 1996 г.), Суд постановил, что Перл-Сити был в такой же степени «клиентом» адвоката. Адкинсу в качестве генеральных директоров, и, соответственно, адвокат Адкинса должен был предоставить истцу конфиденциальные документы, касающиеся его анализа добросовестности приобретений подразделения Перл-Сити и, соответственно, эффективности усилий Перл-Сити по назначению седьмого члена в список Доска.

§ 1.6.9 Коммерческая тайна
§ 1.6.9.1 Делавэр

iBio, Inc. против Fraunhofer USA, Inc. , 2020 WL 5745541, at * 14 (Del. Ch. 25 сентября 2020 г.). Суд постановил, что Единый закон штата Делавэр о коммерческой тайне («DUTSA») упреждает иски по общему праву, основанные на предполагаемом незаконном присвоении конфиденциальной информации, которая в противном случае не квалифицируется как коммерческая тайна в соответствии с законом. iBio, Inc. и Fraunhofer USA, Inc. в течение нескольких лет поддерживали коммерческие отношения, в соответствии с которыми компания Fraunhofer разработала биофармацевтическую технологию на растительной основе для iBio.Позже iBio обнаружил, что Фраунгофер заключил соглашение о предоставлении тех же услуг для конкурента iBio. iBio подала иск, утверждая, что, среди прочего, Фраунгофер присвоил технологию iBio для выполнения своих обязанностей перед конкурентом. iBio подала иски как в соответствии с DUTSA, так и в отношении преобразования и незаконного присвоения конфиденциальной информации, которая не квалифицируется как коммерческая тайна в соответствии с DUTSA. Суд постановил, что DUTSA превысила требования общего права в отношении конверсии и незаконного присвоения, даже несмотря на то, что конфиденциальная информация, предположительно преобразованная, не считалась коммерческой тайной в соответствии с DUTSA.

§ 1.7 Оценка и убытки

§ 1.7.1 Алабама

Портер против Уильямсона , 2020 г. Ала. Лексис 98; 2020 WL 3478540 (Ala. Supr. Ct., 26 июня 2020 г.). В этой апелляции, касающейся иска о конкретном исполнении соглашения акционеров, суд рассмотрел оценку долей в пяти компаниях, принадлежащих паре братьев. В конечном итоге суд постановил, что процесс оценки методом пробного использования был ошибочным, поскольку он несовместим с процессом оценки, изложенным в акционерном соглашении, и выходил за рамки иска, и возвратил дело в суд первой инстанции.

Два брата владели долями в четырех корпорациях и одной компании с ограниченной ответственностью. Суд заявил, что иск, поданный в суд первой инстанции, касался только конкретного выполнения части соглашения и судебного запрета, и что соглашение акционеров предусматривало четкий, конкретный, двухэтапный процесс для определения ценностей, включая выражение сторон о том, что компании бухгалтер предоставит методы оценки.

Что касается представленного иска, Суд отметил, что ответчики «утверждают только, что суд первой инстанции присудил компенсацию, выходящую за рамки требования о конкретном исполнении соглашения.Кроме того, Суд заявил относительно своего пересмотра решения суда первой инстанции: «Установленные судом фактические данные, поскольку они основаны на доказательствах, представленных во время слушания, считаются правильными и не будут отменены, если не будет доказано, что они явно или явно неверно… Однако презумпция правильности не связана с юридическими выводами суда первой инстанции, которые пересматриваются de novo ». Кроме того, «Независимо от того, может ли [] параграф… соглашения допускать правовые и справедливые средства правовой защиты помимо конкретного исполнения соглашения и судебного запрета, [истец] связан претензиями, которые он фактически предъявил… ответчикам.”

Что касается процесса в соглашении, Суд заявил: «Мы не можем согласиться с тем, что метод определения стоимости акций в соглашении был настолько неясным или неопределенным, что его нельзя было конкретно применить… нет никаких указаний на то, что какая-либо из сторон считала, что часть соглашения, требующая, чтобы оценщик был выбран [бухгалтером компании]…, которая была приемлемой для акционеров, была бессрочной или не имеющей исковой силы. Тем не менее, суд первой инстанции проигнорировал эту четкую и конкретную часть соглашения, когда принял оценку, предоставленную оценщиком, независимо выбранным [одним сотрудником-владельцем].Что касается второго шага, мы должны с юридической точки зрения сделать вывод, что в соглашении четко выражена договоренность сторон о том, что [бухгалтер компании] … предоставит методы оценки, которые будут использоваться независимым оценщиком, приемлемые для акционеров. для определения стоимости акций… учитывая его знания и знакомство с… компаниями, мы не видим причин, по которым стороны не могли согласиться разрешить [бухгалтеру компаний] предоставить методы оценки, которые будут использоваться независимым оценщиком для целей определения стоимость акций.”

Рассматривая условия соглашения в сочетании с характером иска, Суд пришел к выводу, что суд первой инстанции не имел права отступать и игнорировать процесс в соглашении или предоставлять помощь в «любом другом правовом или справедливом средстве правовой защиты» по соглашению. Таким образом, суд решил, что суд первой инстанции ошибочно проигнорировал четкую и конкретную часть соглашения, когда принял оценку, предоставленную оценщиком, выбранным истцом.

§ 1.7.2 Коннектикут

R.D. Clark & ​​Sons, Inc. против Кларка , 222 A. 3d 515, 194 Conn. App. 690 (10 декабря 2019 г.). В споре о выкупе, касающемся стоимости доли уходящего акционера в семейном бизнесе, организованном как корпорация «S», Апелляционный суд рассмотрел решение суда первой инстанции об отказе от налогообложения доходов компании при определении стоимости, даже если эксперты обеих сторон примененный налог влияет. Суд подтвердил решение суда первой инстанции не применять налоги.

В апелляционной жалобе компания утверждала, что отсутствие налогообложения «искусственно завышало» стоимость. Суд рассмотрел соответствующие судебные решения в различных юрисдикциях. Суд отметил, что некоторые суды «предпочли отклонить потоки денежных средств корпорации S на основе налогов», например, Налоговый суд США в деле Gross v. Comm’r v. IRS , 272 F.3d 333, 335 (6th Cir. 2001 г.) и назвал это «единственным известным решением Апелляционного суда США по налоговым вопросам». Он также отметил, что в некоторых случаях, таких как одно дело в суде первой инстанции штата Делавэр и одно дело в суде штата Массачусетс, было одобрено налоговое воздействие.Кроме того, Суд заявил, что «вопрос о влиянии налогов продолжает оставаться открытым обсуждением среди экспертов в данной области».

Суд счел важным и влиятельным в этом деле, что раньше это было разбирательство по «справедливой стоимости», а не по «справедливой рыночной стоимости». В данном контексте справедливой стоимости Суд рассмотрел факт политики компании по покрытию налоговых обязательств акционеров. В конечном итоге Суд пришел к выводу, что, учитывая эту политику, «настоящее дело кажется особенно неподходящим для налогообложения, влияющего на доходы… на основании фактов этого дела… и… Мы не видим правила яркой линии в этой области.”

§ 1.7.3 Делавэр

Круз против Synapse Wireless, Inc. , 2020 Дел. Гл. Lexis 238 (14 июля 2020 г.). В рамках иска о выкупе справедливой стоимости в рамках установленной законом оценки суд рассмотрел вопросы о том, имелись ли значимые рыночные доказательства справедливой стоимости при предыдущих покупках акций компании, а также были ли недостатки в сопоставимых сделках экспертов и оценке дисконтированных денежных потоков. анализы. Основываясь на доказательствах, суд установил, что в деле не было «полностью надежного показателя стоимости», и решил применить анализ дисконтированных денежных потоков, проведенный экспертом компании, но скорректировать его.

Суд отметил, что оба эксперта использовали одни и те же три метода оценки и «эксперты пришли к совершенно разным оценкам». В своем анализе доказательств, касающихся предыдущих покупок акций компании, Суд установил, что две предыдущие сделки не проводились на конкурентном рынке, и что более ранняя из двух сделок была «устаревшей» и в то время, когда компания столкнулись с разными перспективами. Что касается сопоставимого анализа сделок, проведенного экспертами, Суд счел этот подход «сомнительным методом оценки при лучших обстоятельствах», при котором оба эксперта высказали «хорошо продуманные и убедительные возражения против модели другой стороны» и, следовательно, не надежно в этом случае.

Что касается анализа дисконтированных денежных потоков, проведенного экспертами, Суд отметил, что метод оценки дисконтированных денежных потоков «широко считается лучшим инструментом для оценки компаний, когда нет достоверной рыночной информации и нет рыночной проверки». Кроме того, Суд посчитал, что оба эксперта в основном смотрели на прогнозы руководства компании на прогноз на первые пять лет, но эксперты сильно разошлись в отношении прогноза на шесть-десять лет, долгосрочных темпов роста и средневзвешенной стоимости капитала. учетная ставка.

Суд определил, что ни одна из оценок экспертов не была «полностью надежной», и что установщик фактов может обнаружить, что ни одна из сторон не выполнила свое бремя доказывания, но что Суд «в уникальном мире судебных разбирательств по установленным законом оценкам» был вынужден принять решение о справедливой стоимости. В этой связи Суд счел прогнозы, долгосрочные темпы роста и учетную ставку, использованные экспертом компании, более надежными, а показатель долга компании на дату сделки, использованный экспертом истца, — более надежным.Суд прокомментировал, что эксперт компании «достоверно использовал далеко не идеальные данные, чтобы прийти к пропорционально надежному выводу». В результате суд одобрил проведенный экспертом компании анализ дисконтированных денежных средств, но скорректировал его, приняв сумму долга компании на дату операции, использованную экспертом истца.

Райкер против Teucrium Trading, LLC, 2020 Del. Ch. Lexis 178; 2020 WL 2393340 (C.A. No. 2019-0314-AGB, 12 мая 2020 г.). В этом иске о требовании проверить книги и записи компании с ограниченной ответственностью («LLC») для целей оценки Суд пришел к выводу, что некоторые запрашиваемые книги и записи не были необходимы, в то время как другие, такие как планы и прогнозы, были важны для оценка.В своем анализе Суд рассмотрел цель поиска конкретных бухгалтерских книг и записей, была ли запрошенная информация необходимой и существенной для оценки, был ли запрос разумным адресатом и были ли допущены ошибки в поданных документах. Следовательно, Суд частично удовлетворил и частично отклонил требование члена о бухгалтерских книгах и записях в соответствии с разделом 18-305 Закона штата Делавэр об ООО.

Что касается запросов документов, Суд посчитал, что «компания [представила] некоторые документы [истцу]… в течение нескольких недель после получения его требования о проверке, представила ему значительное количество дополнительных документов после участия в посредничестве и представила некоторые другие документы. документы после суда.«В результате шесть запросов документов от Требования все еще оставались спорными.

Суд постановил, что в соответствии с Законом штата Делавэр об ООО оценка собственных интересов является надлежащей целью для поиска книг и записей. Кроме того, суд посчитал, что истец «достоверно свидетельствовал о том, что он стремился оценить свою долю … чтобы определить, продавать или держать свои акции в свете« ухудшающихся финансовых показателей »Компании и того, что он воспринимает как« беспорядочное принятие решений на практике ». компания'»; и истец «более конкретно идентифицированный в суде… типы информации… ему необходимо подготовить анализ DCF.”

При рассмотрении объема спорных запросов Суд счел запрос на: (1) рабочую книгу Excel с подробным описанием модели распределения расходов компании, которая не является необходимой для заявленной истцом цели, намного превышает типы информации в Требовании, и что необходимая информация о расходах может быть найдена в аудированной финансовой отчетности компании, которая была подготовлена ​​или находится в процессе подготовки; (2) меморандумы об условных активах и обязательствах не нужны, потому что они не являются существенными и информация содержится в подготовленной финансовой отчетности; и (3) документы для расследования возможных злоупотреблений, назначения или увольнения должностных лиц, необязательно, поскольку не было представлено достоверных доказательств правонарушений, а ошибки в поданных документах были ошибками, допущенными на самом деле, и были исправлены.Тем не менее, Суд счел запрос о прогнозировании денежных средств, включая полный бюджет на текущий год и бизнес-план, а не только его части, важными для оценки с учетом фактов в данном случае, и удовлетворил этот запрос, поскольку «инвестор не может надеяться на то, чтобы [ ] копировать взгляд руководства на перспективы компании ». В этой связи Суд постановил, что «в той мере, в какой другие части бюджета Компании на 2020 год направлены на расширение находящихся в обращении акций Фондов, увеличение активов Компании под управлением или восстановление прибыльности Компании, Компания должна производить эти части бюджет 2020 года.”

Следовательно, Суд пришел к выводу, что истец «не смог доказать свое право на получение каких-либо дополнительных документов в ответ на свое широко сформулированное требование, за исключением нескольких конкретных пунктов, перечисленных здесь, имеющих отношение к оценке его доли в [компании]…».

Захман против Real Time Cloud Servs., LLC, 2020 Del. Ch. Lexis 115 (C.A. No. 9729-VCG, 31 марта 2020 г.). В ходе судебного разбирательства по поводу спора об оценке, связанного с участием участника в ООО, связанном с предполагаемым нарушением фидуциарных обязательств, каждая сторона предложила эксперту по оценке высказать свое мнение о справедливой стоимости пятидесятипроцентной экономической доли истца в компании.В своем решении Суд выбрал наиболее представительный анализ, а затем внес необходимые, по его мнению, корректировки для получения оценки.

При оценке отчетов обеих сторон об оценке, Суд счел более надежным отчет эксперта, который оценивает долю истца на дату сделки слияния и опирается на финансовую информацию из системы бухгалтерского учета компании по сравнению с другим отчетом, который оценил проценты за пять месяцев до операции с финансовой информацией от бухгалтерской фирмы, привлеченной для воссоздания финансовой отчетности компании на основе исходных документов, предоставленных истцом.

По мнению Суда, истец «не имел надежных оснований для финансовых цифр, представленных» его эксперту по оценке, «просто догадывался» о некоторых расходах и «завышал [данные компании]… данные о доходах». Вместо этого Суд использовал данные экспертного заключения ответчиков в качестве основы для определения размера процентов истца на момент слияния.

Тем не менее, Суд внес коррективы, поскольку он установил, что оценка экспертного заключения ответчика основывалась на чрезмерно консервативных оценках будущего роста бизнеса.Следовательно, суд скорректировал оценку роста в сторону повышения «с учетом быстрого роста Компании в первые годы» при определении суммы процентов истца.

§ 1.7.4 Кентукки
§ 1.7.4.1 Хенли Майнинг против Партона, округ США Ct., ED Ky., S. Div., No. 6: 17-cv-00092-GFVT-HAI (3 августа 2020 г.)

В знак несогласия со стороны акционеров обе стороны предоставили экспертные заключения, и их оценки справедливой стоимости сильно различались. Суд пришел к выводу, что решение суда в упрощенном порядке не было подходящим средством для разрешения спора об оценке; поскольку обе стороны представили тщательные экспертные оценки, роль Суда состоит не просто в том, чтобы выбрать одну оценку по сравнению с другой, и что Суд «может комбинировать или выбирать между [оценками], которые он считает необходимыми с учетом доказательств», и «использовать любое использование этих оценок». экспертные оценки, которые он считает разумными.Следовательно, Суд пришел к выводу, что стандарт справедливой стоимости не исключает автоматически всякое использование подхода на основе чистых активов для соответствия юридическому определению справедливой стоимости «компании в целом и как непрерывно действующей компании».

Суд отметил установленный прецедент, согласно которому «стоимость несогласных акционеров должна быть рассчитана« в соответствии с общепринятыми концепциями и методами оценки и без дисконтов на уровне акционеров из-за отсутствия контроля или отсутствия конкурентоспособности ». Кроме того, Суд счел, что« одной из таких концепций оценки является стоимость чистых активов….[в котором] «одна из вещей, которую стремится сделать оценщик, — это установить рыночную стоимость, в отличие от балансовой стоимости активов компании» ». Он также отметил прецедент, что« действующая стоимость компании… почти наверняка изменится. быть, оценивается на основе рыночной стоимости того или иного вида », но« то, что требуется, — это стоимость непрерывной деятельности компании, а не просто ликвидационная стоимость ее материальных активов »(стр. 5), следовательно,« в той степени, в которой подход, основанный на активах, не может дать значение непрерывности деятельности… ему не следует придавать веса.”

Изучив заключения экспертов, Суд определил, что оспариваемая экспертная оценка не является «по своей сути юридически ошибочной, потому что [она]… оценивала [компании]… оборудование, как оборудование, выставленное на продажу». Кроме того, Суд посчитал, что эксперт «провел дополнительный анализ», который «также принял во внимание состояние экономики,… отрасли и финансовый анализ [компании]». В этом контексте Суд отметил, что «оценка бизнеса, конечно же, является« в той же мере искусством, как и наукой », и« если Суд впоследствии отклонит [оспариваемую] оценку, Суд не обязан принимать Оценка истца целиком.Таким образом, Суд отклонил ходатайство о вынесении решения в порядке упрощенного судопроизводства.

§ 1.7.5 Миссури

Робинсон против Лангенбаха, 599 S.W.3d 167; 2020 Mo. Lexis 192; 2020 WL 2392488 (Supr. Ct. Mo., No. SC97940, 12 мая 2020 г.). Этот спор об оценке семейного бизнеса относительно определения справедливой стоимости возникает из требований о нарушении фидуциарных обязательств и притеснениях акционеров. При рассмотрении апелляции суд оценил, было ли уместным использование судом оценки, в которой применялись скидки из-за отсутствия рыночной привлекательности и отсутствия контроля.Суд рассмотрел контекст и конкретные факты, определил, что отдельное предыдущее судебное разбирательство по делу о нарушении фидуциарного требования уже присудило истцу возмещение убытков за увеличение стоимости компании до отстранения истца, что в этом случае иск о притеснении акционеров частично перекрывается и что суд первой инстанции постановил, что оценочные скидки необходимы, чтобы избежать двойного взыскания. В результате Суд пришел к выводу, что решение суда первой инстанции находилось в пределах широких и справедливых дискреционных полномочий суда первой инстанции, и, следовательно, оставил решение суда в силе.

В своем анализе Суд отметил, что «стороны согласны с тем, что справедливая стоимость является более широким и справедливым понятием», чем справедливая рыночная стоимость, и что эксперты обеих сторон полагались на трактаты об оценке, которые указывали, что «не существует жесткого правила. в отношении использования скидок для определения справедливой стоимости… прецедентное право буквально повсюду ». Хотя Суд согласился с тем, что «основания для применения скидки за меньшинство и ликвидность обычно имеют ограниченное применение в случае продажи по распоряжению суда держателю контрольного пакета акций», он заявил, что «не существует фиксированного набора факторов, которые суд должен пересмотреть. для определения «справедливой стоимости» »« контекст имеет решающее значение в анализе «справедливой стоимости» », и суд первой инстанции имеет широкие полномочия« формировать и оформлять компенсацию в соответствии с конкретными фактами, обстоятельствами и справедливостью рассматриваемого дела.Таким образом, с учетом конкретных фактов, Суд решил, что суд первой инстанции не был ошибкой согласиться с экспертом ответчика в том, что скидка была уместной в этом одном случае, и отметил, что суд первой инстанции «не имел целью определить какой-либо общий принцип. закона о применении этих скидок ».

§ 1.7.6 Небраска

Андерсон против A&R Spraying & Trucking, Inc., 306 Neb. 484; 946 N.W. 2d 435, 2020 г., Neb. Lexis 116 (Supr. Ct. Neb., 17 июля 2020 г.). При рассмотрении апелляции по спору о выкупе акционеров относительно справедливой стоимости суд поддержал оценку акций, проведенную судом первой инстанции, в которой он скорректировал оценки экспертов обеих сторон на основе прибыли и усреднил результаты. Суд счел этот подход суда первой инстанции не ошибкой, поскольку он был разумным и имел приемлемую фактическую и принципиальную основу для использования анализа оценки доходного подхода, проведенного экспертами, но исправлял несоответствия.

Суд отметил, что ни одна из сторон не утверждала в апелляции, что суд первой инстанции использовал неправильный метод оценки, и вместо этого «единственный представленный вопрос заключается в том, является ли оценка… суда« необоснованно высокой », учитывая заключения экспертов и подтверждающие показания относительно доходного подхода. .Кроме того, Суд отметил, что «определение веса, который следует придавать показаниям эксперта, является исключительной прерогативой установщика фактов. Суд первой инстанции не обязан признавать какой-либо один метод оценки запасов более точным, чем другая процедура бухгалтерского учета. Оценка закрытого акционерного общества судом первой инстанции является разумной, если она имеет приемлемую фактическую и принципиальную основу «.

При рассмотрении апелляции в споре о выкупе акционеров относительно справедливой стоимости суд подтвердил оценку акций, проведенную судом первой инстанции, в которой он скорректировал оценки экспертов обеих сторон на основе прибыли и усреднил результаты.Суд счел этот подход суда первой инстанции не ошибкой, поскольку он был разумным и имел приемлемую фактическую и принципиальную основу для использования анализа оценки доходного подхода, проведенного экспертами, но исправлял несоответствия.

В своем анализе Суд установил, что суд первой инстанции внимательно изучил заключения экспертов, выявил определенные переменные, которые не соответствовали доходному подходу, соответствующим образом скорректировал каждое мнение и использовал полученное среднее значение двух скорректированных выводов оценки.Кроме того, определение справедливой стоимости предполагает, что бизнес оценивается как непрерывно действующий, что может быть достигнуто за счет доходного подхода. Таким образом, он обнаружил, что суд первой инстанции не был спекулятивным, когда внес корректировку, потому что, по его мнению, один эксперт «вычитал 100% долга из оценочной стоимости бизнеса [потому что это] не согласуется с общей теорией подхода к доходам». потому что бизнес, как действующее предприятие, не обязан выплачивать всю свою задолженность единовременно.В связи с этим суд также счел, что бизнес продолжал работать, «не предпринималось никаких усилий по ликвидации», оба эксперта согласились с тем, что компания генерировала значительные денежные потоки, а ее банкир показал, что компания своевременно выплачивала кредиты.

§ 1.7.7 Нью-Йорк

Магарик против Kraus USA, Inc., No. 606128-15, округ Нассау, Верховный суд Нью-Йорка (10 апреля 2020 г.). В иске о притеснении акционеров и ходатайстве о роспуске в судебном порядке суд рассмотрел оценки экспертов каждой из сторон, которые пришли к заключениям, которые «сильно расходились друг с другом.Суд выбрал оценку, которая, как считается, «отражает более точную стоимость», и отклонил оценку эксперта истца, которая, по его мнению, была «основана на нереалистичных и оптимистичных прогнозах доходов и не основывалась на сопоставимых предприятиях».

В этом случае компания подготовила прогнозы для целей подачи заявки на получение банковского кредита, но не в ходе обычной хозяйственной деятельности. Эксперт истца опирался на эти прогнозы. Но, основываясь на фактах по этому делу, Суд счел эти прогнозы «амбициозными и, по сути, завышенными.”

При оценке прогнозов, хотя Суд отметил ранний быстрый рост продаж компании, он посчитал, что «не так велик, как утверждал истец (особенно учитывая… отрицательный денежный поток), и не мог точно предсказать будущий успех». Скорее, он посчитал, что использованные прогнозы «недостаточно учитывают конкурентный характер… бизнеса… отсутствие денежных потоков» и отсутствие права собственности на торговую марку. Кроме того, что касается заявлений и прогнозов, которые владельцы компании сделали банку при получении ссуды, Суд отметил, что «заявления не были точными.Следовательно, по мнению Суда, подход эксперта истца к доходам «был основан на нереалистичных прогнозах, которые оказались нереализованными и ошибочными».

Кроме того, Суд счел, что эксперты обеих сторон также применили метод рыночной оценки. Суд посчитал, что рыночный подход, использованный экспертом истца, «основан на некорректных сопоставимых… публичных компаниях, не имеющих разумного отношения к [рассматриваемой компании] с точки зрения размера, собственности или конкурентоспособности». Тем не менее, Суд счел рыночный подход, использующий «метод слияния и приобретения компаний», взвешенный с доходным подходом, как «разумный» в данном случае.

В данной ситуации истцу принадлежало 24 процента акций компании, двум другим владельцам принадлежали 25 процентов и 51 процент, соответственно. Наконец, Суд также принял «применение скидки из-за отсутствия ликвидности [5 процентов], признав, что акции [рассматриваемой компании] не могут быть легко проданы на открытом рынке».

PFT Technology, LLC, v. Wieser, 181 AD, 3d 836, 122 N.Y.S.3d 313 (N.Y. App. Div. 2020). Компания с ограниченной ответственностью и ее мажоритарные участники подали иск против миноритарного члена, стремящегося распустить компанию и воссоздать ее без миноритарного члена.Миноритарный участник, в свою очередь, подал встречный иск в связи с нарушением операционного соглашения. В конце концов, миноритарный член согласился с тем, что большинство может выкупить его долю участия, и суд провел процедуру оценки, в которой доля миноритарного члена была оценена в 1,250 миллиона долларов. Миноритарному члену также были присуждены гонорары адвокатам и проценты за предварительное судебное решение, но не возмещение ущерба на основании его встречного иска. Обе стороны подали апелляцию.

При рассмотрении апелляции апелляционный суд отметил, что, хотя закон об ограниченной ответственности прямо не санкционировал выкуп в ходе процедуры роспуска, это средство правовой защиты было уместным в качестве справедливого средства правовой защиты.Апелляционный суд установил, что решение суда первой инстанции о выкупе было «предусмотрительным» проявлением его дискреционных полномочий. Однако суд первой инстанции допустил ошибку, применив определенные корректировки к стоимости компании, которая должна была составлять 1,489 миллиона долларов. Суд первой инстанции также ошибся в размере присужденных им гонораров. Суд первой инстанции не ошибся, решив не присуждать компенсацию убытков по встречному иску или в размере процентов за вынесение судебного решения.

§ 1.7.8 Теннесси

Boesch v.Holeman, , штат Теннеси, 2020 г., приложение. Lexis 410; 2020 U.S.P.Q.2D (BNA) 11062; 2020 WL 5537005 (Ct. App. Tenn., Knox., No. E2019-02288-COA-R3-CV, 14 сентября 2020 г.). Это дело касается оценки доли участия несвязанного партнера в бизнесе и вопроса о том, должна ли была применяться скидка к стоимости одной трети миноритарного пакета акций разъединенного партнера. При рассмотрении апелляции Суд определил, что скидка из-за отсутствия рыночной стоимости всего партнерского бизнеса, а не из-за доли меньшинства в партнерстве, может быть уместной, но скидка из-за отсутствия контроля со стороны миноритарного партнерства неуместна, потому что [Кодекс Теннесси с примечаниями Раздел 61-1-701 (b)] требует определения стоимости на основе продажи всего партнерства как непрерывно действующего предприятия.Следовательно, суд счел применение судом первой инстанции скидки меньшинства ненадлежащим и вернул дело обратно в суд первой инстанции.

В данной ситуации истец является одним из трех партнеров. Суд посчитал, что в заключении эксперта, которое принял суд первой инстанции, была применена скидка из-за отсутствия контроля (также известная как скидка за позицию меньшинства) и скидку из-за отсутствия контроля. Суд сослался на комментарий Единообразного закона к Кодексу Теннесси с комментариями, в котором говорится: «Понятие скидки меньшинства при определении цены выкупа опровергается оценкой бизнеса как непрерывно действующего предприятия.Однако могут быть уместны и другие скидки, например, из-за отсутствия конкурентоспособности или потери ключевого партнера ». Кроме того, Суд заявил, что «статут требует определения стоимости на основе продажи всего бизнеса партнерства как непрерывно действующего предприятия». В результате Суд пришел к выводу, что, поскольку заключение этого эксперта не соответствовало Кодексу Теннесси, необходимо передать дело в суд первой инстанции.

Рэйли против Бринкмана и др., 2020 Tenn. App. Lexis 342 (M2018-02022-COA-R3-CV, июл.30, 2020). В споре о выкупе с участием одного из двух владельцев 50% акций компании с ограниченной ответственностью («LLC»), организованной как «S» корпорация для целей налога на прибыль, вопрос об апелляции заключался в том, является ли влияние налога «релевантным» для определения выкупа по справедливой стоимости. Суд первой инстанции отказался от налогового аффекта. При рассмотрении апелляции Суд определил, что налоговое воздействие помогло «определить стоимость непрерывной деятельности корпорации S для акционера или участника».

Суд отметил, что эксперт ответчика «довольно подробно» объяснил, почему налог, влияющий на ставку подоходного налога и применяющий его, «был полностью уместным и соответствовал общепринятым стандартам и методам оценки.Обоснование эксперта заключалось в том, что «все компоненты ставки капитализации основаны на значениях после налогообложения или данных о доходах после налогообложения, поток доходов, к которому применяется ставка капитализации в подходе к доходам, также должен быть после уплаты налогов. количество, чтобы сравнить яблоки с яблоками ».

Суд счел, что его роль при рассмотрении апелляции заключается не в определении стоимости, а только в том, чтобы определить, «является ли влияние налогообложения соответствующим доказательством справедливой стоимости». Кроме того, Суд заявил, что соответствующие доказательства в соответствии с законодательством штата Теннесси включают «доказательства, имеющие тенденцию делать существование любого факта, имеющего значение для определения действия, более вероятным или менее вероятным, чем это было бы без доказательств.”

Суд заявил, что суд первой инстанции допустил ошибку, отклонив налог, влияющий на то, что суд первой инстанции неправильно «применил стандарт справедливой рыночной стоимости, как это сделал суд Gross [1] [в налоговом деле, а не в деле о выкупе]» и неправильно полагался на пособие по трудоустройству Налоговой службы (IRS) [2]. Суд отметил, что, хотя в Теннесси нет прецедентного права по точному вопросу о том, как определять справедливую стоимость в соответствии с Законом об ООО, есть решение Теннесси Athlon Sports в соответствии с законом о правах несогласных, которое является поучительным.В деле Athlon Верховный суд Теннесси заявил, что справедливая стоимость является требуемым стандартом, справедливая стоимость не является справедливой рыночной стоимостью, и что продавец справедливой стоимости находится «не в том же положении, что и желающий продавец на открытом рынке — он — упорный продавец, практически не имеющий переговорных позиций ».

Вместо Gross и пособия IRS, на которое сослался суд первой инстанции, суд счел, что лучшим руководством было Delaware Open MRI [3], в котором канцлерский суд штата Делавэр определил справедливую стоимость непрерывной деятельности компании. S-корпорация и считается, что налоговое влияние имеет значение для определения того, «что инвестор в конечном итоге может держать в кармане».Таким образом, Суд пришел к выводу, что влияние налогообложения является релевантным доказательством.

§ 1.7.9 Вирджиния

Biton v. Kreinis and New Tomorrow, Inc., 2020 г. Вирджиния. Cir. Lexis 94 (Cir. Ct. Norf. Va., № CL19-7991, 10 июля 2020 г.). В этом судебном споре о выкупе ставилась под вопрос справедливая стоимость акций уходящего владельца корпорации. Эксперты обеих сторон использовали доходный подход — капитализацию метода оценки прибыли, но пришли к совершенно разным выводам.Основываясь на доказательствах, Суд разрешил спорные вопросы, касающиеся даты оценки и основных исходных данных для оценки: оценки репрезентативной годовой выручки для расчета годового денежного потока для использования в доходном подходе к стоимости, уместности дисконта выручки из-за подразумеваемой потери опыт продаж уходящего собственника, оценка репрезентативной маржи чистой прибыли для расчета годового денежного потока и оценка уровня капитализации.

Что касается даты оценки, Суд определил, что, поскольку это иск о роспуске корпоративных акций вместо роспуска, «официальной датой оценки является день до даты подачи ходатайства о роспуске, если суд не сочтет подходящей другую дату оценки. в сложившейся ситуации.[Истец]… подала иск о роспуске 2 августа 2019 года, поэтому предполагаемая дата оценки — 1 августа 2019 года ».

При оценке репрезентативного годового дохода для расчета годового денежного потока для использования в доходном подходе к стоимости Суд рассмотрел отсутствие прогнозов, небольшую историю доходов и проблемы с качеством некоторой исторической финансовой информации. В этой связи Суд отметил, что «хотя использование дохода за двенадцать месяцев непосредственно перед датой оценки, возможно, дало бы более точный репрезентативный годовой доход для целей оценки, это потребовало бы использования ежемесячных данных [внутренней бухгалтерской отчетности], которые … Ненадежны », и отметил несколько проблем, в том числе« данные [внутренней бухгалтерской отчетности] вызывают подозрение, о чем свидетельствует тот факт, что выручка за 2018 год более чем на двенадцать процентов превышает выручку, указанную в налоговой отчетности за 2018 год, и это факт, что ни один эксперт мог бы объяснить.Кроме того,… два отчета о прибылях и убытках [внутреннего бухгалтерского учета], составленные при открытии… за один и тот же период времени… заметно отличаются ».

Кроме того, Суд отклонил использование экспертом ответчика полной внутренней бухгалтерской информации за 2019 календарный год, поскольку она включает в себя информацию за пять месяцев после даты оценки 1 августа 2019 года. Суд заявил: «Использование данных после даты оценки нецелесообразно. обескураженный Заявлением о стандартах услуг по оценке [4], в котором говорится, что «[g] обычно аналитик по оценке должен учитывать только обстоятельства, существующие на дату оценки, и события, происходящие до даты оценки», и эксперт [ответчика] признал столько же в своем экспертном отчете, и он признал во время своих показаний, что использование выручки после даты оценки было крайне нерегулярным.”

На основании представленных доказательств: «Для целей оценки Суд считает целесообразным использовать доход за 2018 год, рассчитанный экспертом [истца]… в качестве… репрезентативного годового дохода… с учетом дисконтирования для учета уникальных взносов [истца]». Суд посчитал, что «эксперт [истца]… решил использовать годовой доход, указанный в налоговой отчетности за 2018 год, потому что это был последний год, доступный для подачи бухгалтером налоговой декларации, последний полный год перед датой оценки и последний год перед датой оценки. события, которые привели к подаче [истцом] заявления о роспуске.Он также утверждал, что нет никаких оснований полагать, что … операции не будут продолжаться, как в 2018 году. Он заполнил недостающие месяцы выручки от операций [дополнительного местоположения] — с января по апрель 2018 года — путем расчета среднемесячного дохода за 2018 год для каждого местоположения и применяя сезонную корректировку ». Суд также отметил, что «… информация о доходах за 2018 год, которую использовал эксперт [истца], с другой стороны, представляется надежной. Корпоративная налоговая декларация за 2018 год доступна ».

В отношении того, уместна ли скидка с выручки, «Суд приходит к выводу, что на основании доказательств, представленных в суде, опыт продаж [истца] нелегко заменить и что корпоративный доход для целей оценки, следовательно, должен быть дисконтирован на основе ее убытков», и «считает целесообразным дисконтировать репрезентативный годовой доход на десять процентов, чтобы представить будущие денежные потоки [компании] без учета опыта продаж [истца].”

При оценке процентной маржи репрезентативной чистой прибыли для расчета годового денежного потока Суд внес поправки на единовременные расходы, такие как единовременные расходы на открытие магазина, дискреционные благотворительные взносы и расходы на заработную плату менеджеров и сотрудников.

При анализе ставки капитализации суд рассмотрел совокупность доказательств и текущее состояние компании. Согласно суду, «эксперты в значительной степени согласны с учетной ставкой, которая будет использоваться для расчета ставки капитализации, применимой к текущим денежным потокам… [однако] эксперты расходятся во мнениях относительно… долгосрочных устойчивых темпов роста.Что касается темпов роста, Суд рассмотрел свидетельства относительно исторического и прогнозируемого увеличения экономического валового внутреннего продукта, прогнозируемых темпов инфляции, а также инфляции и будущих перспектив розничных продаж.

§ 1.7.10 Вашингтон

Макклелланд против Паттона, , Вашингтон, 2019 г., приложение. Lexis 2960, 11 Wn. Приложение. 2d 181 (№ 35401-6-III, 21 ноября 2019 г.). В этом деле о роспуске, касающемся доли в профессиональной компании с ограниченной ответственностью (PLLC), Апелляционный суд рассмотрел спор о том, может ли PLLC иметь стоимость гудвила организации отдельно от гудвила профессионалов.Суд рассмотрел доказательства, проанализировал принципы деловой репутации и подтвердил вывод суда первой инстанции о деловой репутации юридического лица.

В качестве основной предпосылки Суд отметил, что «добрая воля проистекает из фирменного наименования бизнеса, торгового наименования, отношений с клиентами, местоположения, мемов, логотипов, патентов и запатентованных технологий». Кроме того, он отметил, что ранее в отношении доброй воли Апелляционный суд Вашингтона сказал, что добрая воля — это «ожидание постоянного общественного покровительства», и в этом полезном заключении Апелляционного суда Техаса говорилось: «Под доброй волей обычно понимаются преимущества, которые накапливаются в бизнесе благодаря его названию, местонахождению, репутации и успеху.”

Суд рассмотрел представленные свидетельские показания экспертов по оценке обеих сторон по данному вопросу и тот факт, что суды во многих штатах признают, что профессиональный бизнес может обладать доброй волей, отличной от репутации отдельных практикующих юристов, но несколько штатов признают, что профессиональная репутация прилагается к индивидуальный профессионал, а не юридическое лицо. Среди различных фактов Суд счел, что во время судебного разбирательства направления все еще происходили в PLLC, а не к профессионалам, профессионалы продолжали практиковать во всех трех офисах, пациенты получали счет от PLLC, а не отдельного специалиста. и что, когда истец участвовал в этой практике несколькими годами ранее, он уплатил определенную сумму в счет стоимости гудвила.

Суд отклонил утверждение эксперта ответчика как «ложную альтернативу» о том, что либо индивидуальный практикующий специалист, либо юридическое лицо, но не оба вместе, могли иметь добрую волю. Напротив, Суд пришел к выводу, что «не существует причин, препятствующих практикующему специалисту и организации, которая нанимает практикующего специалиста, пользоваться гудвиллом», и он принимает «правило о том, что профессиональная бизнес-организация может пользоваться гудвиллом, как правило, которое наилучшим образом соответствует явлению, что некоторые клиенты или клиенты предпочитают вести дела с профессиональной организацией не только из-за индивидуальных навыков одного специалиста внутри организации.Кроме того, Суд пришел к выводу, что роспуск PLLC не означает, что оно является непрерывно действующим предприятием, и, исходя из этого факта, ценность предприятия как непрерывно действующего предприятия была сохранена. Наконец, суд перечислил пять методов оценки деловой репутации, признанных Верховным судом Вашингтона, и заявил, что суд первой инстанции «мог принять оценку [эксперта истца] деловой репутации на основе рыночной стоимости при условии непрерывности деятельности».

[1] Гросс против Комманд против IRS , 272 F.3d 333, 335 (6-й округ, 2001 г.).

[2] «Оценка неконтролирующих долей участия в коммерческих организациях, избираемых для рассмотрения в качестве S-корпораций для целей федерального налогообложения», подготовлено представителями отдела крупного бизнеса и международных отношений NRC Промышленность, инженерная программа и малый бизнес / самозанятые. Программа дивизиона по налогу на имущество и дарение от 29 октября 2014 г.

[3] Delaware Open MRI Radiology Associates, P.A. против Кесслера , 898 A.2d 290 (Del. Ch. 2006).

[4] «Положение о стандартах оценочных услуг», Американский институт сертифицированных бухгалтеров.

Интеллектуальная собственность и справедливое распределение при разводе

Расчеты и распределение собственности составляют значительную часть судебных разбирательств о разводе. Стороны, участвующие в судебном процессе о разводе, обычно делят стоимость материальных активов, таких как дом, автомобиль и другие предметы, полученные во время брака. Кроме того, стороны разделяют активы с присвоенной и определяемой стоимостью, например акции, пенсионные фонды или пенсии.Хотя эти типы активов составляют большую часть распределения собственности, распределяемой при разводе, активы интеллектуальной собственности также должны быть разделены, если они были приобретены во время брака. Интеллектуальная собственность включает патенты, авторские права, товарные знаки, коммерческую тайну и права на гласность. Примеры интеллектуальной собственности включают изобретения, книги, фильмы, сценарии, фотографии, произведения искусства, музыку и т. Д. В Иллинойсе презумпция супружества применяется ко всей собственности, приобретенной во время брака, то есть, если собственность была приобретена во время брака, предполагается, что она быть супружеской собственностью и подлежит справедливому распределению между супругами.Это презумпция также применима к интеллектуальной собственности, созданной или полученной во время брака. Интеллектуальная собственность, как и материальная собственность, вероятно, имеет денежную стоимость, и если интеллектуальная собственность была приобретена или создана во время брака и определена как супружеская собственность, ее стоимость должна быть справедливо распределена между сторонами.

Почти каждый суд присуждает фактические права интеллектуальной собственности супругу-создателю (супругу, который фактически создал или получил интеллектуальную собственность).Таким образом, супруг-создатель имеет единоличное управление и контроль над интеллектуальной собственностью, однако супруг-создатель по-прежнему имеет право на экономический интерес в работе, если работа была создана во время брака. Например, если супруг написал музыкальную композицию во время брака, этот супруг будет иметь исключительное владение и контроль над этой композицией. Однако другой супруг может иметь право на гонорары и любую другую экономическую выгоду, полученную от музыкальной композиции.Патенты часто не подлежат разделу при разводе, потому что супруг изобретателя, вероятно, по договору с работодателем передает все патентные права своему работодателю, поэтому семейной собственности не существует, поскольку она является собственностью компании.

Еще одна важная вещь, которую следует помнить при распределении экономических интересов в интеллектуальной собственности при расторжении брака, — это наследство интеллектуальной собственности. Например, если супруг написал книгу во время брака, которая стала фильмом, первоначальная интеллектуальная собственность, книга, теперь имеет производные, т.е.е., сам фильм и сценарий фильма, которые потенциально являются семейной собственностью в дополнение к исходной книге. Будущие итерации и производные от интеллектуальной собственности, созданные во время брака, могут обеспечить значительную ценность интеллектуальной собственности, и супруг, не являющийся создателем, может иметь право на экономические интересы, возникающие из производной собственности. Эти экономические интересы могут включать роялти, лицензионные сборы и прибыль, если супруг-создатель продает свою интеллектуальную собственность третьей стороне.Чтобы определить схему распределения между супругами этих производных и первоначальной работы, суд должен провести оценку.

Самым сложным аспектом распределения экономических интересов в интеллектуальной собственности при расторжении брака является оценка интеллектуальной собственности и любых производных. Суд должен определить, какая часть стоимости относится к семейному имуществу и какая часть относится к отдельной собственности супруга-создателя, если вообще относится. Кроме того, суд должен оценить возможность получения будущего дохода от интеллектуальной собственности.Даже если интеллектуальная собственность возрастает в цене после расторжения брака, некоторое увеличение стоимости может быть связано с работой, проделанной во время брака, и, таким образом, подлежит справедливому распределению между супругами, не являющимися создателями. Процесс оценки часто требует наличия эксперта и может быть дорогостоящим в процессе судебного разбирательства.

Распространение интеллектуальной собственности при разводе может быть трудным, однако важно понимать, как эти творческие произведения распределяются между супругами, поскольку это может существенно повлиять на общее распределение семейного имущества.Независимо от того, являетесь ли вы супругом-создателем или супругом-создателем, понимание своих прав, когда дело доходит до распространения интеллектуальной собственности, является обязательным.

Для получения дополнительной информации о мисс Стогсдилл посетите: www.beermannlaw.com/team/morgan-l-stogsdill.

Beermann — заботливая семейная юридическая фирма.

Деловой развод и разрешение споров о сложном владении | Аронберг Голдген Дэвис и Гармиса

Колонка о деловых разводах Джона С. Скаккотты и Джерри Холиски дебютирует в Chicago Daily Law Bulletin
05.17,21

Business Divorce — это колонка, представленная в CDLB, в которой обсуждаются проблемы и события в широкой сфере споров о праве собственности …. Подробнее


Джон С. Скаккотта и Джерри Холиски расскажут, как эффективно разрешать споры о разводе в бизнесе в рамках предстоящей конференции CBA по разводам и сложным имущественным спорам Комитета по разводам
05.06.21

Всех членов Чикагской ассоциации адвокатов приглашают присоединиться к Джону и Джерри, а также к судье Томасу Малрою во время их презентации «Как эффективно« добиться ДА »в урегулировании спора о разводе в бизнесе».»… Подробнее


35 адвокатов Аронберга Голдгена, получившие звание ведущих и начинающих юристов в 2021 году, внесены в списки
02.09.21

Сеть ведущих юристов

включила 35 адвокатов Аронберг Голдген в списки ведущих и новых юристов 2021 года …. Подробнее


Восемнадцать адвокатов Аронберга Голдгена названы супер юристами и восходящими звездами Иллинойса 2021 года
01.29,21

Aronberg Goldgehn поздравляет своих 18 поверенных, которые были отобраны в списки 2021 Illinois Super Lawyers и Rising Stars … Подробнее


Чикагская коллегия адвокатов проводит мероприятие «На пути к недобровольному разрыву юридической фирмы» с Джоном Скакоттой и Беном Хаскином
01.08.21

Адвокаты

Джон С. Скаккотта и Бенджамин Э. Хаскин выступят на заседании комитета CBA по разводам бизнеса и сложным имущественным спорам 12 января 2021 года…. Подробнее


Aronberg Goldgehn признана лучшей юридической фирмой Чикаго 2021 года в четырех областях практики
11.12.20

U.S. News & World Report называет фирму Лучшей юридической фирмой в областях закрытых компаний и семейного бизнеса, семьи, недвижимости и здравоохранения …. Подробнее


Джон С. Скаккотта, совместно представляющий «Имитацию посредничества и виртуального посредничества» на продвинутом семинаре Чикагской ассоциации юристов по совершенствованию навыков ведения переговоров и посредничества
09.28.20

Онлайн-семинар начнется 11 ноября 2020 года …. Подробнее


Статья Джона С. Шаккотты и Бенджамина Э. Хаскина «Облегчение пути к вынужденному распаду юридической фирмы» опубликована в CBA Record
28.09.20

Статья опубликована в выпуске CBA Record за сентябрь / октябрь 2020 года …. Подробнее


Джон С. Скаккотта, совместно представляющий «Как стать эффективным посредником в Zoom» на расширенном семинаре Чикагской ассоциации юристов по совершенствованию навыков ведения переговоров и посредничества
09.24.20

Онлайн-семинар начнется 11 ноября 2020 года …. Подробнее


Джон С. Скаккотта и Алан С. Верник, выступающие в качестве посредников в недавно созданной Службе посредничества Чикагской ассоциации юристов
16.09.20

Джон является одним из соучредителей Службы посредничества CBA …. Подробнее


Джон С. Скаккотта, преподаватель «Продвинутого семинара CBA по совершенствованию навыков ведения переговоров и посредничества: сложные стратегии личного и виртуального посредничества»
08.17.20

Этот виртуальный семинар Чикагской ассоциации юристов состоится 11-12 ноября 2020 года …. Подробнее


Двадцать девять поверенных Аронберг Голдген названы ведущими юристами штата Иллинойс
07.08.20

Андерсон, Бэннон, Бродский, Кристман, Де Претер, Франк, Гармиса, Гилман, Ханекамп, Хейс, Холиски, Дж. Джонсон, Лаззара, Лихтенштейн, Меламед, Моррис, Т. Нельсон, К. Ниро, Б. Ниро, Робертсон, Шлифке, Шолль, Шаккотта, Содикофф, Старк, Уоррен, Верник, Забан и Заславский названы ведущими юристами…. Подробнее


Ведущие юристы штата Иллинойс назвали шесть адвокатов Аронберга Голдгена начинающими юристами
07.08.20

Стейси Балбирер, Эми М. Гибсон, Бенджамин Хаскин, Дэвид А. Джонсон-младший, Эмбер О. ЛаФеверс и Линдси П. Лоллио были названы ведущими юристами штата Иллинойс в качестве новых юристов на 2020 год …. Подробнее


Джон Скакотта избран казначеем Чикагской коллегии адвокатов на 2020-2021 годы
06.16.20

Джон будет назначен казначеем на 147-м ежегодном собрании CBA 25 июня 2020 года …. Подробнее


Джон Шаккотта, сопредседатель «Религиозной искренности в корпорациях и бизнесе»
15.06.20

Джон представит эту тему на виртуальной программе CLE Католической гильдии юристов 16 июня 2020 года …. Подробнее


«40 Under Forty Hall of Fame Feature: John Sciaccotta» Опубликовано в блоге @theBar Секции молодых юристов CBA
06.04.20

В блоге рассказывается о Джоне Скаккотте, который в 2014 году был включен в Зал славы 40 Under Forty журнала Chicago Daily Law Bulletin …. Подробнее


Джон Скаккотта на виртуальном мероприятии «Этика 2020» Law Bulletin Media
06.01.20

11 июня Джон выступит на панели «Адвокаты в переходный период: этические аспекты присоединения к новой фирме, слияния фирм, выхода из фирмы или планирования преемственности»…. Подробнее


Предупреждение о коммерческом праве — руководство содержит разъяснение требований к сертификации ссуд ГЧП
14.05.20

Это предупреждение объясняет недавнее руководство Министерства финансов, применимое к «добросовестному» подтверждению необходимости ссуды ГЧП, которая должна быть предоставлена ​​всеми заявителями …. Подробнее


Нейт Лихтенштейн, со-презентация «Оценка частных предприятий» в программе Декалог Общества юристов CLE
03.05.20

Nate представит 5 марта 2020 года с 12:15 по московскому времени. до 13:15 …. Подробнее


Двенадцать адвокатов Аронберга Голдгена Автор глав в «Спорах с участием закрытых компаний, издание 2020 года»
03.02.20

Изданный IICLE, это основное руководство для юристов штата Иллинойс, которые представляют закрытые корпорации, партнерства или LLC …. Подробнее


Джон Скиаккотта, сопредседатель книги «Распад юридической фирмы — сложно сделать?» Вебинар Чикагской ассоциации адвокатов
02.21.20

24 февраля 2020 года Джон и его со-президенты обсудят вопросы владения юридической фирмой, ее роспуска и того, как избежать ожесточенного развода в бизнесе … Подробнее


Восемь членов Aronberg Goldgehn названы Super Lawyers по версии Illinois Super Lawyers
29.01.20

Крис Бэннон, Джей Фрэнк, Том Ханекамп, Джули А. Джонсон, Билл Ниро, Джон С. Скаккотта, Блума Старк и Майкл А. Заславски были выбраны супер-юристами штата Иллинойс на 2020 год…. Подробнее


Семь адвокатов Аронберга Голдгена названы восходящими звездами по версии Illinois Super Lawyers
29.01.20

Стейси Бальбирер, Эми Гибсон, Бен Хаскин, Дэвид Джонсон, Линдси Лоллио, Тим Нельсон и Крис Ниро были названы Восходящими звездами от Illinois Super Lawyers …. Подробнее


Бенджамин Э. Хаскин повышен до члена Aronberg Goldgehn
01.14.20

Бен — адвокат по судебным разбирательствам, который специализируется на оказании помощи малым и средним компаниям в реализации практических решений деловых споров …. Подробнее


Эми Гибсон модерирует группу на семинаре CBA «Новый год, свежий взгляд на проблемы, связанные с Законом об американцах с ограниченными возможностями»
01.08.20

Эми будет модерировать панель «ADA на 30» 9 января 2020 г. …. Подробнее


Джон К.Sciaccotta Moderating «Вежливость в профессии … Как вести себя хорошо», программа CLE Чикагской ассоциации юристов
22.11.19

4 декабря 2019 г. Джон будет модератором группы вежливости на ежегодном однодневном «Курсе базовых навыков для недавно принятых адвокатов» Чикагской коллегии адвокатов. … Подробнее


Джон С. Скаккотта, модератор группы в Арбитражном институте Чикагской ассоциации юристов в 2019 году
10.18,19

29 октября 2019 г. Джон проведет модерацию «Часть вторая: процесс арбитража: эффективное представление дела» … Подробнее


Джон Скаккотта и Бен Хаскин представляют «Запросы на бухгалтерские книги и записи в соответствии с законодательством штата Делавэр и Иллинойс: правила и действия» на сентябрьском заседании Комитета CBA по разводам и комплексной собственности
21.08.19

Они выступят 9 сентября 2019 года в штаб-квартире CBA…. Подробнее


Женская инициатива Аронберг Голдген удостоила генерального директора WINGS Ребекки Дарр награды за вдохновение 2019 года
15.08.19

Ребекка получила награду на четвертом ежегодном приеме, посвященном награде за вдохновение, организованном женской инициативой Аронберг Голдген …. Подробнее


Пол Гилман, Джерри Холиски, Элизабет Лаззара и Шери Забан включены в список лучших юристов Америки 2020 года, издание
08.15,19

юриста, вошедшие в публикацию «Лучшие юристы Америки ©», были отмечены коллегами в юридической отрасли за их профессиональное мастерство в 146 областях практики …. Подробнее


Джон Шаккотта, со-презентация «Обеспечение разрешения сложных и проблемных корпоративных разводов и сложных споров о собственности посредством посредничества и арбитража, внутри и вне судебных разбирательств»
24.07.19

Панель представит сентябрь.14 на заседании Секции коммерческого права ABA …. Подробнее


Комитет CBA по разводам и сложным имущественным спорам представляет «Деловые разводы, требующие как справедливой, так и правовой помощи, поданные в Секцию коммерческого права округа Кук»
06.05.19

Встреча состоится 11 июня 2019 г. с 12:15 по московскому времени. до 13:30 …. Подробнее


Двадцать три поверенных Аронберг Голдген названы ведущими юристами в штате Иллинойс
03.20,19

Андерсон, Бэннон, Бродский, Кристман, Франк, Гармиса, Гилман, Ханекамп, Хейс, Холиски, Джонсон, Лаззара, Лихтенштейн, Меламед, Моррис, Робертсон, Шлифке, Шолль, Шаккотта, Содикофф, Старк, Забан и Заславский названы ведущими юристами. … Подробнее


Семь адвокатов Аронберга Голдгена, названные ведущими юристами штата Иллинойс
19.03.19

Стейси Бальбирер, Эми М. Гибсон, Бенджамин Хаскин, Дэвид А.Джонсон-младший, Эмбер О. ЛаФеверс, Линдси П. Лоллио и Тимоти Р. Нельсон были названы ведущими юристами штата Иллинойс в качестве новых юристов на 2019 год …. Подробнее


Крис Бэннон, Джей Франк, Том Ханекамп, Джули Джонсон, Джон Скаккотта, Блума Старк и Майкл Заславски названы супер юристами по версии Illinois Super Lawyers
25.01.19

Только 5 процентов поверенных Иллинойса названы Super Lawyers …. Подробнее


Стейси Бальбирер, Эми Гибсон, Бен Хаскин, Дэвид Джонсон, Эмбер ЛаФеверс, Линдси Лоллио и Тим Нельсон названы восходящими звездами по версии Illinois Super Lawyers
01.24,19

Не более 2,5% юристов в Иллинойсе названы «Восходящими звездами» …. Подробнее


Стейси Бальбирер, Дэвид Джонсон-младший и Линдси Лоллио стали членами Aronberg Goldgehn
21.01.19

Aronberg Goldgehn Davis & Garmisa назначил Стейси Бальбирер, Дэвида А. Джонсона-младшего и Линдси П. Лоллио членами фирмы с 1 января 2018 г. …. Подробнее


Бен Хаскин и Джон Скаккотта представляют «Стратегию запроса книг и записей в соответствии с разделом 7.75 Закона о коммерческих корпорациях штата Иллинойс и Закона об ООО «»
11.08.18

Они выступят по этой теме на заседании Комитета CBA по разводам бизнеса и сложным имущественным спорам 12 ноября …. Подробнее


Джерри Холиски и Джон Скиаккотта Соучредители Комитета по спорам о новых деловых операциях и разводам и сложным имущественным спорам Чикагской ассоциации адвокатов
30.08.18

Джерри Холиски и Джон К.Шаккотта является председателем и заместителем председателя комитета, соответственно …. Подробнее


Джерри Холиски опубликовал в журнале Leading Lawyer Magazine за 2018 год статью под названием «Искусство делового развода вызывает восторженные отзывы клиентов»
28.08.18

«Я никогда не чувствовал, что у Джерри в душе чьи-то интересы, кроме моих», — говорит клиент в статье …. Подробнее


Стив Шолль фигурирует в законе 360 Статья о его присоединении к Аронбергу Голдгену
08.10,18

Стив говорит в статье, что возможность присоединиться к Аронбергу Голдгену дала ему возможность работать с некоторыми выдающимися талантами в среде, которая поощряет сотрудничество …. Подробнее


Стив Шолл присоединился к Практике корпоративного и транзакционного права Aronberg Goldgehn в качестве члена
08.01.18

Корпоративный юрист Стивен М. Шолль, который в первую очередь представляет широкий круг предприятий закрытого и среднего бизнеса, присоединился к Aronberg Goldgehn в качестве члена…. Подробнее


Ведущие юристы штата Иллинойс назвали пять адвокатов Аронберга Голдгена начинающими юристами
30.03.18

Эми М. Гибсон, Бенджамин Хаскин, Эмбер О. ЛаФеверс, Линдси П. Лоллио и Тимоти Р. Нельсон были названы ведущими юристами штата Иллинойс в качестве новых юристов на 2018 год.


Двадцать адвокатов Аронберга Голдгена названы ведущими юристами Иллинойса Ведущие юристы
03.30,18

Двадцать один поверенный Aronberg Goldgehn был назван ведущими юристами на 2018 год по версии Illinois Leading Lawyers …. Подробнее


Аронберг Голдген принимает у себя стартовую приемную Комитета по разводам и сложным имущественным спорам CBA
03.08.18

12 апреля 2018 года в компании состоится торжественный прием нового комитета CBA по разводам бизнеса и спорам, связанным с комплексной собственностью… Подробнее


Семь адвокатов Аронберга Голдгена названы восходящими звездами по версии Illinois Super Lawyers
24.01.18

Стейси Л. Балбирер, Эми М. Гибсон, Бенджамин Хаскин, Дэвид А. Джонсон-младший, Эмбер О. ЛаФеверс, Линдси П. Лоллио и Тимоти Р. Нельсон были названы «Восходящими звездами» адвокатами штата Иллинойс. . Подробнее


Эми Гибсон вошла в список самых влиятельных женщин-юристов в Чикаго Крейн
08.01.17

Член Aronberg Goldgehn Эми М. Гибсон была включена в первый выпуск журнала Crain’s Custom Media «Самые влиятельные женщины-юристы в Чикаго».


Джон Шаккотта будет включен в совет управляющих Чикагской ассоциации юристов
06.01.17

На 144-м ежегодном собрании Коллегии адвокатов Чикаго 22 июня 2017 г. член Aronberg Goldgehn Джон Скаккотта будет включен в состав Совета управляющих CBA…. Подробнее


Восемнадцать адвокатов Аронберга Голдгена названы ведущими юристами по версии ведущих юристов штата Иллинойс
27.04.17

Восемнадцать членов фирмы были названы ведущими юристами штата Иллинойс ведущими юристами, что присуждается менее чем 5% адвокатов штата Иллинойс …. Подробнее


Четыре поверенных Аронберга Голдгена названы ведущими юристами штата Иллинойс
04.26,17

Эми Гибсон, Джули Джонсон, Тим Нельсон и Эмбер ЛаФеверс были названы ведущими юристами штата Иллинойс в качестве новых юристов, что присуждается менее чем 2 процентам поверенных штата Иллинойс …. Подробнее


Дэвид Джонсон, со-презентация «Создание и ведение домашнего малого бизнеса»
24.04.17

2 мая 2017 года адвокат Аронберга Голдгена Дэвид А. Джонсон-младший проведет семинар «Создание и ведение домашнего малого бизнеса», организованный The Law Project…. Подробнее


Дэвид Джонсон рассказывает о корпоративных структурах на вечере профессиональных бонусов Чикагской организации изобретателей
04.12.17

Адвокат Аронберга Голдгена Дэвид А. Джонсон-младший будет представлять Чикагскую организацию изобретателей 25 апреля 2017 г. на мероприятии Pro Bono Law Evening …. Подробнее


Дэвид Джонсон присоединяется к группе по коммерческому праву и операциям Aronberg Goldgehn
03.23,17

Дэвид Джонсон-младший — генеральный поверенный по делам бизнеса, который представляет растущие компании и медицинские практики по всему Иллинойсу и Висконсину на всех этапах работы, в том числе в уникальных и сложных сделках …. Подробнее


Бен Хаскин, со-презентация «Допущение сложных электронных материалов в качестве доказательства»
21.02.17

Адвокат Аронберга Голдгена Бенджамин Хаскин совместно представит доклад «Принятие сложных электронных материалов в качестве доказательств» в здании суда округа Дю Пейдж 10 марта…. Подробнее


Адвокаты Аронберга Голдгена названы восходящими звездами по версии Illinois Super Lawyers
23.01.17

Стейси Л. Балбирер, Эми М. Гибсон, Джули А. Джонсон, Эмбер О. ЛаФеверс и Тимоти Р. Нельсон были названы «Восходящими звездами» от Illinois Super Lawyers …. Подробнее


Пять адвокатов Аронберга Голдгена названы восходящими звездами по версии Illinois Super Lawyers
01.01.16

Стейси Бальбирер, Эми М. Рапопорт Гибсон, Эмбер О. ЛаФеверс, Тимоти Р. Нельсон и Джули А. Нойбауэр были названы «Восходящими звездами в Иллинойсе» Super Lawyers …. Подробнее


Джерри Холиски избран соуправляющим членом Aronberg Goldgehn
27.07.15

Джерри Холиски избран соуправляющим членом Aronberg Goldgehn. Холиски разделит ответственность за стратегическое и операционное управление компанией с коллегой Кристофером Дж.Бэннон …. Подробнее


Джон Шаккотта присоединяется к Аронбергу Голдгену
05.04.15

Джон Шаккотта присоединился к Аронберг Голдберг в качестве члена. Он специализируется на судебных разбирательствах, арбитражах и бизнес-консультировании, уделяя особое внимание сложным гражданским судебным и апелляционным делам, поданным в федеральные суды и суды штатов по всей стране …. Подробнее


Амбер Лафеверс, Тим Нельсон и Эми Гибсон названы восходящими звездами по версии Illinois Super Lawyers
01.13,14

Эмбер ЛаФеверс, Тимоти Р. Нельсон и Эми М. Рапопорт Гибсон были признаны Восходящими звездами организацией Illinois Super Lawyers …. Подробнее

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *