Венчание в церкви что значит: можно ли есть или нужно поститься, что нельзя делать после церемонии, стоимость и атрибуты обряда

Содержание

Венчание - что это? Брак и венчание

Что такое христианский брак? Как готовиться к венчанию? Почему перед венчанием нужно заключить брак в ЗАГСе?

Содержание статьи

Что такое венчание?

Венчание – это таинство Церкви, в котором Бог подает будущим супругам, при обещании ими хранить верность друг другу, благодать чистого единодушия для совместной христианской жизни, рождения и воспитания детей.

Желающие венчаться должны быть верующими крещеными православными христианами. Они должны глубоко осознавать, что самовольное расторжение брака, утвержденного Богом, также как и нарушение обета верности, есть безусловный грех.

История брака

Ветхозаветное учение о браке

Ветхозаветное учение о браке видело главную цель и сущность брака в воспроизводстве рода. Деторождение являлось самым очевидным знаком Божьего благословения. Наиболее ярким примером Божьего благоволения к праведнику явилось обетование данное Богом Аврааму за его послушание: «Я благословляя благословлю тебя и, умножая умножу семя твое, как звёзды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт. 22, 17-18).

Хотя ветхозаветное учение не имело ясного представления о посмертном существовании, а человек, в лучшем случае, мог надеяться только на призрачное прозябание в так называемом «шеоле» (что лишь очень неточно можно перевести как «ад»), обетование, данное Аврааму, предполагало, что жизнь может стать вечной через потомство. Иудеи ждали своего Мессию, который устроит некое новое израильское царство, в котором наступит блаженство еврейского народа. Именно участие в этом блаженстве потомков того или иного человека понималось как его личное спасение. Поэтому бездетность считалась у евреев как наказание Божие, ибо оно лишало человека возможности личного спасения.

Новозаветное учение о браке

В отличие от ветхозаветного учения брак в Новом Завете предстает перед человеком как особое духовное единение христианских супругов, продолжаемое в вечности. В залоге вечного единства и любви видится смысл новозаветного учения о браке. Учение о браке, как о состоянии, предназначенного лишь для деторождения, Христом отвергается в Евангелии: «В Царствии Божием не женятся и не выходят замуж, но пребывают как ангелы Божии» (Мф. 22, 23-32). Господь явно дает понять, что в вечности не будет плотских, земных отношений между супругами, но будут духовные.

Канонические сборники Пра­вославной Церкви также оперируют определением брака, предложенным римским юристом Модестином (III в.):

«Брак — это союз мужчины и женщины, общение жизни, соучастие в божеском и человеческом праве».

Христианская Церковь, позаимствовав определение брака из римского права, сообщила ему христианское осмысление, основан­ное на свидетельстве Священного Писания. Господь Иисус Христос учил:

«оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 5-6).

Древняя христианская Церковь возникла в Римской Империи, в которой было свое понятие о браке и свои традиции заключения брачного союза. Заключение брака в Древнем Риме было чисто юридическим и имело форму договора между двумя сторонами. Браку предшествовал «сго­вор», или обручение, на котором могли быть обговорены материальные стороны заключаемого брака.

Древнехристианский брак

Не нарушая и не отменяя того права, которое действовало в Римской Империи, первохристианская Церковь придавала браку, заключенному по государственному закону, новое осмысление, основанное на новозаветном учении, уподобляя союз мужа и жены союзу Христа и Церкви, и считала супружескую чету живым членом Церкви. Ведь Церковь Христова способна существовать при любых государственных формациях, государственных устройствах и законодательствах.

Христиане считали, что есть два необходимых условия для брака. Первое — земное, брак должен быть законным, он должен удовлетворять тем законам, которые действуют в реальной жизни, он должен существовать в той реальности, которая наличествует на Земле в данную эпоху. Второе условие — брак должен быть благословенным, благодатным, церковным.

Конечно же, христиане не могли одобрять те браки, которые допускали язычники в Римском государстве: конкубинат – длительное сожительство мужчины со свободной, неза­мужней женщиной и близкородственные браки. Брачные отношения христиан должны были соответствовать нравственным правилам новозаветного учения. Поэтому в брак христиане вступали с благословения епископа. О намерении заключить брак объяв­лялось в Церкви до заключения гражданского договора. Браки, не объявленные в церковной общи­не, по свидетельству Тертуллиана, приравнивались к блуду и прелюбодеянию.

Тертуллиан писал, что истинный брак совершался пред лицом Церкви, освящался молитвой и скреплялся Евхаристией. Совместная жизнь христианских супругов начиналась с совместного участия в евхаристии. Первые христиане не мыслили своей жизни без евхаристии, вне евхаристической общины, в центре которой стояла Вечеря Господня. Вступающие в брак приходили в евхаристическое собрание, и, с благословения епископа, вместе причащались Святых Христовых Тайн. Все присутствующие знали, что эти люди начинали в этот день новую совместную жизнь у чаши Христовой, принимая ее как благодатный дар единства и любви, который соединит их в вечности.

Таким образом, первые христиане вступали в брак и через церковное благословение и через принятый в римском государстве юридический договор. Такой порядок оставался неизменным и в первое время христи­анизации империи. Первые христианские государи, осуждая тай­ные, неоформленные браки, в своих законах говорят лишь о граж­данской юридической стороне брака, не упоминая о церковном браковенчании.

Христианский брак в Византии

Позднее византийские императоры предписали заключать брак не иначе как с церковного благословения. Но при этом Церковь издавна участвовала и в обручении, придавая ему нравственно-обязательную силу. До тех пор, пока венчание не ста­ло обязательным для всех христиан, церковное обручение, за кото­рым следовало реальное начало брачных отношений, рассматрива­лось как действительное заключение брака.

Тот чин венчания, который мы можем наблюдать сейчас, сложился приблизительно к 9-10 векам в Византии. Он представляет собой некоторый синтез церковного богослужения и греко-римских народных свадебных обычаев. К примеру, обручальные кольца в древности имели чисто практическое значение. У знати были распространенны перстни-печати, которыми скрепляли юридические документы, записанные на восковых табличках. Обмениваясь печатями, супруги вверяли друг другу всё свое достояние в свидетельство взаимного доверия и верности. Благодаря этому в   Таинстве браковенчания кольца сохранили свое первоначальное символическое значение – они стали обозначать верность, единство, неразрывность семейного союза. Венцы, возлагаемые на головы брачующихся вошли в чин браковенчания благодаря византийским церемониалам и приобрели христианизированное значение – они свидетельствуют о царском достоинстве новобрачных, которым предстоит строить свое царство, свой мир, семью.

Брак в современном обществе

Дискурс о радикальном кризисе брака и семьи во второй половине XX века стал вызовом, на который отвечают православные богословы и философы. Данный вызов и реалии нового опыта жизни семей на переживаемом нами рубеже эпох стимулируют разностороннее освещение вопросов антропологии брака. Но не следует преуменьшать связь «новых идей» в данной области с аксиомами православного Предания. Святой Иоанн Златоуст утверждал: «Когда муж и жена соединяются в браке, они являют образ не чего-нибудь земного, но Самого Бога». Святой Амвросий Медиоланский полагает, что род человеческий «хорош» в единстве мужского и женского. Диада Адам-Ева, мужчина-женщина отражает множественность в Боге, который, будучи «Один», говорит «Мы» (Быт 1. 26). Климент Александрийский относит к браку слова Христа: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф 18. 20).

Православное учение о таинстве брака, о семье как «малой Церкви (ecclessia mikra по выражению св. Иоанна Златоуста) во множестве случаев вызывает недоумение у современного секулярного мышления. Вопросы вызывает также истолкование расхождений во взглядах христиан различных традиций на бракосочетание и проблему развода. Но рассмотрение вопросов и недоумений требует существенного расширения богословского и философского контекста нашей темы, выявления связи между таинством брака и другими основополагающими актами в жизни людей. Философская герменевтика человеческих поступков, увы, почти не вводит в поле своего рассмотрения сакраментологические сюжеты.

Брак как таинство

Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф. 5:32). Ни иудейский утилитаризм, ни римский легализм не могут встать рядом с новым понятием о браке — христианским, которое мы находим в 5-й главе Послания к Ефесянам, а именно: и муж, и жена могут и должны преобразовать свой «договор» в реальное Царство Божие.
Каждый человек — член земного общества, гражданин своей страны и член своей семьи. Он не может избежать требований материального существования, не может уклониться от налагаемых на него обязанностей перед обществом. Евангелие не отрицает ответственности человека в мире и в обществе. Истинное христианство никогда не призывало к отрицанию мира. Даже монахи несут свое особое служение миру отрицанием его ценности и стремлением господствовать над собой, ограничивать свою свободу. Признание человека — «образа и подобия Божия» — это прежде всего неограниченное, божественное по своей природе, свободное творчество, устремление к абсолютному Добру, к высшим формам Красоты, Любви, к пребыванию в Добре; ведь сам Бог — Добро, Красота и Любовь, и Сам Он любит человека. Человек может взывать к Нему, слышать Его ответ, испытывать Его любовь. Для христианина Бог не отвлеченная идея, а Личность, с Которой можно встретиться: Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас (Ин. 14:20). В Боге человек открывает истинную свою природу, потому что он и был сотворен «по образу Божию». И Христос как совершенный Бог проявил совершенную человеческую природу не вопреки Своей Божественности, а именно потому, что был совершенным Богом: в Нем Божество открылось как подлинная норма человеческого естества.

Когда человек принимает крещение и становится в Евхаристии «одним телом» со Христом, он фактически приходит к более полному выражению самого себя, приближается к истинному соединению с Богом и ближними, принимает на себя ответственность за весь мир, реализует данную Богом возможность безграничного творчества, служения и любви.

Итак, когда святой Апостол Павел называет брак «тайной» (или «таинством», что по-гречески звучит так же), он имеет в виду, что в браке человек не только удовлетворяет потребности своего земного, мирского существования, но и делает шаг на пути к цели, для которой он был сотворен, то есть вступает в Царство вечной жизни. Человек и здесь, на земле, обладает разнообразнейшими талантами — интеллектуальными, физическими, эмоциональными, — но его земное существование ограничено временем. Поэтому «родиться от воды и Духа» — значит войти в Царство вечной жизни; в Воскресении Христа это царство уже открыто и может быть опытно познано. Называя брак «таинством», святой Павел утверждает, что брак сохраняется и в Царстве вечности. Муж становится единым существом, единой «плотью» со своей женой, подобно тому, как Сын Божий перестал быть только Богом, стал также и человеком, чтобы Его народ мог стать Его Телом. Вот почему евангельское повествование так часто сравнивает Царство Божие с брачным пиром: это реализация ветхозаветных пророчеств о брачном пире между Богом и Израилем, избранным народом. Поэтому подлинно христианский брак должен быть единством не только в добродетели абстрактного этического закона или заповеди, а как Тайна Царства Божия, вводящая человека в вечную радость и вечную любовь.

Будучи тайной, таинством, христианский брак неизбежно противоречит практической, эмпирической реальности падшего человечества. Поэтому он, как и само Евангелие, является недосягаемым идеалом. Но существует огромная разница между «таинством» и «идеалом». Таинство — не абстракция, а опыт, в котором человек общается с Богом. В таинстве человеческая природа, не теряя полноты человеческого естества, участвует в более высокой реальности Духа. Человечество становится еще человечнее и исполняет свою исключительную судьбу. Таинство — путь к истинной жизни, к человеческому спасению. Оно открывает дверь к истинному, неискаженному человечеству. И потому таинство — не магия. Святой Дух не подавляет человеческой свободы, а освобождает человека от уз греха. В новой жизни невозможное становится возможным, если человек свободно пожелает принять то, что дарует ему Бог. Все эти черты таинств вообще видны и в браке.

Ошибки, недоразумения и даже противление Богу, то есть грех, возможны лишь, пока человек живет сиюминутным, эмпирическим, видимым бытием падшего мира. Православная Церковь это очень хорошо понимает, поэтому тайна Царства, открываемая в браке, не сводится к набору юридических норм. Истинное понимание и оправданное снисхождение к человеческим слабостям возможны лишь, когда абсолютной нормой признается новозаветное учение о браке как таинстве.

Венчание

До IX столетия Церковь не знала обряда бракосочетания, независимого от Евхаристии на литургии. Обычно христианская пара после регистрации гражданского брака принимала участие в Евхаристии, и приобщение Святых Тайн, согласно Тертуллиану, было печатью брака, которая включала в себя всю меру христианской ответственности, о которой мы говорили выше.
Однако начиная с IV века у восточных христианских авторов находим упоминания о торжественном обряде, сопровождающем это таинство. Согласно святому Иоанну Златоусту, венцы символизировали победу над страстями, так как христианский брак заключался не «по плоти» только, но был таинством вечной жизни, таинством для вечности. В послании святого Феодора Студита(828 г .) мы читаем, что венчание сопровождалось краткой молитвой епископа или священника «пред всем народом» за воскресной Литургией. Святой Феодор приводит следующий текст молитвы: Сам, о Владыко, ниспосли руку Твою от жилища Святаго Твоего и соедини Твоих рабов и создание Твое. Ниспосли им Твое единое сочетание умов; венчай их в плоть едину; сотвори их брак честен; сохрани их ложе неоскверненным; благоволи, чтобы их совместная жизнь была безупречной (Письма, 1, 22, Р. 99, кол. 973). Литургические книги этой эпохи (например, известный «Кодекс Барберини») содержат несколько кратких молитв, подобных вышеприведенной. Все они предназначались для чтения во время литургии.

Однако появление обряда венчания еще не делало его обязательным для всех вступавших в брак христиан. Хорошо известный памятник византийского права — «Эпинагога», автором которого был, вероятно, знаменитый патриарх Фотий (857—867, 877—886), — регулирующий отношения между Церковью и государством, гласит, что христианам предоставляется три пути для заключения брака: «Брак, — пишет Фотий, — является союзом мужа и жены, единением, для достижения ими полноты жизни; он совершается посредством благословения, венчания или договора». (XVI, X). С VI до IX века законодатели империи позаботились об усилении контроля Церкви над браками (см., например, 64-ю новеллу императора Юстиниана), но и это не делало венчание юридически обязательным (28).

Решительный шаг в этом направлении был сделан в начале Х века и совпал с появлением независимого от Евхаристии обряда венчания. Чем же была вызвана эта перемена, основательно видоизменившая если не смысл брака, то по крайней мере понимание этого смысла огромным большинством верующих?

Ответ легко найти в том же императорском указе, который провозглашал это изменение. В своей 89-й новелле византийский император Лев VI(912 г .) впервые подверг критике предыдущее законодательство за то, что такие юридические акты, как усыновление и брак, считались чисто гражданскими процедурами. Он провозгласил, что оба этих акта, поскольку они совершаются не рабами, а свободными людьми, должны санкционироваться посредством определенной церковной церемонии. Брак, не получивший благословения Церкви, «не будет считаться браком», а станет незаконным конкубинатом.

Некоторые аспекты этого указа заслуживают особого внимания: например, параллель между браком и усыновлением, а также исключение рабов из сферы действия нового закона. Но наибольшая путаница заключалась в том, что Церковь облекалась ответственностью за юридическое оформление брака. Несмотря на очень тесные отношения Церкви и государства, существовавшие в ту эпоху во всех христианских странах, такая ответственность была не совсем обычной для Церкви. Перемена была неожиданной. До императора Льва VI любой гражданин мог вступать в брак, не одобряемый Церковью (второй или третий, смешанный и т.п.), не выходя при этом из рамок закона. Если он был христианин, то подобный поступок навлекал на него епитимию и отлучение (о чем ниже), но перед гражданским законом он оставался невиновным. По новому закону Льва VI Церковь должна была придавать юридический статус всем бракам, в том числе и противоречащим христианским нормам. Конечно, теоретически новая обстановка давала Церкви возможность совершенствовать нравственность граждан, но практически эта нравственность была настолько далека от совершенства, что Церковь вынуждена была (29) не только благословлять браки, некоторые она смотрела неодобрительно, но и допускать разводы. Это привело к частичному стиранию различий между «мирским» и «священным», между падшим человеческим обществом и Царством Божиим, между браком как контрактом и бракомтаинством.

Церковь заплатила дорогую цену за взятую на себя ответственность перед обществом: ей пришлось «секуляризировать» до того чисто пастырское отношение к браку и фактически оставить свою строгую покаянную дисциплину. Можно ли было, например, отказать в церковном благословении вновь вступающему в брак вдовцу, когда этот отказ влек за собой лишение его гражданских прав на один или два года? С превращением таинства брака в юридическую формальность избежать компромиссов стало невозможно. Это, в свою очередь, привело к искажению пастырской практики Церкви, а в совести верующих — глубокой идеи о браке как неповторимой и вечной связи людей, таинственно отражающей союз Христа и Церкви. Сам император Лев VI, автор «Новеллы», навязал Церкви свой собственный — четвертый — брак с Зоей Карбонопсиной, заключенный в 903 году.

Но был компромисс, на который Церковь не могла пойти ни при каких обстоятельствах: это умаление святости Евхаристии. Церковь, к примеру, не могла допустить к Святому Причастию неправославного или же брачную пару, вступающую во второй брак. Это приводило к необходимости нового брачного обряда, независимого от Евхаристии. При сложившихся обстоятельствах — укрепления юридического значения церковного брака и ослабления связи между ним и Евхаристией — создание такого обряда сделалось вполне реальным.

Однако даже «Новелла» императора Льва VI оказалась не в состоянии запретить определенной категории христиан вступать в брак посредством обряда чисто литургического характера, т. е. через Евхаристию, без совершения особого (часто очень дорогого) обряда венчания. Новый закон не касался рабов, то есть более половины населения империи. Это противоречие между брачным законодательством для рабов и для свободных было устранено императором Алексеем I Комниным (1081—1118), который издал другой закон, делавший венчание юридической обязанностью и для рабов.

Установив независимый от Евхаристии обряд венчания, Церковь, однако, не забыла глубинной связи между браком и Евхаристией; например, это очевидно из текста святого Симеона Фессалонитского, данного в приложениях. Древние формы венчания включали в себя причащение брачующихся — по выражению церковного канона, «если они достойны». Причащению предшествовал возглас священника: «Преждеосвященная Святая Святым», а само Святое Причащение сопровождалось запричастным стихом: «Чашу Господню прииму». Брачный обряд, включающий в себя Святое Причащение, бытовал вплоть до XV века; его находят в греческих служебниках XIII века и в славянских рукописях вплоть до XV века.

Если брачные пары не были «достойны», т. е. когда брак не соответствовал церковным канонам, они допускались не к таинству, а лишь к чаше вина, благословенной священником. Этот обычай, схожий с раздачей благословенного хлеба или антидора после литургии «недостойным причаститься», стал повсеместным и бытует до сих пор. Но даже наш современный обряд сохраняет некоторые особенности, свидетельствующие о его первоначальной связи с Евхаристией. Он начинается, как и Литургия, возгласом «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа» и включает в себя приобщение к общей Чаше, предваряющееся пением молитвы Господней, как перед причастием на Литургии.

Каноническая и обрядовая традиции Церкви отразили и тот факт, что Евхаристия является «истинной печатью» брака. Брак, заключенный до крещения, т. е. вне связи с Литургией, не имеет сакраментального значения. Отсюда новокрещеный мог вступить в повторный брак с христианкой, и тогда только он рассматривался как потенциальный кандидат для возведения в священный сан, причем этот повторный брак рассматривался в данном случае как первый (Апостольское правило 17). С другой стороны, как говорилось выше, нехристианская пара, принятая в Церковь через крещение, миропомазание и причащение, не проходила через повторную брачную церемонию; общее участие супругов в Евхаристии являлось христианским восполнением «естественного» брака, заключенного вне Церкви. Связь между браком и Евхаристией должна быть — а это не так трудно — восстановлена в наши дни. Не является ли такой путь наилучшим для Церкви, желающей показать своим чадам истинное значение того таинства, в котором они участвуют?

Как готовиться к венчанию?

До IX столетия Церковь не знала обряда бракосочетания, независимого от Евхаристии на литургии. Обычно христианская пара после регистрации гражданского брака принимала участие в Евхаристии, и приобщение Святых Тайн, согласно Тертуллиану, было печатью брака, которая включала в себя всю меру христианской ответственности, о которой мы говорили выше.

Однако начиная с IV века у восточных христианских авторов находим упоминания о торжественном обряде, сопровождающем это таинство. Согласно святому Иоанну Златоусту, венцы символизировали победу над страстями, так как христианский брак заключался не «по плоти» только, но был таинством вечной жизни, таинством для вечности. В послании святого Феодора Студита(828 г .) мы читаем, что венчание сопровождалось краткой молитвой епископа или священника «пред всем народом» за воскресной Литургией. Святой Феодор приводит следующий текст молитвы: Сам, о Владыко, ниспосли руку Твою от жилища Святаго Твоего и соедини Твоих рабов и создание Твое. Ниспосли им Твое единое сочетание умов; венчай их в плоть едину; сотвори их брак честен; сохрани их ложе неоскверненным; благоволи, чтобы их совместная жизнь была безупречной (Письма, 1, 22, Р. 99, кол. 973). Литургические книги этой эпохи (например, известный «Кодекс Барберини») содержат несколько кратких молитв, подобных вышеприведенной. Все они предназначались для чтения во время литургии.

Однако появление обряда венчания еще не делало его обязательным для всех вступавших в брак христиан. Хорошо известный памятник византийского права — «Эпинагога», автором которого был, вероятно, знаменитый патриарх Фотий (857—867, 877—886), — регулирующий отношения между Церковью и государством, гласит, что христианам предоставляется три пути для заключения брака: «Брак, — пишет Фотий, — является союзом мужа и жены, единением, для достижения ими полноты жизни; он совершается посредством благословения, венчания или договора». (XVI, X). С VI до IX века законодатели империи позаботились об усилении контроля Церкви над браками (см., например, 64-ю новеллу императора Юстиниана), но и это не делало венчание юридически обязательным (28).

Решительный шаг в этом направлении был сделан в начале Х века и совпал с появлением независимого от Евхаристии обряда венчания. Чем же была вызвана эта перемена, основательно видоизменившая если не смысл брака, то по крайней мере понимание этого смысла огромным большинством верующих?

Ответ легко найти в том же императорском указе, который провозглашал это изменение. В своей 89-й новелле византийский император Лев VI(912 г .) впервые подверг критике предыдущее законодательство за то, что такие юридические акты, как усыновление и брак, считались чисто гражданскими процедурами. Он провозгласил, что оба этих акта, поскольку они совершаются не рабами, а свободными людьми, должны санкционироваться посредством определенной церковной церемонии. Брак, не получивший благословения Церкви, «не будет считаться браком», а станет незаконным конкубинатом.

Некоторые аспекты этого указа заслуживают особого внимания: например, параллель между браком и усыновлением, а также исключение рабов из сферы действия нового закона. Но наибольшая путаница заключалась в том, что Церковь облекалась ответственностью за юридическое оформление брака. Несмотря на очень тесные отношения Церкви и государства, существовавшие в ту эпоху во всех христианских странах, такая ответственность была не совсем обычной для Церкви. Перемена была неожиданной. До императора Льва VI любой гражданин мог вступать в брак, не одобряемый Церковью (второй или третий, смешанный и т.п.), не выходя при этом из рамок закона. Если он был христианин, то подобный поступок навлекал на него епитимию и отлучение (о чем ниже), но перед гражданским законом он оставался невиновным. По новому закону Льва VI Церковь должна была придавать юридический статус всем бракам, в том числе и противоречащим христианским нормам. Конечно, теоретически новая обстановка давала Церкви возможность совершенствовать нравственность граждан, но практически эта нравственность была настолько далека от совершенства, что Церковь вынуждена была (29) не только благословлять браки, некоторые она смотрела неодобрительно, но и допускать разводы. Это привело к частичному стиранию различий между «мирским» и «священным», между падшим человеческим обществом и Царством Божиим, между браком как контрактом и бракомтаинством.

Церковь заплатила дорогую цену за взятую на себя ответственность перед обществом: ей пришлось «секуляризировать» до того чисто пастырское отношение к браку и фактически оставить свою строгую покаянную дисциплину. Можно ли было, например, отказать в церковном благословении вновь вступающему в брак вдовцу, когда этот отказ влек за собой лишение его гражданских прав на один или два года? С превращением таинства брака в юридическую формальность избежать компромиссов стало невозможно. Это, в свою очередь, привело к искажению пастырской практики Церкви, а в совести верующих — глубокой идеи о браке как неповторимой и вечной связи людей, таинственно отражающей союз Христа и Церкви. Сам император Лев VI, автор «Новеллы», навязал Церкви свой собственный — четвертый — брак с Зоей Карбонопсиной, заключенный в 903 году.

Но был компромисс, на который Церковь не могла пойти ни при каких обстоятельствах: это умаление святости Евхаристии. Церковь, к примеру, не могла допустить к Святому Причастию неправославного или же брачную пару, вступающую во второй брак. Это приводило к необходимости нового брачного обряда, независимого от Евхаристии. При сложившихся обстоятельствах — укрепления юридического значения церковного брака и ослабления связи между ним и Евхаристией — создание такого обряда сделалось вполне реальным.

Однако даже «Новелла» императора Льва VI оказалась не в состоянии запретить определенной категории христиан вступать в брак посредством обряда чисто литургического характера, т. е. через Евхаристию, без совершения особого (часто очень дорогого) обряда венчания. Новый закон не касался рабов, то есть более половины населения империи. Это противоречие между брачным законодательством для рабов и для свободных было устранено императором Алексеем I Комниным (1081—1118), который издал другой закон, делавший венчание юридической обязанностью и для рабов.

Установив независимый от Евхаристии обряд венчания, Церковь, однако, не забыла глубинной связи между браком и Евхаристией; например, это очевидно из текста святого Симеона Фессалонитского, данного в приложениях. Древние формы венчания включали в себя причащение брачующихся — по выражению церковного канона, «если они достойны». Причащению предшествовал возглас священника: «Преждеосвященная Святая Святым», а само Святое Причащение сопровождалось запричастным стихом: «Чашу Господню прииму». Брачный обряд, включающий в себя Святое Причащение, бытовал вплоть до XV века; его находят в греческих служебниках XIII века и в славянских рукописях вплоть до XV века.

Если брачные пары не были «достойны», т. е. когда брак не соответствовал церковным канонам, они допускались не к таинству, а лишь к чаше вина, благословенной священником. Этот обычай, схожий с раздачей благословенного хлеба или антидора после литургии «недостойным причаститься», стал повсеместным и бытует до сих пор. Но даже наш современный обряд сохраняет некоторые особенности, свидетельствующие о его первоначальной связи с Евхаристией. Он начинается, как и Литургия, возгласом «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа» и включает в себя приобщение к общей Чаше, предваряющееся пением молитвы Господней, как перед причастием на Литургии.

Каноническая и обрядовая традиции Церкви отразили и тот факт, что Евхаристия является «истинной печатью» брака. Брак, заключенный до крещения, т. е. вне связи с Литургией, не имеет сакраментального значения. Отсюда новокрещеный мог вступить в повторный брак с христианкой, и тогда только он рассматривался как потенциальный кандидат для возведения в священный сан, причем этот повторный брак рассматривался в данном случае как первый (Апостольское правило 17). С другой стороны, как говорилось выше, нехристианская пара, принятая в Церковь через крещение, миропомазание и причащение, не проходила через повторную брачную церемонию; общее участие супругов в Евхаристии являлось христианским восполнением «естественного» брака, заключенного вне Церкви. Связь между браком и Евхаристией должна быть — а это не так трудно — восстановлена в наши дни. Не является ли такой путь наилучшим для Церкви, желающей показать своим чадам истинное значение того таинства, в котором они участвуют?

Брак и ЗАГС

Обязательно ли регистрировать брак в ЗАГСе перед венчанием?

Согласно современным правилам Русской Православной Церкви – да. Пра­вославная Церковь признает гражданский брак исходным момен­том создания семьи. Как и первохристианская Церковь, Православная Церковь не отменяет и не нарушает государственных законов, и призывает своих верных чад регистрировать брак в ЗАГСе, тем самым проявляя свое гражданское послушание. Современная жизнь во многом напоминает ту древнюю эпоху.

Сейчас, как и тогда, требуется, чтобы брак был обязательно узаконен обществом, признан как законное состояние. Это может быть осуществлено в тех формах, в которых принято в данное время регистрировать брак. Поэтому не стоит удивляться, если придя в храм для того, чтобы записаться на венчание или договориться со священником о дате и времени венчания, вас вдруг попросят предъявить свидетельство о регистрации брака. Но зарегистрировать брак в ЗАГСе можно и в сам день венчания. Об этом нужно сообщить при записи на венчание. Как правило, большинство пар именно так и поступают.

Обручальные кольца

Жених и невеста приобретают обручальные кольца. Кольцо — знак вечности и неразрывности брачного союза. Одно из колец должно быть золотым, а другое серебряным. Золотое кольцо символизирует своим блеском солнце, свету которого уподобляется муж в брачном союзе; серебряное — подобие луны, меньшего светила, блистающего отраженным солнечным светом. Теперь для обоих брачующихся покупаются, как правило, золотые кольца. Кольца могут иметь также украшения из драгоценных камней.

День для венчания

День и время венчания будущие супруги должны обговорить со священником заранее и лично.
Перед венчанием необходимо исповедоваться и причаститься Святых Христовых Тайн Возможно совершить это не в самый день Венчания.

Желательно пригласить двух свидетелей.

    Для совершения таинства Венчания нужно иметь:
  • Икону Спасителя.
  • Икону Божией Матери.
  • Обручальные кольца.
  • Венчальные свечи (продаются в храме).
  • Белое полотенце (рушник для постилания под ноги).

Свидетели

В дореволюционной России, когда церковный брак обладал законной гражданской и юридической силой, браковенчание православных обязательно совершалось при поручителях — в народе их называли дружка, подружие или шаферы, а в богослужебных книгах (требниках) — восприемники. Поручители подтверждали своими подписями акт браковенчания в метрической книге; они, как правило, хорошо знали жениха и невесту, поручались за них. Поручители принимали участие в обручении и венчании, то есть во время обхождения жениха и невесты вокруг аналоя придерживали венцы над их головами.

Теперь поручители (свидетели) могут быть или же не быть — по желанию брачующихся. Поручители обязательно должны быть православными, желательно церковными людьми, должны относиться к Таинству венчания с благоговением. Обязанности поручителей при бракосочетании в своей духовной основе такие же, как восприемников в Крещении: как восприемники, опытные в духовной жизни, обязаны руководить крестниками в христианской жизни, так и поручители должны духовно руководить новой семьей. Поэтому раньше в поручители не приглашались люди молодые, не женатые, не знакомые с семейной и супружеской жизнью.

Обручение

Венчанию предшествует обручение.

Обручение совершается в ознаменование того, что брак совершается перед лицом Божиим, в Его присутствии, по Его всеблагому Промыслу и усмотрению, когда пред Ним скрепляются взаимные обещания вступающих в брак.

Обручение совершается после Божественной Литургии. Этим жениху и невесте внушается важность Таинства брака, подчеркивается, с каким благоговением и трепетом, с какой душевной чистотой они должны приступить к его заключению.

То, что обручение совершается в храме, означает, что муж принимает жену от Самого Господа. Чтобы яснее внушить, что обручение совершается перед лицом Божиим, Церковь повелевает обручающимся предстать перед святыми дверями храма, тогда как священник, изображающий в это время Самого Господа Иисуса Христа, находится в святилище, или в алтаре.

Священник вводит жениха и невесту в храм в ознаменование того, что венчающиеся подобно первозданным прародителям Адаму и Еве начинают с этой минуты перед лицом Самого Бога, в Его Святой Церкви, свою новую и святую жизнь в чистом супружестве.

Обряд начинается каждением в подражание благочестивому Товии, который возжег печень и сердце рыбы, чтобы дымом и молитвою отогнать демона, враждебного честным бракам (см.: Тов. 8, 2). Священник трижды благословляет сначала жениха, потом невесту, произнося: “Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа” и дает им зажженные свечи. На каждое благословение сначала жених, потом невеста трижды осеняют себя крестным знамением и принимают от священника свечи.

Троекратное осенение крестным знамением и вручение жениху и невесте зажженных свеч есть начало духовного торжества. Зажженные свечи, которые держат в руках жених и невеста, знаменуют ту любовь, которую они отныне должны питать друг к другу и которая должна быть пламенна и чиста. Зажженные свечи знаменуют также целомудрие жениха и невесты и пребывающую благодать Божию.
Крестовидное каждение означает невидимое, таинственное присутствие с нами благодати Духа Святого, освящающего нас и совершающего святые таинства Церкви.

По обычаю Церкви, всякое священнодействие начинается славословием Богу, а при совершении брака оно имеет и особое значение: брачующимся брак их представляется делом великим и святым, таким, через которое славословится и благословляется имя Божие. (Возглас: “Благословен Бог наш”.).

Мир от Бога необходим брачующимся, и сочетаются они в мире, для мира и единомыслия. (Диакон возглашает: “Миром Господу помолимся. О свышнем мире и спасении душ наших Господу помолимся”.).

Затем диакон произносит, между другими обычными молениями, моления о брачующихся от лица всех присутствующих в храме. Первая молитва Святой Церкви о женихе и невесте — это молитва о ныне обручающихся и о спасении их. Святая Церковь молит Господа за жениха и невесту, вступающих в брак. Цель супружества — благословенное рождение детей для продолжения рода человеческого. Вместе с тем Святая Церковь произносит моление, чтобы Господь исполнил любое прошение жениха и невесты, относящееся к их спасению.

Священник, как совершитель Таинства брака, произносит вслух молитву к Господу о том, чтобы Он Сам благословил жениха и невесту на всякое благое дело. Затем священник, преподав мир всем, повелевает жениху и невесте и всем присутствующим в храме преклонить головы свои пред Господом, в ожидании от него духовного благословения, а сам тайно читает молитву.

Эта молитва возносится к Господу Иисусу Христу, Жениху Святой Церкви, которую Он обручил Себе.

После этого священник берет кольца со святого престола и надевает сначала кольцо жениху, трижды осеняя его крестообразно, говоря: “Обручается раб Божий (имя жениха) рабе Божией (имя невесты) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”.

Потом надевает кольцо невесте, также с троекратным осенением ее, и произносит слова: “Обручается раба Божия (имя невесты) рабу Божиему (имя жениха) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”.

После благословения священника жених и невеста меняются кольцами. Жених надевает свое кольцо на руку невесте в знак любви и готовности жертвовать всем жене своей и помогать ей всю жизнь; невеста надевает свое кольцо на руку жениху в знак своей любви и преданности, в знак готовности принимать от него помощь всю жизнь. Такой обмен производится трижды в честь и славу Пресвятой Троицы, Которая все совершает и утверждает (иногда кольца меняет сам священник).

Затем священник снова молит Господа о том, чтобы Он Сам благословил и утвердил Обручение, Сам осенил положение колец благословением небесным и послал им Ангела хранителя и руководителя в новой их жизни. На этом обручение заканчивается.

Совершение венчания

Жених и невеста, держа в руках зажженные свечи, изображающие духовный свет таинства, торжественно входят на середину храма. Им предшествует священник с кадильницей, указывая этим, что на жизненном пути они должны следовать по заповедям Господним, а добрые дела их будут, как фимиам, возноситься к Богу Хор встречает их пением псалма 127, в котором пророк-псалмопевец Давид прославляет благословлённое Богом супружество; перед каждым стихом хор поет: “Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе”.

Жених и невеста становятся на разостланный на полу плат (белый или розовый) перед аналоем, на котором лежат крест, Евангелие и венцы.

Жених и невеста перед лицом всей Церкви еще раз подтверждают свободное и непринужденное желание вступить в брак и отсутствие в прошлом со стороны каждого из них обещания третьему лицу вступить с ним в брак.

Священник спрашивает жениха: «Имаши ли (имя), произволение благое и непринужденное, и крепкую мысль, пояти себе в жену сию (имя), юже зде пред тобою видиши».
( “Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем этой (имя невесты), которую видишь здесь перед собою?”)

И жених отвечает: «Имам, честный отче» (“Имею, честный отче”). И священник дальше спрашивает: «Не обещался ли еси иной невесте» (“Не связан ли ты обещанием другой невесте?”). И жених отвечает: «Не обещахся, честный отче» (“Нет, не связан”).

Потом такой же вопрос обращен к невесте: «Имаши ли произволение благое и непринужденное, и твердую мысль, пояти себе в мужи сего (имя), егоже пред тобою зде видиши» («“Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть женою этого (имя жениха), которого видишь перед собою?”) и «Не обещалася ли еси иному мужу» (“Не связана ли обещанием другому жениху?”)— “Нет, не связана”.

Итак, жених и невеста подтвердили перед Богом и Церковью добровольность и нерушимость своего намерения вступить в супружество. Такое волеизъявление в нехристианском браке является решающим принципом. В христианском браке оно—главное условие для естественного (по плоти) брака, условие, после которого он должен считаться заключенным.

Теперь только, после заключения этого естественного брака, начинается таинственное освящение супружества Божественною благодатью — чин венчания. Начинается венчание литургическим возгласом: “Благословенно Царство…”, которым провозглашается сопричастность брачующихся Царству Божиему.

После краткой ектений о благосостоянии душевном и телесном жениха и невесты священник произносит три пространные молитвы.

Первая молитва обращена к Господу Иисусу Христу. Священник молится: “Благослови брак сей: и подай рабам Твоим сим жизнь мирную, долгоденствие, любовь друг к другу в союзе мира, семя долгожизненное неувядаемый венец славы; сподоби их увидеть чада чад своих, ложе их сохрани ненаветным. И даруй им от росы небесной свыше, и от тука земного; исполни дома их пшеницы, вина и елея, и всякой благостыни, так чтобы они делились избытками с нуждающимися, даруй и тем, которые теперь с нами, все, потребное ко спасению”.

Во второй молитве священник молит Триединого Господа, чтобы Он благословил, сохранил и помянул брачующихся. “Даруй им плод чрева, доброчадие, единомыслие в душах, возвысь их, как кедры ливанские” как виноградную лозу с прекрасными ветвями, даруй им семя колосистое, дабы они, имея довольство во всем, изобиловали на всякое благое дело и Тебе благоугодное. И да узрят они сыновей от сынов своих, как молодые отпрыски маслины, вокруг ствола своего и благоугодивши пред Тобою, да воссияют как светила на небе в Тебе, Господе нашем”.

Затем, в третьей молитве, священник еще раз обращается к Триединому Богу и умоляет Его, чтобы Он, сотворивший человека и потом из ребра его создавший жену в помощницы ему, ниспослал и ныне руку Свою от святого жилища Своего, и сочетал брачующихся, венчал их в плоть едину, и даровал им плод чрева.

После этих молитв наступают важнейшие минуты венчания. То, о чем священник молил Господа Бога пред лицом всей церкви и вместе со всею церковью — о благословении Божием, — теперь видимо совершается над брачующимися, скрепляет и освящает их супружеский союз.

Священник, взяв венец, знаменует им крестообразно жениха и дает ему целовать образ Спасителя, прикрепленный к передней части венца. Венчая жениха, священник произносит: “Венчается раб Божий (имя рек) рабе Божией (имя рек) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”.

Благословив таким же образом невесту и дав ей приложиться к образу Пресвятой Богородицы, украшающему ее венец, священник венчает ее, произнося: “Венчается раба Божия (имя рек) рабу Божию (имя рек) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”.

Украшенные венцами, жених и невеста предстоят лицу Самого Бога, лицу всей Церкви Небесной и земной и ожидают благословения Божия. Настает торжественнейшая, святейшая минута венчания!

Священник говорит: “Господи, Боже наш, славою и честью венчай их!”. При этих словах он, от лица Бога, благословляет их. Это молитвенное возглашение священник произносит трижды и трижды благословляет жениха и невесту.

Все присутствующие в храме должны усиливать молитву священника, во глубине души должны повторять за ним: “Господи, Боже наш! Славою и честью венчай их!”.

Возложение венцов и слова священника:

“Господи наш, славою и честью венчай их” — запечатлевают Таинство брака. Церковь, благословляя брак, провозглашает венчающихся родоначальниками новой христианской семьи — малой, домашней церкви, указывая им путь в Царство Божие и знаменуя вечность их союза, нерасторжимость его, как сказал Господь: Что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19, 6).

Затем читается Послание к Ефесянам святого апостола Павла (5, 20—33), где брачный союз уподобляется союзу Христа и Церкви, за которую предал Себя возлюбивший ее Спаситель. Любовь мужа к жене—это подобие любви Христа к Церкви, а любовно-смиренное повиновение жены мужу—подобие отношения Церкви ко Христу Это—взаимная любовь до самоотвержения, готовность пожертвовать собою по образу Христа, отдавшего Себя на распятие за грешных людей, и по образу истинных последователей Его, страданиями и мученической смертью подтвердивших свою верность и любовь к Господу.

Последнее изречение апостола: а жена да боится своего мужа — призывает не к страху слабого перед сильным, не к боязни рабыни по отношению к господину, но к страху опечалить любящего человека, нарушить единение душ и телес. Тот же страх лишиться любви, а значит, присутствия Божия в семейной жизни, должен испытывать и муж, глава которому — Христос. В другом послании апостол Павел говорит: Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (1 Кор. 7, 4—5).

Муж и жена — члены Церкви и, будучи частицами полноты церковной, равны между собой, повинуясь Господу Иисусу Христу.

После Апостола читается Евангелие от Иоанна (2, 1—11). В нем благовествуется о Божием благословении супружеского союза и освящении его. Чудо претворения воды в вино Спасителем прообразовало действие благодати таинства, которым земная супружеская любовь возвышается до любви небесной, соединяющей души о Господе. О нравственной перемене, необходимой для этого, говорит святой Андрей Критский “Брак честен и ложе непорочно, ибо Христос благословил их в Кане на браке, вкушая пищу плотию и претворив воду в вино,— явив это первое чудо, чтобы ты, душа, изменилась” (Великий канон, в русском переводе, тропарь 4, песнь 9).

После прочтения Евангелия произносятся от лица Церкви краткое прошение о новобрачных и молитва священника, в которой мы молимся Господу о том, чтобы Он сохранил сочетавшихся в мире и единомыслии, чтобы брак их был честным, ложе их — нескверным, сожительство непорочным, чтобы сподобил их дожить до старости при исполнении от чистого сердца заповедей Его.

Священник возглашает: “И сподоби нас, Владыко, со дерзновением неосужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати…”. И новобрачные вместе со всеми присутствующими поют молитву “Отче наш”, основание и венец всех молитв, заповеданную нам Самим Спасителем.

В устах бракосочетавшихся она выражает решимость служить Господу своею малой церковью, так чтобы и через них на земле воля Его исполнялась и царила в их семейной жизни. В знак покорности и преданности Господу они преклоняют головы под венцами.

После молитвы Господней иерей прославляет Царство, силу и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и, преподав мир, повелевает преклонить головы пред Богом, как пред Царем и Владыкою и вместе с тем и перед Отцом нашим. Затем приносится чаша с красным вином, или, вернее, чаша общения, и священник благословляет ее на взаимное общение мужа и жены. Вино при венчании подается в знак радости и веселья, напоминая о чудесном превращении воды в вино, совершенном Иисусом Христом в Кане Галилейской.

Священник троекратно дает молодой паре испить вина из общей чаши — сначала мужу, как главе семьи, потом жене. Обычно вино отпивают по три маленьких глоточка: сначала муж, потом жена.

Преподав общую чашу, священник соединяет правую руку мужа с правой рукой жены, покрывает руки их епитрахилью и поверх нее кладет свою руку Это означает, что через руку священника муж получает жену от самой Церкви, соединяющей их во Христе навеки. Священник трижды обводит новобрачных вокруг аналоя.

При первом обхождении поется тропарь “Исаие, ликуй…”, в котором прославляется таинство воплощения Сына Божия Еммануила от Неискусобрачной Марии.

При втором обхождении поется тропарь “Святии мученицы”. Увенчанные венцами, как победители земных страстей, они являют образ духовного брака верующей души с Господом.

Наконец, в третьем тропаре, который поется при последнем обхождении аналоя, прославляется Христос как радость и слава новобрачных, надежда их во всех обстоятельствах жизни: “Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвале, мучеников радование, ихже проповедь. Троица Единосущная”.

Это круговое хождение означает вечное шествие, которое началось в этот день для этой четы. Супружество их будет вечным шествием рука об руку, продолжением и явлением совершенного сегодня таинства. Помня об общем кресте, возложенном сегодня на них, “тяготы друг друга нося”, они всегда будут исполнены благодатной радости этого дня. По окончании торжественного шествия священник снимает венцы с супругов, приветствуя их словами, исполненными патриархальной простоты и потому особенно торжественными:

“Возвеличися, женише, якоже Авраам, и благословися якоже Исаак, и умножися якоже Иаков, ходяй в мире и делаяй в правде заповеди Божия”.

“И ты, невесто, возвеличися якоже Сарра, и возвеселися якоже Ревекка, и умножися якоже Рахиль, веселящися о своем муже, хранящи пределы закона, зане тако благоволи Бог”.

Затем в двух последующих молитвах священник просит Господа, благословившего брак в Кане Галилейской, воспринять и венцы новобрачных неоскверненными и непорочными в Царствии Своем. Во второй молитве, читаемой священником, с приклонением голов ново

Венчание без регистрации в ЗАГСЕ

Можно ли венчаться без регистрации в ЗАГСЕ — один из самых распространенных вопросов, приходящих на наш сайт.

Для того, чтобы венчаться, необходимо предварительно зарегистрировать брак в ЗАГСе: это связано с тем, что если до революции венчание было браком, признаваемым государством, то сегодня Церковь не имеет возможности проверить, является ли заключаемый брак единственным. Были случаи, когда приходили венчаться без штампа в паспорте люди, уже состоявшие в браке. Поэтому, во избежание подобных проблем, для венчания необходимо предварительно зарегистрировать брак в ЗАГСе.

ВЕНЧАНИЕ БЕЗ РЕГИСТРАЦИИ В ЗАГСЕ

Священник Дионисий Свечников

Обязательно ли регистрировать брак в ЗАГСе перед венчанием?

Согласно современным правилам Русской Православной Церкви – да. Пра­вославная Церковь признает гражданский брак (оформленный в ЗАГСе) исходным момен­том создания семьи. Как и первохристианская Церковь, Православная Церковь не отменяет и не нарушает государственных законов, и призывает своих верных чад регистрировать брак в ЗАГСе, тем самым проявляя свое гражданское послушание. Современная жизнь во многом напоминает ту древнюю эпоху.

Поэтому не стоит удивляться, если придя в храм для того, чтобы записаться на венчание или договориться со священником о дате и времени венчания, вас вдруг попросят предъявить свидетельство о регистрации брака. Но зарегистрировать брак в ЗАГСе можно и в сам день венчания. Об этом нужно сообщить при записи на венчание. Как правило, большинство пар именно так и поступают.

Иногда приходится слышать от людей приблизительно такие слова : «Мы хотим обвенчаться, но не хотим расписываться в ЗАГСе, для нас венчание важнее штампа в паспорте». Конечно же, венчание для православных христиан должно быть важнее , чем гражданская регистрация. Было бы странным, если бы получалось наоборот. Но при этом хочется задать встречный вопрос этим людям: «Если для вас штамп в паспорте ничего не значит, то зачем так противиться его появлению в паспорте?». Неужели от того, что появится штамп в паспорте, изменятся отношения между супругами или каким-то образом упразднится благодать, полученная в Таинстве венчания. Нет!

Современные правила Русской Православной Церкви не дозволяют венчать людей до регистрации их брака в органах ЗАГСа. Это делается для того, чтобы убедиться в серьезности намерений брачующихся. Регистрация брака государством предполагает некоторую долю ответственности и серьезности людей по отношению к собственному намерению вступить в брак церковный. Ни о какой-либо ответственности по отношению к браку, присутствующей у людей, живущих в «гражданском браке», говорить невозможно. Ее просто нет. Конечно, венчание без регистрации в ЗАГСе возможно в исключительных случаях   с благословения епархиального архиерея. Но желание «пожить друг с другом» и сознательный отказ от государственной регистрации брака никак не может быть такой причиной. Люди, живущие в «гражданском браке», также не могут стать крестными родителями. Согласно церковным канонам, люди, открыто ведущие безнравственную жизнь, не могут стать восприемниками от купели крещения. В обязанность крестных родителей входит воспитание своих крестников в православной вере. Также, как в случае с собственными детьми, рожденными в «гражданском браке», «супруги» не смогут дать должного духовного воспитания своим крестникам. Ну и, конечно, стоит сказать, что, согласно канонам, люди, живущие в блудном сожитии, не могут быть допущены до причастия до того момента, пока не перестанут грешить и не принесут покаяния.

Многие пары, выражающие желание «пожить вместе» должны понимать, что государственное правовое регулирование их взаимоотношений может начаться только после регистрации их брака в органах ЗАГСа. Это немаловажный аспект семейной жизни. Ведь государство, санкционируя конкретный брак, принимает на себя обязательство защищать образовавшуюся семью, личные и имущественные права ее членов. Регистрация дает возможность участникам семейных отношений осуществлять права и требовать исполнения обязанностей, которые возникают у них в связи с установлением брачных отношений, а также охранять личные и имущественные права и интересы супругов. Все это не может быть достигнуто в «гражданском браке». Ни один суд не встанет на защиту прав и свобод, предписанных в Семейном кодексе и нарушенных в «гражданском браке». С точки зрения юридического права «гражданский брак» не является браком. Соответственно, государство в лице судебной инстанции не может гарантировать соблюдение прав и обязанностей членов семьи в несуществующем браке.

Было бы глупо полагать, что семейная жизнь в «гражданском браке» протекает безоблачно, в розовых тонах, а «супруги» никогда не встречают на жизненном пути проблем и невзгод. Скорби посещают людей, живущих и в законном, и в венчанном браке. Бывает, и те, и другие разводятся. Поэтому, отсутствие регистрации брака никаким положительным образом не может влиять на жизнь людей, живущих в «гражданском браке», и не избавляет их от бед и скорбей. Но если в случае с зарегистрированным браком есть возможность потребовать через судебные или иные инстанции соблюдения прав супругов, то в «гражданском браке» этой возможности нет. А раз нет такой возможности, то «супругам» придется остаться со своими проблемами один на один, от чего, несомненно, проблем только прибавится.

А иногда этот вопрос имеет и такой вид: «Мы очень любим друг друга, но у нас сейчас нет денег на свадьбу, можно нас обвенчаться, а потом сыграть свадьбу». Хочется задать встречный вопрос: «Зачем играть свадьбу мужу и жене?». Ведь, обвенчавшись, жених и невеста станут мужем и женой. А что за свадьба без жениха и невесты? Это, как минимум, нелогично. Да и потом, если нет денег на свадьбу, то, скорее всего, нет денег и на совместное проживание. А ведь брак несомненно предполагает совместное проживание супругов. Без этого брак немыслим.

Ну а если вопрос о совместном проживании будущих супругов решен, то свадьбу можно сыграть не столь пышно и помпезно, как хотелось бы, обвенчавшись и зарегистрировавшись в один день. Очень полезно было бы молодым людям, задающим подобные вопросы, спросить у своих родителей и бабушек с дедушками, как играли свадьбы в послевоенные годы, когда не было денег даже просто накрыть на стол. И это не останавливало искренне любящих друг друга людей. Ведь самое главное в этом вопросе не то, на какой машине молодые приедут на венчание, платье от какого из французских кутюрье будет на невесте и в каком из известных ресторанов города будет проходить банкетная часть торжества, а в том, какой смысл жених и невеста вкладывают в понятие «свадьба».

Если свадьба – это только перечисленные атрибуты, и нет никакой духовности, то говорить тут нечего. Все это будет в день свадьбы, но наступит и завтрашний день, когда муж – это уже не принц на белом коне, а обычный молодой человек в шортах и тапочках, сидящий в кресле и смотрящий футбол по телевизору, а жена – это уже не прекрасная принцесса в шикарном платье, а обычная девушка в домашнем халате, готовящая ужин на кухне. День свадьбы для них запомнится, может, и на всю жизнь. Но это будет только воспоминание о роскоши, так и не ставшее ярким духовным переживанием, положившим начало их духовному единению.

Если же в понятие «свадьба» вкладывается, в первую очередь, христианское понимание брака, то такой свадьбе не помешает ни отсутствие лимузина, ни скромные наряды молодых, ни скромный праздничный стол. Для таких новобрачных главное – совместное предстояние перед Богом на Таинстве венчания, когда Сам Господь венчает их в «плоть едину». Посему и хочется заключить, что не стоит «изобретать велосипед», а делать также, как поступали наши предки – венчаться и играть свадьбу в один день.
Ответы на вопросы читателей:

Можно ли сначала обвенчаться, а через год расписаться в  ЗАГСе? Светлана

Дорогая Светлана! Нет, гражданская регистрация должна предшествовать венчанию. Церковь, как правило, венчает после регистрации, потому что в последнее время происходит очень много случаев обмана: можно с одной расписаться, а с другой – повенчаться, и никто не несет никакой ответственности.

С уважением, священник Александр Ильяшенко.

Здравствуйте! Подскажите пожалуйста, мы с моим мужем, в силу обстоятельств, развелись 2 года назад. Но живем мы вместе и любим друг друга. Можем ли мы обвенчаться или сначала нужно вновь регистрировать брак в ЗАГСе ? Спасибо.

Здравствуйте, Вера! Венчаться можно только после того, как Вы снова зарегистрируете Ваш брак.

С уважением, Священник Александр Ильяшенко

Здравствуйте! Дело в том, что мы хотим обвенчаться, но не хотим официально расписываться в загсе … разрешат ли нам провести церемонию венчания без свидетельств о браке? Спасибо. Наталья

Здравствуйте, Наталья! Венчание – это благословение брака Церковью. Но если брак не зарегистрирован, то отношения являются блудом, то есть грехом, и благословить эти отношения Церковь не может. Поэтому венчаться без регистрации брака в ЗАГСе нельзя. Зарегистрируйте брак, а потом венчайтесь. И да поможет Вам Господь создать крепкую и счастливую семью!

С уважением, священник Александр Ильяшенко

Я живу в гражданском браке. Живем вместе несколько лет. Регистрировать брак в ЗАГСе не хотим. Хотим сначала перед Богом. Возможно ли венчание без штампа в паспорте? И где найти храм, где нас обвенчают? Мы очень хотим!

Здравствуйте, Юлия! Гражданский брак – это брак, зарегистрированный в ЗАГСе. Штамп в паспорте – это не пустая формальность, а свидетельство перед законом и перед окружающими людьми о глубине Ваших чувств и серьезности отношений. Такой брак Церковь может благословить. Греховные, то есть несерьезные и неглубокие отношения, Церковь благословить не может. Поэтому сначала Вам необходимо зарегистрировать Ваши отношения, а затем уже можно венчаться.

С уважением, Священник Александр Ильяшенко

О венчании. Для чего люди венчаются?

Оглав­ле­ние

Рож­де­ние хри­сти­ан­ской семьи совер­ша­ется по бла­го­сло­ве­нию Церкви, кото­рая соеди­няет двоих в единое целое в таин­стве вен­ча­ния. О такой семье суще­ствует особое Божие про­мыш­ле­ние, так как в осно­ва­нии ее лежит еван­гель­ская запо­ведь о любви.

Что нужно знать хри­сти­а­нину об этом цер­ков­ном таин­стве, как к нему под­го­то­виться? Об этом и будет наш рас­сказ, пред­на­зна­чен­ный жениху и неве­сте, гото­вя­щимся к сва­дьбе, или не вен­чан­ным супру­гам, про­жив­шим бок о бок быть может до самого золо­того юбилея. Им всем мы пред­ла­гаем заду­маться над про­стым вопро­сом, кото­рый так хорошо знали наши пра­пра­ба­бушки и пра­пра­де­душки — для чего люди вен­ча­ются?

Почему вен­ча­ние пре­сле­до­ва­лось вра­гами Церкви?

Многие из наших чита­те­лей если и не при­сут­ство­вали при совер­ше­нии цер­ков­ного вен­ча­ния, то непре­менно имеют о нем пред­став­ле­ние по мно­го­чис­лен­ным кино­филь­мам.

Прежде всего вспо­ми­на­ется царевна-неве­ста в бело­снеж­ном под­ве­неч­ном уборе. Горя­щие свечи, лику­ю­щие пес­но­пе­ния и цер­ков­ные молитвы. Тор­же­ствен­ное шествие за свя­щен­ни­ком вокруг аналоя под сенью цар­ствен­ных венцов. Пада­ю­щий с неба коло­коль­ный пере­звон, сла­вя­щий союз любви. Мно­же­ство цветов и поток радо­сти, пере­ли­ва­ю­щийся через край этого осо­бен­ного дня, когда пред Богом и людьми двое впер­вые пред­стали как муж и жена.

Стар­шее поко­ле­ние еще помнит, как совер­ша­лось тор­же­ствен­ная реги­стра­ция во дворце бра­ко­со­че­та­ния или рай­он­ном загсе в сопро­вож­де­нии сва­деб­ного марша Мен­дель­сона. И лишь немно­гие после загса осме­ли­ва­лись вен­чаться тайком…

К делам давно минув­ших дней теперь отно­сят эпоху лютых гоне­ний на Цер­ковь: раз­ру­ше­ние храмов, пре­сле­до­ва­ние духо­вен­ства, иско­ре­не­ние самой веры. Не кро­во­то­чит наша память, встре­ча­ясь с фактом недав­ней дей­стви­тель­но­сти, когда один пред­при­им­чи­вый вождь народа само­на­де­янно «про­ро­че­ство­вал», как «пока­жет по теле­ви­де­нию послед­него попа».

Так дей­ство­вали враги Христа, после­до­ва­тельно вопло­щая в жизнь свой чудо­вищ­ный план раз­ру­ше­ния России — оплота пра­во­сла­вия.

Попрана само­дер­жав­ная власть, окле­ве­тана и рас­стре­ляна семья послед­него госу­даря рос­сий­ского, чтобы навсе­гда исчезли с лица земли и памяти нашей их ико­но­пис­ные лики, данный нам на веки истин­ный образ хри­сти­ан­ского брака. Начи­нает утвер­жда­ется сата­нин­ский раз­ру­ши­тель­ный сте­рео­тип чело­ве­че­ских отно­ше­ний. Иро­ди­ада ста­но­вится иде­а­лом новой жен­щины.

Как известно, она была из рода Мак­ка­веев и внуч­кой Ирода Вели­кого. Искала цар­ских поче­стей и власти, кото­рых не имела в браке с Иродом Филип­пом, своим дво­ю­род­ным дядей. В ее жилах сме­ша­лась кровь многих злых и сла­до­страст­ных пред­ков. Она скло­нила к пре­лю­бо­дей­ной женитьбе брата своего мужа Ирода Антипу, пра­ви­теля Гали­леи.

Будучи все­на­родно изоб­ли­чена Иоан­ном Кре­сти­те­лем в нару­ше­нии закона, она, затаив злобу, искала случая рас­пра­виться со святым про­ро­ком. Ору­дием мести стала ее дочь Сало­мия. В день годов­щины вос­ше­ствия на пре­стол Ирода она уго­дила пра­ви­телю и всем гостям своим танцем, и поэтому Ирод пуб­лично пообе­щал Сало­мии любую награду, даже до поло­вины своего цар­ства. Вот как опи­сы­вает после­до­вав­шие за тем собы­тия Ф.В. Фаррар.

«Обра­до­ван­ная девица побе­жала посо­ве­то­ваться со своей мате­рью, и тут-то и пред­ста­ви­лась для Иро­ди­ады воз­мож­ность удо­вле­тво­рить свою кро­во­жад­ную мсти­тель­ность. “Проси, – ска­зала она, головы Иоанна Пред­течи, чтобы тебе теперь же дали голову этого нена­вист­ного про­рока на блюде”. Ирод с ужасом выслу­шал эту просьбу. Она отрез­вила его, так как шла вопреки всех его лучших убеж­де­ний. Если бы он спо­со­бен был на какое-нибудь муже­ство, то легко мог бы откло­нить эту просьбу, как не соот­вет­ству­ю­щую цели его обе­ща­ния. Но ложный страх перед людьми и жажда одоб­ре­ния, страсть к попу­ляр­но­сти, тще­сла­вие власти – все это пода­вило в нем лучшие побуж­де­ния. В тем­ницу послан был палач, сверк­нул меч, и, по просьбе без­стыд­ной девицы, по нау­ще­нию обе­зу­мев­шей от нена­ви­сти пре­лю­бо­дейки, вслед­ствие тще­слав­ной сла­бо­сти пре­ступ­ного царька, отсе­чена была голова вели­чай­шему из рож­ден­ных женами! Эта голова, поло­жен­ная на окро­вав­лен­ное блюдо, была под­не­сена княжне, и та отнесла ее своей матери, кото­рая излила над ней всю свою нена­висть, к какой только спо­собна была негод­ная разъ­ярен­ная жен­щина» (Ф.В. Фаррар. Из главы «Ироды» в книге «Совесть и гре­хо­па­де­ние», СПб.,1998, с.120–121).

Впо­след­ствии все трое — Ирод Антипа, Иро­ди­ада и ее дочь Сало­мия при­няли мучи­тель­ную смерть как Божие воз­мез­дие за смерть свя­того про­рока Гос­подня Иоанна Кре­сти­теля.

Свя­щен­ное Писа­ние учит нера­зум­ное чело­ве­че­ство о путях пра­вед­ной жизни – “ибо знает Гос­подь путь пра­вед­ных, а путь нече­сти­вых погиб­нет”(Пс. 1:6). И все равно с тех пор, как стоит мир, чело­ве­че­ство мно­го­кратно уго­ждало в капкан, рас­став­лен­ный духами злобы под­не­бес­ной. «Будете как боги», — слы­шится обо­льща­ю­щий шепот. И уга­сает свет разума. Куда теперь скло­нится чаша весов сво­бод­ной чело­ве­че­ской воли? Раз­рушь Цер­ковь и семью, и чело­век заблу­дится в темном лесу.

Не первый раз в исто­рии хри­сти­ан­ства про­ли­ва­ется кровь. Но не могут враги Божии одо­леть Цер­ковь. И на крови муче­ни­ков вновь вос­кре­сает вера. Неис­тре­бима любовь ко Христу всех, кто предал Ему свою жизнь и после­до­вал за Ним, взяв свой крест. «Бог есть любовь», — сви­де­тель­ствует апо­стол Иоанн Бого­слов (1Ин. 4:8). Поэтому само хри­сти­ан­ство — рели­гия жерт­вен­ной любви, у кото­рой два пути: либо посвя­тить себя Богу и оста­вить мир, чтобы молиться о нем, либо, пре­бы­вая в миру, хра­нить бла­го­сло­вен­ное супру­же­ство, чтя Божию запо­ведь: «и сказал им Бог: пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няйте землю, и обла­дайте ею» (Быт. 1:28). И дал Бог обе­то­ва­ние гря­ду­щему чело­ве­че­ству, что «семя жены сотрет главу змия» (Быт. 3:15), про­зре­вая чрез тыся­че­ле­тия скром­ный лик Пре­чи­стой Девы из дома Иоакима и Анны.

И вот свер­ши­лось Бого­во­че­ло­ве­че­ние. Первое, что сделал Спа­си­тель, выйдя на путь слу­же­ния — бла­го­сло­вил брач­ную чету в Кане Гали­лей­ской. По цер­ков­ному пре­да­нию это была сва­дьба Симона Кана­нита, кото­рый был потря­сен про­изо­шед­шем чудом — пре­тво­ре­нием воды в пре­крас­ное вино. «Вот Он, обе­то­ван­ный Богом, дол­го­ждан­ный Мессия!» — откры­лось ему в тот день.

С тех пор каждый брак совер­ша­ется по бла­го­сло­ве­нию Церкви, Главой кото­рой явля­ется Сам Гос­подь. Более того, хри­сти­ан­ский брак сози­дает свою незри­мую малую цер­ковь, главой кото­рой явля­ется муж, пред­сто­я­щий пред Гос­по­дом за всех своих домо­чад­цев. Каждое наше молит­вен­ное воз­ды­ха­ние известно Богу. Надобно только уметь дать место Божией заботе о нас и не забы­вать — «что посеет чело­век, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Гал. 6:7–8).

И если муж и жена вне цер­ков­ной ограды, жизнь их про­хо­дит среди бушу­ю­щих стра­стей, кото­рые цар­ствуют в этом мире и крушат непроч­ные чело­ве­че­ские постро­е­ния. Вражда и ссоры, рев­ность и супру­же­ские измены чере­ду­ются в нем по замкну­тому кругу, из кото­рого нет выхода отвер­га­ю­щим Божию помощь. Об этом сви­де­тель­ствует нарас­та­ю­щая волна раз­во­дов, обре­ка­ю­щая на оди­но­че­ство и детей, и взрос­лых.

Береги честь смо­лоду

Все мы знаем эту посло­вицу, постав­лен­ную Пуш­ки­ным эпи­гра­фом к пове­сти «Капи­тан­ская дочка». А ведь это был эпи­граф к самой жизни рус­ского чело­века, ко всему его укладу и бытию.

Алек­сандр Васи­лье­вич Суво­ров потому и умно­жил славу рус­ского оружия, что извест­ные слова пол­ко­водца: «Цело­муд­рие моей дочеридороже мне жизни и соб­ствен­ной чести», — были не только сло­вами любя­щего отца. Они сви­де­тель­ство­вали о глу­бин­ной несо­кру­ши­мо­сти его духа. Потому и непо­бе­дима была суво­ров­ская армия, что жила по еван­гель­ским запо­ве­дям, состав­ляя единое духов­ное целое со своим пол­ко­вод­цем. Она могла всегда бес­страшно идти на смерть «За Бога, Царя и Оте­че­ство!». И этим крепка была наша дер­жава, в кото­рой так жил и веро­вал пра­во­слав­ный народ.

Как важно нам сего­дня при­кос­нуться душой к этой пат­ри­ар­халь­ной цело­муд­рен­но­сти, верно хра­ня­щей бла­го­че­сти­вые обычаи своих пред­ков. Они стро­или свою жизнь по слову Божьему. Тогда с жити­ями святых не рас­ста­ва­лись ни деды, ни внуки. Духов­ное насле­дие святых отцов и учи­те­лей Церкви было источ­ни­ком сокро­вен­ных раз­ду­мий о себе и о жизни. Живо­тво­ря­щее слово Свя­щен­ного Писа­ния и Свя­щен­ного Пре­да­ния мыс­ли­лось как нетлен­ное сокро­вище духа.

Так и совре­мен­ное пас­тыр­ское слово иссле­дует и пове­ряет нашу быст­ро­те­ку­щую и измен­чи­вую жизнь вечным словом Божиим, кото­рое руко­во­дит свя­щен­ни­ком, всегда нахо­дя­щимся в эпи­цен­тре чело­ве­че­ских про­блем. Для этого ему, подобно апо­сто­лам, открыты «гла­голы вечной жизни».

Как сохра­нить семью среди опас­ных водо­во­ро­тов безум­ного мира? Об этом много пишет мос­ков­ский батюшка о.Сергий Нико­лаев. Мы пред­ла­гаем фраг­мент из его книги о том, как в ста­рину гото­ви­лись к сва­дьбе.

«В преж­нее время забота о буду­щей сва­дьбе не насти­гала роди­те­лей вне­запно. Почти с рож­де­ния соби­рали для девочки имение-при­да­ное, при­ки­ды­вали заботы женитьбы сына. В бога­тых домах высших сосло­вий запи­сы­вали за детьми раз­лич­ные блага: дере­веньки, дома, откла­ды­вали деньги. В кре­стьян­ской семье девушке гото­вили укладку-сундук: шубы, одеяла, платья, руш­ники. Парню копили на сва­дьбу. Не заре­ка­ясь от раз­дела, ста­ра­лись заго­то­вить лишние сани, при­ку­пить лесу, инстру­мент. Уже мла­ден­чик имел свою соб­ствен­ность: при­нято было дарить «на зубок», а позже к име­ни­нам «денежку» на буду­щее хозяй­ство. Таким обра­зом, ребе­нок с самого дет­ства, встре­ча­ясь с пред­ме­тами и раз­го­во­рами, каса­ю­щи­мися его буду­щего брака, заду­мы­вался о само­сто­я­тель­ной семей­ной жизни.

Сва­деб­ные тор­же­ства были самым ярким собы­тием в череде семей­ных празд­ни­ков. Они выде­ля­лись своими дли­тель­ными и усто­яв­ши­мися обря­дами, совер­шенно осо­быми и пыш­ными пла­тьями. Подар­ками. Пес­нями. Про­дол­жа­лись не один день. Гостей на сва­дьбах бывало помногу. Это тоже имело свое вос­пи­та­тель­ное зна­че­ние. Стар­шая сестра или тетя, соседка в сва­деб­ном наряде, «как царевна», ста­но­ви­лась цен­тром вни­ма­ния всей семьи, всей улицы, при­хода. Девочка гля­дела, при­ме­ряя мыс­ленно к себе такую необыч­ную заботу и любовь близ­ких и, конечно же, бога­тое платье. Маль­чик смот­рел на стар­шего род­ствен­ника или бра­това при­я­теля и тоже раз­мыш­лял о небы­ва­лом почете, кото­рым окру­жают жениха. Наде­ялся когда-то испы­тать то же. В раз­го­во­рах дети долго обсуж­дали сва­деб­ные подарки, пере­чень кото­рых по обыч­ной слу­чай­но­сти ста­но­вился досто­я­нием родных и сосе­дей.

Эти подарки также пле­няли дет­ское вооб­ра­же­ние. «Почему, за что ему такое ува­же­ние и дары? Что он такое сделал, чем заслу­жил?» — думало дитя. Спра­ши­вали мать, отца. «Будешь тру­до­лю­би­вой и скром­ной, и тебя возь­мут замуж. Сошьем тебе кра­си­вое платье». «Будь хоро­шим помощ­ни­ком отцу, не лодыр­ни­чай, не озоруй — хоро­шую девушку за тебя отда­дут», — отве­чала, навер­ное, мать. От подар­ков и сапог вни­ма­ние ребенка пере­клю­ча­лось на доб­ро­де­тели. Доб­ро­де­тель полу­чала реаль­ную награду — право быть завид­ной неве­стой, завид­ным жени­хом. Грех так же имел види­мое и ощу­ти­мое нака­за­ние. «Кто тебя возь­мет, неумеху?!», «Кого за тебя отда­дут, непу­те­вый?!».

Когда-то вни­ма­ние наших сооте­че­ствен­ни­ков не было так рас­се­яно. Вол­не­ние за здо­ро­вье рим­ского папы или небы­ва­лый паво­док в Бра­зи­лии не бес­по­ко­или сердец. Зато более душев­ных сил оста­ва­лось на свои, семей­ные дела и заботы. К буду­щему браку сына или дочери под­го­тав­ли­ва­лись нешу­точно. Нрав­ствен­ность, тру­до­лю­бие, рели­ги­оз­ность, хозяй­ствен­ные навыки, опрят­ность, здо­ро­вье, послу­ша­ние роди­те­лям, забавы воз­мож­ных пре­тен­ден­тов в родню не усколь­зали от вни­ма­ния окру­жа­ю­щих. Все впе­чат­ле­ния и све­де­ния укла­ды­ва­лись в памяти до вре­мени, чтобы потом сде­лать един­ствен­ный пра­виль­ный выбор для счаст­ли­вой судьбы дочери или сына. Своему «товару» также ста­ра­лись при­дать вид, дабы потом не было укоров от род­ствен­ни­ков. «Мать по пяти раз застав­ляла пере­сти­ры­вать. По углам плат­ком про­во­дила, про­ве­ряла, чисто ли. Гово­рила: «Как замуж пой­дешь, на мне грех будет, что неряху вырас­тила». У ворот тоже не задер­жишься, обя­за­тельно из дому крик­нут, что нечего, мол, улицу высмат­ри­вать», — рас­ска­зы­вала одна жен­щина о своем вос­пи­та­нии.

И маль­чики, и девочки пом­нили, что «хоро­шая слава лежит, а худая бежит», и ста­ра­лись не дать повода для худой славы, ведь рас­пла­той за шалость в буду­щем мог стать позор­ный отказ при сва­тов­стве, а то и оди­но­че­ство.

То, что мысли под­ростка часто обра­ща­лись к буду­щему браку, не озна­чает, что у него раз­ви­ва­лась плот­ская меч­та­тель­ность. В этих думах не было ничего похот­ного. Сва­дьба при­тя­ги­вала вооб­ра­же­ние юных тем, что высве­чи­вала, откры­вала для окру­жа­ю­щих насто­я­щее досто­ин­ство чело­века. Это не всякий мог осо­знать, но каждый чув­ство­вал» (Свя­щен­ник Сергий Нико­лаев. К жени­хам и неве­стам. М., с.5–9).

Так неспешно жила матушка Россия, вмещая в свой каждый день нехит­рую муд­рость бла­го­че­сти­вого бытия, насле­ду­е­мого из рода в род, твердо зная, что без этого невоз­можно спо­койно смот­реть в буду­щее. Это урок всем моло­дым и всем роди­те­лям, кото­рые должны знать, что для того, чтобы ока­заться с воз­жжен­ными све­чами у аналоя, жениху и неве­сте пона­до­биться вся их жизнь под роди­тель­ским кровом. Из уклада, кото­рый бытует в отчем доме жениха и неве­сты, впо­след­ствии скла­ды­ва­ется глав­ное богат­ство новой семьи.

О роди­тель­ском бла­го­сло­ве­нии, или кто выби­рает неве­сту?

Были вре­мена, когда жених и неве­ста впер­вые встре­ча­лись только в церкви на вен­ча­нии. Роди­тель­ское бла­го­сло­ве­ние и воля были непре­ре­ка­е­мым зако­ном. Послу­ша­ние и бла­го­че­стие детей воз­на­граж­дал Сам Гос­подь.

Чтобы узнать волю Божию, бывало, долго моли­лись всей семьей у святых мощей угод­ни­ков Божиих, зака­зы­вали молебны у чудо­твор­ных икон, направ­ля­лись в мона­стыри к духов­ным стар­цам, кото­рым открыто чело­ве­че­ское сердце и виден Божий Про­мысл о вопро­ша­ю­щих совета. Изве­стен такой раз­го­вор между пре­по­доб­ным Сера­фи­мом Саров­ским и бла­го­устро­и­те­лем Диве­ев­ской оби­тели Нико­лаем Алек­сан­дро­ви­чем Мото­ви­ло­вым, состо­яв­шийся в октябре 1831 года.

Мото­ви­лов пове­дал старцу свою сокро­вен­ную тайну. Уже более десяти лет, как сердце его было отдано бла­го­че­сти­вой девице Ека­те­рине Михай­ловне Язы­ко­вой. Но брак никак не устра­и­вался, что необык­но­венно печа­лило Нико­лая Алек­сан­дро­вича, так как в образе своей первой любви он нашел для себя под­линно хри­сти­ан­ский идеал само­от­вер­жен­ного жен­ского сердца и не думал искать или желать для себя никого дру­гого.

Пре­по­доб­ный Сера­фим выслу­шал его со вни­ма­нием, рас­спра­ши­вая обо всем подробно. И неожи­данно пове­дал Мото­ви­лову, что та неве­ста, кото­рая пред­на­ре­чена ему от Бога, сейчас еще мала, ей всего лишь чуть более восьми лет. И далее старец открыл пред изум­лен­ным Нико­лаем Алек­сан­дро­ви­чем те обсто­я­тель­ства, кото­рые будут слу­жить их зна­ком­ству в буду­щем и даль­ней­шему счаст­ли­вому браку.

«Ведь иное, ваше Бого­лю­бие, про­сить Гос­пода Бога, чтоб Он пред­на­рек кому неве­сту, как вот вы, напри­мер, про­сите теперь, чтобы я, убогий, упро­сил Гос­пода, чтоб Он вам пред­на­рек в неве­сты Язы­кову, — а иное, когда Гос­подь уже Сам кому какую неве­сту пред­на­рещи собла­го­из­во­лил, как вот, напри­мер, для вашего Бого­лю­бия. Неве­сте вашей теперь не более восьми лет и трех-четы­рех или пяти меся­цев. Уж это, поверьте, в точ­но­сти верно, и сам я, убогий Сера­фим, вам в том сви­де­тель­ство­вать готов… Не о тепе­реш­нем вре­мени я вам говорю, а о гря­ду­щем. Ведь я вам сказал, что жизнь велика, и в жизни многое слу­ча­ется. Так вот как с вами вперед слу­чится, что вас станут уко­рять за какую-нибудь девушку, а ее поно­сить за вас, то вот тогда-то не забудьте просьбы и мольбы убо­гого Сера­фима — жени­тесь на девушке этой!»

«И Батюшка в третий раз покло­нился мне, греш­ному, до лица земли, а я опять упал ему в ноги.

Вставши и прямо глядя мне в глаза, отец Сера­фим стал зорко в меня всмат­ри­ваться и, как бы загля­нув мне в самую душу, спро­сил:

— Ну что же, батюшка, испол­ните вы просьбу убо­гого Сера­фима?

И я сказал:

– Если Бог удо­стоит испол­нить, то поста­ра­юсь сде­лать, как вы жела­ете!

— Ну, — сказал отец Сера­фим, — бла­го­дарю вас! Не забудьте же эту девушку!… А она, скажу вам я, убогий Сера­фим, она, как ангел Божий и по душе, и по плоти..

Потом, помол­чав неко­то­рое время и всмат­ри­ва­ясь в меня про­ни­ца­тельно и как бы насквозь про­ни­зы­вая меня своим взором, он доба­вил:

— Но, может быть, вы сму­ти­тесь, когда я вам скажу ее звание?.. Она — про­стая кре­стьянка!.. Но не сму­щай­тесь сим, ваше Бого­лю­бие: она и по пра­отцу нашему Адаму, и по Гос­поде нашем Иисусе Христе сущая вам сестра!

Тут Батюшка стал гово­рить о том, как нам жить с буду­щей моей женой, и беседу свою завер­шил повто­ре­нием просьбы своей, умоляя не забы­вать ни просьбы своей, ни беседы, а затем отпу­стил с миром, ничего уже не говоря о Язы­ко­вой…

…В ука­зан­ное время Мото­ви­лов не имел еще ника­кого поня­тия ни о Диве­еве, ни о той роли, кото­рую с тече­нием вре­мени он должен был играть в судь­бах этого послед­него на земле жребия Царицы Небес­ной.

Вось­ми­лет­няя в то время девочка Елена Милю­кова еще того менее могла подо­зре­вать, что когда-нибудь выйдет замуж, да еще за бога­того дво­ря­нина, кото­рый в буду­щем не постоит ни перед чем, чтобы испол­нить завет своего Батюшки, и в мир­ском облике станет тем служ­кой Божией Матери и Сера­фи­мо­вым, каким он стал по див­ному смот­ре­нию Божи­ему впо­след­ствии» (Нико­лай Алек­сан­дро­вич Мото­ви­лов и Диве­ев­ская оби­тель. Изда­ние Свято-Троице-Сера­фимо-Диве­ев­ского жен­ского монастыря,1999, с.42,45–46,48.)

Раз браки совер­ша­ются на небе­сах, значит надо учиться слы­шать волю Божию о себе, кото­рая хри­сти­а­нину откры­ва­ется через молит­вен­ную жизнь его сердца, обра­щен­ного к Богу.

О бла­го­сло­ве­нии духов­ника

Когда вопрос о браке реша­ется людьми цер­ков­ными, то необ­х

Брачные венцы

В рубрике Суть вещей «Фома» кратко рассказывает о христианской символике на примерах конкретных артефактов и святынь.

Венцы — обязательный атрибут таинства Брака (отсюда еще одно его название — Венчание).

Венчание, или, иначе, Таинство Брака  одно из семи таинств Церкви, в котором она дает благословение на супружеский союз вступающим в брак, на рождение и христианское воспитание детей.

Молодожены перед лицом Бога и Церкви дают обещание в верности Богу и друг другу.

 

История

Венцы применялись на свадебных пирах еще в ветхозаветное и античное время. В первые веках христианства их не использовали — ключевым символом заключения христианского брака было совместное причащение супругов. Со временем брачные венцы вернулись в торжественный обряд, но уже с христианским осмыслением.

 

Символизм

Венцы — символ не только царственного достоинства, но и Царствия Небесного. Человек в браке духовно возрастает вместе со своей супругой или супругом, тем самым приготовляется для Царствия Небесного. Тот, кто пройдет свою жизнь достойно, будет достоин и спасения. Венчая семью, Церковь еще раз напоминает людям об этом.

 

Другие атрибуты венчания

Поделиться результатом:

Пожалуйста, поделитесь этим тестом, чтобы просмотреть свои результаты.

Facebook

 СЫГРАТЬ ЕЩЁ !

 

Из чинопоследования венчания

Священник, взяв венцы, венчает первым жениха, говоря:

Венчается раб Божий (имя) с рабою Божией (имя) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

[Произносит это трижды, начертывая образ Креста]. 

Так же венчает и невесту, говоря: Венчается раба Божия (имя) с рабом Божиим (имя) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

[Подобным образом и это произносит трижды].

Также благословляет их трижды, возглашая: Господи Боже наш, славою и честью увенчай их!

 

 

Интересные факты

1

В молитве, которую читает священник перед облачением подризника (богослужебное одеяние при совершении литургии), есть упоминание брачного венца: как на жениха (Бог) возложил (на меня) венец и, как невесту, украсил убранством (Ис 61:10). Это значит, что уже в ветхозаветные времена на голову жениха возлагался венец, а невеста надевала особенную, праздничную одежду.

 

2

Церковь допускает повторный брак. При повторном венчании венцы используют, только если хотя бы один из супругов венчается в первый раз.

3

Всероссийский день семьи, любви и верности, празднующийся в день памяти святых Петра и Февронии Муромских, покровителей брака (8 июля), всегда приходится на Петров пост. Это значит, что венчаться в этот день нельзя. С 2013 года установлен дополнительный день празднования этих святых — в воскресенье перед 19 сентября, как раз для того, чтобы желающие могли венчаться.

4

Венцы возлагают на головы молодоженам или держат над их головами свидетели. Держать венцы или надевать — не принципиально.

Фото Оксаны Луговой

5

В Греции используются венцы в виде тонких украшенных обручей, которые жених с невес­той забирают домой и хранят всю жизнь как семейную святыню.

6

В эпоху гонений на Русскую Церковь после 1917 года, когда венчания часто совершались тайно, использовались венки из проволоки или сплетенные из цветов.

Фото Владимира Ештокина

 

 

Венчание в Церкви: смысл, что означает?

Содержание статьи:

  1. Что такое венчание в православной церкви
  2. Кому нельзя венчаться в церкви
  3. Что необходимо для венчания в церкви
  4. Для чего необходимо венчание в церкви

Что такое венчание в православной церкви

Венчание в церкви – это одно из таинств, на которое Бог дает свое благословение. Проще говоря, это своего рода защита семьи от дурного глаза, неприятностей, бед и болезней. Венчанные супруги будут вместе всегда, при этом можно смело говорить, что такой брак заключался на небесах.

Не все молодожены берут на себя такую ответственность, а другие и вовсе считают венчание в православной церкви прошлым веком. Действительно, этот обряд существовал во все времена, и даже цари не смели ему перечить. Так может стоит прислушаться мнения мудрых людей и обратиться с таким пожеланием к батюшке в церкви?

Даже сегодня есть такие семьи, которые венчались в церкви, но при этом не регистрировали свой брак в органах ЗАГС. Для них вторая организация бессмысленна, впрочем, как и стандартный штамп в паспорте, зато обещания друг другу, данные перед Богом, вечны и нерушимы. Но опять-таки, все зависит от традиций, воспитания и жизненных устоев тех семей, в которых росли и воспитывались жених и невеста.

Кому нельзя венчаться в церкви

Если жених и невеста приняли окончательное решение венчаться в церкви, то должны заранее подойти к батюшке и выяснить, как происходит обряд, и что нужно для венчания и его успешного завершения. Как выясняется, требований и ограничений предостаточно. Начать стоит с запретов, среди которых самыми значимыми являются следующие:

  • • Жениху и невесте должно быть больше 18 лет, то есть венчаться могут только совершеннолетние лица;
  • • Между женихом и невестой не должно присутствовать кровного родства, поскольку Бог категорически против кровосмешения;
  • • Обязательным условием современного венчания является наличие штампов в паспорте, в противном случае обряд юридически неженатых пар не осуществляется;
  • • Не венчают семейные пары, если у одного из молодых супругов присутствует очевидное психическое расстройство или заболевание;
  • • Не венчаются атеисты и не крещеные прихожане.

Во всех остальных случаях батюшка только поддержит желание молодых супругов венчаться и сделает, все возможное, чтобы подготовить их к этому обряду и провести его на высшем уровне, то есть по всем Божьим законам.

Что необходимо для венчания в церкви

Если молодожены окончательно определились, что хотят организовать венчание в церкви, то первым делом должны определиться с датой проведения обряда, а затем индивидуально согласовать ее с батюшкой. Если компромисс найден, жених и невеста перед этим важным днем обязательно должны исповедаться и причаститься, а в день венчания прийти в церковь раньше и приложиться к иконам.

Для проведения этого обряда требуется принести с собой венчальные кольца и свечи, новое белое полотенце, венчальные иконы и платочки для свечей. Здесь важно помнить такой нюанс: жениху выбирают золотое кольцо, а невесте – серебряное. Во время традиционного обмена серебряное кольцо достанется мужу, ну а его жене – золотое.

Если молодожены в предсвадебной суматохе забыли что-то купить, то это всегда можно сделать в церкви. Так что переживать по этому поводу уж точно не стоит.

Для чего необходимо венчание в церкви

Конечно, об этом традиционном церковном обряде можно рассуждать вечно, однако будущие супруги хотят знать, в чем смысл венчания в церкви, и можно ли без него обойтись? Как показывает практика последних лет, обойтись можно, но церковь настоятельно не рекомендует. Дело в том, что для Бога штамп в паспорте ничего не означает, а невенчанная семья остается не благословленной для дальнейшей совместной жизни.

Отсюда можно сделать выгод, что венчание в православной церкви это:

  • • Благословение на долгую и счастливую семейную жизнь;
  • • Благословение на рождение здоровых детей;
  • • Благословение на духовное единство;
  • • Благословение на добропорядочную жизнь христианской семьи.

Теперь понятно, что означает венчание в церкви, и как оно воспринимается Богом. Молодожены, которые не вступили в этот важный духовный союз, не считаются полноценной семьей. Они могут вести совместный бюджет и быт, но перед Богом по отношению друг к другу являются абсолютно посторонними людьми, даже не дальними родственниками. Именно поэтому венчание в церкви возможно в любом возрасте, даже после 25 лет совместной жизни и более.

Но что дает венчание в церкви в столь почтенном возрасте? На сегодняшний день венчать в церковь приходят семейные пары, которые прожили в юридическом браке не одно десятилетия. Именно столько времени им понадобилось, чтобы понять для себя, что они – половинки одного целого. Теперь же они готовы засвидетельствовать этот факт и перед Богом – для таких смысл венчания не в праздной традиции.

Теперь, когда известно, зачем нужно венчание в церкви, может пора задуматься над этим вопросом?  Тем более, информация, что значит венчание в церкви, покажется актуальной и семейным парам с большим стажем.

Венчание – Таинство обряда православной церкви

Венчание – это красивый и трогательный религиозный обряд, который проходит в храме или соборе. Такое Таинство благословляет супругов на счастливый брак и рождение детей, при условии, что влюбленные будут жить, соблюдая Божьи заповеди, хранить верность и преданность друг другу.

Из нашего материала, Вы узнаете много нужных вещей:

  • смысл Таинства;
  • кого обвенчают, а кого нет;
  • нужен ли пост, причастие и исповедь до обряда;
  • сколько длится и как проходит церемония;
  • стоимость такой услуги;
  • какие кольца подойдут на венчание и как их правильно выбрать;
  • все о подвенечном платье невесты;
  • что нужно для такого сакрального обряда;
  • роль свидетелей;
  • приметы и многое другое.

id="zagol">

В современном мире многие влюбленные пары заключают союз не только в ЗАГСе, перед государством, но и в храме, перед Богом. Кто-то венчается в один день с росписью, а кто-то уже после энного количества прожитых лет в браке. В любом случае – это важный духовный шаг для христианской семьи, который следует отпраздновать. О чем и пойдет речь в данной статье Читать далее →

id="zagol">

В жизни религиозной супружеской пары венчание является одним из самых важных решений. Как известно, к такой красивой и трогательной церемонии необходимо заранее тщательно готовиться. В этом материале мы расскажем Читать далее →

id="zagol">

Многие пары в последнее время стали заключать брак не только в ЗАГСе, но и в церкви перед Богом Читать далее →

id="zagol">

Данный священный обряд благословляет супругов на долгий и счастливый семейный союз и рождение детей Читать далее →

id="zagol">

Если Вы решились на очень важный шаг в своей жизни и хотите заключить брак на небесах, но не знаете, как проходит венчание и сколько оно длится, то Читать далее →

id="zagol">

Свидетели на венчании нужны для того же, для чего и в ЗАГСе, чтобы помогать супругам Читать далее →

id="zagol">

Данное Таинство в Православной Церкви одно из самых важных событий в жизни каждой влюбленной пары Читать далее →

Браков и свадеб в Великобритании - британская культура

С поиском в словаре. Дважды щелкните любое слово, чтобы узнать его определение.
Этот раздел составлен на продвинутом английском языке и предназначен только для справки, а не для восприниматься слишком серьезно! С помощью словаря ищите.

Перед свадьбой

Брак обычно начинается с предложения руки и сердца, называемого просто «предложением». В гетеросексуальных отношениях мужчина традиционно делает предложение женщине, и фактическое предложение часто носит ритуальный характер, включая подношение кольца (обручального кольца) и формализованную постановку вопроса, например: «Ты выйдешь за меня замуж?» Мужчина может даже опуститься на одно колено перед тем, как сделать предложение.Если предложение будет принято, пара обручится.

В Соединенном Королевстве женщины носят обручальное кольцо на безымянном пальце левой руки.

В Великобритании 29 февраля (високосный год) считается днем ​​(наступает только раз в четыре года), когда женщина может сделать предложение своему партнеру.

Обычно пара помолвлена ​​перед свадьбой. Помолвка на самом деле представляет собой соглашение или обещание вступить в брак, а также время между предложением и браком.В течение этого периода пара считается обрученной, обрученной или просто помолвленной.

Мужчина, который вступает в брак, называется женихом своего партнера ; женщина, помолвленная таким же образом, называется невестой ее партнера .

Как только назначена дата свадьбы, объявляются запреты на брак, обычно известные просто как «запреты» (от древнеанглийского слова, означающего «вызывать»). Это уведомление, обычно помещаемое в местной приходской церкви или в регистратуре, которое сообщает всем, что брак будет заключен между двумя людьми.

Цель запрета - дать возможность кому-либо поднять какие-либо юридические проблемы относительно того, почему эти два человека не должны жениться, в основном, чтобы предотвратить браки, которые являются юридически недействительными. Препятствия различаются в зависимости от правовой юрисдикции, но обычно включают ранее существовавший брак (который не был ни расторгнут, ни аннулирован), клятву безбрачия, отсутствие согласия или наличие у пары запрещенных родственных связей.

В Англии брак имеет юридическую силу только в том случае, если был прочитан запрет или получено разрешение на брак.

Люди

В традиционных свадьбах, помимо жениха и невесты, участвует гораздо больше людей. Обычно эти должности занимают близкие друзья жениха и невесты; просить служить в этом качестве считается большой честью.

Для пары: -

Держатель кольца - слуга, часто молодой мальчик, который носит обручальные кольца.
Ашеры - помощники, обычно мужчины, которые помогают в организации.

Для жениха: -

Шафер - близкий друг мужского пола или родственник жениха, занимающий почетное место.
Женихи - один или несколько помощников мужского пола, которые поддерживают жениха.

Для невесты: -

Подружка невесты - близкая подруга или родственница невесты, занимающая почетное место. Если она замужем, ее называют «матроной чести».
Подружки невесты - одна или несколько служанок, поддерживающих невесту.
Отец невесты - Тот, кто символически «отдает» невесту. Если ее отец умер или недоступен по другим причинам, другой родственник мужского пола, часто дядя или брат, выдаст невесту.
Цветочница - молодая девушка, которая разбрасывает цветы перед свадебной вечеринкой.
Юные подружки невесты - молодые девушки, обычно в возрасте от 8 до 16 лет, которые слишком стары, чтобы быть цветочницами, но невеста хочет быть частью свадьбы.

Гости свадьбы обычно отправляют приглашения, на которые они должны ответить (rsvp).Гостей обычно приглашают как на свадьбу, так и на свадебный прием, хотя иногда количество мест для приема ограничено. Часто определенных людей приглашают из-за предполагаемых семейных обязательств, так как отсутствие приглашения может считаться оскорблением.

Свадебная церемония

День свадьбы невесты часто преподносят как «самый счастливый день в ее жизни», но, честно говоря, это часто очень стрессовый опыт, поскольку все это связано с множеством условностей, и вы можете попасть в семейные ссоры и попытаться чтобы всем угодить.Тем не менее, это хорошая проверка на стойкость пары.

Когда гости прибывают на свадьбу, обязанность проводников - раздать правильные книги, цветы и порядок обслуживания, они также следят за тем, чтобы гости были рассажены в правильных местах. Традиционно то, на какой стороне сидят люди, зависит от того, являются ли они друзьями или семьей невесты или жениха. Первые ряды обычно зарезервированы для близких родственников или друзей, а самые первые места зарезервированы для свадебной вечеринки. Однако во многих церемониях свадебная вечеринка остается стоять у алтаря во время церемонии вместе с женихом и невестой.

Жених и его шафер ждут в церкви прибытия невесты и ее «свиты».

Этот антураж обычно прибывает на элегантных автомобилях или в конных экипажах, специально нанятых для этого случая. Свита невесты обычно состоит из невесты, отца невесты и всех подружек невесты, фрейлин, иногда цветочниц и мальчиков-пажей. Задача мальчика-пажа - часто носить обручальные кольца на подушке.

Ашеры и / или женихи сопровождают бабушек и дедушек жениха и невесты на их места.
Ашеры и / или женихи сопровождают мать жениха и мать невесты на свои места.
Входят подружки невесты в сопровождении женихов.
Входит горничная или матрона в одиночку или в сопровождении шафера.
Входит хранитель кольца или паж.
Входит цветочница. (На некоторых церемониях цветочницу сопровождает хранитель кольца.)
Затем невеста идет по проходу в сопровождении своего отца под музыку (обычно это свадебный марш, часто называемый «А вот и невеста»), и начинается церемония.

Во время церемонии жених и невеста дают брачные обеты. Брачные клятвы - это обещания, которые пара дает друг другу во время свадебной церемонии. В западной культуре эти обещания традиционно включали в себя понятия привязанности («любовь, утешение, храни»), верности («оставление всех остальных»), безусловности («для богатых или для бедных», «в болезни и в здоровье») , и постоянство («доколе мы оба будем жить», «пока смерть не разлучит нас»).

Большинство свадебных клятв основано на традиционных религиозных церемониях, но в настоящее время в Великобритании многие пары выбирают трогательные любовные стихи или тексты песен о любви, пересмотренные как свадебные клятвы, а некоторые пары даже предпочитают писать свои собственные клятвы, а не полагаться на стандартные произнесенные. исполнителем (регистратором, священником или викарием).

После произнесения клятв пара обменивается кольцами. Обручальное кольцо надевается на безымянный палец левой руки, также называемый «безымянным». Обручальное кольцо обычно представляет собой простое золотое кольцо. Однажды мне сказали, что третий палец был выбран, потому что в прошлом люди считали, что от этого пальца идет вена прямо к сердцу - однако современные книги по анатомии опровергают эту теорию.

После свадебной церемонии невеста, жених, священник и два свидетеля обычно уходят в боковую комнату, чтобы подписать свадебный журнал.Без этого брак считается незаконным, и свидетельство о браке не может быть выдано.

После этого гости собираются, чтобы бросить на удачу лепестки цветов, конфетти, птичий корм или рис (сырой по понятным причинам) над молодоженами.

Невеста стоит ко всем гостям спиной и бросает им свой букет через голову. Кто поймает букет, тот и выйдет замуж. Я не знаю, было ли это когда-либо научно проверено, но это может привести к очень неприличной схватке, напоминающей схватки в регби.

Наконец, следует фотосессия, на которой пара выходит из церкви, и все должны встать вокруг, чтобы сформировать официальные группы для фотоальбома. Многие люди снимают все на видео, и на YouTube можно посмеяться.

Хороший день для белой свадьбы

Прошлая среда считалась самым благоприятным днем ​​для свадьбы, как показано в этом старинном стихе, который, похоже, благоприятствует первой половине недели.

Понедельник богатства,
Вторник для здоровья,
Среда - лучший день из всех.
Четверг для убытков,
Пятница для крестов,
Суббота на все безуспешно
.

В настоящее время большинство свадеб проводится в субботу, что может быть причиной роста количества разводов.

Одежда

Западный обычай, когда невеста надевает белое свадебное платье, стал символом чистоты в викторианскую эпоху (несмотря на распространенное заблуждение и избитые шутки комедийных ситуаций, белое платье не означало девственности, это символизировалось фатой на лице).Раньше чадру надевали, чтобы запутать злых духов.

Есть еще одна рифма, которая влияет на то, что носит невеста: -

"Что-то старое,
Что-то новенькое,
Кое-что взаймы,
Что-то синее ».

Часто невеста носит семейную реликвию или, может быть, несет семейную библию или молитвенник, платье, конечно, обычно новое, и они одалживают что-нибудь у кого-нибудь, чтобы надеть.Что-то синее может быть непросто, но многие невесты обходят это стороной, надев под платье синюю подвязку.

В рамках традиции «белой свадьбы» белое платье и вуаль не считались уместными на второй или третьей свадьбе вдовы или разведенной женщины. В настоящее время это действительно не проблема.

До того, как белое свадебное платье стало «традиционным», в старинном стихотворении (который, кажется, предпочитает синий) воспевались хвалебные песни или горести различных цветов.

«Замужем в белом, вы все сделаете правильно.
В сером замуж ты далеко уйдешь.
В браке с черным вы пожелаете себе вернуться.
Женившись на красном, ты пожелаешь себе смерти.
В браке с голубым ты всегда будешь правдой.
Замужем за жемчугом, ты будешь жить в водовороте.
Замужем в зеленом, стыдно быть увиденным,
Замужем в желтом, стыдно за парня.
Вы замужем за коричневым и живете за городом.
В браке с розовым настроение у вас упадет ".

Средняя цена традиционного белого свадебного платья составляет около 826 фунтов стерлингов.

В средние века подружки невесты носили ту же одежду, что и невеста. Это должно было сбить с толку злых духов, желающих зла невесте. В наши дни их чаще одевают таким образом, чтобы отпугнуть злых духов, ведь ни одна невеста не хочет затмеваться в большой день.

Приемная

После церемонии обычно проводится прием, на котором супружеская пара, родители пары, шафер и свадебный антураж приветствуют каждого из гостей. На таких мероприятиях принято есть и пить - много.

Во время приема произносится несколько речей и / или тостов в честь пары.

Любой танец обычно начинается женихом и невестой, обычно это называется «свадебный вальс», но настоящий вальс танцевать сравнительно редко - часто пара выбирает свое любимое музыкальное произведение или песню.

Аранжированный танец между невестой и ее отцом также является традиционным. Иногда жених прерывает танец на полпути, символизируя уход невесты от отца и присоединение к новому мужу.

В какой-то момент супружеская пара может стать объектом чаривари, добродушной дедовщины молодоженов. Хотя это наиболее привычно в виде привязки консервных банок к бамперу автомобиля пары или распыления крема для бритья на окна, некоторые из шуток могут быть гораздо более злонамеренными.Худший случай, о котором я когда-либо слышал, - это когда жених и невеста вернулись из медового месяца и обнаружили, что их входная дверь была замурована.

Последняя традиция - молодожены отправляются в медовый месяц.

Возьми свой торт и съешь его

На свадебном приеме часто подают сложный многоярусный свадебный торт. Традиционно это фруктовый торт. Часто на вершине торта есть пара маленьких фигурок, обычно это изображение жениха и невесты в официальных свадебных нарядах.

Для пары считается удачей разрезать торт вместе. Это символизирует их совместную работу во время брака. Ярус обычно хранится и съедается парами в первую годовщину свадьбы или при крестинах их первого ребенка. Пирог можно заморозить, а если верхний ярус торта - это кекс, его можно хранить долгое время, потому что он настолько полон сахара (и часто алкоголя), что очень хорошо сохраняется.

Людям, которые были приглашены на свадьбу, но не смогли приехать, часто отправляют кусок торта в маленькой коробке на память.

Существует поверье, что неженатые гости должны класть под подушку кусок свадебного торта, так как это повысит их шансы найти партнера. Подружки невесты, которые поступают так, якобы будут мечтать о своих будущих мужьях, что должно сделать Джонни Деппа потенциальным двоеженцем.

Британские свадебные традиции

Традиции включают: -

Стоимость вступления в брак в Великобритании

В 2004 году средняя свадьба в Великобритании стоила 16 000 фунтов стерлингов, и с тех пор цены выросли, к 2012 году она составила 18 500 фунтов стерлингов, а по данным журнала Brides Magazine в 2015 году это колоссальные 24 716 фунтов стерлингов! Конечно, нет необходимости увлекаться синдромом соревновательной свадьбы, в этом нет необходимости.Вы можете просто выйти замуж и жить долго и счастливо.

Вот стихотворение о женитьбе.

Церковная свадьба против гражданской свадебной церемонии

Нет сомнений в том, что организация свадьбы - это одновременно захватывающее и сложное время. Принимая множество решений по поводу важного дня, вы будете вдаваться в подробности; с того места, где будет сидеть тетя Хильда, до лака для ногтей, который ты будешь носить!

Но одно из важнейших решений - провести ли церковную свадебную церемонию или гражданскую церемонию.У обоих есть свои достоинства, поэтому это очень личное решение каждой пары. Здесь мы рассмотрим плюсы и минусы обоих.

Гражданская свадьба против церковной свадьбы

Нам выпала честь жить в обществе, которое прославляет множество различных культур и верований, которые его формируют. Таким образом, для пар доступны как свадебные церковные церемонии, так и гражданские браки. Однако последние данные показывают, что традиционные церковные обряды находятся в упадке, и на сегодняшний день на них приходится лишь четверть всех браков.

Религиозное против гражданского - в чем разница? Ну, есть два основных фактора - религия и местоположение.

Если вы желаете религиозного торжества, вы можете выбрать церковную свадебную церемонию. Для многих пар, которые выбрали этот традиционный подход, произнесение обетов в церкви - одна из самых важных частей их большого дня, у вас может быть местная церковь, которая много значит для вас, или вы ходите в нее, поэтому это может быть очевидным выбор за вами.

Другой фактор - местоположение.Если вы всегда мечтали сказать «Да» на вершине холма, на пляже или предпочитаете нерелигиозный повод, то альтернативным вариантом будет гражданский брак.

Чего ожидать от свадебной церемонии?

Религиозные свадьбы проходят в церкви, часовне или любом другом религиозном месте под председательством священника, викария или официального святого человека. Многие выбирают церковную церемонию бракосочетания не только по религиозным причинам, но и потому, что им нравится традиция праздника.

В католической церкви обе пары должны быть крещеными христианами, а одна - католичкой.Также могут потребоваться брачные классы. Однако вам не обязательно быть религиозным, чтобы вступить в брак в англиканской церкви.

Обычно вам нужно заключить брак в церкви, к которой вы имеете какое-то отношение. Обычно это определяется проживанием в приходе в какой-то момент.

Венчание в церкви или на улице означает, что вы сможете насладиться всей пышностью и церемонией традиционной свадьбы. Это включает невесту в свадебном платье и жениха в костюме. Церковные свадебные церемонии носят формальный характер и включают чтение Библии, гимны и молитвы и могут длиться до часа.

Если, например, вы решите заключить гражданский брак за границей и впоследствии хотите получить католическое благословение, это возможно. Вступление в брак в католической церкви после гражданской церемонии признается «признанием». Это позволяет парам повторно принять клятву на официальной церемонии.

Планирование церковного венчания

Первым делом при организации церковного венчания нужно поговорить со священником или викарием в вашей церкви. Скорее всего, они захотят сесть и подробно обсудить с вами брак.

Поскольку ваш знаменательный день будет определяться свадебной церемонией, важно подтвердить это до бронирования места для приема гостей или поставщиков. Церкви можно забронировать за несколько месяцев вперед, поэтому постарайтесь предупредить как можно больше; в идеале от шести до двенадцати месяцев.

Чего ожидать от гражданской церемонии?

Хотя гражданские браки более популярны, чем религиозные, многие пары до сих пор не знают, что такое гражданская церемония и что она влечет за собой.

Проще говоря, гражданская церемония - это нерелигиозный юридически обязательный брак.Его обслуживает законный представитель или гражданский представитель.

Обычно это происходит в ЗАГСе или в ратуше, но пары также имеют право заключать брак в любом одобренном месте, в Великобритании или в другом месте. Это обращается ко многим парам, которые хотят дать клятву на потрясающем фоне; как пляжи, горы или сельская местность.

Обычно это более непринужденная встреча, когда пара может одеваться по своему желанию, а также сделать церемонию как можно более короткой или длинной.Пары могут включать в текст значимые для них отрывки из Библии, стихи или отрывки, а не предписанный текст.

Гражданские браки также допускаются однополыми парами, из которых с марта 2014 по октябрь 2015 года было заключено 15 000 браков.

Планирование гражданской свадьбы

Гражданская свадьба может быть организована всего за месяц. Однако, как и в случае с любым другим торжеством, лучше бронировать выбранное место как можно раньше, чтобы избежать разочарований.

С гражданской церемонией у вас есть намного больше выбора и свобода стилизовать вашу церемонию, как вы хотите, возможность сказать «Да» на пляже или на нашей свадьбе в фестивальном стиле. Есть больше вариантов, когда дело доходит до гражданской церемонии, и больше гибкости в том, чтобы делать ее так, как вы хотите.

В отличие от церквей, ЗАГСы могут сделать несколько бронирований в любой день, поэтому, как правило, они имеют лучшую доступность.

В любом случае в Великобритании вам необходимо будет зарегистрировать свое намерение вступить в брак в ЗАГСе не менее чем за 28 дней, что отображается в публичном реестре.Вы также должны будете проживать в округе не менее недели до направления уведомления.

Что мне подходит?

Большинство пар уже имеют представление о том, какую свадьбу они хотят. Будь то тропический отпуск с клятвами на пляже, традиционная церковная свадебная церемония или любое другое мероприятие для празднования свадьбы. В некотором смысле их выбор может быть определен еще до того, как они начнутся.

Выбор гражданской свадьбы идеально подходит для расслабленного нерелигиозного собрания, а также предлагает большую гибкость при выборе места проведения.Однако церковная свадебная церемония объединяет очень любимые традиции в религиозном контексте, что, по мнению многих, лежит в основе конституции брака.

У обоих есть свои преимущества и недостатки. Самым важным фактором при выборе гражданского брака и церковного брака является то, что счастливая пара именно такая - счастливая.

В конце концов, брак - это союз двух очень влюбленных людей, желающих поклясться в непоколебимой верности друг другу на всю оставшуюся жизнь.Контекст, в котором это происходит, должен отражать пары и их ценности, а также религию, место проведения или традиции. Только тогда пара сможет решить, с чего начать их долгое и захватывающее совместное будущее.

Что значит жить в мире постправды ?: Интервью с Абду Мюрреем

Западная культура все чаще принимает замешательство как добродетель и осуждает уверенность как грех. Те, кто не понимает сексуальности и идентичности, считаются героями.Те, кто не понимает морали, являются прогрессивными первопроходцами. Тех, кто не понимает духовности, хвалят как терпимых. И наоборот, те, кто выражает уверенность в любом из этих вопросов, считаются фанатичными, репрессивными, высокомерными или нетерпимыми.

Это культурное явление привело к тому, что составители Оксфордского словаря английского языка назвали слово «постправда» своим словом года в 2016 году. Как христиане могут предлагать истину и ясность миру, который избегает того и другого?

Bible Gateway взял интервью у Абду Мюррея (@AbduMurray) о его книге Спасение истины: поиск смысла и ясности в мире пост-истины (Zondervan, 2018).

Что вы заметили, что побудило вас написать эту книгу?

Абду Мюррей: Несколько вещей обеспокоили меня по поводу того, как западная культура рассматривает сами идеи истины и ясности. Когда я выступаю в университетских городках по всей Северной Америке, я вижу, как вопросы, которые задают студенты, сместились с фактических вопросов, таких как доказательства воскресения, на социальные и культурные вопросы, которые сосредоточены на способности человека определять реальность.Кажется, преобладают вопросы о сексуальной, гендерной и религиозной принадлежности. Я тоже это вижу в беседах один на один. То, что вырисовывается, - это не поиск фактов, которые могут придать уверенность Евангелию, а поиск того, может ли христианское послание действительно конкурировать с светским взглядом на то, что человечество является определяющим фактором правильного, неправильного и лучшего общества. . Другими словами, я начал видеть, что люди приняли идею, что человечество может заменить Бога.

Второе, что я заметил, это то, что замешательство теперь превратилось в добродетель.Тех, кто запутался в сексуальном плане, называют героями. Тех, кто рассматривает мораль как нечеткую категорию, считают прогрессивными. А те, кто сбиты с толку относительно религиозных утверждений, утверждая, что все пути в равной степени являются дорогами к Богу, считаются «терпимыми». Но к тем, кто понимает эти вопросы, относятся не так снисходительно. Если кто-то уверен или четко знает сексуальные границы, этот человек является фанатиком. Если человеку ясно, что существуют объективные моральные ценности и границы, он является регрессивным.И если кто-то ясно понимает, что разные религиозные пути не могут все привести к Богу, этот человек считается нетерпимым. Другими словами, заблуждение стало добродетелью, а ясность стала грехом.

Результаты этого становятся все более очевидными. Истина больше не является стандартом для наших дискуссий. Мы начинаем терять способность рассуждать. Мы начинаем терять целостность. И когда мы возвышаемся до божественности, мы теряем чувство моральной ответственности и человеческих ценностей.

Я написал Спасая истину , чтобы определить, как это произошло и как мы можем снова сделать ясность и истину привлекательными для культуры.

Как вы определяете истину?

Абду Мюррей: Проще говоря, правда - это то, что соответствует действительности. Есть исторические истины, моральные истины, научные истины и духовные истины. И все они должны быть последовательными и связными. Другими словами, если наше мировоззрение верное, то, чему мы учимся из истории и науки, должно дополнять друг друга.Духовные истины также должны дополнять другие области истины. Но по сути, правда объективна. Под этим я подразумеваю, что это не зависит от человеческого мнения. Я считаю, что это был Ос Гиннесс, который сказал, что истина истинна, даже если никто ей не верит, а ложь - ложь, даже если все ей верят. Христианская вера основана на исторических утверждениях, содержащихся в Писании, особенно на воскресении Иисуса, и мы видим, что история подтверждает этот факт. Это также подтверждается научными открытиями о возникновении Вселенной и ее тонкой настройке для жизни.И философия, найденная в Писании, которая раскрывает, кто мы есть, кто такой Бог и что значит быть в отношениях с ним, богата и прочна.

Что означает «постправда» и каковы два ее состояния?

Абду Мюррей: Oxford English Dictionaries назвал «постправду» своим Словом года 2016 года. На самом деле это слово не новое, вероятно, оно было придумано в 1992 году. Но в 2016 году его использовали на 2000% больше, чем в предыдущие годы. Согласно Oxford Dictionaries , постправда связывает или обозначает обстоятельства, при которых объективные факты меньше влияют на формирование общественного мнения, чем апелляции к эмоциям и личным убеждениям.Другими словами, чувства и предпочтения имеют большее значение, чем факты и правда.

Это другое и более проблематичное, чем постмодернизм. Там, где постмодернистский человек может сказать: «Объективной правды не существует», человек пост-правды может подумать, что «есть объективная правда, но меня это не волнует, потому что мои личные чувства и предпочтения имеют большее значение». Любого, кто приводит факты, бросающие вызов этим чувствам или предпочтениям, называют «ненавистником» или чем-то подобным унизительным.

Один из способов постправды - это «жесткий режим».Под этим я подразумеваю, что есть те, чье личное предпочтение иметь свою социальную или политическую повестку дня настолько велико, что они готовы искажать правду или даже распространять ложь, чтобы добиться прогресса в своей повестке дня. Обычно это можно решить, привнеся в обсуждение факты и логику. Но «мягкий режим» постправды на самом деле более проблематичен. В этом режиме люди не столько лгут о фактах, сколько просто игнорируют их или придают большее значение своим предпочтениям. В мягком режиме, если кто-то приводит факты, которые бросают вызов чувствам или предпочтениям другого человека, того, кто привел факты, называют «ненавистником» или еще хуже.И поэтому факты и логика не будут убедительными с самого начала, потому что их игнорируют или кричат ​​как орудия нетерпимости. В книге Saving Truth я пытаюсь предоставить дорожную карту, как справиться с этим более сложным мягким режимом постправды.

Почему так важно, чтобы истина существовала и ее признавали?

Абду Мюррей: Логически истина неизбежна. В тот момент, когда кто-то заявляет, он ссылается на правду. Если, например, кто-то утверждает, что истины нет, можно просто оспорить это, спросив: «Верно ли, что истины нет?» Если это правда, то правда существует.Если это неправда, то утверждение бессмысленно. Мы просто не можем жить в культуре, которая отрицает объективную истину или подчиняет ее чувствам и предпочтениям.

Если все дело в личных предпочтениях и чувствах, тогда в мире будет хаос. Мы никогда не пойдем к специалисту по раку, который отрицает существование истины. Мы очень надеемся, что архитекторы наших небоскребов верят, что в физике и металлургии есть истина. И нам следует заботиться о том, признаем и любим ли истину наши политики, наши министры, наши друзья и даже мы сами.

Почему люди стараются избегать правды?

Абду Мюррей: Когда правда удобна для нас, мы становимся ее защитниками. Но когда правда чего-то стоит нам, мы стараемся ее избегать и рационализировать свой путь. Это всего лишь часть человеческого состояния - избегать и даже отвергать истину, когда это неудобно или неудобно (2 Фес. 2: 10-11). Но утешение без истины длиться недолго.

К. С. Льюис хорошо выразился, когда сказал, что если мы ищем истину, мы можем найти утешение.Но если мы будем искать утешения, мы не получим ни правды, ни утешения - сначала только мягкое мыло, а в конце - отчаяние. Я, конечно, могу это понять. Большую часть своей жизни я не был христианином. Я придерживался исламского мировоззрения. Принятие истин христианской веры будет стоить мне некоторых вещей в моей жизни, не последней из которых была моя религиозная принадлежность. Мне потребовалось девять лет, чтобы принять Евангелие - не потому, что ответы было трудно найти, а потому, что ответы было трудно принять. Тем не менее, славно, что во Христе у нас есть Тот, Кто есть как истина (Иоанна 14: 6), так и Бог всякого утешения (2 Кор.1: 3), который помогает нам принять истину любой ценой.

Как церковь присоединилась к культуре беспорядка?

Абду Мюррей: В христианских кругах часто повторяется принцип: церковь должна быть «внутри, но не принадлежать» внешней культуре. К сожалению, я думаю, что в нашем все более поляризованном обществе церковь стала как «внутри, так и вне» культуры в некотором разочаровывающем смысле.

Культура заблуждения - это культура, которая возвышает чувства и предпочтения над фактами и истиной.Так мы получаем «фейковые новости» и нечеткие моральные стандарты. Больше христиан, чем я хотел бы признать, присоединились к этому явлению и увековечили его, делясь в социальных сетях историями, которые либо прямо не соответствуют действительности, либо вводят в заблуждение. Цель здесь - сделать так, чтобы «другая сторона» - особенно либеральные нехристиане - выглядела как можно хуже.

Но есть и христиане, придерживающиеся полярно противоположного подхода. Они не хотят ни с кем не соглашаться и поэтому фактически идут на компромисс с библейскими стандартами, чтобы нехристианам было как можно комфортнее.Я думаю о часто употребляемых словах: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7: 1). К сожалению, слишком многие христиане используют этот отрывок, чтобы доказать, что христиане не должны осуждать чье-либо поведение или нравственный выбор. Конечно, они не цитируют оставшуюся часть отрывка, в котором Иисус разъясняет, что «когда мы судим», мы должны делать это нелицемерно.

Два противоположных предпочтения церкви - побеждать наших врагов, с одной стороны, и нравиться всем, с другой - привели церковь в замешательство.Библия призывает нас быть бескомпромиссными в отношении истины, но выражать истину нехристианам с любовью, состраданием и уважением, потому что мы сами были среди тех, кто отверг истину (Титу 3: 1-7). Мы можем подняться над постправдивой культурой заблуждения, живя в этом напряжении.

Что вы имеете в виду, говоря, что «автономию путают со свободой»?

Абду Мюррей: Семя пост-правдивого мышления - это человеческое стремление к автономии. Мы путали автономию со свободой, думая, что они синонимы, хотя на самом деле это не так.

Автономия - это состояние закона для самого себя («autos» означает «я», а «nomos» означает закон). Тот, кто автономен, является сам себе законом, поэтому у него нет никаких ограничений. Автономный человек может делать или быть тем, чем хочет, когда хочет, как хочет. Это в конечном итоге приводит к полному хаосу, потому что, если я сам себе закон, а «сам себе закон» другого человека противоречит моему закону, кто будет решать, кто прав? Это не будет правдой, это будет хаос (см. Судей 17: 6; 21: 5: «В те дни не было царя в Израиле.Каждый делал то, что ему казалось правильным »).

Но настоящая свобода отличается. Это требует границ; конкретно границы истины и фактов. Как заметил Честертон, у нас нет свободы рисовать жирафа с короткой шеей. Свобода влечет за собой ограничения. Истинная свобода - это не неограниченная способность делать, говорить или быть тем, чем мы хотим, любым способом. Истинная свобода - это способность делать то, что мы хотим, в соответствии с тем, что мы должны, исходя из того, что мы есть. Мы дети Всевышнего.Именно поэтому Иисус говорит, что когда мы узнаем истину, она освободит нас.

Что имел в виду Иисус в Иоанна 8:32?

Абду Мюррей: Когда Иисус сказал, что «познаете истину, и истина сделает вас свободными», он, возможно, сказал одну из самых глубоких вещей, когда-либо сказанных в истории. Это не преувеличение. На самом деле, в этой фразе столько всего, что на ее основе можно написать целую книгу (каламбур)!

Иисус связал истину со свободой.Когда мы знаем правду, мы действительно свободны. Это первое сцепление, которое создает Иисус. Но всего через несколько стихов он делает еще одну удивительную комбинацию. Он говорит: «Итак, если Сын освободит вас, вы действительно будете свободны» (Иоанна 8:36). Иисус сказал в стихе 32, что истина освободит нас, а в стихе 36 он говорит, что Сын освобождает нас. Соединяя их вместе, мы видим, что Сын есть истина.

В личности и работе Христа мы видим истину о том, что мы созданы по образу Божьему, предназначенному для общения с Богом, что мы оставили эту цель, но что в Сыне Бог предусмотрел способ восстановить нашу цель .Эта истина дает нам свободу быть теми, кем мы должны были быть.

Какой ваш любимый отрывок из Библии и почему?

Абду Мюррей: Их так много, но я хотел бы упомянуть два. Во-первых, когда я исследовал, истинно ли Евангелие, я обнаружил так много красоты и истины в Послании к Римлянам 5: 8. Как мусульманин, я верил, что Бог - величайшее из возможных существ (вот почему мусульмане часто говорят «Аллаху Акбар», что означает «Бог более велик»). Мне пришло в голову, что если Бог - величайшее из возможных существ, он выразил бы величайшую возможную этику (то есть любовь) самым величайшим из возможных способов (то есть самопожертвованием).В Послании к Римлянам 5: 8 мы читаем именно так: «Бог показал Свою любовь к нам тем, что, когда мы были еще грешниками, Христос умер за нас». Вот оно: Наивысшее возможное Существо, выражающее максимально возможную этику самым великим образом.

А еще есть Колоссянам 4: 5-6, где апостол Павел красиво описывает, как мы должны передавать красоту и истину Евангелия. Он велит нам поступать мудро по отношению к посторонним, максимально используя время. Другими словами, выясните, что волнует других, каковы их настоящие вопросы.

Часто христиане отвечают на вопросы, которые не задают люди. Они отвечают на вопросы, которые хотели бы задать людям. Но если мы внимательно прислушаемся, мы сможем найти проспекты для Евангелия и разумно и эмоционально воздействовать на реальные проблемы человека. Мы не игнорируем предпочтения и чувства людей. Мы пытаемся показать, насколько истина должна влиять на эти предпочтения и чувства и, возможно, изменять их.

Апологетика (1 Пет. 3:15) - это искусство и наука христианского убеждения.Но когда мы отвечаем на вопросы, которые никто не задавал, или даем им возможность высказать свое мнение, мы превращаем это в искусство заставить кого-то сожалеть о том, что они спросили! Павел завершает свою мысль следующим образом: «Да будет слово твое всегда милостиво, приправлено солью, чтобы ты знал, как тебе отвечать каждому» (Кол. 4: 6). Это последнее слово важно. Христиане не должны отвечать на вопросы. Мы не отвечаем на споры или даже возражения. Мы должны отвечать людям, потому что вопросы не требуют ответов, а люди нуждаются в них.

Нам нужно показать другим, что мы понимаем, откуда они пришли, особенно когда мы не согласны с ними. Затем, задавая себе вопросы, мы можем убедить других увидеть, что слово Бога не касается произвольных ограничений свободы, но является источником истинной свободы. Когда мы видим другого человека не в качестве оппонента в дебатах, а в качестве кого-то, за кого Христос умер, чтобы спасти, мы можем более сострадательно передать евангельскую весть, обращаясь непосредственно к этому человеку и его борьбе, не ставя под угрозу неизменные истины Писания.

Что вы думаете о приложении Bible Gateway и приложении Bible Gateway?

Абду Мюррей: И веб-сайт, и приложение Bible Gateway очень ценны. Что мне нравится в них обоих, особенно в приложении, так это то, что мы можем иметь Слово Божье под рукой, с возможностью поиска, с учебными пособиями и ресурсами. Как часто мы участвуем в духовно важных беседах только для того, чтобы обнаружить, что наша Библия или комментарии не всегда под рукой, чтобы помочь нам ясно выразить Евангелие? Веб-сайт и Приложение напрямую решают такие ситуации, предоставляя нам доступ к истине, которая делает нас свободными.


Спасение истины публикуется HarperCollins Christian Publishing, Inc., материнской компанией Bible Gateway.


Биография: Абду Мюррей - североамериканский директор Международного министерства Рави Захариаса и автор книги «Спасая истину: поиск смысла и ясности в мире постправды» , Главный центральный вопрос: ответы на критические вопросы основных Мировоззрение и Апокалипсис позже . Большую часть своей жизни Абду был гордым мусульманином, изучавшим Коран и ислам.После девятилетнего исследования исторических, философских и научных основ основных мировых религий и взглядов Абду обнаружил, что историческая христианская вера может ответить на вопросы разума и чаяния сердца. Абду общался с различной международной аудиторией и участвовал в дебатах и ​​диалогах по всему миру. Он появлялся в качестве гостя в многочисленных радио- и телепрограммах по всему миру. Абду имеет степень бакалавра психологии в Мичиганском университете и степень доктора юридических наук в юридической школе Мичиганского университета.Как поверенный, Абду несколько раз был назван в журналах Best Lawyers in America и Michigan Super Lawyer. Абду - исследователь христианской мысли и апологетики в Институте Джоша Макдауэлла при Уэслианском университете Оклахомы.

Узнай истину, изучая Библию в качестве члена Bible Gateway Plus . Попробуйте прямо сейчас!
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *