Как сдать в интернат детей: Как можно сдать ребенка в детдом или интернат?

Содержание

«Мне хочется жить полной жизнью». Я отдал своего ребенка с инвалидностью в интернат

Тяжелая инвалидность у ребенка – это не конец жизни. Но только если родители могут принять, что он другой, и найдут в себе силы жить в «не идеальной» семье. KYKY нашел родителей, которые отдали своих детей в дома-интернаты. У всех героев дети родились с психофизическими нарушениями. Они не говорят, не двигаются, не могут есть самостоятельно, а иногда даже и не видят. Смириться с диагнозом и посвятить жизнь своим детям эти люди не смогли.

Кристина, 31 год: «Порывов поехать к дочери в интернат было два, но оба раза я не решилась»

«Уже семь лет я не знаю, что с моей дочерью. Родила я ее в 24 года. Девочка родилась с тяжелой формой синдрома Дауна и гидроцефалией. В роддоме педиатр рассказал о будущей жизни, перечислил, к чему стоит быть готовой. Нет, он вовсе не уговаривал отказаться от ребенка, он просто честно сказал, что материнство будет существенно отличаться от материнства, которое показано в фильмах и книгах.  Как я восприняла новость? Вам даже не передать, что со мной произошло в этот момент – истерикой это назвать сложно. В родовой палате соседки держали меня, чтобы я ничего не разнесла. А потом все было как в тумане: началась процедура отказа, беседы с психологом и сочувствующие взгляды друзей, работников роддома, остальных рожениц. Мне казалось, что на меня весь город смотрит, как на ничтожество. С отцом малышки мы разошлись сразу же. Он сказал, что в свои 26 не может каждый день видеть дома инвалида. Видимо, так проверяется любовь

(грустно улыбается).

Фото в материале: Карин Тевенау

В решении, чтобы отдать ребенка в интернат, я была непреклонна. Сама я по образованию медсестра и видела, как детей с инвалидностью, так и их родителей. И немного в курсе, что происходит внутри семьи. Оставить в семье ребенка с множественными психофизическими нарушениями – это полностью посвятить себя ему 24 часа семь дней в неделю. Вы должны каждый день мириться с происходящими с вами вещами. И это касается не только внутренних увлечений, но и внешних факторов. Вы не можете сходить со своим ребенком на аттракционы, вы не можете подарить ему игрушку, потому что он просто не понимает ничего. И вы постоянно будете винить себя, будто в вас что-то не так. Вы будете испытывать постоянную душевную боль.

Я не видела дочь после отказа и пока что не хочу. Несколько раз в первое время звонила в интернат. В последний раз звонила два года назад. Мне сообщили, что девочка удачно перенесла операцию на сердце, что она спокойная и улыбчивая. Порывов поехать в интернат было два, но оба раза я не решилась. Наверное, струсила. Если честно, мне даже больно называть ее имя. Ее зовут Любовь.

На эту тему:Привязанные к кровати. Что такое интернат для престарелых и инвалидов

Из родственников у меня только мама и младшая сестра. Они обе поддержали мое решение. Испытываю ли я угрызение совести? Нет. Наверное, потому что родные люди убедили, что так будет правильно. У меня сейчас второй брак, и мой второй муж пока не в курсе, что у меня есть дочь. Не знаю, когда скажу ему об этом. Главное сейчас – построить крепкую семью и родить здорового ребенка. Мне хочется жить полной жизнью».

Михаил, 39 лет: «Жена в курсе, что я вижусь с сыном. Она сказала, что уважает мое решение, но очень просит не рассказывать ей про него»

«Моему сыну десять лет. У него очень тяжелый диагноз с рождения – множественные нарушения как психического, так и физического характера. Даня питается через трубочку, как принято говорить в народе, не ходит, не говорит и очень плохо видит.

Это наш с женой второй ребенок, есть еще старшая дочь. Ей 12 лет. Даню отдали в интернат с рождения. Моя жена сказала, что ни морально ни физически не справится с ребенком, у которого такая тяжелая инвалидность. Мы честно поговорили, она сказала, что нам нужно растить дочь и думать о ней. А Даня будет забирать все время. Может, это цинично звучит, но у дочери есть будущее, в отличие от сына. Моя жена в неком роде перфекционистка, для нее диагноз Дани был ударом. Когда по телевизору показывают идеальную семью, в ней не бывает ребенка с инвалидностью. В ней не показывают ребенка на коляске, с протезами или слепого. В шаблоне «идеальная семья» все здоровые и счастливые. Моей жене тяжело представить идеальную семью с ребенком, который отличается от других детей абсолютно всем. И который даже просто не вырастет.

Родственники поддержали нас, сказали, что мы правильно сделали. Не было сплетен, осуждающих взглядов. Оля (жена) не навещает сына, ей тяжело. Дочь знает, что у нее есть брат. Насколько знаю, в школе она никому не говорит об этом и пока что желания увидеть брата не озвучивала.

Сам стараюсь навещать сына два раза в месяц. Раньше навещал где-то раз в год. Морально мне было тяжело осознать – я даже не знал, что с ним делать. Его не радует ничего, его ничего не интересует, он даже не держит игрушки. Я просто гулял с ним по территории интерната. В коляске катал или носил на руках. Ловил себя на мысли, что скучаю по сыну. Вот так и стал чаще ходить к нему.

Жена в курсе, что я вижусь с сыном. Она сказала, что уважает мое решение, но очень просит не рассказывать ей про сына. Хотя недавно я попросил ее купить ему новой одежды. Захотелось его принарядить. Оля с вниманием и душой подошла к выбору одежды, упаковала ее. Но так и не поехала со мной. Вижу, что ей тяжело. Думаю, что ей просто нужно время.

На эту тему:«Здравствуй, Марк». Зачем я снимаю фотопроект об испанском мальчике-аутисте

За Даней в интернате смотрят, он всегда опрятен, сыт. У меня не было мыслей забрать его домой. Вижу, что тут ему лучше и спокойнее. Мы даже не знаем, как его правильно кормить. Сын узнает меня по голосу – он улыбается и закрывает лицо ладошками. Сотрудники интерната говорят, что реагирует и улыбается он только на меня. Я читал, что дети с такими диагнозами живут совсем недолго. Посмотрим, что будет дальше

(отворачивается)».

Карина, 30 лет: «В садик нас не приняли – с сыном не могли справиться. Муж ушел от нас, когда сыну было два года»

«Моему сыну шесть лет. У него психические нарушения и ко всему прочему он еще и гиперактивен. Два года он уже проживает в доме-интернате и каждые выходные его навещаю я и бабушка. Я не справлялась с ним. Из-за диагноза Антона моя жизнь превратилась в один большой день. Пропало всё начиная от карьеры, заканчивая друзьями. Я постоянно смотрела за сыном. На улицу мы не могли выйти, так как он бросался под машины, постоянно кричал, вырывался, убегал, кусался. Он не понимал абсолютно ничего. Мы приходили в поликлинику, родители прятали своих детей от него. Антона невозможно было занять ничем – он мог с утра до вечера выть и биться головой о пол. Ночью он вскакивал и с разбегу бился об стену. За четыре года я не помню ни одного спокойного дня.

В садик нас не приняли – с сыном не могли справиться. Муж ушел от нас, когда сыну было два года. Не выдержал постоянных криков ребенка. Из-за того, что сын в сад ходить не сможет, мне пришлось забыть о работе. Знаете, когда в семье появляется ребенок с инвалидностью, из родственников не помогает никто. Когда моя мама в первый раз услышала о том, чтобы Антон жил в интернате, назвала меня кукушкой. Сказала, что это бесчеловечно и низко. Она сказала, что даже если я и устала, то должна терпеть хотя бы из любви к ребенку. Но сама так и не осталась с внуком дольше, чем на час, хотя бы пока я приму ванну. Я плакала и говорила маме, что хочу выйти на работу. Она спрашивала, чем меня не устраивает пенсия на инвалидность и алименты. А мне не хотелось ничего – ни денег, ни материнства. Мне хотелось пропасть без вести.

Антон всегда был в синяках – калечил себя, как мог. Он бил себя кулаками, кусал себя, царапал. При этом не знал меры. Он мог отреагировать на грубый громкий голос. Приходилось постоянно орать. Он скрежетал зубами, ломал их даже. В нем было столько агрессии и силы, что мне казалось, когда-нибудь он просто убьет себя. В решении с интернатом меня поддержала бывшая свекровь. Я не чувствую себя плохой матерью. Просто у меня ребенок, которого не принимает общество. Мой ребенок – изгой, который раздражает и к которому нужен очень индивидуальный подход. А в интернате он среди своих. Когда я прихожу, он внимательно меня рассматривает и смотрит в глаза. Да, он узнает меня, улыбается и может поцеловать. О том, что с ним будет, когда станет совершеннолетним, мне не хочется думать. Я не хочу, чтобы он был за серым забором интерната, но пока лучшего варианта для него и для себя не придумала. Сама я не справляюсь, да и жить мне хочется

(кусает губы и отворачивается)».

Карина, 29 лет: «Да, есть родители, которые справляются, они сильные. Но я не из их числа»

«Моему сыну пять лет. Его зовут Рома. Сын никогда не пойдет, не заговорит и не покажет, что у него болит. Он практически всегда плачет. К решению, чтобы отдать Рому в интернат, я шла два года. Это решение никогда не дается просто. На тебя давит социум, мол, ты ведь в ответе за того, кого приручила. Социум думает, что если сдала в интернат, то обязательно разлюбила, бросила, загуляла. Никто не подумает, что ты устала и у тебя самой уже едет крыша. Меня поддерживали друзья, они предлагали альтернативы, предлагали свою помощь. Но это все временное, основную часть времени с сыном проводила я. Мыла его, кормила протертой пищей, меняла подгузники, ворочала, чтобы пролежней не было. В коляске сына не катала, он быстро устает в полусидячем состоянии и поэтому начинает плакать. Если ему было больно, он искусывал себя вплоть до вырывания целых кусков кожи на руках. Я всегда боялась, что он когда-нибудь перегрызет себе вены.

На эту тему:Пост дня. Мазохизм – это не про секс, а про родителя, который пытается отдать особенного ребенка в обычную школу

Мои родители никогда не выражали желания посидеть с Ромой. Максимум – пришли, погладили по голове, покормили протертым бананом. С мужем мы решили, что наша жизнь проходит мимо. Что за пять лет мы устали, надорвали здоровье и издергались. Нам нигде не давали консультацию, как вообще со всем этим жить. Два раза сдавали сына на социальную передышку. Сейчас у нас в планах все же сдвинуться с мертвой точки, а с ребенком, у которого тяжелая инвалидность, этого сделать невозможно. Мы отдали Рому в интернат.

Родители выдыхаются. Одно накладывается на другое – в поликлинике тебе швыряют рецепт и просят справляться самому, в кафе на тебя смотрят, как на инопланетянина, особенно если еще и вздумал покормить ребенка при всех «странной едой», а во всяких центрах соцзащиты говорят, мол, пенсию же вам дают – чего вы еще хотите. Мы хотим поддержки и консультаций. А не рыть интернет и придумывать реабилитацию самим себе. Мы совета хотим, как жить с таким ребенком, чтобы можно было отвлекаться, работать и при этом не доводить себя до состояния полного изнеможения.

Да, есть родители, которые справляются, они сильные. Но я не из их числа. Возможно, если бы я видела поддержку общества, а не косые взгляды, то это меня подбадривало бы. Но пока что я имею хроническую усталось и бесконечную боль (вытирает слезы)».

Алла, воспитатель интерната: «Редкий случай, когда родители приезжают каждый выходной»

«Воспитателем я работала восемь лет. Я работала как с детьми с тяжелыми диагнозами, так и с детьми с заторможенностью развития, синдромом Дауна, аутизмом. Родители попадались абсолютно разные. Были те, кто посещал своего ребенка каждую неделю, были те, кто через воспитателя передавал новые вещи своему ребенку, но самого ребенка видеть не хотел. Есть и те, кто не приходит никогда, а звонит и задает общие вопросы: жив ли вообще их ребенок и как он себя чувствует. Редкий случай, когда родители приезжают каждый выходной. Такие родители есть, но их очень мало. В основном встречи с детьми, особенно у которых диагноз тяжелый, идут на убыль. Родители, которые отдавали детей на социальную передышку, были в состоянии изнеможения – с синяками под глазами, серым цветом лица и впалыми глазами. Все родители разные и к каждому должен быть индивидуальный подход. Это же элементарная психология – кто-то сильнее, а кому-то нужна поддержка.

Несколько раз было такое, что родители начинали навещать ребенка спустя очень долгое время. Практически никто не забирает детей домой, но и отдают в интернаты очень редко. Детей с тяжелыми диагнозами посещают нечасто. Такие дети мало кого узнают и различают. Самые частые посетители – бабушки. Отцы приходят очень редко. За мое время работы я видела только троих отцов. Но были и такие мамы, которые приходили один раз и больше никогда не появлялись».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«В интернат я больше ее точно не отдам». Как живут семьи, в которые вернули детей во время весеннего карантина | Громадское телевидение

В начале карантина, весной, из интернатов в семьи вернули 42 тысячи детей. Тогда все происходило настолько быстро, что социальные работники не успели проверить условия, в которые возвращали детей. Некоторые семьи были к этому не готовы. У родителей не было денег, чтобы ухаживать за ребенком, им помогали волонтеры и общественные организации — питанием, одеждой, лекарствами. Прошло более полугода, но ситуация кардинально не изменилась. Семьи продолжают нуждаться в помощи — как материальной, так и психологической. Впрочем, некоторым удалось оставить детей жить дома, не возвращать в интернат и в этом году отпраздновать День святого Николая вместе. 

Семья вместе

Екатерина, мама двух девочек, проживает в селе в Луганской области. Ее младшая дочь Оля ходит в первый класс. Старшая Марина — в четвертый. Ежедневно в семь утра они вместе ездят в школу в соседний город. Вечером, после группы продленного дня, на школьном автобусе девочки возвращаются домой. 

Еще недавно сестры жили отдельно, и все было иначе.

«Перед тем, как отдавать Марину в первый класс, я поняла, что сама не справлюсь. Младшей дочери тогда было три года, я не могла ее оставить, работы не было. Мне платили 1700 гривен в месяц социальной помощи на двух детей, мне не на что было купить им одежду, обувь. Пришлось отдать Марину в интернат», — рассказывает Екатерина. 

Женщина говорит, что не хотела этого делать, потому что и сама выросла в интернате. Ее родители злоупотребляли алкоголем, маму лишили родительских прав, они с сестрой были под присмотром бабушки. 

«Я знаю, каково это, когда нет ни мамы, ни отца, и дети сидят у окна и высматривают их. В интернате нет ничего хорошего. Каждый ребенок любит, чтобы его пожалели, приласкали». 

Екатерине казалось, что у дочери было все иначе, она рассказывала про «хорошие условия»: пятиразовое питание, банные дни, любимую учительницу, одноклассников. Женщина забирала Марину домой на каникулы и на выходные. Но бывало, что сельский автобус не ходил, и девочка не приезжала домой неделями. 

«В первый класс она еще пошла нормально, а во второй — со слезами. Хотела быть с нами дома, говорила, что скучает. Я бы и готова была ее забрать, но был страх, что не справлюсь».

Весной, во время локдауна, Марину, как и еще 42 тысячи детей из интернатов, вернули домой. Пока был карантин, девочка училась дистанционно по тем заданиям, которые присылали учителя из интерната. Они ходили с мамой к соседке, у которой был интернет, и там занимались.  

Однажды, когда Екатерина занималась математикой с младшей дочерью, старшая призналась, что ее в интернате били, наказывали и не давали есть за то, что она чего-то не знала, не могла выучить.

«Она не рассказывала мне такого, когда там училась. Тогда я поняла, насколько ей сложно было».

В интернат Екатерина девочку больше не возвращала. Первого сентября Марина пошла в обычную школу. 

«Я на работе до вечера, не всегда со всем успеваю, трудно платить за группу продленного дня. Я решила, что пусть будет сложно, но семья должна быть вместе. В интернат дочь больше точно не отдам. Дети должны засыпать и просыпаться у мамы».

fullscreen

Иллюстративное фото. Праздничный вечер «Святой Отец Николай, ты приди к нам из рая» в общеобразовательной школе-интернате №2 во Львове

Фото:

УНИАН/Валерий Шмаков

Помощь и поддержка 

Таких случаев, как у Марины, не так много. Летом Министерство социальной политики, Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) и общественный союз «Украинская сеть за права ребенка» запустили проект мониторинга семей, в которые вернули детей во время карантина. Команды специалистов посетили семьи в Полтавской, Харьковской, Николаевской, Волынской и Днепропетровской областях. Там из интернатов вернули больше всего детей. 

«Наша задача была поговорить с родителями, с детьми. Понять, какая им нужна помощь, чтобы дети остались жить дома, если, конечно, для их жизни не было рисков», — рассказывает Дарья Касьянова, глава правления «Украинской сети за права ребенка», программный  директор «СОС Детские городки Украина». 

Во время мониторинга специалисты проверили около пяти тысяч семей. В 27% случаев родители оставили детей жить дома и перевели их в школы по месту жительства. Остальные 73% семей вернули детей. Среди предпосылок, почему родители отдавали детей в интернаты, Касьянова называет бедность, отсутствие жилья и работы у родителей, физические или психические болезни детей, тяжелую адаптацию детей к школе и освоению программы. 

«Во время наших визитов родители нам также рассказывали, что интернаты — это удобно, они так привыкли. Потому что они, мол, работают посменно, а в интернате ребенок ухожен. Также говорили, что там они занимаются в специальных кружках. Хотя, когда мы спрашивали об этих кружках у детей, они отвечали, что особенно спортом там не занимаются, только бегают иногда». 

Были и случаи, рассказывает Касьянова, когда родителям нужна была лишь незначительная помощь, чтобы оставить ребенка жить дома. Например, в Харьковской области слабослышащей девочке дошкольного возраста благотворительная организация приобрела новый слуховой аппарат. Так ребенок остался в семье и пошел в обычный детсад. 

fullscreen

Иллюстративное фото. Воспитанники детского дома-интерната милосердия «Добрый самаритянин» в с. Большая Добронь (Закарпатская обл.)

Фото:

УНИАН/Немеш Янош

Летом семья Екатерины тоже начала получать помощь по программе от «СОС Детские городки Украина» — благотворительной организации, работающей над предупреждением социального сиротства, развитием семейных форм воспитания для детей, лишенных родительской опеки.

В течение августа и сентября Луганское отделение организации вместе с работниками социальных служб Кременского района проверило 60 семей, в которые во время весеннего карантина вернулись 114 детей. Большинство родителей — 74% — с 1 сентября отдали детей обратно в интернатные учреждения.

«Эти семьи были не готовы финансово и психологически, что все так внезапно произойдет, и их жизнь изменится. Им нужна была поддержка, а детям — шанс жить дома», — рассказывает социальный работник Виолетта Гончаренко. 

Организация взяла под свое сопровождение 14 семей. Им оказали материальную помощь: одеяла, подушки, постельное белье, письменные столы, детские стульчики, обувь и другие необходимые вещи. Также с ними начали работать психологи, социальные работники. 

Пока мы беседуем с Екатериной, ее дочери занимаются с логопедом. 

«Конечно, нам легче стало. Девочки стали увереннее в себе. Я тоже еженедельно занимаюсь с психологом. У меня больше нет такого: “я боюсь”, “я не смогу”», — говорит Екатерина. 

читайте также

fullscreen

Семнадцатилетний Сурен и его мама Любовь у себя дома в Вышгороде

Фото:

Александр Хоменко/hromadske

Дети с инвалидностью

Среди тех, кого вернули на карантин домой, были и дети с инвалидностью, которые учились в специализированных интернатах. Семнадцатилетний Сурен, бывал дома только на выходных. Он — воспитанник учебно-реабилитационного центра в Тараще Киевской области. Каждый понедельник его мама, Любовь, отвозила сына в интернат, а в пятницу забирала обратно домой. Они ехали на нескольких видах общественного транспорта, а дорога в одну сторону занимала 4 часа. 

В этом году Сурен едва ли не впервые за последние годы так долго дома — почти полгода. Сначала на карантине, а потом — на летних каникулах. 

«Сложность была в том, что я его одного не могу оставить дома. Ну как… могу, но нет гарантии, что он куда-то не пойдет. Поэтому иногда просила соседку присматривать за ним, иногда отводила к бабушке, а иногда брала с собой на работу», — рассказывает Любовь.  

Женщина не рассматривала вариант, чтобы ее сын остался дома после весеннего локдауна. 

У Сурена наследственная болезнь — фенилкетонурия. Это нарушение обмена веществ, при котором организм не может перерабатывать фенилаланин — аминокислоту, входящую в состав белковых молекул, что опасно для центральной нервной системы. Любовь об этом узнала, когда сыну было пять месяцев, и сразу начала лечения и абилитацию.

Когда Сурену исполнилось шесть лет, Любовь пошла в общеобразовательную специальную школу в их городе, чтобы отдать мальчика на обучение. Там им отказали и сказали подождать год. В следующем году тоже отказали и посоветовали заниматься с логопедом. Когда мальчику было девять, она отдала его в учебно-реабилитационный центр в Тараще. 

«Мы уж не могли ждать. Я понимала, что это произойдет. Специалисты, которые ежегодно проверяли состояние Сурена, готовили меня к этому». 

По словам врачей, говорит Любовь, у Сурена задержка в развитии на 10 лет. 

В учебно-реабилитационном центре Сурен начал говорить, писать, общаться со сверстниками, заниматься с учителями, впервые сказал «мама». 

«Я уже не могла ему этого всего дать. Когда он приезжал домой, то постоянно мне рассказывал о школе».

Весной во время карантина, вспоминает женщина, ей всего один раз позвонили из департамента образования и спросили, не нужна ли помощь, и не заболел ли часом Сурен. 

«Ну какая мне нужна от них помощь? Я со всем справлялась…».

fullscreen

Семнадцатилетний Сурен и его мама Любовь у себя дома в Вышгороде

Фото:

Александр Хоменко/hromadske

Виктория Лемешко, волонтер, которая поддерживает семью Любови, рассказывает, что для родителей детей с инвалидностью в обществе должны быть социальные услуги, это предусмотрено законом. Чтобы мать или отец могли попросить няню присмотреть за их ребенком. Но на местах эти услуги лишь начинают вводить. 

Дарья Касьянова также отмечает, что каждый случай нужно рассматривать индивидуально. И есть ситуации, когда у родителей есть объективные причины, почему они отправляют детей учиться в интернат. 

«А бывают и случаи, когда родители не знают, какие именно у их ребенка особые образовательные потребности. Или общеобразовательные школы не хотят принимать детей с инвалидностью. В Харьковской области мы работали над тем, чтобы в школу взяли ребенка с аутизмом и дали ему ассистента. Сначала было сопротивление, но позже они согласились. Так мама смогла оставить ребенка дома и воспитывать его сама». 

Сегодня Сурен не идет в школу — ее снова закрыли на карантин, потому что большинство учителей заболели. Поэтому Любовь берет сына с собой на работу. Вместе они должны пойти к местной бабушке и отвести ее к врачу. Подросток переспрашивает, на ту ли ногу обул зимние сапоги, натягивает шапку, а мама застегивает ему куртку. 

Выходя из дома Серен беспрерывно рассказывает об игрушечных машинках, которых собрал целую коллекцию, и утверждает, что скоро у него будет своя — настоящая.

читайте также

Сдать ребенка в интернат?. Сахалин.Инфо

13:00 5 августа 2019.

Люди независимо от национальности часто ищут оправдания различным поступкам в «фантастических» вещах. Не являются исключением и сахалинцы, которые на форуме Sakh.com готовы списать все плохие вещи либо на злой Запад, либо на либералов внутри страны, либо — редко — на собственный менталитет.

Очередной пример этого опубликовал недовольный сахалинец. Островитянин живет в одном из сел, и туда приехал батюшка, который, помимо привычной «программы», рассказал людям про некое мировое правительство, чьих рук дело оказалось поднятие пенсионного возраста. Граждан это удивило.

Не знаю куда точно, но наверное сюда.
Приезжал к нам батюшка из соседнего села. Сам я не хотел идти на встречу, понимал, что будет очередное бла, бла, бла только с релегиозном отливом. Но внучка, скажем так, уговорила. Короче так и вышло, бла, бла, бла. Начал с крещения Руси, а закончил нашими днями. И вот что получается. Есть некое мировое правительство(его слова) которое не спит ночами и думает как насолить россиянам. Поднятие пенсионного возраста дело рук этого правительства. Я переспросил его, мол закон принемали депутаты госдумы, а подписывал президент, причём здесь мировое правительство? Нет, оказывается я не прав, винавато это мировое правительство.
Верующий живёт не греша, а если и нагрешит, то можно покаяться. А если грех великий, то одним покоянием не обойдешься, надо заплатить. Сразу вспомнил Задорного. Приняли закон депутаты и побежали в церковь грехи замаливать. Спросил я батюшку про три храма в день и про закрытые школы. Конечно закрытые школы это плохо, но мы же строим храмы для того, что бы народ верил в Бога ибо без веры он дик и дремуч. Вообще то народ дремуч без образования, но батюшке виднее.

Про школы надо спрашивать у министров и чиновников, а не у попов

Ну так батюшка в чём-то прав. Правила игры кем-то написаны, кто-то карает за их несоблюдение, кто-то сам нарушает без всяких последствий. Ну назвал он это «правительством» как-то упрощённо. Кто-то же внушил всему миру, что пластик это хорошо и за ним будущее и робкие голоса против проиграли,теперь захлёбываемся в мусоре. Когда в нашей стране закончились бумажные пакеты и молоко на разлив? Наверное,у одних из последних в Европе. И все нам внушали-какая красивая упаковка за границей и как жалко пилить деревья и переводить в т.ч. на тару, что дерево живёт сто лет, а в итоге производим пластик, который и за сто лет не сгниет, а лес перестойный горит. Нами манипулируют, а мы не можем даже иногда догадаться об этом. Да, люди стали жить дольше, оглянитесь, сколько вокруг людей около 80 лет. В моем доме из 48 квартир — 12 человек, детей меньше. Средства труда тоже изменились и все идёт к тому, что людям вообще скоро негде будет работать. Кто-то же продвигает эти идеи. Вы думаете, что этот процесс неконтролируется? Думаю, священников не надо понимать буквально. Это не математика или физика.

Я тоже свой камешек в некоторых церковников кину.
РПЦ, как систему единения народа я уважаю.
Особливо уважаю Украинцев прошедших крестным ходом числом в 300 тыщ.
Но не уважаю попов разъезжающих на лексусах.
Если Гундяев не догоняет, че его попы подрывают уважуху к РПЦ, и, не почистит оных алчных, то для РПЦ дело швах!

У попа такая работа — нести всякую «ахинею». А вот почему население эту «ахинею» слушает и верит, для меня — загадка. Представляете, что будет, если люди совсем перестанут ходить в церковь? Перестанут покупать библию, ставить свечки, покупать крестики и иконы, проводить разные обряды и замаливать грехи, жертвуя на нужды церкви? Тогда и государству церковь будет не нужна, стало быть, тоже помощи никакой. Куда все эти священнослужители пойдут работать? В депутаты? Так там и без них желающих… Будут сдавать помещение церквей под склады или офисные помещения? Поэтому, народ должен быть невежественным и дольше, тем лучше. Это удавалось на протяжении на протяжении более тысячи лет, когда наука была ересью ибо противоречила догматам церкви.

Всё нормально, работа у него такая

Предъявлять претензии к представителям церкви нет смысла — их поведение стоит принять как данность. Как и у чиновников (или депутатов от партии власти), у них есть программа действий, от которой отходить нельзя, иначе электорат отвернется от них. А вместе с этим теряются деньги и власть.

Церковь в современном российском обществе могла бы выступать в качестве психолога, который помогал бы решать проблемы, как в следующем топе. Сахалинка очень эмоционально рассказывает о ситуации с её дочерью — они просто не понимают друг друга, что приводит к конфликту.

Я в тупике. Что делать, не знаю. Посоветуйте, как поступить. Дочка, подросток. Растет абсолютно тунеядкой, белоручкой. По дому абсолютно ничего не делает, палец о палец не ударит, ложится в 3 ночи встает в 3 дня. Одна забота — вкусно поесть и целыми днями торчать в интернете. Уже и по хорошему разговаривала, и по плохому. Крики, ругань каждый день. Чтобы выбросить мусор или пропылесосить — нужно сказать раз 10, пока не перейдешь на крик и не возьмешь ремень, никакой реакции не будет. У меня уже опускаются руки. Живу одна, все время жалела дочь, что растет без отца, оберегала, опекала, а в ответ такое непонимание, отсутствие совести напрочь. Дочь растет конченной эгоисткой. Хочется стиснуть зубы, закрыть глаза на жалость и прочее и сдать куда-нибудь в интернат, или детский дом, чтоб «пороху понюхала». Чтобы режим был как в армии: подъем в 6 утра и отбой в 21 вечера и целый день пахала на полях, не разгибаясь. И за малейшую провинность получала, как сидорова коза. Сил и нервов уже никаких не осталось. Помогите, крик души. Может, есть какие-нибудь места, отдам временно на перевоспитание, готова заплатить. Искала какую-нибудь спецшколу, типа кадетской, только с проживанием, чтобы был жесткий режим — нет таких. По хорошему ребенок не понимает, столько сил уже приложила. Понимаю, что когда-то сама упустила, чересчур сюсюкалась, жалела, оберегала. Теперь кусаю локти. Помню свое детство. Мать нас била по малейшему поводу, поэтому мы были шелковые. Жалели мать, помогали. Поэтому своего ребенка растила без ремня и давления. Но моя жалость вышла мне боком. Не знаю, что делать. Но невозможно уже…

Да, сейчас такое время, ни у всех такие отношения с детьми, но есть. Правильно вы выше писали , что наши родители были строги к нам и лю-лей получали только так. Я росла в семье где 5 человек было и попробуй только поперек слово сказать или не сделать то , что мать наказала. А там целый список (как у Золушки) Зато я лично благодарна им. Я умею все и по хозяйству и вообще. Тогда обижалась и ревела «в тряпочку». А вам с дочкой нужно просто сесть за стол переговоров и поговорить. Без крика, ора. Потому что криком ничего хорошего не добьешься. Вы ведь родные люди. Я желаю вам найти общий язык и пусть будет у вас понимание в семье и дружба.

Это еще что… моя в опеку на меня заявления писала, дескать обижают недолюбливаю ее, приходили инспектора домой отчитывали меня как шушлайку какую то. А что я от нее требовала? Вставать утром и ходить в школу! И выгребную яму в комнате вычищать хоть иногда.

Я конечно не знаю, но мне кажется ваше упущение в том, что вы ее жалеете. Если она ничего не делает и вам не помогает зачем вы ей готовите, покупаете красивые вещи, интернет. Не сделала уроки, нет интернета. Не помыла посуду, не получит и красивых вещей, готовьте только на себя и стирайте свое. Взрослая уже.

Тупая логика. Мать била я нормальная, я не била дочь бестолковая. Типа надо бить детей чтоли? Меня вот не били никогда я нормальный вырос. А есть много примеров когда били детей и они бестолковые. Связи в этом никакой. Это родительская отмазка для совести. Вместо того чтобы признаться себе что родитель сам бестолковый, проще спихнуть на то что ребенок не пуганый. И ладно бы если была логическая связь, но тут даже логики никакой не прослеживается.

Вот и я лентяйкой была))) все папа делал по дому за меня) поздний ребёнок, все самое лучшее)) в 14 лет мама на работу к знакомой в магазин одежды устроила сначала на лето, потом по выходным в учебный год. Все успевала, деньги свои появились, начала считать уже и цену знать всему. А как с парнем начала жить, так и вовсе пришлось всему научиться) жрать готовить, стирать, убирать)))

Идти за советом на форум в такой ситуации, наверное, последнее дело. Что здесь могут сказать люди на фразу «сдать куда-нибудь в интернат»? Ничего, потому что это вотчина профессионалов. В итоге форум предался ностальгии о том, как и кого воспитывали в суровые советские годы.

Завершается наш обзор темой, которая получила много плюсов на форуме. Сахалинец недоволен молодежью, которая на «развалюхах» рычит по дворам города и заставляет срабатывать сигнализации припаркованных машин. Островитяне объяснили это одним словом: «Молодость».

доброго вечера всем. об.ясните мне старперу, в чем прикол — на авто, с громко «ревущем» глушителем, специально, сильно прогазовывая, проехать мимо припаркованных авто, чтоб у нтх сработали сигналки?
это проблемы с головой или что?

Молодость) когда мне было 20 лет у меня был скайлик с классической китайской банкой,вот я кайфовал от него,непередаваемые эмоции.Сейчас 28,интерес к таким машинам все тот же,но уже больше хочется комфорта и тишины в салоне

Это тупость,я наоборот люблю,когда мой авто,бесшумно работает

Если больше нечем то остается только так. У нас тут клоун один на «развальцованном» глушаке ночью газует проезжая мимо дома часа в 2 ночи. Смысл в том что нают кто это и уже имели с ним разговор, но не понял паренек. Бить наверное будут. Вообщем все это понты дешевые. Типа игра в стритрейсеров, меломанов безбашенных, байкерских стояний в городе в оживленных местах в полной амуниции. Не могут проявить себя, вот такой эрзац и используют. Реально жалко их, нет в них настоящего. А с другой стороны тупо мешают жить окружающим… А это чревато, и фраза » я что хочу, то и делаю» обычно бывает последней перед битьем.

Ха ха , вспомнил . Был у нас чел на Субару,во двор заезжает и газу постоянно , сигналки как результат орут . И вот в один прекрасный день зубару не запустился по причине как мин пары баллонов пены. Ржали всем двором включая его самого.да он же не сильно .. зачем вы так)))

Прикол в том, что только припаркованных они могут обогнать, и то, когда сильно газуют. А когда стоишь с такими рядом на светофоре, они только газовать и умеют. Загорается зелёный, я уже на следующем перекрёстке, а они все газуют)))

Стиль авторов, пунктуация, орфография сохранены.

можно ли отправлять ребенка в приют из-за антисанитарии дома

На днях фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» рассказал историю семьи из Балашихи, где родителей лишили родительских прав, а четверых детей-подростков изъяли из семьи и отправили в детский дом. Координатор программы «Профилактика социального сиротства» Олеся Деснянская прокомментировала Агентству социальной информации ситуацию и объяснила, почему чаще всего детский дом — не выход.

Семья Надежды

Надежда и Константин — выпускники интерната. Мать Надежды была лишена родительских прав за пьянство, после чего девочка попала в детский дом, рассказывают на сайте фонда. После совершеннолетия она вернулась в ту же квартиру, из которой ее когда-то изъяли, к маме, с которой они не общались много лет. За эти годы квартира превратилась в помойку, накопился огромный долг за коммунальные услуги, который повесили на Надю: мать и две сестры Надежды решать проблему не хотели. Получилось, что система спасла Надю, забрав ее в детский дом, чтобы потом вернуть ее в худшие условия и навесить на нее проблемы, с которыми она была не в состоянии справиться.

После свадьбы пара хотела разменять квартиру, но родственники были против. Надежда работает санитаркой в онкологической больнице, Константин перебивается случайными заработками: он провел в тюрьмах в общей сложности 18 лет, и устроиться на работу с таким прошлым сложно.

«Надо понимать: Надя и Костя — не идеальные родители, у них есть проблемы. Просто решит ли изъятие детей эти проблемы? Поможет ли это детям?» — говорит Олеся Деснянская.

Несмотря на то, что оба родителя — выпускники сиротских учреждений и у них есть определенные сложности, о детях Надежды и Константина отзываются хорошо.

«Один из преподавателей интерната, где учатся подростки, говорил, что у них в комнате чисто, они отзывчивые, поддерживают друг друга. Дети более сохранны, они проще справляются со сложностями, и в первую очередь это заслуга родителей, их поддержка и эмоциональная безопасность в доме», — говорит Олеся.

Почему забрали детей

Основная причина изъятия детей — претензии государственных служб к антисанитарным условиям, в которых живет семья. Надя спасает бездомных собак и кошек, приводит домой и на свои деньги лечит. Поэтому в квартире помимо нескольких детей и взрослых живет еще и «огромное количество животных», рассказывают на сайте фонда.

«В семье Надежды и Константина нет одного виноватого: есть бабушка, у которой проблемы с алкоголем, есть сестры, которые противодействуют размену квартиры. Надя шла на контакт, она слышала нас. Но общая семейная ситуация оказывалась сильнее ее личного прогресса. Социальное окружение влияет на любого человека», — рассказывает координатор.

Суды по лишению родительских прав Нади и Кости проходили уже пять раз, и каждый раз суд отклонял иск по причине того, что родители и дети любят друга. Но соседи, страдающие от запаха и антисанитарии, в очередной раз написали жалобу с требованием лишить семью родительских прав. На этот раз сработало: детей увезли в детский дом. Но будет ли им там лучше, чем в родной семье?

«Тотальный перекос»

Принимая решение об изъятии детей, всегда надо оценивать комплексную картину и смотреть, насколько детям опасно жить в семье, уверена Деснянская. Важно учитывать и возраст ребенка: у детей разного возраста — разные потребности.

«Для подростков одна из ключевых вещей — эмоциональные отношения с родителями и сверстниками. Лишение детей привычной обстановки, где у них была безопасная поддерживающая среда, может быть гораздо большей травмой, чем антисанитарные условия в квартире. В этой ситуации речь идет о подростках, которые прожили в этой семье всю жизнь», — говорит Деснянская.

Как написала президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, «внешние признаки — не главные, а система защиты прав детей должна их защищать прежде всего от насилия».

Ключевая проблема в том, что в России нет критериев для многофакторной оценки ситуации, рассказывает Деснянская. Сейчас существует единственный официальный документ, с помощью которого опека оценивает ситуацию и принимает решение об изъятии. Это акт обследования жилищно-бытовых условий.

«Отсюда у нас тотальный перекос. Если вы издеваетесь и избиваете своего ребенка в шикарной квартире с полным холодильником — то и пожалуйста. А если вы его любите, но у вас срач и нищета — велики шансы отобрания», — пишет Альшанская.

Дело не в насилии

Статистика гласит: большая часть детей, живущих в сиротских учреждениях, попала туда вовсе не из-за насилия в семье. В 2017 году в России 40 тыс. детей оказались в сиротских учреждениях, из них — только 3 200 детей по причине непосредственной угрозы жизни и здоровью, рассказывает Деснянская.

«В большинстве случаев детей изымают, когда родители не справляются со своими обязанностями. Часто это бывают выпускники сиротских учреждений, матери-одиночки с крошечным пособием, многодетные семьи, где мать осталась одна и не справляется, одинокие матери детей с инвалидностью», — уточняет Олеся.

По ее мнению, детский дом может стать спасением для ребенка, когда ситуация выходит из-под контроля и ребенок может погибнуть или покалечиться. Во всех остальных случаях изъятие ребенка из родной семьи должно быть крайней мерой.

«Чаще всего детский дом — не хороший выход. Его нужно применять, когда мы перепробовали все и поняли: ничего не помогает», — уверена Деснянская.

Сейчас, по ее словам, родители подавлены. Вчера Константин навещал детей. Он собирается устроиться на работу, семье уже предлагают помощь с ремонтом. Сейчас фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» готовит апелляцию в суд. Возможно, у родителей получится привести квартиру в порядок, и дети вернутся домой.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Обмену и возврату не подлежит? Почему отказников возвращают в детдома

Обрести настоящую семью – большое счастье, которого ждет каждый ребенок в детдоме. Но жизнь не кинолента, и счастливый финал перетекает в будни, с трудностями которых справиться могут не все семьи. Мы нечасто слышим об этом, но тем не менее приемных детей возвращают. Почему и что делать, чтобы минимизировать последствия для ребенка, “Социальный навигатор” узнал у сотрудников трех фондов, которые помогают приемным родителям и детям найти друг друга.

Особенные дети

После возвращения в казенное учреждение у каждого судьба может сложиться по-разному: кому-то удается найти новую семью, но это большое везение, ведь дети, которых предали, по определению “сложные”, как и все детдомовские. И в этом тоже может быть скрыта причина очередного отказа.

“Приемные дети особенные, поскольку пережили сильнейший стресс, расставшись с родными родителями. Но и до расставания их жизнь, скорее всего, не была такой, как показываются в счастливом семейном кино”, – говорит Елена Мачинская, приемная мама, психолог благотворительного фонда “Измени одну жизнь“.

По ее словам, у многих детей имеются сильная педагогическая запущенность, задержка психоречевого развития, посттравматические стрессовые расстройства, энурез, расстройства привязанности. Родитель, который берет в семью ребенка, должен это понимать и быть готовым к тому, что с ребенком придется работать. Это сложно, но такой маленький человек – заложник замкнутого круга обстоятельств, и вытащить его оттуда – задача взрослого. Особенно трудно родителям, чей приемный ребенок из “серийных” отказников.

“Самые разрушительные последствия от возвратов переживают дети. Помимо того что у них формируется комплекс неполноценности и уверенность в том, что они “бракованные”, они теряют надежду на любовь и заботу и чувство значимости собственной жизни”, – считает Светлана Строганова, руководитель клуба приемных семей в фонде “Арифметика добра“.

Ане 14, ее возвращают из приемной семьи, и это уже третий отказ. Сначала девочку бросила мама, потом в детский дом сдала бабушка, а после туда же ее отправила приемная семья. Девочка была уверена, что взрослые – это такие люди, которые всегда предают. Свете, новой усыновительнице, пришлось трудно – Аня бунтовала. Не ходила в школу, все время проводила дома, дошло и до аутоагрессии – девушка угрожала покончить с собой. Чтобы поверить в постоянство Светы и перестать проверять ее, Ане понадобилось полтора года – в конечном счете приемная мама стала для нее авторитетом, лед подтаял. Но другие взрослые по-прежнему не вызывают у девочки доверия, так что работа предстоит долгая.

Багаж трудностей

Президент благотворительного фонда содействия семейному устройству “Найди семью” Елена Цеплик отмечает, что с теми или иными трудностями сталкивается практически каждая приемная семья.

Просто представьте, какой багаж приносит ребенок в свой новый дом: это и потеря кровных родителей, и опыт жизни в детском доме, и к тому же, как правило, очень и очень тяжелый опыт жизни в кровной асоциальной семье. Все это не может не накладывать отпечаток на ребенка”, – говорит Цеплик.

Она утверждает, что, чтобы вернуть такого искалеченного взрослым миром ребенка в нормальную систему координат, где мама и папа любят, заботятся, защищают, где маленькому ребенку не надо самому нести ответственность за свою жизнь, где есть место счастью, безопасность и принятие, нужна очень долгая и кропотливая работа.

“Очевидно, что родители в одиночку не могут справиться с этим, тут нужна помощь профессионалов. У нас в стране пока что с этим плохо: инфраструктуры, которая поддерживала бы приемные семьи и оказывала им профессиональную, корректную и эффективную помощь, просто нет”, – заключает президент благотворительного фонда содействия семейному устройству “Найди семью”.

Ситуация осложняется еще и тем, что многие приемные родители попросту не ожидают, что с приемным ребенком могут возникнуть какие-либо проблемы.

“Они изначально считают, что их ребенок будет благодарен за то, что его спасли из детского дома, будет учиться на четверки и пятерки, вести себя хорошо и всячески соответствовать правилам семьи. Они воспринимают приемного ребенка как обычного, сравнивают его с собой, с кровными детьми, с соседскими малышами. Что он на самом деле чувствует, для них неведомо, поэтому часто вызывает шок неадекватное поведение ребенка. Но почему он себя так вообще ведет, сам ребенок никогда не сможет объяснить. И часто именно отсутствие нужных знаний приводит к тому, что родители не справляются”, – рассказывает Елена Мачинская.

Возвращенному ребенку попробуют найти новую семью, скорее всего, окажут психологическую помощь силами фонда, если это возможно, или штатного психолога в детском учреждении. Поиск новой семьи – задача особенно трудная.

Семья нужна очень опытная, которая не только точно знает, что такое приемный ребенок, но и обладает достаточными ресурсами для реабилитации возвратного ребенка”, – подчеркивает Цеплик.

Тема с возвратами приемных детей сложная и болезненная, во многом потому, что зачастую это делают именно родственники, которые поначалу решили взять заботу о сиротах на себя.

“Больше 50% возвратов – это родственные возвраты. Ключевых сценариев два: первый – это когда внуки остаются с бабушкой, и пока они маленькие, все идет хорошо. Но как только дети становятся подростками, начинается кризис, проблемы в учебе, трудное поведение, бабушка сама или под давлением школы (опеки, комиссии по делам несовершеннолетних) сдает детей в детский дом. Конечно, шансы на устройство таких детей в семью невелики. Второй сценарий – это когда ребенка из чувства долга забирают другие родственники. Они какое-то время, конечно, пытаются воспитывать ребенка, но понимают, что это было решением вынужденным, и через какое-то время ломаются и сдают ребенка в детский дом”, – рассказывает Светлана Строганова.

В течение трех лет Анна воспитывала свою девятилетнюю племянницу Свету. Девочка казалась ей “монстром, тянущим внимание” и очень сильно похожей на свою маму и бабушку. Света до шести лет неофициально воспитывалась бабушкой, состоящей на учете у психиатра, а затем, когда ее мама умерла от передозировки наркотиков, ребенка поместили в приют, откуда тетя Аня ее и забрала.

Наконец, нервы тети сдали – под Новый год она решила отдать ребенка в детский дом. Социальному работнику центра “Найди семью” Анна сказала, что с самого начала не хотела иметь “ничего общего” со своей семьей, не хотела забирать Свету из приюта, но не последнюю роль сыграли выплаты от государства на содержание ребенка. Работникам центра удалось найти новую семью в рекордные сроки – в течение недели.

Свету познакомили с новыми родителями, составили план передачи в новую семью и даже прописали слова: уговорили тетю Аню сказать, что девочку отдают не потому, что она плохая, и что тетя все равно останется ее тетей. Праздник Света встретила в кругу семьи.

Формальный вопрос

По словам Елены Цеплик, в настоящее время многие специалисты сходятся в том, что возврат составляет около 10% случаев усыновления или опеки. При этом Елена оговаривается: ей кажется, что цифра сильно занижена. Но даже если она точна, то все равно ужасает, если думать не о статистике, а о конкретных детях, ведь за каждой из этих цифр стоит непростая судьба.

В 2018 году благотворительный фонд “Измени одну жизнь” создал 9485 видеоанкет для детей-сирот, 255 из них вернулись в базу. Статистика за прошедший год показала, что наибольшее количество возвратов приходится на детей старше 10 лет.

“А самыми частыми являются возвраты через год после приема в семью – таких случаев по нашим видеоанкетам 35% (из 255). На втором месте – возвраты детей, проживших в семье два года – их 22 %. Через три года с момента устройства в систему государственных организаций вернулось 18%, а в том же году, в котором детей приняли в семью, то есть в 2018-м, отменено 16% решений об усыновлении или опеке”, – рассказывает директор фонда Яна Леонова.

Формальная сторона истории цинично проста: опекуны оформляют нужные документы и передают ребенка в соответствующие органы. У усыновителей процедурных препятствий больше – им нужно обратиться в суд, и уже с его разрешения можно отправить ребенка обратно в детский дом. В обоих случаях от родителей не требуется никаких доводов, списка причин и “демотивирующего” письма в двух экземплярах о том, почему они так решили. Это и очевидно – скорее всего, оставлять ребенка там, где от него хотят отказаться, небезопасно.

Если вопрос срочный, а мест нигде нет, то часто ребенка помещают на неделю-две в больницу, в инфекционное отделение, например. Если ребенок переехал из другого региона, его ждет временный приют и обратная пересылка, правда, не факт, что он вернется в свой детдом”, – отмечает руководитель клуба приемных родителей фонда “Арифметика добра” Светлана Строганова.

“В наказание” такие родители больше не смогут усыновлять детей, исключение – если у ребенка выявили какое-то серьезное заболевание. Ребенок же, от которого отказались усыновители, имеет право на алименты.

Что можно сделать

Исключить возвраты вряд ли возможно, потому что все ситуации индивидуальны и предугадать все обстоятельства не удастся. Тем не менее можно попытаться минимизировать последствия для ребенка, например разработать механизм бережной передачи, когда приемная семья сотрудничает с органами и психологами, готовит ребенка к возврату в детское учреждение или переезду в новую семью, объясняет, что его вины в отказе нет – так сложились обстоятельства.

По мнению Елены Цеплик, если все эти этапы проводить мягко, то можно свести уровень психологической травмы до минимума.

Кроме того, необходимо стараться найти новую семью как можно скорее, нужна плотная работа с профессиональными психологами и после возвращения в детский дом. И даже в новой семье такая поддержка “со стороны” не будет лишней как для самого ребенка, так и для его новых родителей, которым он должен суметь открыться, поверить и довериться.

Возвращенный по какой бы то ни было причине ребенок уязвим: ему может казаться (или ему напрямую говорили), что он неправильный и нехороший и именно поэтому его отправляют обратно в детский дом. Первоочередная и самая масштабная задача взрослых – помочь ребенку понять, что это не так и что он, как и все дети, достоин любящей и принимающей семьи – большего, чем казенный дом и казенная любовь.

Откровенный рассказ приемной мамы, которая отдала ребенка обратно в детский дом | e1.ru

А потом случилось страшное для нас. Они вытащили у меня из кошелька деньги, Дима купил на них новый телефон. Телефон нашел папа. На телефоне было записано видео: Димка снимает селфи как он курит, на следующих кадрах на нашей кухне Слава нюхает газ. У нас была газовая горелка для выездов на природу, в походы. Поговорили с обоими: оказалось, что они оба этим не раз занимались. Понимаете, я надеялась, что Димка своим примером выправит Славу. Он же более активный, с лидерскими качествами. Получилось наоборот, Слава по-тихому подмял его под свое влияние. Дима оказался ведомым. На работе в полиции коллеги говорили в голос: отказывайтесь, их надо срочно разделять, иначе потеряете обоих. Мы поговорил со Славой, сказали: за все поступки надо отвечать, скрывать такое мы не имеем права. Поехали в опеку, Славу отправили в приют. Вечером муж собрал нас всех и сказал: обратного пути не будет, он не вернется. О том, что мы отказываемся от него, ему сообщили психологи в приюте.

Я понимала, что нужно с ним поговорить, приехать. Но не могла. Мы все могли пережить — воровство, нежелание учиться — все это мы бы смогли подкорректировать. Но тут нам просто стало страшно. Когда мы увидели, что он тащит за собой второго. Потерять еще одного ребенка от той же беды, что и Васю?! Когда психологи сказали, он особо не расстроился с виду. Сказал: тут хорошо. Перед детдомом он с сопровождающими заехал домой за вещами. Он сказал: мама, у меня носков нет. Я дала. Сказала: в прачечную не сдавай, пошел умываться — постирай, как я учила. Спросила: тебе страшно?

Он ответил: нет, не страшно, просто грустно. Сказала: не бойся ничего, будь сильным, живи, не будь падким на то, что губит тебя, мешает жизни. Обнялись, он ушел. Из детского дома в первые же дни он сбежал. Я ждала его всю ночь. Но он вернулся в детский дом.

Дима просил не раз: давай съездим, навестим. Я говорила: нельзя, раз отказались. Говорила, что немалая доля вины за тобой. Ты мог бы его вести к свету, а ты сам за ним шел не туда. То, что я переживала и переживаю, это даже не чувство вины, а горечь, сожаление. Мы не справились, мы не смогли увидеть, какие сигналы подает ребенок, почему он это сделал. Сейчас я понимаю, нужно было идти к психологам, попытаться работать с ним. Возможно, помогло бы.

Я знаю, что сейчас у Славы новые опекуны. Мне говорили, что в детском доме он много читал. Надеюсь, эти два с половиной года в нашей семье — важный этап в его жизни.

— Думать, что взял ребенка и он будет ангелом — нет, так не получится. Нужно быть готовым ко всему. Кризисы, срывы в поведении у приемных детей — все это неизбежный этап адаптации из-за травмы утраты кровной семьи, — говорит Елена Попова, психолог клуба замещающих семей центра защиты семьи «Колыбель» при социальном отделе екатеринбургской епархии. Работают там со всеми родителями, у кого есть проблемы, независимо от конфессий и взглядов. Елена Попова знакома с этой семьей. Сейчас Ирина бывает на лекциях психологов этого центра.

— Надо понять, что это происходит не потому, что вы плохие педагоги, родители. 

Нужно потерпеть и пережить, правильно вести себя в этой ситуации. Это целая теория, когда промолчать, когда поддержать, когда установить границы, чтобы ребенок не чувствовал себя потребителем, не захватил все пространство. Ведь почему отдают? Потому что изначально питают определенные иллюзии, что ребенок будет благодарен, мы совершаем благое дело, ведь он так хочет в семью. А ребенок начинает вымещать на новой семье прежнюю боль. 

Многие сотрудники соцзащиты, кстати, рассказывали нам, что некоторые психологи, наоборот, советовали родителям сдать ребенка обратно, а то разрушит семью. Вы понимаете, после повторного предательства ребенка будет вытянуть очень сложно. Просто тем, кто решается на такой шаг, как принять ребенка в семью, надо понимать, что обратного пути (отдать обратно) быть не должно. Хотя я понимаю, тут нельзя быть категоричным, все очень тонко. Но не надо запускать ситуацию, когда уже не исправить, когда между приемным родителем и ребенком ненависть, неприятие. 

Дело в том, что многие родители боятся обращаться за помощью в госучреждения, скрывают, боятся осуждения: не справляетесь — отберут. А потом становится поздно. Сопровождение специалиста в таких семьях должно быть постоянным. 

Связаться с клубом замещающих семей можно по телефону +7 912 654-64-45. Это социальная организация, поэтому помощь психолога там можно получить бесплатно.

Когда-то мы рассказывали историю другой приемной семьи: екатеринбурженка Елена вместе с мужем Александром нашли подход к подросткам, которые не прижились в приемных семьях. У них двое кровных и семеро приемных детей.

«Картина была ужасающей». Родители не хотят отдавать детей-инвалидов в ПНИ

В Петербурге родители молодых людей с тяжелыми множественными нарушениями требуют от чиновников создать нормальные условия в районных центрах реабилитации, а не отправлять недееспособных инвалидов из полноценных семей в психоневрологические интернаты.

– Мы жили совершенно нормальной жизнью, но когда ребенку стукнуло 18 лет – все перевернулось, – рассказывает Елена Богайцева.

Она живет вместе с мужем и 19-летней дочкой Лерой в Пушкине. Лера – инвалид I группы с тяжелыми множественными нарушениями, и она не может обслуживать себя. Мама и отчим помогают дочери во всем: от элементарного перевернуться ночью на другой бок, до самого сложного – помыться в ванной. Богайцева рассказывает, что врачи предлагали отказаться от дочери в год, а в полтора открыто говорили, что «ребенок бесперспективный».

Либо отдавай ее в интернат, либо я пошел

– Я плакала. Потом больницы, операции, массаж, – вспоминает Елена. – Отец Леры в какой-то момент сказал: «Либо давай отдавать ее в интернат, я устал и не могу, либо я пошел». Что я должна была сказать? Сказала: «Иди».

До 18 лет Леру водили сначала в детский сад, потом в детский дом интернат №5 (ДДИ) в Пушкине, где за детьми ухаживали, с ними занимались и гуляли. Родители могли спокойно работать, зная, что ребенок в безопасности. Но после совершеннолетия ДДИ для Леры закрыт.

Елена Богайцева с дочерью Лерой

Елена Богайцева – одна из двух десятков родителей, которые в декабре приехали вместе со своими «тяжелыми» детьми-колясочниками в «Невскую ратушу», где сидит большинство петербургских чиновников и профильный комитет по социальной политике. Родители просят, чтобы для людей с множественными тяжелыми нарушениями после 18 лет работали реабилитационные центры или интернаты, подобные тем, которые они посещали до совершеннолетия. В центрах за детьми ухаживают пять дней в неделю с утра до вечера: с ними занимаются, их обучают и лечат, а вечером детей забирают обратно в семью. Для матерей и отцов такие интернаты – шанс на нормальную жизнь с полноценной работой, а не существование в четырех стенах наедине с ребенком.

Каждый месяц одну или двух обязательно возят на прерывание беременности

Но после совершеннолетия центры закрывают двери для инвалидов, оставляя мам и пап перед выбором: либо сидеть дома и изредка платить за некоторые услуги вроде массажа или логопеда, либо отдать ребенка в частный пансионат за баснословные деньги, либо отправить его в психоневрологический интернат (ПНИ). Последний вариант предлагают чаще всего. Родителей, чьи дети до 18 лет росли в семье, психоневрологический интернат пугает: неизвестно, что будет с ребенком, который сам не может даже ложку держать в руках.

– Накормлена ли она, мытая, плачет или с температурой лежит? Даже в случае болезни тебя не пустят к ребенку, – рассказывает Богайцева. Она вспоминает историю знакомой, которая в ПНИ оформляла дочь: «Там сразу сказали: девочка плюс противозачаточные таблетки, потому что каждый месяц одну или двух обязательно возят на прерывание беременности».

– Этот опыт работы с детством не передается. Это как в сказке про Золушку. Исполняется твоему ребенку 18 лет – полночь пробила – и на следующий день все закрывается. Все превращается в тыкву, – говорит мама 16-летней Ани Андреевой Ирина.

Ирина Андреева с дочерью Аней

Когда впервые смотришь на Аню Андрееву, то нельзя сказать, что она никогда с тобой не заговорит. По внешнему виду –​ это обычная, молчаливая девочка-подросток, которую на первый взгляд почти не отличить от сотен таких же сверстников. Но даже просто кивнуть головой в твой адрес Аня не может. У неё органическое поражение головного мозга. Она не говорит, недееспособная и без сохранного интеллекта. Но у Ирины вместе с мужем получилось невозможное – Аню поставили на ноги. Она может ходить, правда за ручку с мамой или папой. Пока родители на работе, девочку еще водят в тот самый детский интернат №5 Пушкина, куда раньше ходила Лера Богайцева.

Это как в сказке про Золушку. Исполняется ребенку 18 лет – и на следующий день все превращается в тыкву

Ирина Андреева уже сейчас переживает за судьбу дочери после совершеннолетия. Она, как и многие, не хочет отправлять дочь в ПНИ и уверена, что ей придется просто работать на сиделку. «Я рассматривала ПНИ. Но пугает, что опеку на ребенка оформляют на интернат. У тебя нет никаких юридических прав на ребенка. И директор интерната, если захочет, не пустит тебя. В год ребенка можно забрать домой только на две недели. А на неделе ты можешь прийти только в выходные и только на пару часов», – говорит она.

Маме 18-летнего Андрея Чинчлея Ольге перед совершеннолетием сына устроили несколько экскурсий по разным городским ПНИ, чтобы она пригляделась, куда лучше отправить ребенка. После первого визита в диспансер Чинчлей вместе с мужем для себя решили: сына они никуда не отдадут, вопрос с ПНИ закрыт.

– Мне показали один класс, и я больше не смогла. Это была огромная комната и были дети: кто голенький, кто полуголенький, кто в кроватке, у кого ножка свисает, кто на полу. Они не были одеты, – вспоминает Ольга Чинчлей. – Картина была ужасающей. Я сбежала оттуда.

В том же диспансере Чинчлей увидела, что за сотней людей с самыми разнообразными диагнозами ночью наблюдает всего одна нянечка по видеокамере из другого помещения.

Чинчлей Ольга с сыном Андреем

Ольга, как и Елена Богайцева, приходила вместе с Андреем к «Невской ратуше». Они передали письма 30 родителей главе комитета по социальной политике Александру Ржаненкову, хотя до этой встречи отцы и матери уже не раз писали и Ржаненкову, и вице-губернатору Анне Митяниной. Ответов на предыдущие письма они не получили, поэтому решили взять чиновников «штурмом».

– Кто будет просить за него? Если я его руки, ноги, голова и вообще весь мир? Если я за него не буду, то кто? – задается вопросом Чинчлей.

Александр Ржаненков на несогласованную встречу с родителями детей-инвалидов вышел и откровенно признался: «Система реабилитации в России в зачаточном состоянии».

Система реабилитации в России в зачаточном состоянии

Инфраструктура вроде бы в городе есть, но работает она не везде полноценно: менять памперсы и кормить взрослых инвалидов с «тяжелыми множественными нарушениями» могут только в двух центрах на весь Петербург. Очередь в эти центры расписана на полгода вперед. В других районных реабилитационных центрах не предоставляют таких услуг: нет специалистов, помещений или сотрудники просто по положениям не обязаны кормить и менять памперсы инвалидам.

После «штурма» «Невской ратуши» у родителей состоялась еще одна встреча с Ржаненковым и главами районных реабилитационных центров. Пришедших мам обнадежили: детей не бросят, и каждый будет в реабилитационном центре. Правда, у чиновников пока нет понимания, сколько именно взрослых людей с тяжелыми нарушениями в таких центрах нуждаются. В пресс-службе комитета по социальной политике корреспонденту сайта Север.Реалии сообщили, что официально реестра нуждающихся нет. Есть только список людей, в котором больше 200 фамилий, которые в целом получают какую-то помощь от государства. Ольга Чинчлей рассказывает, что родители детей-инвалидов организовали группу в соцсетях, куда только за один месяц вступило около 50 человек – это отцы и матери, которые не хотят отправлять своих детей в ПНИ. Родители детей-инвалидов говорят, что, если надо, они дойдут до Путина, потому что «выбора больше нет и детей девать некуда».

Зачем любящим родителям отправить ученика средней школы в интернат?

Когда я рассказываю новым знакомым, что являюсь директором дневной школы и младшей школы-интерната, я часто получаю ответ: «Я никогда не смогу отправить своего ребенка в школу с !» Я часто подавляю смешок и сопротивляюсь закатыванию глаз, потому что эти же любящие родители ничего не думают об отправке своего ребенка в ночлег и превозносят достоинства, достигнутые благодаря этому опыту, такие как возросшая независимость, давая своему ребенку пространство, необходимое для развития новых интересов. , и завести друзей на всю жизнь.Эти же причины — и многие другие — объясняют, почему младшие школы-интернаты так успешно выпускают уверенных и способных учеников, готовых к вызовам средней школы и не только.

Итак, каковы еще причины, по которым семья выбрала бы интернат для своих учеников с 5 по 9 классы?

Для доступа к специализированным программам и привлечения академиков

Многие родители рассматривают этот опыт, потому что они ищут трансформирующий опыт, отвечающий индивидуальным потребностям их ребенка.Например, Applewild предлагает одногодичную программу для учащихся 8 и 9 классов под названием «Prospect Studio», междисциплинарная программа, ориентированная на инновации, дизайн, предпринимательство и развитие лидерских качеств. Эта программа идеально подходит для любознательного ученика, который, возможно, посчитал традиционную среднюю школу скучной и хотел бы получить выгоду от интеллектуального приключения, прежде чем перейти в старшую школу.

Для решения проблем обучения

Трудно быть ребенком с языковыми затруднениями в обучении, и еще труднее, когда их братья и сестры не сталкиваются с такими же проблемами.Иногда посещение школы со специализированным обучением является оазисом ума для учащихся, которые в противном случае испытали бы инвалидность в школе. Возможность свободно противостоять инвалидности в сообществе взрослых и сверстников, которые понимают проблемы, может быть чрезвычайно обнадеживающей. Foundation в Applewild — это школа в школе для лиц с ограниченными способностями к изучению языка, и учащиеся-интернаты имеют преимущество в виде структурированной поддержки, которая также включает в себя надежную программу занятий искусством и спортом.

Для обеспечения стабильности и поддержки

Есть много очень успешных семей с двумя профессиями, которым трудно обеспечить стабильную учебную среду. Трудно присутствовать на собрании по продажам в городе, когда юниор тренируется по футболу в 16:00, а семьи в конечном итоге нанимают множество водителей и воспитателей, чтобы их дети могли заниматься всеми своими внешкольными мероприятиями. В младшей школе-интернате все это входит в обычный рабочий день. Даже если родителям удается уговорить детей заниматься после школы, семейное «время вместе» усиливается домашними заданиями и приготовлением еды.Многие родители обнаружили, что использование 5-дневной программы интерната дает им время просто быть внимательными родителями по выходным, в то же время позволяя всем проводить будние дни без стресса. Кроме того, программы младших школ-интернатов составлены с учетом уникальных потребностей развития учеников средней школы. Например, электроника физически защищена, за исключением запланированного времени, когда учащиеся могут звонить домой и играть в цифровые игры. Это создает здоровый жизненный опыт, в котором развиваются отношения и растет характер.

Содействовать развитию здоровой семьи

Некоторые родители выбирают младший пансион, чтобы способствовать развитию здоровой семьи. Если в семье разлука, развод или серьезная болезнь, школа-интернат может обеспечить стабильность и эмоциональное пространство для учащихся, чтобы они могли беспокоиться о собственном развитии, а не о членах семьи. Часто это не так драматично, как эти примеры, но вместо этого есть дети, которым полезен опыт высокой структуры / высокого воспитания.Если родитель обнаруживает, что профиль обучения ребенка таков, что невозможно выполнять домашнее задание без большого стресса со стороны ученика и родителя, то школа-интернат — прекрасная возможность, потому что структурированный учебный зал со встроенным репетитором является частью каждого вечера. Это дает родителям возможность просто быть любящими родителями и проводить свободное время со своими детьми.

Обеспечение поддерживающего и инклюзивного социального опыта

Средняя школа может быть сложной задачей, особенно для вдумчивых, чувствительных учеников с уникальными или космополитическими интересами.Эти ученики могут быть маргинализованы в крупных государственных школах, где преобладающая культура поощряет конформность. Иногда социальная среда ученика может стать токсичной, и родителям приходится принимать трудное решение, чтобы обеспечить лучшее общество для своего ребенка. В Applewild мы уделяем большое внимание основным ценностям, которые лежат в основе нашей социально-эмоциональной программы обучения. Институциональная приверженность уважению, справедливости, ответственности, состраданию, сотрудничеству, честности и гражданственности создает атмосферу, в которой подростки могут понять, кто они есть, и быть верными себе.Этот климат позволяет студентам сосредоточиться на том, чтобы стать лучшей версией себя.

Для подготовки к средней школе

Родители нередко хотят, чтобы их дети посещали школу выборочного обучения, а пара лет в младшей школе-интернате дает практический опыт, необходимый для подготовки к интернату. Все младшие школы-интернаты предлагают программу девятого класса для учащихся, которые могли бы извлечь пользу из еще одного года в небольшом воспитательном сообществе, прежде чем отправиться в среднюю школу.Затем у этих учеников есть возможность перейти в 10-й класс в выбранной ими средней школе или, возможно, они решат повторить девятый класс, чтобы извлечь выгоду из еще одного года взросления — этот опыт может изменить всю образовательную траекторию для ученика!

Многие средние школы отдают предпочтение учащимся из младших школ-интернатов, потому что эти учащиеся доказали, что они могут управлять обстановкой в ​​интернате. Младшие студенты-интернаты учатся делать домашнее задание самостоятельно и погружаются в культуру, которая серьезно относится к учебе.В Applewild один из наших родителей в общежитии руководит математической командой и оказывает заинтересованным ученикам дополнительную помощь и множество игровых дополнительных математических знаний. Играть в математические игры после ужина считается нормальным и забавным занятием!

Принятие решения, правильного для вашей семьи

Наш опыт показывает, что многие родители, которые изначально думали, что никогда не смогут отправить своего 10, 11 или 12-летнего ребенка «в школу», восторженно говорят о разнице, которую это решение имело для них семья и их ребенок.Хотя причины могут быть разными, многие любящие родители выбирают младшую школу-интернат для своих учеников средней школы, чтобы обеспечить исключительное образование и направить своего ребенка на путь академического и социально-эмоционального успеха.

слов мудрости для упрямого родителя

Шари Банкс Геллер, родитель выпускников Академии Блера

Я осматриваю комнату своего сына. До окончания средней школы всего две недели. Колледж уже не на горизонте, это наш следующий шаг вперед. Я хочу посмотреть, что ему нужно будет взять с собой, а что он оставит после себя.Осматривая его комнату, я остро осознаю, как наши миры расширились больше, чем мы могли представить всего четыре года назад, когда мы подали Майкла в старшую школу. Когда мы начали поиски в старшей школе, школа-интернат сознательно не попадала в поле нашего зрения.

В начале восьмого класса наш сын заявил, что хочет поступить в школу-интернат. Мы с мужем серьезно поговорили о возможном интернате. В детстве мы оба ходили в хорошие государственные школы.Мы отказались от нашей государственной средней школы в качестве варианта для наших четырех детей и решили отправить их в независимую дневную школу. Хотя ни мой муж, ни я не были выходцами из семей с культурой школы-интерната, у нас было много друзей, чьи дети посещали школы-интернаты по всей стране. Нас часто предупреждали, что когда ребенок посещает школу-интернат, дневные школы побледнеют по сравнению с ними. Удобства, кампус и идея другого уровня независимости очень привлекательны для четырнадцатилетнего подростка.Хотя наш разговор был серьезным, мы быстро согласились, что не будем рассматривать школу-интернат.

Мы исследовали наши местные дневные школы. Мы гастролировали, навещали, разговаривали с друзьями и сравнивали показатели поступления в колледж. Мы оставляли каждый визит в школу, пытаясь найти в каждой школе сильные стороны, которые были бы ценны для Майкла. Ни одна дневная школа не считалась «правильной». Мы слышали о «теплоте и целостности» Академии Блэра. Блэр находился менее чем в часе езды от нашего дома, и мы решили посетить школу… изначально без Майкла. После того, как мы закончили встречу с директором приемной комиссии, мы столкнулись в коридоре с несколькими студентами, которые остановились, чтобы поговорить с нами. Они были умными, вежливыми, хорошо говорили и обладали тихой уверенностью, которая избавляла от завуалированного высокомерия, которое мы встречаем в некоторых школах. Блэр была единственной школой, из которой мы оба вышли и сказали: «Я вижу Майкла здесь».

Пока я собираюсь собрать вещи в комнате общежития Майкла, я почти поражен тем, насколько бесценным для него стали его четыре года проживания в академии Блэра и чрезвычайно положительным влиянием, которое это окажет на его успехи в ближайшие годы.Но мой энтузиазм по поводу ценности этих лет в школе-интернате намного больше, если сравнивать с моим собственным переходом в качестве мамы в первый раз в интернате. Мы инстинктивно знали, что Блэр — подходящее место, но это означало позволить ему сесть на борт.

За день до того, как Майкл поступил на первый курс в Блэр, я позвонил своему другу, чей сын пошел в школу-интернат годом ранее. Сквозь слезы я сокрушался, что он слишком молод и не могу его отпустить.Мой друг высказал мудрые и опытные слова, и на следующее утро я стояла ровно и спокойно, переводя его в старшую школу. В течение следующих двух недель я плакал, когда кто-нибудь спрашивал, как дела у Майкла. Трое моих других детей медленно адаптировались к дополнительному пространству в нашей повседневной жизни. По прошествии нескольких недель я понял, что могу часто видеть Майкла на его играх, а он бывал дома каждые 2-3 уик-энда. Мы все установили распорядок дня, и я был уверен, что наши отношения не будут потеряны или ухудшены.Каждый раз, когда я брал его в школу, я так гордился собой, что «отпускал» ровно столько, и было очевидно, насколько он процветает. Но я бы солгал, если бы не признался, что даже в первый год обучения были ночи, когда я отвозил его обратно в школу, а разлука все еще вызывала у меня боль в животе. И это было с уверенностью, что он находился в хорошем и безопасном месте и процветал в больших количествах.

Я смеюсь, когда вспоминаю свое неуверенность в выборе школы-интерната и свои неправильные представления, несмотря на все семьи, которые я знал с детьми в школе-интернате.Самые вопиющие заблуждения наводняют меня, когда я планирую отъезд Майкла.

Миф № 1 : Вы отправляете ребенка .

Я помню, как сказал это другу, когда Майкл учился в четвертом классе. Это было моей точкой зрения как родитель 8-летнего ребенка. Посадка означала упаковку вашего ребенка и оставление его на попечении кого-то другого. Даже в четырнадцать лет я беспокоился, что размышление о школе-интернате будет означать отказ от моего вклада и влияния в жизни моего ребенка незнакомцам, которые будут жить с ними и учить их.Мы были такими практическими родителями и хотели и дальше оказывать решающее влияние на жизнь Майкла. Я не был готов отказаться от этого контроля.

Реальность # 1 : Я имею такое же, если не большее влияние на важные решения в жизни моего ребенка, чем я мог бы, если бы он решил посещать дневную школу. Мое время и разговоры с сыном не о том, чтобы уговаривать его делать уроки или не опаздывать на школьный автобус. В большинстве школ-интернатов есть обязательный вечерний учебный зал, регистрация на завтрак и строго соблюдаемый комендантский час.В учебном зале преподаватели находятся в общежитии, чтобы отвечать на вопросы и наблюдать за упорядоченным периодом обучения. Кто-то еще придирает их к домашнему заданию и хорошим привычкам в учебе. У всех детей в общежитии одинаковый комендантский час, и он соблюдается единообразно. Мы не тратим время вместе, обсуждая, что мама Джонни разрешает ему не выходить на два часа позже, а мама Мэри не заземляет ее, если она пропускает комендантский час или забывает позвонить, чтобы сказать, что опаздывает (а не на носилках в отделении неотложной помощи. !). Еженедельно проводится осмотр комнат, и кто-то предлагает убрать грязную одежду с пола и вынести мусор!

Мы действительно говорим об опыте, который он получил в школе, о тех вдумчивых вопросах, которые должен задать подросток о правильных и неправильных и трудных решениях, которые учат их преодолевать серые проблемы в жизни.Мы говорим о его последней страсти, о том, как играет его любимая команда или как он справился с проблемой с учителем или одноклассником. Мы говорим больше, потому что он не отключил меня после того, что подросток воспринимает как часы ворчания.

Миф № 2: Когда ребенок учился в школе-интернате, поступление в колледж является антиклиматическим.

Школа-интернат означает проживание в общежитии и перемещение по университетскому городку. К тому времени, как они поступят в колледж, научиться управлять своим временем, общественной жизнью и стиркой станет уже давно.

Reality # 2 : Когда Майкл впервые поступил в колледж в январе этого года, я полностью осознал, насколько значительным был этот миф как для моего сына, так и для меня. Школы-интернаты, по крайней мере, Академия Блэра, представляют собой структурированную и очень благоприятную среду. В Блэре преподаватели и сотрудники знают каждого ребенка. Программа личного наставника и программа академического мониторинга предоставляют студенту возможность легко общаться с преподавателями. Персональный советник — это преподаватель, выбранный студентом как человек, к которому он чувствует себя комфортно, с личными вопросами.Академический монитор назначается студенту для наблюдения за выбором курса студентом, его прогрессом в течение года и для помощи с любыми академическими вопросами. Легкость, с которой родитель может общаться с наставником и наблюдателем, создает круг сотрудничества и поддержки для ученика как дома, так и в школе.

Опыт средней школы — это учащиеся, которые учатся защищать свои интересы. Когда ребенок исчерпал свой арсенал навыков, чтобы справиться с ситуацией, у него есть ресурсы как взрослых в школе, так и родителей, чтобы помочь им продумать и решить проблемы.Они учатся доверять системе социальной защиты взрослых, одновременно узнавая, насколько они могут полагаться на себя. Немногие профессора в колледже будут заинтересованы в том, ходит ли студент на занятия или работает ли он изо всех сил. Учеба в колледже — это совсем другой опыт. В то время как наши дети научились управлять своей чистой стиркой и жить с соседом по комнате, который не является братом или сестрой, они будут переведены на новый уровень личной ответственности и немного границ в новом мире независимости.

Колледж означает изменение и для родителей-интернатов.Я был партнером советника, наблюдателей, учителей и тренеров моего сына в течение последних четырех лет. Например, я услышал что-то в голосе Майкла во время одного из наших ночных телефонных звонков на первом курсе. Я чувствовал себя так далеко и позвонил его советнику. Я спросил, может ли он проверить Майкла на следующий день или около того и убедиться, что с ним все в порядке. Его советник заехал к Майклу в его общежитие той же ночью и доложил, что все в порядке. На первом курсе Майкла я отправлял электронное письмо тому же советнику.Я был обеспокоен тем, что что-то не так, но по телефону я не мог сесть на стул рядом с ним и лично выяснить, что его действительно беспокоит. Я чувствовал, что у него боли роста, но хотел убедиться, что в этом нет ничего серьезного. Оказалось, что он примирял разочарованное сердце, и я считаю, что ему было легче поделиться с личным советником, с которым он установил отношения более трех лет. Дневная школа не может предложить те же возможности для такого рода связи между учителями и учениками.Преподаватели школы-интерната живут в общежитиях, живут на территории кампуса и вместе со студентами едят. Я буду скучать по своим отношениям с советником Майкла. Я получил пользу от мудрости и проницательности других, которые также были инвестированы в успех Майкла. Я буду играть роль родителя в колледже без поддержки, которой я пользовался за годы его учебы в Академии Блэра.

Миф № 3 : Вы потеряете ребенка, и ваши отношения изменятся. Вы не узнаете друзей своих детей.

Меня беспокоило, что из-за того, что Майкл учится в школе-интернате, я буду скучать по спонтанному общению с моим сыном. Я бы не стал частью его распорядка дня. Его друзья не будут тусоваться в нашем доме, и я не узнаю их поближе.

Реальность № 3 : У меня «больше» детей, имеющих их в школе-интернате, чем если бы они остались дома и ходили в дневную школу. Мои друзья, чьи дети учатся в дневной школе, подвозят их к автобусу в 6:45.Их дети возвращаются домой после занятий спортом на позднем автобусе в 19:45, быстро обедают и исчезают в своих спальнях, чтобы выполнить тяжелую домашнюю работу. По выходным их дети днем ​​занимаются спортом, а ночью гуляют с друзьями. Когда мой ребенок приходит домой на длинные выходные или на длительные перерывы, он весь мой. Его друзья, если они живут в этом районе, заняты своими семьями. Во время длительных перерывов (от 6 дней до трех недель) ему не нужно выполнять домашнее задание каждую ночь.Он расслаблен, ценит то, что мы проводим вместе и С нами.

У меня сейчас двое сыновей в академии Блэра, третий начнется в сентябре. За время пребывания в кампусе я познакомился со многими из их друзей. Многие родители, живущие недалеко от школы, посещают игры, встречи, матчи и т. Д. К моему большому удивлению, я также познакомился со многими другими родителями за время, проведенное в кампусе. Ко мне подходят друзья моих детей, здороваются и навещают. Они будут сидеть со мной и другим моим сыном, пока мы будем смотреть, как мой сын занимается спортом.Я приглашаю их присоединиться к нашей семье за ​​ужином возле кампуса. Иногда их друзья приезжают к нам домой на ночь или путешествуют с нами. Если бы мои сыновья ходили в местную дневную школу, их друзья жили бы в радиусе часа от нашего дома. Не думаю, что у меня была бы лучшая возможность узнать их друзей лучше, чем в школе-интернате. Из-за занятий спортом, поездок на работу и тяжелой домашней работы, которую, кажется, испытывают все старшеклассники, у них будет мало времени, чтобы пообщаться и поговорить с чужой мамой.

Реальность # 4: Неожиданные бонусы, которые я понял после того, как мы зарегистрировались в школе-интернате:

Bonus # 1 : У моих детей есть друзья со всей страны и со всего мира. Во время жизненных путешествий у них будет много домов вдали от дома. Они действительно живут в разнообразном сообществе двадцать четыре часа в сутки. Они не просто видятся с друзьями из разных слоев общества и культур на несколько часов в день, а затем направляются домой в однородный район.

Bonus # 2: Мои друзья жалуются, что их выходные теперь определяются тем, что они бросают и забирают старшеклассников с занятий спортом на выходных и социальных мероприятий. Они хотят, чтобы у их детей были водительские права. Я с самого начала понимал, что, живя в интернате, друзья моих детей будут жить «в одном районе». Я не считал, что школьные вечеринки и танцы заставляют ездить туда-сюда в любое время, просто достаточно неудобно, чтобы помешать любой другой деятельности между ними.В школе-интернате танцы, мероприятия, вечеринки и просто времяпрепровождение с друзьями находятся в пределах пешей досягаемости. Мне не нужно беспокоиться о том, кто может вести моего ребенка. Это подводит меня к следующему чудесному осознанию.

Bonus # 3: Мой ребенок, только что получивший водительские права, практически не нуждается в вождении по темным, заснеженным или обледенелым зимним дорогам. Мой ребенок ходит в класс каждое утро, и ему не нужно садиться в машину с другим новым водителем, который все еще накапливает опыт, чтобы безопасно реагировать на опасные или неожиданные условия вождения.Когда они в школе, я могу спать по ночам, не слушая, как машина благополучно подъедет к подъездной дорожке.

Bonus # 4: Мне не нужно беспокоиться о том, будет ли ответственный родитель дома, когда мой ребенок придет на школьную вечеринку или будет проводить время с друзьями в кампусе. В то время как детям предоставляется здоровая степень свободы и личное пространство, взрослые (преподаватели) присутствуют на каждой «вечеринке».

Bonus # 5: Подростковые годы — это самопознание, познание себя и определение того, кем вы хотите быть.Это достаточно сложно, даже если у вас нет двух сильных родителей. У умных, талантливых детей часто есть родители с сильными личностями. В то время как все дети в некоторой степени определяют себя в глазах родителей, школа-интернат дает детям немного больше возможностей для развития за пределами видения их родителей. Они берут лучшее из того, чему мы учили и чему их научили, и смешивают это со своими собственными идеями и сильными сторонами. Они начинают чувствовать себя комфортно в своей собственной шкуре с чувством уверенности в себе, что станет прочной основой для их жизненных успехов.

Я в восторге от того, как вырос мой сын, и горжусь тем, что у меня хватило смелости подарить ему опыт школы-интерната. Он возьмет с собой превосходное всестороннее образование и оставит свой след в сообществе Академии Блэра. Я видел в школе-интернате «отпускание», но на самом деле это значит держать ребенка рядом и позволять ему расти.

Вопросы? Свяжитесь с нами через Facebook. @boardingschoolreview

Помогаем вашему ребенку адаптироваться в школе-интернате

Помощь вашему ребенку в адаптации в школе-интернате

Четыре профессиональных совета для родителей, которые помогут ученикам приспособиться к школе-интернату

Для многих новых учеников приспособление к жизни в школе-интернате может быть тяжелым испытанием.Почти каждый в какой-то момент будет тосковать по дому. В такие периоды у ваших детей могут возникнуть проблемы с восприятием преимуществ школы-интерната или они могут даже захотеть вернуться в свою старую школу. Чтобы помочь вашему ученику и облегчить его или ее переход в жизнь ученика школы-интерната, мы составили полезный список советов, которым вы должны следовать.

1. Подготовьтесь физически, умственно и эмоционально

Тот факт, что вы потратили месяцы на поиск идеальной школы для своего ребенка, и дни, готовящие заявку, не означает, что подготовительная работа окончена! Перед началом школьного семестра важно подготовить ребенка к новой главе его жизни.Примите во внимание несколько приведенных ниже предложений, чтобы убедиться, что вы полностью подготовили своего ученика к предстоящему путешествию:

  • Запланируйте посещение кампуса перед учебным годом, чтобы познакомиться со средой, в которой будет учиться и жить ваш ученик. Это может помочь поставить себя на их место и сделать акцент на них.
  • Общайтесь с другими учениками и их семьями. Мало того, что у вашего ребенка будет друг до того, как он пойдет в школу, у вас также будут другие родители, с которыми вы сможете связаться и наладить контакт.Это будет особенно полезно, если вы находитесь дальше, чем большинство, и можете использовать «друга на земле».
  • Расскажите об ожиданиях от школы-интерната; это поможет подготовить вашего ученика морально к препятствиям, которые ему, возможно, придется преодолеть

2. Дайте им инструменты, которые помогут найти друзей и создать сообщество

Для многих учеников дружба, которую они завязывают в школе-интернате, может стать второй семьей, которую они лелеют на всю оставшуюся жизнь. Однако создание таких облигаций поначалу может показаться сложной задачей.Поощряйте своего ребенка участвовать во внеклассных мероприятиях, которые побудят его общаться с единомышленниками. Кроме того, предложите им выяснить, какими хобби они увлекаются до до фактического посещения школы-интерната. Таким образом, к тому времени, когда наступит сентябрь, он или она почувствуют уверенность в своих способностях и увлечениях, и мы надеемся, что эта уверенность перейдет в новую школу.

3. Распознавать признаки тоски по дому

В то время как большинство учебных заведений легко замечают явные признаки тоски по дому учащегося, некоторые учащиеся менее склонны быть уязвимыми, особенно мальчики старшего возраста.Многие преподаватели часто узнают о тоске по дому из-за беспокойства родителей. Если у вашего ребенка проявляются некоторые из следующих симптомов, возможно, он или она испытывает тоску по дому:

  • Увеличение количества телефонных звонков или контактов с домом, особенно по вечерам или в выходные дни
  • Меньше вовлеченности в деятельность или учебу
  • Проводить больше времени в своей комнате
  • Другие признаки и симптомы можно найти здесь

4. Подключайтесь, но не переусердствуйте с общением

Обеспечение сети поддержки для вашего ученика будет иметь решающее значение для его или ее успеха.Благодаря современным технологиям вы можете забыть о тарифах на междугороднюю связь. Приложения и программы, такие как Viber и Skype, позволяют вам легко и бесплатно общаться с кем-то в любой точке мира — все, что вам нужно, — это стабильное подключение к Интернету! Получение пакета от близких может иметь большое значение в день, когда тоска по дому особенно сильна. Включение сувениров из дома, таких как фотографии, самодельные подарки, кружка или стакан для питья, убедит вашего ученика в том, что он или она находятся в ваших мыслях каждый раз, когда ваш ребенок видит или использует воспоминание о вашей любви.Было доказано, что комфортная еда положительно вызывает эмоции и снимает стресс и беспокойство, поэтому обязательно включите в нее любые (здоровые) закуски, которые любит ваш ребенок! Такие сайты, как OCM, специализируются на предоставлении студентам пакета услуг по уходу на все случаи жизни. Несмотря на то, что всегда рекомендуется поддерживать открытую линию связи с вашим учеником, следует избегать телефонных звонков по ночам. Вместо того, чтобы постоянно общаться с друзьями и семьей из дома, ваш ученик должен интегрироваться в школьное сообщество и культуру.Поощряйте своего ученика установить гибкий график для общения с вами и друзьями из дома, когда у него или нее есть время, но не делать это приоритетом, который может отвлекать от налаживания новых отношений. Поступление в школу-интернат может быть одним из самых приятных приключений в жизни молодого человека. Несмотря на то, что в новой среде могут возникнуть проблемы и стрессовые ситуации, родители могут издалека способствовать успеху своих детей. Если вы потратите время на то, чтобы полностью подготовить своего ученика к замечательному опыту, который ему предстоит пережить, сохраните чуткость, когда вы узнаете, что он переживает трудный период, и поддержите его посредством запланированного общения и неожиданных подарков, ваш ребенок будет в пути. присоединиться к миллионам людей, добившихся своего величия благодаря частным школам-интернатам.

Дорогие родители: Прочтите это перед тем, как отправить ребенка в школу-интернат.

Прошло несколько лет, и у меня выскочили глаза, но это единственная книга, фильм или шоу, которые имеют хоть какое-то подобие правды в моем опыте в школе-интернате. это Wild Child .

Вы чувствуете себя брошенным, вы чувствуете себя в ловушке, они забирают ваш телефон (так что у вас есть телефон-обманка), закуски — это валюта, а сокурсники, с которыми вы живете, становятся вашей семьей. Вы узнаете, какие матроны приготовят вам карамельный попкорн, если вы дадите им хорошее настроение, а какие матроны будут кричать на вас, если вы включите свет посреди ночи, чтобы пойти в ванную.

Мне было 12 лет, когда мама спросила меня, хочу ли я пойти в школу-интернат. Я барахталась в школе в Окленде, где я находилась в зоне, и мне было отказано в поступлении в другую близлежащую школу (более близкую, чем та, для которой я был зонирован). Так мы посмотрели интернат. Единственной информацией, которой мы действительно могли руководствоваться, был проспект школы, покрытый постановочными фотографиями очаровательных улыбающихся учеников, и слова друга семьи, школьницы, которая любила его. Мой отец не имел права голоса в том, будет ли его единственная девочка отправлена ​​домой или нет.Он все еще недоволен этим. Мой брат тоже какое-то время скучал по сестре, и я вернулся домой через пять лет и обнаружил, что он не тот человек, которого я оставила.

Моя семья и я приняли решение слишком быстро; у нас не было достаточно информации о том, что такое школа-интернат на самом деле, и я не знаю, приняли бы мы такое же решение. Я пишу это для того, чтобы у вас было достаточно информации для принятия обоснованного решения.

Скорее всего, ваш ребенок не поместится в

Школа была, на мой взгляд, за городом.На территории школы были загоны с овцами. Рядом со школьным бассейном был лес. Школьная часовня была причудливой, снаружи росли розы. Просто находиться там было культурным шоком. Но более того, я никогда не доил корову, я спросил, когда автобусы ехали в город, и, мой главный грех, я оклендец. Для тех из вас, кто не собрался, они не любят нас к югу от Бомбейских холмов. Мы Джафы. Просто еще один гребаный Оклендец. Латте и загрязнения. Это их раздражало.И они еще больше разозлились, когда я не отказался от своего родного города. Я утверждал (глупо) перед лицом целого класса, полного дочерей фермера и владельцев садов в четвертом поколении, что Окленд на самом деле чертовски крутой. Это не принесло мне друзей, и какое-то время после этого ничего не помогло.

Если вы собираетесь отправить ребенка в школу-интернат, скорее всего, такая ситуация. Вы отправляете их из дома в место, где у людей другая жизнь, разные ценности и, по всей вероятности, ваш ребенок на какое-то время будет торчать, как больной палец.Однажды это может быть полезно для них или укрепит характер, но какое-то время это будет ужасно. Совет, если вы отправляете своего ребенка на юг? Повторяйте за мной: «Я из Хантли».

У вашего ребенка будет религия в своей жизни, хотите вы этого или нет

В моей школе была поговорка, которую они повторяли нам, пока мы все не посинели: «Наша школа — это магазин леденцов, и вы не можете просто съесть лакрицу «. Это означало, что здесь есть образование, спорт, искусство и религия, и вы не можете отказаться ни от чего из этого.Но, как вы могли заметить, на самом деле это ужасная метафора. Вы можете пойти в магазин леденцов и просто съесть лакрицу. Вы можете пойти в магазин леденцов, решить, что на самом деле вам не нравятся леденцы, и пойти по дороге и купить немного чипсов.

Мне показалось, что они не хотели этого слышать. Они хотели, чтобы я спокойно сидел в часовне, читал молитвы, пел гимны и писал в дневнике часовни. Моя мать призналась после того, как я ушел, что она надеялась, что отправка меня в религиозную школу побудит меня никогда не становиться религиозным.Я знал, что что-то не так. Кажется, это сработало.

И все же мне все равно приходилось сидеть тихо и уважать чужие убеждения на протяжении сотен и сотен часов. Я не говорю, что это плохо, я не говорю, что это хорошо. Но независимо от того, религиозен вы или нет, помните об этих часах, когда решаете отдать ребенка в школу-интернат.

Будет много-много старомодных правил

К сожалению, с этими старыми школами приходит набор того, что многие подростки считают «старомодными» правилами.Возможно, они расшатались, но они все еще там. Мы должны были пройтись в наших нарядах по сцене перед школьным социальным мероприятием, чтобы убедиться, что наши подростковые тела были достаточно прикрыты. Когда нам было около 14 лет, у нас были ужасно проблемные занятия по половому воспитанию, на которых нам предлагали отрывать лепестки от розы, чтобы показать, как мы становимся менее желанными с каждым человеком, с которым мы были близки. Нам сказали, что травка сделает нас сумасшедшими и, возможно, убьет нас. И, как ни странно, нам не разрешили разговаривать с мальчиками.

Это правило было проверено однажды солнечным субботним днем ​​недалеко от школы, когда одна из девочек написала сообщение и договорилась о встрече с мальчиком (ах!).Мы все двинулись в условленное место, поболтали минут 10, потом он пошел своей дорогой, и мы вернулись в пансионат. Это не было событием до тех пор, пока все девушки, которые присутствовали, не были вызваны в кабинет директора для разговора. Мы видели, как разговаривали с мальчиком, это выглядело не очень хорошо, это не подходило для девочек нашего возраста, и мы все были бы наказаны.

Я спросил: «Вы бы отреагировали так же, если бы мы встретились с девушкой?» Директор улыбнулся и посмотрел на меня, как будто я был самым наивным и невинным цыпленком в мире.«Нет», — сказала она. «Между мальчиками и девочками есть определенные романтические связи, которых нет в отношениях с другими девочками».

Мало ли она знала, что она была наивной в том разговоре. На самом деле я намекал ей, что поведение, от которого она думала, что прекращает, выходит из-под ее контроля. Между одной или двумя девушками в пансионатах было гораздо больше «романтических подтекстов», чем между кем-либо и этим бедным, обнадеживающим мальчиком.

Моя точка зрения? Люди, воспитывающие вашего ребенка, могут быть (кашлять) по некоторым вопросам не в курсе.Поговорите со своим ребенком. Убедитесь, что они осведомлены о важных вопросах. Убедитесь, что они читают книги, и, ради бога, если кто-то попытается использовать лепестки роз в качестве метафоры для своей сексуальной желательности (типа, что, черт возьми, вообще была эта ерунда?), Убедитесь, что они знают, как наступить на розу и потребовать правильное половое воспитание.

Если вы не будете осторожны, ваш ребенок упустит некоторые вещи, в которых он действительно нуждается.

Если вы были поклонником правила «без мальчиков», ответьте мне на этот вопрос: все свое образование я провел в аквариуме без мальчиков. жизнь, вы думали, эти молодые женщины собирались поступить в университет, скромно найти самого благородного из этих молодых людей, поговорить с ним в течение трех лет, а затем разделить первый поцелуй в день их свадьбы? Или вы думаете, что более реалистично, что после семи лет табу на весь гендер, вы можете не знать, как обращаться с вниманием, либо ужаснуться им, опьянеть от него, не знать, как справиться со всем этим, и повернуться к крайности? Ни один из моих друзей из школы-интерната никогда не говорил: «Эй, ничего себе, 5 лет, когда я не разговаривал с мальчиком, жить с мальчиками в универе было очень легко!» И я предполагаю, что мальчики из школы-интерната для мальчиков испытают похожий, сбивающий с толку опыт.

А как насчет вождения? Почему в Новой Зеландии не учат водить машину? Но это не так. И поскольку я не был дома достаточно, чтобы научиться водить в школе (да, мама, ты купил мне эти 5 уроков, но тогда я даже не сидел на переднем сиденье машины в течение 5 лет), я не научился, пока не был дома из университета. Когда мне было 22. Чертовски неудобно, говорю вам.
Или проводить время со взрослыми в среде взрослых, чтобы они знали, как себя вести? Или учишься готовить? Или возможность остаться дома больным и просто взять выходной один раз в синюю луну? Или получить какой-либо жизненный опыт, которого не было физически в школе (я действительно очень долго боролся за материал на моих уроках творческого письма, потому что я никогда никуда не ходил)?

Пропустить это ужасно.Они являются важными составляющими для того, чтобы стать взрослым. К счастью, вы можете помочь своему ребенку не упустить это, почаще приводя его домой, позволяя ему быть подростком, подбирая ему летнюю работу и обучая вождению.

У них не будет того ощущения, что они могут полностью расслабиться дома.

Оглядываясь назад, можно сказать, что все наши проступки, за которые мы в конечном итоге были наказаны, были результатом стремления к нормальной жизни. Мы забаррикадировали воспитательницу пансионата, чтобы можно было поспать в субботу; мы ехали в деревню на велосипедах, хотя шлемов у нас не было; нас поймали, когда мы ехали на молочную фабрику в нашей спортивной экипировке, чтобы поесть жареного цыпленка.В школах так много правил, что даже если вы находитесь там только днем, они становятся непосильными. Но если вы в школе 24 часа в сутки, всю неделю каждую неделю до каникул, они посягают на вашу способность быть человеком.

Я не имею в виду правила, которые глупо закатывают глаза (если вы находитесь в столовой, вы должны носить юбку) или сошедшие с ума по здоровью и безопасности (босые ноги не допускаются вообще, никогда (держите в виду, это в месте, где мне пришлось жить), я имею в виду все правила. все время там, где вы живете.Кумулятивное, постоянное соблюдение всех правил, все самое лучшее поведение, все время заставляет вас чувствовать, что вы не можете быть личностью, что вы числитесь в их списке, и все. Как говорит мой папа, «это как тюрьма, но форма получше».

Ваш ребенок будет голодать для подросткового бунта, и в конце концов он его обнаружит. нормальные взрослые.Те удушающие правила, которые я упомянул? Для подростка это просто умолять, задыхаться и умолять сломаться. И не в шутливой манере «ну давай повеселимся и нарушим некоторые правила». Но в стиле «о боже, это место так чертовски скучно, мне 17, и сегодня суббота, мне нужно пойти и выпить RTD, или я умру».

И если вы думаете, что отправка вашего ребенка в школу-интернат убережет его от всех мерзостей мира, то вы глубоко ошибаетесь. Всегда есть кто-то со старшим братом или сестрой, или поддельным удостоверением личности, или хитрым соседом, где они могут получить бутылку или косяк.Если они хотят ускользнуть на вечеринку, они это сделают.

Если вам нужно держать ребенка подальше от подобных вещей, оставьте ребенка дома. Отправка их в школу-интернат на самом деле облегчает им жизнь. Имейте в виду, однако; когда-нибудь им придется уйти из дома.

Вы можете найти друзей на всю жизнь где угодно — не отсылайте их за это

«Но ведь вы заводите друзей на всю жизнь!» это то, что я слышу чаще всего, когда пытаюсь объяснить сложную, многогранную природу школы-интерната тому, кто не пошел.И да, я это сделал. Но тот факт, что большинство друзей, с которыми я сейчас близок, были дневными девочками (которых я видела только в школьные часы), говорит мне, что часть школы-интерната не была той частью, которая укрепила дружбу на всю жизнь.

Вы можете подружиться на всю жизнь в любой школе. Это не тот фактор, который вам следует учитывать.

Школьные чиновники — всего лишь люди.

Для матрон и школьных чиновников забота об учениках и решение больших и малых аспектов нашей жизни — их работа.Иногда они облажались. Иногда, когда они думают, что действуют в ваших интересах, они совершают ужасные ошибки, которые навсегда изменят вашу жизнь. Когда мне было 12 лет, у моего товарища по пансионе диагностировали рак. Она сидела и плакала часами напролет. Вдали от своей семьи в такое трудное время ей нужно было пространство, снисходительность к строгой рутине, поддержка и разрешение, чтобы какое-то время просто не было в порядке. К сожалению, они ей этого не дали. Ей приходилось спать, спать, завтракать, обедать и ужинать под присмотром, готовить (домашнее задание) под присмотром, проводить собрания в часовне.Ей было (по понятным причинам) грустно, поэтому школа заставила ее пойти к советнику (неплохая идея), и когда она целый час плакала, они немедленно отправили ее в больницу для проверки самоубийства без согласия ее родителей.

Это была ужасная ситуация и, возможно, они ошиблись. Ее родители испытывали достаточный стресс из-за проблем, с которыми они сталкивались, но нам, ее друзьям, не легче было наблюдать за развитием этой ситуации и быть бессильными, чтобы помочь ей. Если вы собираетесь отправить ребенка в школу-интернат, не стесняйтесь отвезти его домой на неделю в кризисной ситуации.Она все еще ощущает последствия этого. Я все еще чувствую эффект, наблюдая, как она переживает это.

В интернате от образования никуда не деться

Именно поэтому я пошла туда в первую очередь — потому что до интерната мои оценки были нормальными. Когда я пришел в школу, у нее был 100-процентный показатель поступления в университет. В младших классах они каждый вечер заставляют учеников ходить в классы после обеда и учиться или делать домашнее задание.Для старшеклассников был тихий час, когда ожидалось, что вы будете учиться. Я ненавидел это, и я был не одинок в этом, но все делали свою работу, усердно учились и во время экзамена, становясь искренне конкурентоспособными. Каждый придумал желаемое направление и серьезно работал над ним, будь то спорт, искусство, ветеринария или поварское дело.

Какими бы глупыми ни были многие школьные правила и практики, у каждого ученика была единственная цель — выяснить, что вы хотите делать, и сделать это.Я хотел быть писателем и вот я здесь. Пишу.

Было тяжело. Это было тяжелое место для жизни, но мои школьные результаты были хорошими, я занимался той карьерой, которую хотел, и большинство людей, которых я знал в школе, и я не знаю, мог бы сказать то же самое, если бы остался в школе. город. Но я не оглядываюсь на интернат с любовью. Я был изолирован от семьи и не мог вести себя нормально. Тем не менее, если бы я мог изменить свой опыт на более терпимый, я бы не хотел ходить на больше вечеринок, я бы хотел больше вернуться домой, пойти на пляж с моими друзьями ( без присмотра!), смог увидеть свою семью, иногда оставался один, чтобы грустить.

Отправьте их. Отправьте своего ребенка в школу-интернат и обеспечьте ему наилучшую успеваемость, какую только сможете получить, если и только если вы готовы отнестись к этому разумно. Если вы готовы часто встречать их дома и позволять им свободу. Если вы готовы драться в их углу, когда школа принимает дерьмовое решение. Если вы собираетесь отправлять им письмо и коробку с печеньем хотя бы раз в две недели. И, что, возможно, самое важное, отправляйте их только в том случае, если вы не против, отменяете через год, если это не сработает.

Отправка ребенка — это не выход из родительской жизни. И если вы можете понять это, усвоить это и не забыть иногда приводить их домой, то я разрешаю вам отправить их.

Прочитать дальше

Распространенных мифов о школах-интернатах —

МИФ: школы-интернаты предназначены для детей с проблемами или для детей, родители которых разведены.

РЕАЛЬНОСТЬ: Неправильные, на самом деле хорошо информированные родители, знакомые с интернатами и дневными школами, ищут для своих детей наилучшего соответствия, лучшего образования в академическом, внешкольном и социальном плане.Это может быть государственная или частная школа. Информированные родители ищут школу, которая лучше всего отвечает потребностям ребенка и наилучшим образом раскрывает его потенциал.

МИФ. В газетных статьях рассказывается, что на самом деле происходит в интернатах.

РЕАЛЬНОСТЬ: Наилучшую информацию о школе можно получить, посетив кампус, наблюдая за занятиями и мероприятиями, а также поговорив лично, в кампусе, со студентами и преподавателями, а также, когда это возможно, с родителями нынешних учеников.—Уильям Морс (Коннектикут)


МИФ: Школы-интернаты предназначены только для богатых детей.

РЕАЛЬНОСТЬ: Вовсе нет.

Финансовая помощь зависит от множества факторов, но все зависит от потребности. В среднем 30-40% студентов получают некоторую финансовую помощь. Единственный надежный способ определить, имеет ли семья право на получение финансовой помощи, основанной на необходимости, — это заполнить PFS (Parent Financial Statement) и отправить его в SSS (School and Student Services) в Принстоне, штат Нью-Джерси.Также проверьте цифры финансовой помощи каждой школы, чтобы узнать, сколько ежегодно выделяется на финансовую помощь, и проверьте, насколько велик их пожертвование.

МИФ: В интернате не так много присмотра, как дома.

РЕАЛЬНОСТЬ: На самом деле, в интернате за учеником, вероятно, будет больше присмотра. В течение дня академики, структурированное учебное время, затем занятия спортом и внеклассные программы занимают большую часть времени студентов. По вечерам в учебных залах под присмотром или в общежитиях под присмотром взрослых остается мало времени зря.

МИФ: оценки восьмиклассников не учитываются при приеме в школу-интернат.

РЕАЛЬНОСТЬ: Каждый год засчитывается в общий средний балл студента.

—Мэрилу Маркус (Калифорния, Нью-Хэмпшир)


МИФ. Посещение школы-интерната первого уровня обеспечивает зачисление в наиболее конкурентоспособные колледжи.

РЕАЛЬНОСТЬ : На самом деле, не то, где вы ходите в среднюю школу, а то, насколько хорошо вы там учитесь, лучше всего помогает при поступлении в самые конкурентоспособные колледжи.

МИФ: Только самые опытные спортсмены добьются успеха в школах-интернатах.

РЕАЛЬНОСТЬ: На самом деле, гораздо больше учеников, которые впервые находят возможность заняться спортом, посещают школу-интернат. Каким бы ни был уровень их развития, спортсмен найдет подходящий уровень соревнований. Бывают случаи, когда учащиеся сначала занимаются спортом в школе-интернате, а затем продолжают соревноваться в колледже.

МИФ: Я плохой родитель, чтобы позволить моему ребенку посещать школу-интернат?

РЕАЛЬНОСТЬ: Абсолютно нет.Одно из самых больших преимуществ обучения вашего ребенка в школе-интернате — это возможность наставничества вместе с другими взрослыми. Еще один важный результат посещения школы-интерната — это то, что ваш ребенок научится управлять своим временем и учиться.

—Рик Диксон (Коннектикут)


МИФ: Семьи, не знакомые с интернатами и процессом, предполагают, что они попадут в каждую школу, в которую они подадут заявление.

РЕАЛЬНОСТЬ: Интернаты конкурентоспособны по своей природе и активно ищут сильных кандидатов.Хотя преподаватели имеют первостепенное значение, отдельные школы ищут учащихся, которые «подходят», активно отражающие культуру, философию и уникальные сильные стороны школы. В процессе приема выявляются «наиболее подходящие» кандидаты. Никогда не следует предполагать принятие.

МИФ: Школы-интернаты — это рассадники алкоголя и наркотиков.

РЕАЛЬНОСТЬ : На самом деле школы-интернаты менее склонны к употреблению наркотиков и алкоголя. Среда школы-интерната имеет более естественный контроль, и гораздо больше взрослых присутствует во всех аспектах повседневной жизни.Кроме того, в школах-интернатах очень плотный график и гораздо меньше возможностей проводить свободное время без присмотра взрослых. Хотя наркотики и алкоголь могут попасть в кампус школы-интерната, характер жизни в кампусе является публичным, и открытие возможно с неизбежными последствиями.

— Одри Людеманн (Коннектикут)


МИФ: В школе-интернате не разрешается много посещений на дому.

РЕАЛЬНОСТЬ: Интернаты обычно закрываются по выходным перед экзаменами или в начале семестра.В противном случае студенты могут отправиться домой после занятий спортом и учебы в пятницу или субботу. Родителей также приглашают на домашние и выездные игры, а также поощряют навещать своих детей в кампусе! Это не означает, что ваш ребенок должен возвращаться домой каждые выходные; школы хотят, чтобы ваш ребенок принимал участие в общественной жизни школьного сообщества.

МИФ
: Поскольку тренер говорит, что хочет меня, мне гарантировано зачисление в эту конкретную школу.

РЕАЛЬНОСТЬ: Последнее слово за приемной комиссией.Я видел, как клиенты были привязаны, и им говорили, что они приняты и все идет по плану, а затем приемная комиссия пришлет письмо с отказом или телефонный звонок, а от тренера ни слова.

— Луиза Слейтер (Южная Каролина)


МИФ: Если вы подадите заявление в достаточное количество школ первого уровня, одна из них примет вас.

РЕАЛЬНОСТЬ: Начните со школ, которые подходят. Убедитесь, что в ваш список включены «вероятные» поступающие, несколько школ, которые вероятны, а затем несколько школ, которые являются доступными.

МИФ: В интернатах могут быть скороварки.

РЕАЛЬНОСТЬ: Вот где «правильная подгонка» вступает в игру; вы должны найти школу, в которой уровень проблем, давления или конкуренции соответствует вашему ребенку.

—Мэй Персик (Южная Каролина)


МИФ: Год окончания аспирантуры — это год после окончания колледжа.

РЕАЛЬНОСТЬ: Год аспирантуры может означать многое, но применительно к школе-интернату это год после того, как учащийся получил аттестат о среднем образовании и решил посещать школу-интернат, чтобы обогатить свое академическое и / или спортивное резюме. .Не все школы-интернаты предлагают такую ​​возможность.

МИФ: Если у вашего ребенка проблемы с обучением, школа-интернат — не место для него.

РЕАЛЬНОСТЬ: Во многих школах-интернатах есть учебные центры, которые могут справиться с небольшими различиями в обучении. Существуют специализированные школы-интернаты, которые занимаются определенными различиями в обучении (СДВ, СДВГ, дислексия, синдром Аспергера, НЛД, ОКР, тревожность и т. Д.). Если ваша нынешняя школа не отвечает текущим академическим потребностям вашего ребенка, школа-интернат может быть для него идеальным вариантом.

МИФ: Дневные ученики часто чувствуют себя изолированными от жизни школы-интерната.

РЕАЛЬНОСТЬ: Школы различаются по тому, как они включают дневных учеников в свое сообщество, и их следует расспрашивать, когда их посещают семьи. Ученикам дневного отделения, по большей части, приходится прилагать усилия, чтобы участвовать в уик-эндах и в жизни дома в школе-интернате.

—Рик Диксон (Коннектикут)
—Мэрилу Маркус (Калифорния, Нью-Хэмпшир)

Спасибо Мэрилу Маркус (Калифорния, Нью-Хэмпшир), школьному комитету и членам IECA, приславшим свои любимые школьные мифы.

6 причин, по которым стоит отдать ребенка в школу-интернат — Greensprings School

Это не всегда простой процесс выбора правильного образовательного пути для вашего ребенка, и для многих родителей есть несколько решений более значимых, чем выбор дня обучения или школы-интерната. Есть несколько причин для выбора дневной школы или школы-интерната. В большинстве случаев родители выбирают школу-интернат из-за нехватки времени, а также для развития коммуникативных навыков у своих детей, и наоборот.

В этой статье мы обсудим шесть причин, по которым вы отправляете своего ребенка в школу-интернат.

Что такое школа-интернат?

Школа-интернат — это система, при которой учащиеся живут и учатся в школе в течение академического семестра.

Ученики навещают свои семьи только на выходных и в отпуске. Тесное совместное сосуществование разных учащихся, принадлежащих к разным культурам и национальностям, привлекает многих учеников в школу-интернат. Они узнают о важности терпимости и уважения к различным взглядам и взглядам через узы, которые развиваются в такой сплоченной образовательной среде.

Согласно Forbes, ученики школ-интернатов успевают значительно выше, чем ученики частных дневных и государственных школ. Тем не менее, это всего лишь утверждение — оно не делает его точным.

Однако отправка вашего ребенка в школу-интернат — это возможность для него или нее получить некоторые жизненные навыки, имея при этом доступ к качественному образованию. Дети, выходящие из дома и имеющие возможность общаться и общаться с другими детьми, узнают больше о себе.

Во-вторых, учащиеся школы-интерната имеют больший доступ к отношениям между учителем и учеником, потому что некоторые преподаватели остаются в кампусе.Но в Нигерии многие люди считают, что школа-интернат — неподходящее место для отправки ребенка.

Критики утверждают, что школы-интернаты в стране не могут ни следить за ребенком, ни обеспечивать ему повседневную заботу. С другой стороны, сторонники считают, что школа-интернат имеет важное значение для общего развития и роста ребенка, и наиболее важным аспектом школы-интерната являются возможности установления контактов, которые она предоставляет.

Учащиеся-интернаты в Greensprings School ладят между собой

Общение в сети друзей и коллег, которые знают и могут поручиться друг за друга, — одно из постоянных преимуществ школы-интерната.

Тем не менее, преимуществ интерната больше. Вот некоторые из преимуществ:

  1. Независимость обучения и приоритеты

В школе-интернате дети осваивают такие навыки, как стирка, раннее вставание и выполнение работы в общежитии. Даже если им это может не понравиться, правда остается в том, что они приобретают ценные навыки, которые превосходят всю жизнь.

Один из основных навыков, который они изучают в школе-интернате, — это управление временем.В интернате дети контролируют свое время. Они становятся активными личностями, способными к лидерству и проявляющими инициативу.

Почему тайм-менеджмент является важным навыком в школе-интернате?

Кевин Чо

«Тайм-менеджмент — это навык, который я изучаю и все еще понимаю, начиная с поступления в школу-интернат; Мне было трудно учиться. По прошествии первой недели я понял, что некогда болтать онлайн в мессенджере, скачивать музыку и смотреть фильмы на компьютере.

Промедление настигло меня, и я весь день чувствовал усталость. Я сказал себе, что перестану откладывать на потом — я начал выполнять свои задания намного раньше. В школе-интернате жизненно важно работать эффективно и разумно использовать свое время.

Практически невозможно выполнить домашнее задание старшеклассника всего за два часа. Но если начать выполнение заданий рано и закончить домашнее задание, когда есть время, можно выполнить домашнее задание и хорошо выспаться.”

Читать статью полностью

В школе-интернате учащиеся не только учатся управлять своим временем, но и учатся оставаться и жить с другими людьми. Им предлагается развивать свои навыки межличностного общения, потому что в школе-интернате нельзя прятаться.

  1. Больше доступа к учителям

В интернате ученики больше общаются с учителями. Школа-интернат предлагает ученикам возможность наладить тесные связи со своим учителем, отчасти из-за меньшего размера помещения или небольшого размера класса.

В большинстве школ-интернатов учителя живут на территории кампуса и вместе с учениками едят. Это облегчает ученикам обсуждение темы, связанной с предметом, с учителями. Привлекая учителей, они получают больше информации по теме.

Например, в школе-интернате Greensprings учащиеся обычно проводят дополнительные учебные занятия / мероприятия, а также наблюдают за подготовкой после сиесты. В конечном итоге это улучшает их академическую успеваемость и социальные навыки.

  1. Подготовка к университету после школы

Хотя получение образования в школе-интернате имеет жизненно важное значение для личного и образовательного роста и развития, она также является первопроходцем в жизни после школы.Большинство студентов после окончания средней школы готовятся поступить в университет либо в своей стране, либо за границей.

Исследования показали, что учащиеся школ-интернатов чувствуют себя более подготовленными к университету и колледжу, чем их сверстники. Многие люди считают, что школа-интернат, в частности, похожа на предварительный просмотр колледжа. Поскольку эти студенты живут в кампусе и находятся вдали от дома, они могут столкнуться с жизненными проблемами и принять решение.

Тем не менее, школа-интернат — более благоприятная среда, чем колледж.Родители общежитий в школе-интернате играют активную роль в этих школах, помогая и поощряя самостоятельность учащихся. От деятельности, которую они предпринимают — например, стирки и уборки — до своевременного пробуждения и выполнения академической работы, учащиеся школ-интернатов более подготовлены к жизни вне дома, а переход в колледж часто является плавным процессом.

  1. Развитие социальных навыков

Совместное проживание учащихся помогает им сблизиться, а это развивает их социальные навыки.Взаимодействие детей с посторонними людьми в пансионате помогает им выйти из зоны комфорта. Это вселяет в ребенка уверенность, помогая ему или ей справляться с проблемами реальной жизни.

Бывают ситуации, когда родители жалуются на коммуникативные навыки своего ребенка. Для детей, которым сложно общаться со сверстниками, неплохо будет отправить их в интернат; это откроет им возможность общаться с другими детьми.

Студенты учатся разговаривать, когда они попадают в ситуации, когда им приходится взаимодействовать с другими.Кроме того, учащиеся узнают, что нужно для достижения успеха в групповой среде.

  1. Школы-интернаты помогают обучать основным жизненным навыкам

Школа-интернат обучает основным жизненным навыкам. Учащиеся узнают, как сбалансировать множество занятий в школе-интернате.

Цель школы-интерната — общее развитие ребенка. Дети, живущие вдали от дома, учатся основам тайм-менеджмента и тому, как сбалансировать свою вовлеченность в задачи.

Прочие основы стирки, решение таких проблем, как украденная сумка и порванные штаны; студенты учатся задавать вопросы и нестандартно мыслить для решения проблем.С помощью сотрудников и сверстников большинство студентов быстро приспосабливаются.

  1. Студенты ценят личные ценности

Отправка детей в школу-интернат знакомит их с разнообразием этнической принадлежности. Студенты, как правило, общаются со своими сверстниками, у которых могут быть другие убеждения и опыт. Учащиеся школ-интернатов проводят со своими одноклассниками почти двадцать четыре часа в сутки. В такой обстановке дети знакомятся с широким спектром культурных взглядов, и это учит их ценить мнение других людей.

Несмотря на все преимущества школы-интерната, родители по-прежнему скептически относятся к отправке своих детей в интернат по нескольким причинам. Некоторые из основных причин включают безопасность, запугивание и эмоциональную привязанность.

Во-первых, они озабочены безопасностью. Будет ли их ребенок защищен, если он будет посещать школу-интернат? Во-вторых, родителей больше беспокоят издевательства, и они не хотят, чтобы их дети испытали такую ​​травму.

Издевательства — это большая проблема, и в большинстве случаев учителя даже не знают, когда учеников притесняют.Школы должны найти способы уменьшить эту проблему. Это включает в себя присутствие на борту всех учителей, сотрудников и администраторов, чтобы предотвратить запугивание.

Наконец, эмоциональная привязанность родителей не позволяет им отправлять своих детей в школу-интернат. Некоторые жалуются, что их дети не достигли совершеннолетия, а другие приходят к выводу, что их ребенок не пригоден для жизни в школе.

Это подводит нас к следующему вопросу: «В каком возрасте вашему ребенку следует пойти в школу-интернат?»

«Родитель говорит»

Восемь лет — это слишком мало, чтобы быть вдали от родителей.Если это должна быть школа-интернат, подождите, пока ребенку исполнится 11 или 12. Я пошел в интернат в 11 лет, и я благодарен за этот опыт; это сделало меня гораздо более независимым и уверенным в раннем возрасте

См. Статью полностью

Уилсон, эксперт по информационным технологиям и отец троих детей, заявил, что «он зачислит своих детей в школу-интернат после того, как они до определенного момента посещают дневную школу; то есть после начального образования.–Панч Газета.

По его словам, детям должно быть разрешено посещать школы-интернаты для получения среднего образования, потому что окружающая среда дает им возможность научиться самостоятельности в раннем возрасте, и это поможет им, когда они поступят в университет.

Что касается возраста, в котором следует отдать ребенка в школу-интернат, многие педагоги и родители имеют разные точки зрения. Однако будет разумно отправить ребенка, если вы знаете, что он может справиться с некоторыми обязанностями без вашего руководства.

Отправить ребенка в школу-интернат на уровне средней школы — неплохое дело. Тем не менее, дети раннего возраста нуждаются в тщательном наблюдении и заботе со стороны родителей. Отправлять их в интернат — не лучшее время. Им необходимо развить некоторый уровень уверенности в себе и развития, и это можно придать только в ранние годы, когда ребенок еще дома.

В заключение, нет ничего плохого в том, чтобы отправить ребенка в школу-интернат. Однако убедитесь, что он или она достигли совершеннолетия, чтобы посещать школу-интернат.Родителям также необходимо посещать школы и встречаться с домашними работниками. Первое впечатление имеет значение и играет решающую роль в том, будет ли ваш ребенок жить в пансионе. Задавать много вопросов; Вот почему сотрудники пансионата готовы ответить на все ваши вопросы.

причин отправить ребенка в школу-интернат

Когда родители решают отправить своего ребенка в школу-интернат, многие из них приводят следующие обычных причин :

  • классы меньшего размера,
  • дополнительные внеклассные мероприятия и поездки,
  • улучшенных жизненных навыков,
  • лучших учителя и
  • лучшая подготовка к вузу.

Это веские причины, но их гораздо больше! Школа-интернат — это не только для того, чтобы поместить вашего ребенка в среду с лучшими академическими знаниями. Это также помогает им узнать, кто они есть как личности. Живя самостоятельно, молодые люди лучше понимают, как заботиться о себе. Они учатся удовлетворять свои физические и эмоциональные потребности и отстаивать свои интересы. Для многих людей это открытие не произойдет, пока они не будут жить самостоятельно или в колледже.Отправляя ребенка в школу-интернат, родители дают своим детям ценную фору в понимании того, кто они и кем хотят быть!

Запуск Self Discovery Young

Школа-интернат обычно является синонимом средней школы. Однако есть несколько школ-интернатов, которые открываются раньше, например, Arthur Morgan School , которая работает исключительно с учениками средней школы. Мария Монтессори действительно считала, что лучшее время для поступления в школу-интернат — , ранний юношеский возраст .В своей книге От детства к отрочеству , она написала: «В трудную пору отрочества желательно, чтобы ребенок жил вне его привычного окружения, вне семьи, в деревне, в тихом месте, на лоне природы ».

Она продолжает говорить, что, живя в интернате, студенты «могут лучше соответствовать требованиям учебы и работы, в то время как семейная жизнь должна скорее соответствовать требованиям жизни родителей.Монтессори считал, что для того, чтобы подростки стали самостоятельными людьми со своими амбициями и трудовой этикой, им необходимо жить независимо. Школа-интернат — прекрасная возможность для подростков.

Жизнь в сообществе

Для многих из нас наша идентичность определяется не только нашим индивидуальным опытом, но и теми, кто нас окружает. Когда учащиеся живут дома, их жизнь часто определяется убеждениями и желаниями их родителей. Помещая своего ребенка в новую среду, родители подвергают его целому миру разнообразных и интересных влияний.Сообщество школы-интерната позволяет подросткам экспериментировать и пробовать различные варианты поведения. Они чувствуют естественные последствия своих действий. Живя в сообществе со своими сверстниками и взрослыми, которым доверяют, они могут определить свой собственный моральный кодекс, решить, как они хотят взаимодействовать с людьми, и научиться строить здоровые отношения.

Школа-интернат также помогает учащимся в тесном контакте со сверстниками, которые проходят через подобное самопознание. В отличие от того, чтобы видеться с друзьями только в течение учебного дня, ученики-интернаты живут вместе.Они перерабатывают свои чувства друг с другом и поддерживают друг друга. В результате они часто заводят прочные связи и дружбу, которые сохраняются на всю оставшуюся жизнь.

Скотт Эшкрафт, лесничий из Западной Северной Каролины, посещал AMS в 1980 году. Он пробыл там всего год, но за это время он подружился с людьми, с которыми общается до сих пор. «AMS во многом повлияла на мою жизнь, но одна из вещей, которые я ценю больше всего, — это то, что я все еще разговариваю и тусуюсь с друзьями, которых я там нашел.«Эшкрафт даже вернулся в Село через много лет после того, как пошел в школу». По большей части я вернулся в Celo, чтобы восстановить связь с этими друзьями ». В настоящее время Эшкрафт входит в состав совета директоров AMS .

Специальная среда

AMS — лишь одна из многих школ-интернатов, но она является прекрасным примером того, на что способна школа-интернат. Выбрав работу только со школьниками средней школы, AMS создала среду, идеально подходящую для учащихся, которых она обслуживает. Практические занятия , настоящая рабочая ферма, художественных студий и экскурсий на свежем воздухе — все это побуждает школьников открывать свои интересы и реализовывать свои цели. Благодаря своему опыту они понимают, что они хотят делать со своей жизнью. Осознавая это раньше, они лучше подготовлены защищать себя и свои потребности.

Независимо от того, какую школу родители выберут для своего ребенка, они должны быть уверены, что школа-интернат — отличный выбор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.